Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Альянсы и балансы

Шамиль  Султанов, Завтра

29.12.2008


Избрание Барака Обамы и Ближний Восток …

Администрация нового Президента США Обамы вынуждена будет выстраивать свою внешнеполитическую линию на Ближнем Востоке с учетом нескольких факторов.

     Это, во-первых, крайне негативные последствия конфронтационной политики предыдущей администрации в Исламском мире, которые привели здесь к небывалому росту антиамериканизма. Во-вторых, развивающийся глобальный системный кризис, и, несмотря на временное понижение цен, продолжающаяся острейшая конкуренция за доступ к важнейшим источникам нефти и газа. В-третьих, на Большом Ближнем Востоке неуклонно возрастает вероятность крупномасштабной региональной войны, в том числе с использованием ядерного оружия. В-четвертых, переход ситуации в этом регионе в принципиально новую фазу.

     В 1987-88 годах Горбачев отказался от защиты долгосрочных советских интересов на Ближнем Востоке. Начался быстрый демонтаж ближневосточного баланса сил, основу которого составляла политико-силовая мощь СССР и США. Благодаря Горбачеву и Ельцину американцы получили свободу рук на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке, Средней Азии, других районах Исламского мира.

     Но через двадцать лет стратегическое взаимодействие на Ближнем и Среднем Востоке вновь определяется сквозь призму структурированного баланса сил двух союзов, который окончательно сложился к 2006 году. С одной стороны, это т.н. "северный альянс", включающий в себя Иран, Сирию, ХАМАС, Хизбаллу, прямо или косвенно поддерживаемый Россией, Китаем, рядом арабских, исламских, латиноамериканских стран, тысячами мусульманских организаций по всему миру. С другой стороны, это т.н. "западный альянс" США, Израиля, Египта, поддерживаемый странами НАТО, а также рядом арабских нефтеэкспортирующих государств.

     Администрация Джорджа Буша не смогла силовыми факторами добиться решающего контроля над Исламским миром. Новый этап должен стать либо периодом начала крупномасштабных переговоров между этими альянсами, либо переходом силовой конфронтации на новый, еще более опасный для всего мира уровень риска.

     Однако до середины 2010 года кардинальных изменений в ближневосточной политике Вашингтона не будет.

     Во-первых, в условиях серьезного экономического кризиса в США, особенно в условиях возможной управляемой рецессии, команда Обамы должна будет всячески избегать кардинальных, неуправляемых форс-мажоров.

     Во-вторых, американцы за последние двадцать лет перепробовали практически все возможные методы и технологии управления Исламским миром. Нужны принципиально новые идеи, а их нет.

     В-третьих, администрация Обамы, по сути, является коалиционной командой основных группировок американского истеблишмента с мощными внутренними противоречиями. Например, Обама ни при каких условиях не должен был приглашать на пост госсекретаря Хиллари Клинтон — своего основного оппонента внутри Демократической партии. Но, судя по всему, в сентябре с.г. его заставили это сделать.

     В-четвертых, недостаток профессионализма в оценке сложных процессов в регионе. Типичный пример — деятельность генерала Дейтона в Иордании по подготовке специальных вооруженных формирований для проамериканской администрации Аббаса. Некоторые израильские военные эксперты утверждают, что Дейтон готовит кадры не для Аббаса, а для его злейшего врага — ХАМАС.

     Такие темы, как "борьба с международным терроризмом", "либерализация Ислама" и т.д., останутся в обойме новой администрации в ближайшие месяцы, но в более мягкой упаковке.

     В Ираке команда Обамы будет стремиться избежать такого критического обострения ситуации, которое может стать триггером масштабной региональной дестабилизации. Относительное улучшение внутрииракской ситуации было достигнуто только к весне 2008 года, и не за счет успехов американской оккупационной армии, а в результате негласных договоренностей между Вашингтоном и Тегераном.

     Но еще более сложная проблема — как сохранить американское влияние на ситуацию в Ираке после вывода войск. Конечно, специалисты понимают, что конституции, договоры о безопасности и прочие бумажки в этом регионе будут соблюдаться только до тех пор, пока это выгодно наиболее сильным и влиятельным игрокам. Безуспешные попытки двух наступлений армии официального правительства аль-Малики на позиции боевых формирований Муктады ас-Садра в 2008 году вполне показательны.

     Однако США сами по себе сохранить контроль и стабильность в Ираке даже в среднесрочной перспективе не смогут. Ирак — ключевая страна для стратегического перевеса того или иного альянса, да и вообще для безопасности всего региона в долгосрочной перспективе.

     Поэтому здесь в принципе стратегическая игра с нулевой суммой исключена. И вот это администрация Обамы, в отличие от команды Буша, понимает. Судьбу Ирака невозможно решить без участия Ирана, Сирии и Саудовской Аравии.

     В зоне палестино-израильского конфликта у администрации Обамы три наиболее возможные тактические линии.

     Во-первых, сохранение нынешней ситуации "ни войны, ни мира, но контролируемая напряженность". Но такая политика долго продолжаться не может, поскольку объективно ведет к укреплению позиций "северного альянса". Поэтому рано или поздно администрация Обамы, под давлением обстоятельств, а также своих европейских и арабских союзников, должна будет изменить тактическую линию.

     Во-вторых, для некоторых влиятельных политиков США и Израиля наиболее предпочтительным вариантом в нынешней ситуации могло бы стать возвращение к идее палестино-иорданской федерации. Более того, такое объединение на определенном этапе могли бы возглавить ориентированные на Вашингтон палестинцы (ФАТХ). Такой вариант теоретически мог бы решить сложнейшую проблему возвращения палестинских беженцев, проблему Иерусалима, международного контроля.

     Наконец, в-третьих, рано или поздно Вашингтон может пойти на серьезный переговорный процесс с коалиционным палестинским правительством, возглавляемого ХАМАС. После 9 января 2009 года нынешний президент палестинской автономии Аббас оказывается вне игры, оставляя после себя существенный политический вакуум.

     Израиль, безусловно, останется ключевым партнером новой администрации на Ближнем Востоке. Все скептически настроенные по отношению к еврейскому государству сподвижники Барака Обамы не попали в правительственную команду. Поэтому опасения части израильского истеблишмента, что новый президент США может пожертвовать интересами Израиля ради сближения с Исламским миром, оказались необоснованными.

     Предполагается, что в ближайшие полтора-два года Вашингтон предоставит дополнительные гарантии безопасности Израилю в случае форсированного продвижения Ирана к обладанию ядерным оружием. Но одновременно такие гарантии могут стать и индикатором готовности администрации Обамы к серьезным переговорам с "северным альянсом".

     Как известно, при Джордже Буше заметно усилилась тенденция превращения Израиля в управляемого партнера Вашингтона. Новая администрация должна будет способствовать консолидации израильского политического истеблишмента, чтобы закрепить эту тенденцию.

     Сирия наверняка станет ключевым объектом усилий администрации Обамы в первые два года. Это связано прежде всего с тем, что именно в отношении этой страны наблюдается наибольшая близость взглядов политических группировок, влияющих на принятие внешнеполитических решений Вашингтоном по Ближнему Востоку.

     Возможность "отрыва" Дамаска рассматривается как ключевая возможность стратегического ослабления "северного альянса", как удар по ближневосточным амбициям России, как важнейшая форма воздействия на ХАМАС и Тегеран. Президент Башар Асад считается в Вашингтоне наиболее прозападным по образованию и менталитету по сравнению с Президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, лидером ХАМАС Халедом Мишаалем, харизматическим вождем Хизбаллы Хасаном Насруллой.

     Новый подход к Сирии включает признание важной роли Дамаска на Ближнем Востоке, учет особых сирийских интересов в Ливане, приглашение президента САР в Вашингтон, установление особых экономических отношений с ЕС, пакет привлекательных инвестиционных предложений, и т.д.

     При любом исходе февральских выборов в кнессет можно ожидать активизацию усилий команды Обамы по форсированию переговоров между Израилем и Сирией для подписания мирного договора и возвращения Дамаску Голанских высот.

     Поскольку политическое значение и вес Египта в регионе постоянно сокращаются, и в то же время его зависимость от США возрастает, никакие специальные программы в отношении Каира в ближайшие два года не предусмотрены. Более того, есть вероятность, что в той или иной форме администрация Обамы возобновит переговоры с египетскими "Братьями-мусульманами". С учетом заинтересованности в сохранении стабильности в Египте Вашингтон в конце концов вынужден будет согласиться на то, что Хосни Мубарак — нынешний египетский раис передаст президентское кресло своему сыну — Гамалю Мубараку.

     Особый драматизм для большинства арабских стран Залива, возможно, кроме Катара, заключается в том, что они практически настолько интегрированы в американскую политику, что имеют минимальные шансы для выработки и реализации собственных стратегий. Особенно с учетом того, что на территории большинства этих стран расположена американская военная инфраструктура.

     Вашингтон по-прежнему будет тесно координировать со странами Залива вопросы безопасности на глобальном и региональном уровнях. Поэтому новая администрация будет жестко противодействовать попыткам некоторых этих режимов (Кувейт, ОАЭ) развивать отношения с "северным альянсом", прежде всего через установление доверительных отношений с ХАМАС.

     Но ряд американских экспертов отдает себе отчет в том, что после семи лет войны Буша с Исламским миром отношения между Америкой и странами Залива требуют специального переформатирования, особенно в преддверии полномасштабных переговоров между США и "северным альянсом".

     Что касается Исламской Республики Иран, то де-факто американцы вынуждены были еще весной 2008 года согласиться с тем, что атомную программу Тегерана уже не остановить. Израильские угрозы удара по иранским ядерным объектам в нынешней ситуации не более чем политический блеф. Без американского прикрытия Израиль никогда не пойдет на этот высокорисковый шаг, чреватый глобальным ядерным конфликтом,

     В долгосрочной перспективе администрация Барака Обамы будет вынуждена пойти на переговоры с "северным альянсом" по всему спектру региональных проблем. Продолжение конфронтации подрывает позиции региональных союзников США, американские возможности воздействовать на процессы на Большом Ближнем Востоке.

     Конечно, новая администрация предпочла бы договариваться сепаратно с каждым членом "северного альянса". Представляется, что в ближайшие два-три года команда Обамы будет делать акцент именно на попытках таких конфиденциальных, сепаратных переговоров.

    
     Автор — президент Центра стратегических исследований «Россия — Исламский мир»

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/788/21.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме