Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Летопись церковных событий. 1945 год

Монах  Вениамин  (Гомартели), Русская неделя

09.06.2008

1945: 13 января сербский епископ Рашко-Призренский Серафим (Йованович) скончался в албанской тюрьме в Тиране, куда он был интернирован во время этнической чистки албанцами Косова и Метохии.

1945: 21 января в древнем соборе св. Софии состоялся Поместный Собор Болгарской Церкви, на котором 90 членов Собора выбрали нового, 3-го и последнего Болгарского экзарха. Из трех кандидатов: митр. Стефана Софийского, митр. Неофита Вединского и митр. Михаила Доростольско-Червенского был выбран митр. Стефан (Георгиев), за него было отдано 82 голоса. О новом экзархе в отчете архиеп. Псковского и Порховского Григория (Чукова) о своей поездке в Софию с 6 по 23 апреля 1945 г. были следующие строки: "Экзарх Митрополит Стефан, несомненно, самый умный из архиереев, пользуется большим авторитетом среди болгар, большой дипломат и до мозга костей политик. По видимому, его отношение к немцам по существу было отрицательным, хотя он принужден был лавировать. Англоманство в нем скрытно, вероятно еще есть в некоторой степени и теперь. Но сейчас он чрезвычайно ярко проявляет свое русофильство... идею славянства и его объединения под главенством России он громко заявляет в своих речах... О своих митрополитах он отзывался как о "немцах", о митрополите Иосифе как о "ренегате". Тем не менее эти "немцы" - митрополиты являются его ближайшими помощниками (м. Михаил и м. Паисий), хотя вообще он всех их держит довольно властно... Теперь он приблизил к себе и поставил на ответственные должности наилучших людей русофильского направления - новорукоположенного епископа Парфения, архимандрита Мефодия (протосингела Синода), иеродиаконов - Александра и Григория, иеромонаха Серафима. Эти лица - духовные воспитанники управляющего русскими приходами архиепископа Серафима Соболева" (Косик В.И. Послевоенное церковное строительство в Болгарии и СССР).

1945: 31 янв.-2 февр. состоялся Поместный собор Русской Церкви. Присутствовали: митр. Алексий, митр. Николай, митр. Иоанн, митр. Вениамин; 41 архиепископ и епископ, 126 представителей клира и мирян. Гости: патриархи - Александрийский Христофор, Антиохийский Александр III, Грузинский Калистрат; представители Константинопольской, Румынской, Болгарской, Сербской и др. Церквей. Всего было 204 участника. На Соборе было принято "Положение об управлении Русской Православной Церковью", в котором не содержалось указаний о необходимости созыва новых Соборов в определенные сроки. Поместные Соборы должны были собираться, лишь когда имелась необходимость выслушать голос клира и мирян и существовала "внешняя возможность", при этом все же Поместному Собору принадлежала высшая власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда. Права патриарха, по сравнению с имевшимися ранее, согласно решениям Собора 1917 - 1918 гг., возрастали. Усиливалась и единоличная власть епископа, избрание которого оставалось прерогативой Священного Синода под председательством патриарха, а утверждение архиерея уже целиком принадлежало патриарху. Св. Синод состоял из 6 членов, в том числе 3-х постоянных - митрополитов Киевского, Ленинградского и Крутицкого. Епископ мог учреждать Епархиальный совет, этот коллегиальный орган создавался лишь в соответствии с его волей.

О благочиннических собраниях и советах в 1945 г. речь не шла, как и о выборности благочинных. Не произошло и восстановление Приходского устава: согласно "Положению", настоятель прихода не зависел от органов приходского управления, имея непосредственное подчинение епархиальному архиерею. Патриархом 2 февраля открытым голосованием единогласно был избран митрополит Алексий (Симанский), интронизация которого состоялась 4 февраля 1945 г. (ЖМП, N 2, 1945, М. Шкаровский. Влияние Всероссийского Поместного Собора в советскую эпоху).

Из доклада Карпова - правительству о Соборе: "Собор явился наглядным доказательством отсутствия преследования религии в СССР и имел также некоторое политическое значение. Московская Патриархия, в частности, договорилась с патриархами Александром, Христофором, представителями Константинопольского и Иерусалимского патриархов о прекращении связей с митрополитом Анастасием и о необходимости совместной борьбы против Ватикана" (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 111. Л. 27).

1945: 14 февраля. Вышел указ патр. Алексия: "Святейший Патриарх Московский и всея Руси и Священный Синод, рассмотрев представленный прибывшим из Америки Епископом Алексием доклад о желании американских епархий воссоединиться с Матерью Церковью Русской и о проекте устроения Американской Церкви после этого воссоединения, - считают отвечающими пользе церковной и канонически возможными следующие положения: 1. Все епархии Северной и Южной Америки, а также Канады, составляют митрополичий округ - экзархат Московской Патриархии. Митрополит этого округа, кроме титула своего епархиального города, носит титул Патриаршего Экзарха всея Америки и Канады. 2. Не позже дня Преполовения Пятидесятницы 1945 года в Америке созывается всеамериканский Православный церковный Собор, составляемый из всех епископов, представителей клира и мирян - как нынешнего экзархата, возглавляемого Митрополитом Вениамином, так и митрополичьего округа, возглавляемого Митрополитом Феофилом. На Соборе председательствует Архиепископ Ярославский и Ростовский Алексий, нарочито делегируемый в Америку Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. 3. Собор: а) выявляет решение американских Православных епархий воссоединить с Матерью-Церковью Русской; б) декларирует от лица американской Православной Церкви отказ от политических выступлений против СССР и дает соответствующее об этом распоряжение всем приходам; в) избирает согласно существующему в Америке порядку не менее 2/3 голосов, митрополита - главу митрополичьего округа и представляет избранного на утверждение Московской Патриархии.

ПРИМЕЧАНИЕ 1. Московская Патриархия, со своей стороны рекомендует Собору кандидатами в митрополиты - экзарха всея Америки и Канады Митрополита Вениамина и Архиепископа Алексия, не стесняя Собор в праве выдвинуть и избрать и своего кандидата на этот пост.


ПРИМЕЧАНИЕ 2. Московской Патриархии принадлежит каноническое право отвода избранного кандидата, если он Патриархией будет признан несоответствующим, по каким-либо мотивированным основаниям, званию митрополита-экзарха.

4. В виду отдаленности Американского Митрополичьего Округа от Матери-Церкви Русской и некоторой затрудненности в сношениях, Митрополиту-Экзарху, с собором местных епископов, Московской Патриархией могут быть представлены несколько расширенные полномочия по сравнению с другими экзархатами Московской Патриархии, но право утверждения кандидатов в епископы, право награждения духовенства высшими наградами, право апелляционного суда в отношении епископов и клириков и пр. остаются за Московской Патриархией.

5. В случае принятия вышеуказанных положений собором епископов, возглавляемым М. Феофилом, тотчас до всеамериканского церковного собора снимается запрещение, наложенное на американскую церковь Московской Патриархией 4 января 1935 года.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий.

Печать Управделами Московской Патриархии

N94. 16 февраля 1945 г. Прот. Н. Колчинский.

г. Москва. (Г. М. Солдатов. Архиерейский Собор РПЦЗ 1946 г....)

1945: 18 февраля митр. Евлогий Зап. Европейский обращается к своей пастве с открытым церковно-патриотическим призывом:

"Мать святая Церковь Русская зовет нас к возвращению в лоно свое. Уклонимся ли мы от этого материнского призыва? Довольно настрадалась душа наша в изгнании на чужбине. Пора домой. Высшая власть церковная обещает нам спокойное развитие церковной жизни. Хочется облобызать родную русскую землю. Хочется успокоения в лоне родной Матери Церкви и нам, старикам, чтобы найти последнее упокоение, а молодым и зрелым чтобы поработать над возрождением Родины, залечить ее зияющие раны. Без страха и сомнения, без смущения войдем в родную землю: она так хороша, так прекрасна..." (Путь моей жизни. Стр. 613).

1945: 21 февраля Вселенский патриарх Вениамин вместе с Синодом рассмотрел просьбу новоизбранного главы Болгарской Церкви - митрополита Софийского Стефана о снятии отлучения с болгарского клира и народа и признании болгарской автокефалии и уважил эту просьбу. С этих пор возобновилось каноническое общение Болгарской Церкви со Вселенским Православием. (Прот. В. Цыпин).

1945: 15 марта Г. Карпов писал Сталину, что Православная Церковь "может и должна сыграть значительную роль в борьбе против римско-католической церкви... Совет предлагает: а) организовать в г. Львове православную епархию...; б) предоставить епископу и всем священнослужителям данной епархии права на проведение миссионерской работы...; в) организовать внутри униатской церкви инициативную группу, которая должна будет декларативно заявить о разрыве с Ватиканом и призвать униатское духовенство к переходу в православие"[49]. Для привлечения патриархии (Правительство пошло на значительные уступки в западных областях СССР. Так, например, 28 августа 1945 г. Совет утвердил представленный патриархом проект типового устава православных духовных братств, подлежащих организации во Львове, Минске, Вильнюсе и других городах. Согласно уставу братствам разрешалось не только издание листков, брошюр, молитвенников, но и благотворительная деятельность. Подобные уступки вызвали заинтересованность части иерархов.

Первоначально униатскому епископату предложили "самоликвидироваться". Некоторое время глава церкви митрополит Иосиф (Слепый) вел переговоры с Московской патриархией. Когда же определенно выяснилось, что все 5 униатских архиереев не желают переходить в православие, в апреле 1945 г. их арестовали. Через месяц появилась "инициативная группа" по воссоединению во главе с протопресвитером Г. Костельниковым, которая развернула широкую агитацию. (М. В. Шкаровский...)

1945: В марте министр культов Румынии священник Константин Бурдуча заверил патриарха Алексия "в самых искренних и дружественных чувствах" и просил "передать маршалу Сталину, руководителю государства, епархиям Православной церкви, руководителям остальных культов и всему православному народу СССР выражения нашей решимости приступить к упорной работе с целью пробуждения сознания, отравленного фашизмом, за демократизацию нашей общественной жизни..." (АВП РФ. Ф. 8. Оп. 6. Пап. 10. Д. 957. Л.1).

1945: 10 апреля состоялась беседа Сталина с патриархом Алексием в присутствии митр. Николая Крутицкого и прот. И. Колчицкого. В беседе также принимал участие В. М. Молотов. Обсуждались вопросы патриотической деятельности Церкви, ее организационного и материального укрепления внутри страны, а также вопросы установления связей с православными церквами Европы и Ближнего Востока.

(Известия, 11 апр. 1945. ЖМП, N 5, 1945, стр. 25).

1945: В апреле митрополит Сергий (Тихомиров) Японский был арестован японской жандармерией по подозрению в шпионаже в пользу СССР и подвергнут пыткам. Когда его освободили после сорокадневного заключения, его здоровье было необратимо подорвано, и через три месяца, 10 августа 1945 года, за пять дней до окончания войны, митрополит Сергий в одиночестве скончался в однокомнатной квартире в Итабаси, на окраине Токио. Ему было семьдесят четыре года, из них половину - тридцать семь лет он посвятил служению Японской Православной Церкви. Митрополит Сергий покоится на кладбище Янака рядом со святителем Японским Николаем (Касаткиным).

1945: 8 мая в местечке Кицбил, в Тироле 36 американская дивизия освободила из заключения святителя Николай (Велимировича) и Сербского патриарха Гавриила. За время своего заключения владыка Николай написал молебный канон и молитвы Богородице и "три молитвы в тени немецких штыков", которые читаются как молитвенный дневник его заключения.

1945: 9 мая. День Победы совпал со светлыми днями Пасхи Христовой. Во всех храмах Русской Церкви совершались благодарственные молебны и служились панихиды по воинам "на поле брани живот свой положившим". Особенно торжественно прошла служба в первый день победы в патриаршем Богоявленском соборе в Москве, которую служил патриарх Алексей с сонмом иерархов и множеством духовенства. Во время службы патриарх сказал след. слово:

"...Бог посрамил дерзкие мечты злодеев и разбойников, и мы видим их теперь несущими грозное возмездие за свои злодеяния.

Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня, - дня, в который изрек Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества, - и Православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего как один человек на защиту Родины и не щадившего и самой жизни ради спасения Отечества, - ныне предстоит Господу сил в молитве, благодарно взывая к Самому Источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани, за радость победы и за дарование мира всему миру.

Но только ли сознание радости несет победа? Она несет также сознание обязанности, сознание долга, сознание ответственности за настоящее и будущее, сознание необходимости усилить труд, чтобы закрепить победу, чтобы сделать её плодотворной, чтобы залечить раны, нанесенные войной.

Много еще предстоит нам трудного дела, но мы теперь можем дышать свободно и радостно приняться за труд, - тяжелый, но созидательный.

Если во время войны в непоколебимой вере в конечное торжество правого дела мы победоносно преодолели все трудности, все лишения, все тяготы на фронте и в тылу, то с какою же удвоенной силой мы примемся за воссоздание наших городов, из которых каждый - герой войны; наших дорогих и священных памятников, - всего того, что создала могучая воля и державная мощь нашего великого народа.

С благоговением вспоминая подвиги нашего доблестного воинства и тех наших близких и родных, кто положил за наше счастье временную жизнь в надежде восприять вечную, - мы никогда не перестанем молиться о них и в этом будем черпать утешение в скорби о потере дорогих сердцу и укреплять свою веру в бесконечное милосердие Божие к ним, отошедшим в горний мир, и во всесильную помощь Божию нам, оставленным для продолжения земного подвига и для благоустроения жизни во всем мире.

Да исправится же молитва наша, яко кадило пред Господом.

Да пройдет небеса.

Да принесена будет святыми молитвенниками за землю Русскую к Престолу Господню.

Бог мира да продолжит благословения Свои на родную землю нашу и да споспешествует вождям и правителям нашим мирным оружием государственной мудрости и правды побеждать всё, что враждебно миру и благу великого Отечества нашего и совокупными трудами народов-победителей установить во всем мире такой порядок, при котором невозможно было бы повторение ужасов войны. Святую Церковь нашу в лице ее архипастырей, пастырей и верных чад призываю с таким же усердием и с такою же пламенной верой молиться о мирном преуспеянии нашей страны, с какими она молилась в годину испытаний за победу над врагами нашими. И да будет эта молитва так же благоугодна пред Богом.

"Благословен еси, Боже, звери укротивый и погасивый огнь..." (Канон службы Похвалы Божией Матери)".

("Журнал Московской Патриархии, 1945, N 5).

1945: В мае Великобританию посетил митр. Николай (Ярушевич), встречавшийся с королем Георгием VI, архиепископом Кентерберийским и эмигрантской русской общиной. Он прозондировал почву для организации в Лондоне приходов Московской патриархии, участия англичан в планируемой всемирной конференции христианских церквей в Москве. В ходе визита архиепископ Йоркский выступил с антикатолическими заявлениями, назвав Ватикан общим врагом православия и англиканства. Это дало повод Г. Карпову в отчете ЦК ВКП(б) сделать вывод, что "Англиканская церковь, так же как и Русская православная церковь отрицательно относится к Ватикану и готова принять участие в тех или иных мероприятиях, направленных против Ватикана, хотя и занимает пока в этом вопросе пассивные позиции" (РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 125, д. 407, л. 37).

1945: В мае-июне патриарх Московский Алексий (Симанский) отправился с официальным визитом к Иерусалимскому и другим восточным патриархам. В Святом Граде патриарх попытался убедить монастыри и общины, находившиеся в юрисдикции РПЦЗ, перейти под омофор Московской Патриархии. Глава Духовной Миссии архим. Антоний (буд. архиеп. Лос Анжелосский) занял твердую позицию и на уговоры не поддавлся. По согласованию с предстоятелем Иерусалимской Церкви патриарху Алексию было позволено посетить Елеонский и Гефсиманский монастыри.

Примечательны, в этой связи, воспоминания матери Таисии:

"За несколько дней до его (патриарха Алексия) приезда в Палестину архимандрит (о. Антоний Синькевич буд. архиеп. Лос-Анжелосский) был предупрежден иерусалимским губернатором об этом событии: дано понять, что ворота обители должны быть открыты для посещения Патриархом, но предоставлена полная свобода в характере приема... Его посещение было назначено в 4:30 ч. веч., время нашего вечернего богослужения. Незадолго до его приезда у ворот обители появился наряд моторизованной вооруженной английской полиции, которая возвестила о прибытии гостей. Служба уже началась. Все сестры были в храме. Я вышла в притвор, чтобы лучше видеть всех сестер; оглянулась назад, и увидела вдали нашей длинной аллеи, ведущей от врат обители, странное шествие: два белых клобука (Патриарха и митрополита Николая Крутицкого), окруженных духовенством греческим, сирийским и своим, и целой толпой, в черных рубашках, чекистов; по обе стороны их шли по два английских полицейских с ручными пулеметами, готовыми на прицел... С приближением шествия к храму, я прошла внутрь его. Патриарх и все его окружение дошли до середины церкви и остановились; ни одна сестра не двинулась. В момент его входа в храм, певчие пели псалом: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых... Царские врата оставались закрытыми. Греческий Архиепископ Афинагор прошел в алтарь и раскрыл царские врата. Патриарх прошел через южные [двери] и все духовенство за ним... Архидиакон, сопровождавший Патриарха, проходя с ним к выходу, обратился к сестрам, стоявшим по обе стороны храма, с опущенными вниз глазами, со словами: Матушки, что вы не подходите взять благословение у Святейшего? Все сестры продолжали стоять и молились".

Такой же прием ожидал патриарха в обители Святой Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Патриарх был раздосадован таким поворотом событий, но вместе с тем, как человек благородного происхождения, не смог не восхититься твердостью и послушанием сестер. Матушка Таисия вспоминает: "кто-то из стоявших рядом с патриархом расслышал его реплику: "Ну и дисциплина у архимандрита Антония!" (Н. Тальберг, Святая Русь на Святой Земле, Православная Русь, 1958, N 16, стр. 8).

1945: На 1-е июня, по подсчетам Совета по делам РПЦ, общее количество действующих храмов МП составляло 10243, в том числе на Украине - 6072, в РФСР - 2297. В том же году еще функционировало 104 монастыря (вместе с 22 закарпатскими), в которых проживало 4632 насельника (М. Шкаровский. Русск. Прав. Церковь и религиозная политика сов. Государства в годы войны).

1945: 16 июня, проживавший в Болгарии, архиеп. РПЦЗ Серафим (Соболев), б. Богучарский, перешел в Московскую Патриархию.

1945: 24 июня в день парада победителей на Красной площади среди почетных гостей на трибунах у мавзолея В.И. Ленина присутствовал Патриарх Алексий и его ближайшие помощники.

1945: Июль. Свят. Иоанн Шанхайский в своем послании пастве писал: "В конце июля прошлого года мы получили известие, что харбинские иерархи постановили просить Святейшего Патриарха Московского о принятии их в свое ведение. Мы немедленно написали архиепископу Виктору, что, не имея сведений о судьбе Заграничного Синода и не будучи вправе оставаться вне подчинения высшей Церковной власти, мы должны также войти в сношение со Святейшим Патриархом Московским и при отсутствии препятствий подчиниться ему" (Из послания свят. Иоанна Шанхайского от 2 авг. 1946 г.) Тогда же, 31 июля 1945 г., владыка Иоанн писал Начальнику Пекинской Миссии архиеп. Виктору: "...После решения Харбинской епархии и ввиду отсутствия сведений о Заграничном Синоде в течение ряда лет, иное решение нашей епархии сделало бы ее совершенно независимой, автокефальной епархией. Канонических условий для такой независимости не имеется, так как сомнений в законности...признанного Патриарха не имеется.

Отношения с той (московской. - ред.) церковной властью также делаются возможными, так что неприменим Указ от 7 ноября 1920 г. В настоящее время пока нет никаких оснований оставаться на положении самоуправляющейся епархии, нам надлежит поступить как Харбинская епархия. Возношение имени Председателя Заграничного Синода пока должно быть сохранено, так как по 14 прав. Двукратного Поместного Собора нельзя самовольно прекращать поминовение своего митрополита. Возношение же имени Патриарха... необходимо Вашим Указом ввести безотлагательно во всей епархии... В данное время нам не поставлены условия идеологического порядка, послужившие причиной нашего изменения в церковном управлении за границей. Если вновь будут поставлены неприемлемые условия, сохранение теперешнего порядка церковного управления станет задачей той церковной власти, которую удастся создать в зависимости от внешних условий" (Архив ОВЦС МП, д. N 24). Архиепископ Виктор в августе 1945 г. телеграммой просил Патриарха Алексия принять его и святителя Иоанна в свою юрисдикцию. Младщая сестра вл. Виктора, О. В. Кепинг, вспоминала: "В конце 1944 г., еще во время японской оккупации, архиепископ Виктор отправил в Советское посольство в Пекине своего родственника, мужа своей сестры Бориса Михайловича Кепинга, который отнес туда официальный рапорт на имя Патриарха Московского и всея Руси с просьбой о воссоединении с Патриаршей Церковью." (Кепинг О. В. Последний Начальник Российской Духовной Миссии в Китае - архиепископ Виктор: жизненный путь// Православие на Дальнем Востоке: 275-летие Российской Духовной Миссии в Китае. Спб, 1993. С.95).

1945: 16 июля архиепископ Финляндский Герман (Аав) обращается с письмом к патриарху Московскому и всея Руси Алексию, в котором просит патриарха признать его сущим в молитвенном единении с Русской Православной Церковью. Однако молитвенное обращение с Матерью Церковью восстанавливается не сразу. Для канонического обращения необходим был приезд самого архиепископа Германа в Москву, но архиеп. Герман от поездки отказался.

1945: В июле от рук титовских партизан погиб глава Хорватской Прав. Церкви 84-летний митр. Гермоген (Максимов). Когда советские войска приближались к Загребу, митрополит Гермоген, уступая просьбам своей паствы, согласился покинуть город. Но его автомобиль захватили партизаны и митрополита вместе с сопровождающим зверски убили. Согласно другой версии, после освобождения Загреба митр. Гермоген был арестован и осужден вместе с Алоизием Степинацем. Но Степинац получил шестнадцать лет, отсидел два года и вышел на свободу, а митр. Гермоген был казнен вместе с настоятелем Преображенского храма в Загребе. (Усташи против четников, Илья Горячев, НГ-религии 22 августа 2001 г.)

1945: Из Вены митрополит Анастасий со всем Синодом переехал сначала в Карлсбад, а затем, уже по окончании войны, летом 1945 г. - в Мюнхен (Германия), который на время сделался крупным центром русской церковной и общественной жизни. В одном Мюнхене с его ближайшими окрестностями образовалось около 14 приходов и шла весьма интенсивная церковная жизнь с ежедневными богослужениями. Летом того же 1945 г. митрополит Анастасий в Мюнхене, совместно с митрополитом Серафимом (Лядэ), хиротонисал во епископа Киссингенского викария германской епархии, настоятеля Мюнхенского прихода архимандрита Александра (Ловчего). Желая восстановить связь после нарушенного войной единения отдельных частей Русской Зарубежной Церкви с Архиерейским Синодом, митрополит добился разрешения на поездку в Швейцарию, и из Женевы быстро наладил письменные сношения со всеми странами, где находились подведомственные Русской Зарубежной Церкви церковные общины, чем укреплена была пошатнувшаяся было организация РПЦЗ. В Швейцарии митрополит оставался около 7 месяцев и за это время совершил, совместно с прибывшим из Америки епископом Иеронимом, две архиерейские хиротонии - архимандрита Серафима (Иванова) во епископа Сант-Ягского и архимандрита Нафанаила (Львова) во епископа Брюссельского и Западно-Европейского. (Архиеп. Аверкий, Жизнеописание Блаженнейшего Митрополита Анастасия).

1945: 25 августа, находясь в Мюнхене, митр. Анастасий пишет письмо главнокомандующему американскими войсками в Европе ген. Эйзенхауеру: "После семи лет ужасной войны - солнце мира взошло над страждущей землей. Этот мир завоеван героизмом Союзных Войск и мудростью, отвагой и самоотверженной доблестью их вождей. Среди их имён - Ваше имя стоит на первом месте. Эти имена будут благословляться теми народами, которым победа Союзных Войск вернула свободу. С чувством глубокого удовлетворения эта победа была встречена беженцами из разных стран, которые сейчас проживают в Германии... Только одни русские, которых в Германии было больше, чем представителей любой другой нации, были лишены этой радости. Они были принуждены оставаться на чужбине потому, что между ними и их Домом - стена, переступить которую не позволяет им их совесть и здравый смысл... Русские, конечно, любят свою родину не менее, чем французы, бельгийцы или итальянцы любят свою. Русские тоскуют по родине. Если, несмотря на это, они всё же предпочитают оставаться на чужбине, не имея жилища, часто будучи голодными и не имея юридической защиты, то это только по одной причине: они хотят сохранить самую большую драгоценность на этой земле - свободу: свободу совести, свободу слова, право на собственность и личную безопасность.

Многие из них уже состарились и хотели бы умереть на родине, но это невозможно, покуда там господствует власть, которая основана на терроре и подавлении человеческой личности....Замечателен тот факт, что не только интеллигенция, но и крестьяне и простые рабочие, которые покинули Россию после 1941 года, когда она вступила в войну, и которые были воспитаны в условиях советской жизни - не желают возвращаться в Советскую Россию. Когда пробовали их депортировать силой, они взывали в отчаянии и молили о милосердии. Они даже иногда кончают самоубийством, предпочитая смерть на чужой земле, чем возвращение на родину, где их ожидают одни страдания. Такое трагическое происшествие мело место 12 августа в Кемптене. В этом месте, в лагере Ди-Пи, - большое скопление русских эмигрантов, т.е. людей, которые покинули Россию вскоре после революции, а также бывших советских граждан, которые несколько позднее выразили своё желание остаться заграницей. Когда американские солдаты явились в лагерь с целью разделить этих эмигрантов на две категории и выдать бывших советских граждан в советские руки, то они нашли всех эмигрантов в церкви, горячо молящихся Богу, дабы Он их спас от депортации.

Будучи крайне беззащитными и покинутыми, они считали церковь своим последним и единственным убежищем. Никакого активного сопротивления не было оказано. Люди, стоя на коленях, только молили о помиловании, стараясь, в полном отчаянии, целовать руки и даже ноги офицеров. Невзирая на это, они были силой изгнаны из церкви. Женщин и детей солдаты волокли за волосы и били. Даже священников не оставили в покое. Священники всячески старались защитить свою паству, но безуспешно. Одного из них, старого и уважаемого священника, выволокли за бороду. У другого священника изо рта сочилась кровь, после того как один из солдат, стараясь вырвать из его рук крест, ударил его в лицо. Солдаты, преследуя людей, ворвались в алтарь. Иконостас, который отделяет алтарь от храма, был сломан в двух местах, престол был перевёрнут, несколько икон были брошены на землю. Несколько человек было ранено, двое пытались отравиться; одна женщина, пытаясь спасти своего ребёнка, бросила его в окно, но мужчина, который, на улице подхватил на руки этого ребёнка, был ранен пулей в живот. Можно себе легко представить, какое огромное впечатление произвёл этот случай на всех свидетелей. Особенно он потряс русских, которые никак не ожидали такого обращения со стороны американских солдат.

До сих пор они видели от них лишь помощь и поддержку. Американские власти всегда оказывали уважение и доброжелательство русским церквям и церковным организациям. Надежда на защиту доблестной американской армии и побудила так многих русских стремиться попасть в американскую зону оккупации... Считая трагедию в Кемптене единичным случаем, имевшим место по недоразумению, русские люди твёрдо верят, что ничего подобного никогда больше не повторится. Они надеются, что им, как и раньше, будет оказана благожелательная помощь. Они уверены, что победоносная Американская Армия, Армия страны, которая славится своей любовью к свободе и человечеству, поймёт их желание отстаивать свои наилучшие национальные и религиозные идеалы, ради которых они страдают уже более 25 лет. Мы с радостью отмечаем, что мы, русские эмигранты в Европе, не одиноки в этом отношении. Недавно мы получили сообщение от епископов нашей Церкви в Соединенных Штатах о том, что они не согласились признать новоизбранного патриарха в России. Они считают, что было бы несовместимо с их чувством достоинства и священнической совестью быть в подчинении у учреждения, которое находится под полным контролем Советского правительства, старающегося воспользоваться этим в своих целях. Голос наших собратьев говорит об убеждении их многочисленной паствы в США...

Мы укрепляемся в вере, что стоим на правильном пути, отстаивая свою независимость от Московских церковных и политических властей до времени установления нового порядка в нашей стране, основанного на принципе истинной демократии, т.е. свободы, братства и справедливости. Одержав славную победу вместе со своими союзниками, и раздвинув свои границы, Россия могла бы стать самой счастливой страной, если бы она вернулась к здоровой политической и социальной жизни. Будучи уверенными, что победа вечной правды наконец восторжествует, мы всегда молимся, чтобы настали для неё, - России, - как можно скорее лучшие дни, и чтобы мир и благополучие во всём мире установились бы по прошествии дней войны.

Благословение Господне да будет на Вас.

Ваш покорный слуга

Митрополит Анастасий"

(Прот. А. Кисилев. Облик ген. А. А. Власова. Приложение VI).

1945: В сентябре состоялось воссоединение 75 евлогианских приходов с Московской патриархией в результате поездки во Францию митрополита Николая (Ярушевича).

Вопрос о запрещении, наложенном на митр. Евлогия (и его духовенство) 15 лет до этого, не обсуждался, был как бы предан забвению, и приехавший митрополит служил соборне с митрополитом Евлогием и его духовенством в Александро-Невском храме. 11 сентября выходит указ Московского Патриархата N 1171 о воссоединении - с постановлением о сохранении Экзархата западноевропейских церквей, а митрополита Евлогия, его возглавляющего, предписывается считать экзархом патриарха Московского. Правда данное достижение в конечном итоге оказалось временным. Уже 25 декабря 1945 г. заместитель наркома иностранных дел В. Деканозов с тревогой писал Г. Карпову:

"Успехи митрополита Николая Крутицкого вовсе не закреплены и могут быть легко разрушены. Тов. Богомолов (посол во Франции) считает, что следует поспешить с присылкой в Париж постоянных представителей Московской патриархии и закрепить первоначальные успехи Николая, иначе англо-американцы захватят заграничные православные организации в свои руки и обратят их в орудие борьбы против нас" (ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 65, л. 452). Митр. Евлогий дважды обращался к Вселенскому патриарху за разрешением вернуться под юрисдикцию Москвы, но ответа не последовало. Поэтому до конца жизни он оставался в зависимости от Константинополя и назывался также экзархом Вселенского патриарха. (Путь моей жизни. Стр. 613).

1945: В сентябре воссоединился с Московской патриархией и глава Западно-Европейской епархии РПЦЗ митрополит Серафим (Лукьянов). После смерти митр. Евлогия он был возведен в экзархи МП, но парижская паства его не приняла, впоследствие он опять вернулся в РПЦЗ, а затем вновь перешел в МП и стал митрополитом Одесским. В одном из своих писем за границу вл. Серафим писал, что за ним тут полный уход и к нему приставлена постоянная "няня".

1945: 28 сентября Преосвященный Иоанн Шанхайский получил телеграмму из Женевы от митрополита Анастасия - Первоиерарха Зарубежной Церкви - с уведомлением о том, что Зарубежный Синод действует (телеграмму было бы невозможно послать архиеп. Виктору в Пекин из Женевы, потому она и была направлена его викарию в Шанхай) и ему следует и дальше подчиняться Синоду. Из Шанхая 29 сентября 1945 г. свят. Иоанн передал в Пекин телеграфное сообщение о возстановлении контакта с Синодом митрополита Анастасия - возможно, эта телеграмма и не дошла. Свят. Иоанн - сознавая необходимость подчинения своей законной церковной власти, сразу оставил попытки перейти в подчинение к Московской Патриархии. По устному преданию братии обители преп. Иова, телеграмма была послана настоятелем обители архим. Серафимом (Ивановым) от имени митрополита, т.к. связь с последним временно была прервана в связи с передвижением линии фронта и переездами Синода из Белграда в Мюнхен, затем в Женеву. Говорят, что узнав о таком "самоуправстве" владыка митрополит поблагодарил о. Серафима, но попросил впредь его именем не пользоваться.

1945: 18 октября в Финляндию приехал митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий, принял в каноническое общение Коневецкий и Валаамский монастыри, 2 прихода в Хельсинки и взял письменные обязательства архиереев Финляндской Православной Церкви о скором возвращении их из Константинопольской патриархии в Московскую. (М. В. Шкаровский. "Моск. патриархия на международной арене. В центре "большой политики" "Христианское Чтение" N12. ЖМП, N 11, 1945, стр. 5).

1945: В октября патриарх Алексей направил в Харбин церковную делегацию во главе с архиепископом Ростовским Елевферием (Воронцовым) для переговоров с зарубежными архиереями, находившимися в Китае. В результате переговоров архиепископ Елевферий и митрополит Харбинский Мелетий (Заборовский), возглавлявшие Харбинское епископское совещание, подписали акт о воссоединении. В этом документе говорилось, что духовенство и миряня Дальневосточной Православной Церкви готовы "встать под высокую руку Святейшего Отца нашего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси, законного преемника Святейшего Патриарха Тихона".

Определение Синода МП от 27 декабря 1945 г. за N31 по слушании доклада преосвященного Елевферия о результатах поездки делегации Московской Патриархии в Харбин: "...считать воссоединенными с Русской Православной Церковью с 26.10.45 архипастырей: митрополита Харбинского Мелетия, архиепископа Димитрия, архиепископа Нестора, архиепископа Виктора, епископа Ювеналия и начальника Корейской Миссии архимандрита Поликарпа (Приймака), клир и мирян Харбинской епархии..." В пределах Китая и Кореи был образован единый Митрополичий округ с присвоением митрополиту титула Харбинский и Восточно-Азиатский.

Высокопреосвященнейшему митрополиту Мелетию по болезни предоставлялся отпуск. В декабре Московской Патриархией в пределах Китая и Кореи первоначально был создан единый Митрополичий округ. Временно управляющим округом был назначен архиепископ Камчатский Нестор (Анисимов). (Свящ. Д. Поздняев. Православие в Китае.)

1945: октябрь. Из послания митр. Анастасия к русским православным людям по поводу "Обращения Патриарха Алексия к Архипастырям и клиру так называемой Карловацкой ориентации".

"... Поскольку нынешний глава Русской Церкви подражает примеру и заветам своего предшественника в своих отношениях к Советской власти (о чем он неоднократно заявлял в печати), и даже идет дальше его в приспособлении к духу века сего, мы не находим возможным для себя войти с ним в каноническое общение и подчиниться его власти.... Если многие зарубежные епископы и с ними большое число духовенства и верных мирян остаются вне канонической связи с нынешней церковной властью в России, то их побуждает к этому не "гордость" - мать всех ересей и расколов, а голос их церковного сознания и православной совести, которая повелевает повиноваться более Богу, чем людям (Деян. 4, 19)...

Чтобы побудить русских изгнанников отказаться от занятого ими непримиримого положения к Советам и созданному ими почти невыносимому строю жизни на Руси, им стараются внушить убеждение, что времена переменились, что гонения на веру давно, прекратились в России, что власть оказывает ныне открытую поддержку и покровительство Церкви и старается поощрять везде лучшие национальные стремления Русского Народа. Нас радовал бы каждый просвет в жизни наших страждущих братьев в России, если бы могли быть уверены, что он существует на самом деле. К сожалению, достоверные известия, привезенные прибывшими оттуда во время войны, вполне авторитетными духовными лицами и другими преданными Церкви людьми и особенно тот факт, что некоторые из поверивших добрым обещаниям и настойчивым призывам Советов и поспешивших возвратиться после войны на Родину, снова поспешили бежать из нее заграницу, - не дают нам возможности успокоиться на этой мысли. Не подлежит сомнению, что, уступая требованию иностранного общественного мнения и, идя на встречу пробудившемуся русскому национальному самосознанию, подъем которого был так существенно нужен для успешного окончания войны, советская власть решила изменить свое прежнее ярко отрицательное и недоброжелательное отношение к Церкви, дав ей и всем верующим некоторую свободу в выражении своей веры во вне. Но льготы, предоставленные им, были слишком незначительны, чтобы искупить все зло, причиненное Советами Церкви в прежние годы.

К тому же они, как и все, что делается вынужденно и неискренне, кажутся непрочными. (Ведь основных законов против религии не отменили.) Многие опасаются, что эти льготы могут быть отняты с такою же легкостью, с какой, даны, когда минует в них политическая необходимость. Но особенно печально то, что Церковь за полученную ею ограниченную долю свободы должна была заплатить дорогой ценой потери своей внутренней независимости. В благодарность за оказанное ему доверие духовенство от высших своих представителей до низших обязывалось стать деятельным сотрудником и пропагандистом Советской власти. Соединив свою судьбу с правительством, которое не перестает заявлять себя безбожным, оно потеряло способность исповедывать истину. В угоду власти даже высшие и наиболее ответственные иерархи не стыдятся распространять повсюду заведомую неправду, что религиозных гонений при Советском управлении в России никогда не было, и тем кощунственно насмехаться над сонмом русских священномучеников и мучеников, которых они открыто именуют политическими преступниками...

Неудивительно, что авторитет таких лукавых пастырей настолько пал в глазах верующих людей, что они часто опасаются ходить к ним на исповедь, видя в них обуявшую соль...

О стесненном положении духовенства в России... присоединяются свидетельства...иностранных корреспондентов...

В иллюстрированном Американском журнале - "Life" (July 2, 1945) помещена статья под заглавием: "Russia's own Church elects a Patriarch" и несколько фотографических снимков, изображающих разные моменты торжества интронизации патриарха с характерными комментариями к ним. Так под снимком, изображающим Председателя Совета по церковным делам при Совнаркоме Г. Карпова, представлявшего правительство на этих празднествах, автор дает следующее пояснение: Real boss of the Church is an atheist, Communist Georgy Karpoff, chairman of the State Council of Church Affairs (действительный (реальный) начальник церкви есть атеист коммунист Георгий Карпов, председатель государственного совета по церковным делам).

Не менее знаменательно связанное с тем же именем замечание корреспондента в тексте вышеозначенной статьи: A Communist official, who really governs the Church, gave Patriarch Alexei his blessing (коммунист чиновник, который реально управляет Церковью, дал свое благословение Патриарху Алексию)...Не напрасно выражение "Советская Церковь" и "Советский Патриарх" стало теперь обычным на языке русских людей. Зависимость нового возглавителя Русской Церкви от советского правительства так реальна и очевидна для всех, что она заранее опорочивает и лишает канонической силы прещения, какими Патриарх угрожает непокорным епископам и клирикам, ибо при нынешних условиях русской жизни они, очевидно, не могут быть свободным изъявлением воли церковной власти, как не были таковыми и раннейшие, исходившие от Святейшего Патриарха Тихона и еще более от Митрополита Сергия. Не напрасно Русские епископы в С. Америке на соборе в Чикаго объявили последние, как не бывшие....

Вполне правомочным судией между Зарубежными епископами и нынешним главою Русской Церкви мог быть только свободно и законно созванный и вполне независимый в своих решениях Всероссийский церковный Собор с участием по возможности всех заграничных и особенно заточенных ныне в России епископов, пред которым мы готовы дать отчет в каждый момент во всех своих деяниях за время нашего пребывания за рубежом... Не будучи, очевидно, уверен сам в действительности своих церковных прещений, Патриарх Алексий пытается перевести дело с канонической на политическую почву, и старается обвинить (очевидно, прежде всего, пред Советской властью) Заграничный Архиерейский Синод в том, будто он "дал церковное благословение историческому врагу России - Германии на разгром и захват России". В доказательство этого он ссылается на благодарственный адрес Адольфу Гитлеру, поднесенный ему Архиерейским Синодом в 1938 году, но умышленно умалчивает при каких обстоятельствах и за что был поднесен этот адрес.

Вскоре после своего прихода к власти Гитлер узнал, что Русские Православные люди в Берлине не имеют своей церкви, после того как сооруженный ими храм был отобран у прихода за неуплаченные за него долги. Это побудило его тотчас же сделать распоряжение об отпуске значительных денежных средств, на построение новой православной церкви, на отведенном для этого прекрасном участке земли, в германской столице. Следует заметить, что Гитлер предпринял этот шаг без какой-либо нарочитой просьбы русской православной общины, и не обусловил своей жертвы ничем, что могло бы, так или иначе, компенсировать ее. Архиерейский Синод, также как и все Русское Зарубежье, не могли не оценить этого великодушного акта, который совпал с тем временем, когда в России беспощадно закрывались, разрушались или обращались по совершенно несвойственному им назначению (превращались в клубы, кино, безбожные музеи, склады для продуктов и т. п.) - православные храмы и монастыри и оскорблялись или осквернялись в России другие святыни. Этот факт и отмечен был в адресе, но никакого "благословения на разгром и захват России" - Синод, конечно не давал. Также не верно заявление Патриарха, будто "руководители церковной жизни русской эмиграции" совершали публичные молитвы о победах Гитлера" Архиерейский Синод, никогда не предписывал таких молитв, и даже запрещал их, требуя, чтобы русские люди молились в это время только о спасении России.

Нельзя, конечно, скрывать того ныне общеизвестного факта, что истомленные безысходностью своего положения, доведенные почти до отчаяния царившим в России террором русские люди, как заграницей, так и в самой России возлагали надежды на Гитлера, объявившего непримиримую борьбу коммунизму, (этим, как известно, и объясняется массовая сдача русских армий в плен в начале войны), но когда стало очевидным, что он стремится на самом деле к завоеванию Украины, Крыма и Кавказа и других богатейших районов России, что он не только презирает Русский народ, но стремится к его уничтожению, что по его приказанию наших пленных морили голодом, что германская армия при своем отступлении сжигала и разрушала до основания встречавшиеся ей на пути русские города и села, истребляла или уводила с собой их население, обрекала на смерть сотни тысяч евреев с женщинами и детьми, заставляла их заранее рыть для себя могилы, тогда сердца всех благоразумных людей обратились против него кроме тех, кто "хотели быть обманутыми".

Тогда всем стало ясно, что Гитлер не только не несет миру новой эры мира и социального и хозяйственного благополучия, как он обещал в своих речах, но готовит гибель себе и своему народу и всем, кто связывал с ним свою судьбу, что и случилось на самом деле... Оторванные от непосредственного общения с родной землей, русские изгнанники никогда не изменяли ей и не забывали о постигшей ее тяжкой доле. Всего менее, конечно, могли оставаться равнодушными к ее судьбе русские православные архипастыри и пастыри. Они для того и ушли в добровольное изгнание, чтобы остаться верными священным заветам нашей истории, в созидании которой принимала такое живое и плодотворное участие наша Церковь.

Сидя, в течении четверти века, на реках Вавилонских, они всегда устремляли свой взор к Родному Сиону и жили одними и теми же мыслями, чувствами и упованиями со своим многострадальным народом. Они всегда верили в великое историческое призвание и несокрушимую нравственную мощь России и поддерживали эту веру в рассеянии сущих ее сынах, когда те изнемогали и впадали в уныние под тяжестью своих скорбей и лишений. Они внимательно всматривались в знамение времен, стараясь усмотреть в них приближающиеся времена и сроки воскресения своей Родины. Ныне эти сроки, быть может, действительно приблизились к нам..."

† Митрополит Анастасий.

(Архиерейский Собор РПЦЗ 1946 г. под ред. Г. М. Солдатова. Миннеаполис. 2003).

1945: Новый греческий старостильный "Флоринский" Синод, состоящий из трех иерархов: Хризостома Флоринского, Поликарпа Диавлийского и Христофора Мегаридского в газете "Элевферия" сделали следующее заявление: "Категорически опровергаем сообщение, опубликованное в ежедневной печати, что мы якобы намереваемся совершить хиротонии епископов. Заверяем церковные и государственные власти в том, что, полностью сознавая, что мы являемся только простыми хранителями установления всеправославного значения, каковым является отеческий церковный календарь, а не представителями бунтующей Церкви, мы никогда и в ни коем случае не приступим к таким церковным действиям, как хиротонии епископов. Также с праведным негодованием опровергаем, что, якобы, в канцеляриях старостильников собралось 60 клириков нашей православной группы, чтобы избрать кандидатов в епископы. Также заявляем, что мы как религиозная организация не принадлежим ни к одной политической партии или партийной группировке, но наши действия имеют чисто церковную цель.

Сообщаем также церковным и политическим властям и общественности, что никакого отношения и церковного общения наша православная и консервативная группа не имеет с самочинниками епископами, Германом В. и Матфеем К, которых за их антиканонические действия, совершеные без нашего одобрения, мы осудили и, следовательно, не несем никакой ответственности за их антиканонические действия, включая и совершенные ими в будущем".

("Элевферия", 14 нояб. 1945 г.).

1945: 4 ноября патриарх Алексий телеграммой просил патриарха Конст-ого Вениамина дать благословение Митрополиту Евлогию, его духовенству и пастве на воссоединение с Матерью Церковью Российской. ("Церковный вестник Западноевропейской епархии", N 2, 1946 г.).

1945: Митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) был принят в Лондоне архиепископом Кентерберийским доктором Фишером. В ходе визита было выяснено, что англичане, также как и Русская Церковь, отрицательно относятся к Ватикану и "готовы принять участие в тех или иных мероприятиях, направленных против Ватикана, хотя и занимают пока в этом вопросе пассивные позиции". Участники встречи, ограничившись общими фразами, конкретных мероприятий не обсуждали. Учитывая, что в антиватиканском блоке участие Англиканской Церкви было бы целесообразно, правительство рекомендовало Совету по делам Русской Православной Церкви "разрешить Московской Патриархии приглашение в 1947 г. в Москву архиепископа Кентерберийского на предмет получения согласия последнего на совместные действия против Ватикана". Для советского правительства отношения с Ватиканом являлись основным внешнеполитическим направлением, к которому следовало привлечь Русскую Православную Церковь.

1945: Архимандрит Николай (Гиббс), бывший преподаватель английского яз. у детей Царя Мученика, последовавший за Царской семьей в Тобольск и Екатеринбург, перешел из РПЦЗ в Московскую Патриархию. Этому переходу способствовали беседы с митрополитом Николаем (Ярушевичем), посетившим тогда Англию. Архиеп. Василий (Кривошеин) вспоминал: "На архимандрита Николая (Гиббса) митрополит Николай произвёл самое сильное впечатление, он ценил его ум и находился под действием его привлекательной личности, хотя по свойству своего крайне подозрительного характера и как "заядлый англичанин" относился к нему с некоторой осторожностью. Его смущали "миротворческие" выступления митрополита Николая с их предельно резкими нападками на Западный мир. Я ему много возражал (и это было моё искреннее убеждение), что всем этим "мирным" выступлениям митрополита Николая не надо придавать никакого значения, так как они вынуждены, и он это делает ради блага Церкви и как бы взамен на те льготы и послабления, которые Сталин в послевоенные годы, несомненно, предоставлял Церкви. Должен признаться, что эти политические выступления митрополита Николая на страницах ЖМП я почти не читал, настолько мне они казались малоинтересными. Но я жалел о том вреде, который они приносили доброму имени Русской Православной Церкви на Западе и среди наших церковных раскольников". (Воспоминания архиеп. Василия Кривошеина о митр. Николае Ярушевиче).

1945: В этом году у обращенного в Православие французского священника о. Лукиана Шамбо появляется новый помощник - о. Иоанн Петерфальви, она вместе решили положить начало западному православному монашеству по уставу св. Венедикта Нурсийского. О. Лукиан Шамбо постригается с именем Дионисий, а затем постригает по бенедиктинскому чину о. Иоанна, а несколько месяцев спустя - о. Георгия Лямотта. Возникает монашеское братство православных бенедиктинцев, которое утверждается Московской Патриархией в 1945 г., во время приезда в Париж Патриаршей делегации. В 1948 г. архимандрит Дионисий представлял Зап. Европейский эказархат на Всеправославном совещании в Москве и участвовал в комисси обсуждавшей проблемы экуменизма.

1945: Возвращение в Московскую Патриаршую Церковь группы "непоминающих" во главе с епископом Ковровским Афанасием (Сахаровым). В письме своей духовной дочери, объясняя свое возвращение, владыка Афанасий писал: "Только одно обстоятельство (может оправдать непоминовение. ред.), - если священнослужитель начнет открыто, всенародно с церковного амвона проповедовать ересь, уже осужденную на Вселенских Соборах, - не только дает право, но и обязует каждого и клирика и мирянина, не дожидая соборного суда, прервать всякое общение с таковым проповедником, какой бы высокий пост в Церковной иерархии он ни занимал... Ереси, отцами осужденные, Патриарх Алексий и его сподвижники не проповедуют... никакой законной высшей иерархической властью Патриарх Алексий не осужден, и я не могу, не имею права сказать, что он безблагодатный, и что таинства, совершаемые им и его духовенством, не действительны. Поэтому, когда в 1945 году, будучи в заключении, я и бывшие со мною иереи, не поминавшие Митрополита Сергия, узнали об избрании и настоловании Патриарха Алексия, мы обсудивши создавшееся положение, согласно решили, что так как кроме Патриарха Алексия, признанного всеми Вселенскими Патриархами, теперь нет иного законного первоиерарха русской поместной Церкви, то нам должно возносить на наших молитвах имя Патриарха АЛЕКСИЯ, как Патриарха нашего, что я и делаю неукоснительно с того дня". (Письмо епископа Афанасия от 9/22 мая 1955 года). Эта группа священнослужителей послала первоиерарху поздравительное письмо с просьбой принять их в общение. Еп. Афанасий написал также окружное послание в катакомбные общины и скиты с призывом "вернуться в лоно" Патриаршей Церкви.

1945: В югославском законе об аграрной реформе для отдельных религиозных общин определено право владения землей в количестве 10 гектаров обрабатываемой площади, а для религиозных объектов культурно-исторического значения это количество составляет 30 гектаров обрабатываемой земли и 30 гектаров леса. Доходы принадлежат религиозным объединениям при значительных налоговых льготах.

Льготами в отношении налогообложения пользуются не только религиозные общины, но и сами служители Церкви. Несмотря на то, что Церковь отделена от государства, последнее прямо или косвенно - освобождением от налогов и путем различных льгот - субсидирует функционирование церковных властей, оказывает помощь в реставрации культурно-исторических памятников, в строительстве религиозных объектов, помогает бедным священникам и церковным школам. (Журнал "Югославия" за 1966 год (июль - август).

1945: На призыв патриарха Алексия вернуться "в ограду" Матери-Церкви, первоиерарх Зарубежной Церкви митрополит Анастасий отвечал, что ее члены "никогда не считали и не считают себя находящимися вне ограды Православной Русской Церкви, ибо никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного единения со своею Матерью-Церковью... Не перестаем благодарить Бога за то, что Он судил нам оставаться свободной частью Русской Церкви. Наш долг хранить эту свободу до тех пор, пока не возвратим Матери Церкви врученный ею нам драгоценный залог. Вполне правомочным судиею между зарубежными епископами и нынешним главою Русской Церкви мог бы быть только свободно и законно созванный и вполне независимый в своих решениях Всероссийский Церковный Собор с участием по возможности всех заграничных и особенно заточенных ныне в России епископов, перед которыми мы готовы дать отчет во всех своих деяниях за время нашего пребывания за рубежом..." ("Православная жизнь" N 6, 1976).

1945: Сразу же после Поместного Собора Московской Патриархии 1945 г. Карпов в отчете правительству докладывал:

"В дальнейшем внешняя деятельность РПЦ направляется Советом в следующих направлениях:

1. Воссоединение с Московской Патриархией русских православных церквей за границей.

2. Установления тесных и дружественных отношений с православными церквями славянских стран.

3. Дальнейшее укрепление связей с главами других автокефальных церквей и влияние в решении международных церковных вопросов" (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 407. Л. 12).

1945: Согласно Положению, принятому в этом году за подписями Католикоса-Патриарха всея Грузии Каллистрата и всего епископата Грузинской Церкви, законодательная и высшая судебная власть принадлежит Церковному Собору, который состоит из духовенства и мирян и созывается Католикосом-Патриархом по мере необходимости. Католикос избирается Церковным Собором путем тайного голосования (принятие монашества не обязательно) и дает Собору отчет в управлении. При Католикосе-Патриархе действует Св. Синод, состоящий из правящих епископов и викария Католикоса. Церковной жизнью епархии, подразделяемой на благочиннические округа, руководит епископ. Действующей епархией считается та, в которой служат не менее двух священников. Приходом управляет Приходской Совет, в состав которого входят все члены причта и не менее трех представителей мирян, избранных Приходским Собранием на трехлетний срок. Председателем Приходского Совета является настоятель храма (прот. Василий Заев. Конспект лекций по истории Поместных Прав. Церквей).

1945: В своем послании на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия І игумен Русского Свято-Пантелеимонова монастыря архимандрит Иустин писал: "Ваше Святейшество, милостивейший Архипастырь и Отец, благословите! Русский монастырь Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона на Святой Горе Афонской сыновне шлет настоящим письмом свои искреннейшие и теплейшие поздравления Вашему Святейшеству по случаю избрания Вас на древний Московский Патриарший престол и торжественного поставления Святейшим Патриархом Московским и всея России. Недавнее восстановление патриаршества в России, избрание на Патриарший престол сначала Вашего приснопамятного предшественника - блаженно о Господе почившего Патриарха Сергия, а теперь и Вашего Святейшества наполнили наши сердца, русских православных людей, чувствами глубокой радости и благодарности Богу. Отрадно думать, что святая православная вера, как и в древние времена, вновь сияет на Святой Руси, что в эти тяжелые годы войны с исконным внешним врагом-завоевателем Святая Православная Церковь в лице Святейшего Патриарха Сергия и Вашем воодушевляла и наставляла (как и во все трудные времена истории России) верующий русский народ на святое дело защиты Родины. Еще с большею радостию слышим мы отовсюду, что православная вера и Церковь в России обладают сейчас полной свободой и что правители державы Российской относятся к Церкви Христовой с подобающим ей уважением и доброжелательством. Радостно также, что Русская Православная Церковь вновь занимает подобающее ей почетное место среди других Автокефальных Церквей и что в Москве обсуждаются и решаются во благо Православия важнейшие вопросы, касающиеся всей Православной Церкви в целом...

Пользуясь случаем этого первого после многих лет перерыва письменного общения с Русской Церковью, мы обращаемся от имени нашего Русского монастыря Святого Пантелеимона и всех русских монахов Святой Горы к Вашему Святейшеству с нижеследующей просьбой: Вот уже 30 лет, как Святая Гора Афонская перешла без согласия на то России во власть греков. С этих пор наш монастырь и все русские обители на Афоне начали подвергаться тяжелым стеснениям со стороны греческого правительства...

Негреческие обители Святой Горы обречены на верное и сравнительно быстрое вымирание и уничтожение, за которыми последует общая гибель Святой Горы как особой монашеской автономной области. Мы вместе с тем сознаем, что в нашей беде, беде русских людей на далеком Афоне, нам может помочь одна лишь Россия. Поэтому мы умоляем Ваше Святейшество: взять нас под свое отеческое духовное покровительство...

Почтительнейше испрашивая святых молитв Ваших и благословения, честь имеем быть Вашего Святейшества нижайшими послушниками и смиренными богомольцами. Игумен Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря Архимандрит Иустин со всею о Христе братиею".

(Положение русского монашества на Св. Горе Афон. Prav.Ru).

1946: В рапорте патриарху Алексею архиеп. Виктор Пекинский писал, что прибыл в Шанхай в феврале 1946 г., уже имея ответ от патриарха из Москвы. В Шанхае святитель Иоанн заявил Начальнику Миссии, так как восстановлено сообщение с Заграничной церковной властью, перейти в ведение иной церковной власти можно только лишь по распоряжению митрополита Анастасия, иначе это было бы каноническим нарушением, особенно если принять во внимание, что епископская кафедра в Шанхае, да и в Пекине была учреждена Зарубежным Синодом. Начальник Миссии, принципиально не возражал против этого, так как имелось решение представителя Синода - митрополита Мелетия - о переходе в подчинение Московской Патриархии. Однако оставалась надежда на то, что удастся решить вопрос без нарушения канонов. Все надеялись на положительное решение со стороны митрополита Анастасия, к тому же зимой 1946 г. еще не было известно решение Патриарха по Пекинской епархии - повторная телеграмма была получена только в апреле, в Великую Субботу 1946 г. В своем обращении к пастве Шанхая епископ Иоанн 2 августа писал: "Зарубежное церковное управление признало полезным для Церкви продолжать и дальше иметь о нас духовное попечение, о чем и известило нас, а нами о том был поставлен в известность Высокопреосвященный Начальник Миссии.

В силу того мы не считаем возможным принять какие-либо решения по сему вопросу без указания и одобрения Русской Зарубежной церковной власти. Еще на Соборе 1938 г., в котором мы принимали участие, было постановлено, что когда настанет час возвращения на Родину, иерархи Зарубежья не должны действовать разрозненно, и вся Зарубежная Церковь должна представить Всероссийскому Собору свои деяния, совершенные во время вынужденного разъединения... Сообщения о беспрепятственном восстановлении канонически-молитвенного общения с Московской Патриархией, полученное архиепископом Виктором в Великую Субботу в ответ на обращение его к Святейшему Патриарху Алексию в августе прошлого 1945 г., искренно нас порадовало, ибо в том мы узрели начало взаимного понимания между двумя частями Русской Церкви, разделенными границей, и возможность взаимной поддержки двух объединяющих русских людей центров, внутри и вне нашего Отечества. Стремясь к единой общей цели и действуя отдельно в зависимости от условий, в которых каждая из них находится, Церкви внутри России и за рубежом, успешнее смогут достигать как общую, так и свои особые задачи, имеющиеся у каждой из них, пока не настанет возможность полного их объединения. В настоящее время Церковь внутри России должна залечивать раны, нанесенные ей воинствующим безбожием и освобождаться от уз, препятствующих внутренней и внешней полноте ее деятельности. Задачей Зарубежной Церкви является предохранение от распыления чад Православной Русской Церкви и сохранение духовных ценностей, принесенных ими с Родины, а также распространение Православия в странах, в которых они проживают. К сему были направлены и деяния Собора Зарубежных иерархов, состоявшегося в годовщину поражения Германии в занятом союзниками городе Мюнхене... Мы будем повиноваться тем архипастырям, которым наша Высшая Церковная власть признает за благо нас подчинить или удалимся от всех дел церковных, если преемники рукополагавших нас епископов снимут с нас ответственность за здешнюю паству, хотя и тогда не перестанем молиться за тех, которых сии годы духовно опекали. Мы молим Господа, да ускорит Он наступление того вожделенного и чаемого часа, когда Первосвятитель всея Руси, взойдя на свое Патриаршее место в первопрестольном Успенском Соборе, соберет вокруг себя всех русских архипастырей, от всех Русской и чужих земель сшедшихся" (Архиеп. Иоанн Шанхайский. Послание православной пастве Шанхайской. Шанхай. 2 августа 1946 г.).

http://www.russned.ru/stats/2315



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме