Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О насущном хлебе наших сердец

Игумен  Нектарий  (Морозов), Православие и современность

09.08.2008

Преподобный Иоанн Лествичник называет молитву матерью и вместе с тем царицей добродетелей. Этот афоризм святого отца нетрудно объяснить: молитва рождает прочие добродетели, поскольку посредством ее испрашивает их человек у Бога. И она же - первая из добродетелей, ведь именно в ней происходит теснейшее единение человека с Творцом. Но в то же время молитва - делание, искусство, которому необходимо учиться. И здесь потребны усердие, неотступность, мужество и - обращение к опыту тех, для кого молитва стала жизнью сердца, возношением к Богу. Предлагаемая вниманию наших читателей серия статей о молитве и есть попытка обобщить этот опыт, изложив его в форме, доступной для современного, мало, может быть, еще понимающего, что есть подлинная молитва, человека.

Молись - не молись...

Прежде чем начать разговор о молитве как таковой, хотелось бы сказать об одном препятствии к молитве настоящей. Одном, но самом, пожалуй, существенном. В наше время в среде людей верующих распространено какое-то странное, очень вредное убеждение: будто жить жизнью духовной и молиться "по-настоящему", "как святые отцы", мы никогда не сможем. И потому, якобы, достаточно не молиться, а просто "читать правило", точно исполняя какой-то закон. "Молись - не молись,- говорят,- все равно твоя молитва не сотворит чудес". В этом заключается очень большая неправда. Да, мы гораздо немощнее своих предков, не говоря уже о святых отцах древности,- немощнее и физически, и духовно. Самое подходящее слово, чтобы определить наше состояние - расслабление. Но Господь смотрит на намерение человека, на его стремление, на его труд. И если кто-то пробивается через эту немощь, через собственное бессилие и действительно ищет Бога - стремясь жить по Его воле, прибегая к Нему в молитве, то делания такого человека Господь без плода не оставит. И молитва его будет творить чудеса. Возможно - незаметные для окружающих, но очевидные для него самого. И главное из этих чудес - реально переживаемое в молитве чувство присутствия Бога, предстояния Ему, ощущение Бога как самой своей жизни.

Барометр духовной жизни

Опыт этого богообщения - пусть самый малый, почти "незаметный", крайне важен. Именно он оживляет нашу веру, делает ее не головной, а сердечной. И христианин, который молится, во многом отличается от другого - того, что лишь "читает правило". Молиться - значит знать, чего ты просишь у Бога, понимать это умом, ощущать сердцем. И, с одной стороны, конечно, молитва во многом зависит от того, как человек живет: если хорошо, по-христиански - тогда и молиться легче, потому что добрая жизнь дает человеку в молитве некое чувство дерзновения, благой надежды. Не потому, что можно надеяться на свои дела и тем утешаться. Нет, это чувство - просто некая "награда" от Господа, таинственное удостоверение, которое Он подает душе. Также и жизнь нерадивая зачастую делает молитву холодной и бездушной. Не оттого, что Господь отвергает человека-грешника с его молитвой. Скорее, сам человек как бы не решается в молитве "приблизиться" к Богу.

Но не только молитва зависит от жизни, а и жизнь от молитвы. И в этом нет противоречия: молитва и деятельная христианская жизнь - это как бы два крыла, одинаково необходимых человеку. Только в их согласном движении совершается правильное шествие по пути восхождения к горнему. Молитва открывает для человека совершенно иное пространство бытия, учит видеть события, происходящие на земле, в перспективе вечности, дает силы для борьбы со страстями, является для души ее насущным хлебом. Она постепенно меняет и преображает человека. В том, конечно, случае, если человек понуждает себя к вниманию в ней, если он - усердный делатель, а не теплохладный "исполнитель закона".

В каком-то смысле молитва - барометр духовной жизни человека. Не случайно в древности монахи зачастую приветствовали друг друга одним вопросом: "Как молитва?". Это не значит, что и каждому из нас следует так приветствовать наших друзей и знакомых. Нет, скорее, это вопрос, который регулярно надо задавать самому себе. И в зависимости от того ответа, который мы себе даем, делать вывод о своем духовном состоянии.

Верность в малом

Выше говорилось о том, чего требует молитва от молящегося. К сказанному можно прибавить еще одну немаловажную вещь - молитва требует верности. Ее нельзя бросать, оставлять, в ней необходимо постоянство. В этом и заключается маленький, но очень важный подвиг: не пропускать времени, установленного для молитвы, не оставлять своего пусть небольшого, но уже установившегося правила. Человеку свойственно приобретать на протяжении своей жизни определенные навыки. А от них, как говорил преподобный Силуан Афонский, зависит очень многое. Добрый навык спасает, злой - губит, весь вопрос в том, к чему человек будет себя день за днем приучать. Очень много значит навык и в молитве. Приобретет его человек, потрудится ради этого, и тогда сама привычка обратится ему в помощь, встать на молитву утром или вечером будет для него столь же естественно, как подняться с постели или лечь спать.

Хорошо приучить себя к этому и просто воспринимать как данность: день с молитвенного правила начинается и молитвенным правилом заканчивается. Пусть оно и не особенно обширное: утренние молитвы утром и вечерние вечером, главное - ежедневно. Бывают, конечно, случаи, когда человек, например, не услышит будильника, проспит, а потом времени на молитву не останется. Тогда надо помолиться хотя бы кратко, начав с первых молитв того же утреннего правила, прочитав их с вниманием и усердием, прося у Бога прощения за такое отступление. И при первой возможности постараться прочитать остальные молитвы, пусть даже это будет в обед.

Вообще же хорошо привыкнуть вставать точно по будильнику. Всё равно после того, как он первый раз прозвенел,- какой уж там сон, пользы практически никакой. А для молитвы очень важно, чтобы человек, проснувшись, тотчас встал бы и сразу же обратился к Богу. Когда мы лежим и никак не можем подняться, это приводит не только к телесному расслаблению, это делает слабым и безвольным наш ум. Кроме того, помимо нашей воли, начинают приходить, пробиваясь сквозь полудрему, различные мысли о делах наступающего дня, нередко же враг, пользуясь нашим сонным состоянием, начинает воевать против нас нечистыми, искусительными помыслами, как говорит об этом в своей "Лествице" преподобный Иоанн. А ум наш, по слову другого преподобного, Варсонофия Великого, подобен мельничным жерновам: что попало в него, то и мелется потом целый день. И результат бывает соответствующий.

Напротив, если человек, как солдат при побудке, вскакивает тотчас, только прозвенит будильник, и сразу же приступает к молитве, то это также во многом определяет то, как день будет прожит. Нужно, учит святитель Феофан Затворник, молитвенно поставить себя перед Богом, утвердиться в ощущении Его присутствия, и после этого уже делать что бы то ни было еще: либо сразу читать правило, либо совершить утренний туа­лет и уже затем переходить к правилу.

Не менее важно и то, что молитва должна наш день завершать, как бы увенчивать его, чтобы и последними мыслями, с которыми мы отходим ко сну, были мысли о Боге. И тут случаются исключительные ситуации, когда мы оказываемся настолько усталыми, что исполнить все правило нет сил. Иногда лучше бывает в таком случае прочитать всего несколько молитв, скажем, Трисвятое по Отче наш, и, укорив себя в немощи и малодушии, лечь спать. Но важно, чтобы это и оставалось исключением, а ни в коем случае не обращалось в сложившееся обыкновение.

Вражья хитрость

Очень существенный момент: преодолевать в молитве приходится не только плоть, ищущую отдохновения и комфорта, не только лень и нерадение, не только суетные и мятежные помыслы о насущных делах. Нашим противником в это время выступает враг. Он может, согласно объяснениям Лествичника, наводить на молящегося сон, отягощая его веки и все тело. Может буквально забрасывать различными не ко времени приходящими помыслами, в том числе и самыми непотребными, даже хульными, чтобы заставить человека испугаться и от молитвы отказаться совсем. Но есть у него и другой способ борьбы с молитвой, о котором необходимо знать. Он с самого утра начинает человека "гнать", то есть торопить, убеждая, что времени нет, что надо спешить, а помолиться лучше потом и т.д и т.п. В результате человек, не помолившись, в полном смысле слова вваливается в наступивший день. А без молитвы, без призывания в ней помощи Божией, как известно, всё идет наперекосяк. И к вечеру оказывается христианин словно рыба, выброшенная волнами на берег: сил нет, усталость кажется невыносимой, делать уже ничего не хочется, особенно молиться. Так без молитвы отходит он ко сну. А утром - новый день, и всё опять наперекосяк.

Зачем нужно знать, что всё это тоже вражие искушение? Потому что по известной пословице "предупрежден значит защищен". Главное - не поддаваться. И думать о том, насколько же не хочет враг нашей молитвы, что так мешает нам. И, раз так, то как же она важна для нас и для нашего спасения! Эта мысль многие трудности и искушения бесовские поможет преодолеть.

Продолжение следует...

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5363&Itemid=3



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме