Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Нация, народ, народность: краткое пояснение понятий

Сергей  Белов, Русский вестник

06.06.2008


Мнение обозревателя …

С принятием т.н. всенародной Конституции РФ, ее вдохновители и устроители, ловко пользуясь шулерскими приемами вокзальных наперсточников, сумели обмануть миллионы русских и не русских людей, развалив великую державу - СССР. Параллельно с запланированной заменой кровавого коммунистического режима на демократический режим геноцида русских, в России появилось множество ложных научных институтов, школ, сообществ. Им была поставлена задача разработки "новых", послемарксовых и постсоветских взглядов на известные научные истины. Целью их деятельности стало искажение и замалчивание громадного опыта Русского исторического и культурного наследия, очернение Православной веры Русского народа. Основным методом - банальная демагогия, выдаваемая за науку. Особое внимание было уделено национальным отношениям. Так, по мнению заказчиков научных миражей, будет легче добиться исполнения их заветной мечты - полностью подавить национальное самосознания Русского народа и превратить русских людей в "Иванов родства не помнящих" и Отечеством своим не дорожащих. Затем, вовсе лишить их Родины, превратить сначала в теории, а затем и на практике в некий "этнический монолит - единую нацию" без различия национальностей, которой можно будет управлять как стадом обезличенных баранов - физических лиц. Сегодня некоторые русские люди, в том числе члены Союза Русского Народа, попали в фарисейскую западню и до того запутались, что уже стали сомневаться в существовании Русского народа, и открыто заявляют, что его нужно "формировать заново"! Невольно всплывают в памяти слова священномученика Иоанна (Восторгова): "Мы живы. Жив наш Бог, жива Россия, жив и будет жив Русский народ! Рано собрались делить ризы его, рано стали хоронить его!".

Основная причина такой путаницы одна. Вместо учения Христова у них в головах до сих пор крепко сидит марксистко-ленинская теория, созданная бионегативными основоположниками человеконенавистнического скопища христоборцев. Поэтому, анализируя основы идеологии Союза Русского Народа, мы хотели бы обратить внимание Союзников, как и всех, кому дорого наше Отечество, на то, каким образом некоторые научные понятия превращаются в орудия идейного и политического оболванивания народов России.

После того, как мы вкратце определили подход к пониманию основ русского национализма как явления русского самосознания и идейно-политической практики Союза Русского Народа, необходимо точнее определиться с терминологией, которая сейчас часто применяется. Дело в том, что неточность (как, впрочем, научная и политическая нечистоплотность) в определениях таких широко используемых понятий, как народ, нация, этнос и раса, дает значительную возможность для терминологических манипуляций и искусственных разночтений в идеологических концепциях, имеющих отношение к нашей теме - уточнению основ идеологии Союза Русского Народа. Стараясь вычленить из существующего многообразия определений те, которые, на наш взгляд, наиболее приемлемы, мы вполне отдаем себе отчет в правоте митрополита Иоанна (Снычева) верно утверждавшего, что никто пока не дал точного определения нации(1). То же самое можно сказать и об определении понятия "народ". Поэтому ограничимся кратким перечислением и анализом наиболее распространенных и принятых к употреблению понятий. Поскольку определений этих великое множество, мы выберем для наших целей лишь несколько наиболее типических, подбирая их по принципу исторической последовательности и распространенности. Начнем со слова нация, которое употребляется в последние годы все шире и со все возрастающей политической составляющей.

Вот какое определение нации дает один из крупнейших идеологов русского национализма проф. П.И. Ковалевский в своей работе "Русский национализм и национальное воспитание в России" (1912 г.). Он пишет: "Что такое нация? Нация - группа людей, занимающая определенную территорию на земном шаре, объединенная одним разговорным языком, исповедующая одну и ту же веру, пережившая одни и те же исторические судьбы, отличающаяся одними и теми же физическими и душевными качествами и создавшая известную культуру(2). Немногим далее автор поясняет основное отличие в понятии нации от понятия народ, не давая этому понятию развернутого определения. "В русском языке есть слова "народ", "народность", "народный". Это не то же, что нация, национальность, национализм. Это или больше, или меньше. Словом "русский народ" обозначают или состав жителей всего Российского государства, и тогда в это государственное понятие входит 150 наций, составляющих Российскую Империю, или словами "русский народ" обозначают сословие, класс людей, простой класс народонаселения(3). Для полнокровного понятия нация сюда, по П.И. Ковалевскому, следует "добавить дворян, духовенство, купцов и проч."(4). В работе "Демократия либеральная и социальная" Л.А. Тихомиров не отделяет народ как "простой класс народонаселения" от иных сословий и не делает с этой точки зрения различия между понятием "народ" и "нация". Он дает следующее пояснение слову "народ": "Что такое самый народ? К понятию о нем можно подходить с двух весьма различных точек зрения. Всякий народ, во-первых, представляет нечто историческое целое, длинный ряд последовательных поколений, сотни или тысячи лет живших наследственно передаваемой общей жизнью. В этом виде народ, нация представляет некоторое социально органическое явление с более или менее ясно выраженными законами внутреннего развития. В этом виде народ, нация, составляет вместе с тем несомненный научный факт. Вся наша наука 19 века знает только этот народ, говорит нам только о нем"(5). Точно отделяя политику от науки и наукообразности, обслуживающей лживую политику, Л.А.Тихомиров далее отмечает: "Но политиканы и демократическое направление рассматривают народ не в этом виде - исторического, социально органического явления, а просто в виде суммы наличных обывателей страны. Это есть вторая точка зрения, которая рассматривает нацию как простую ассоциацию людей, соединившихся в государство, потому что они этого захотели, живущих по тем законам, какие им нравятся, и произвольно изменяющих, когда им вздумается, законы современной жизни"(6).

Замечание Л.А.Тихомирова относительно подмены в понятии нации и народа "исторического, социально органического явления" на "сумму наличных обывателей страны" для нас крайне важно. Оно является методологическим основанием для разделения идеологии демократического обмана от идеологии, построенной на научном знании и православной истине при оценке всех в изобилии появляющихся в настоящее время различных, новых по внешнему виду, но удивительно схожих по содержанию "проектов, концепций и доктрин" по развитию России. При формировании, изучении и оценке идеологии Союза Русского Народа это замечание следует учитывать с особым вниманием, чтобы избежать опасности идейного обмана. Точно так же следует иметь в виду и другое важнейшее условие, которое сделало русский народ Великим Русским народом, - Православную веру. Об этом мы читаем у митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва). Он пишет: "Понятие "народ" по отношению к национальной общности есть понятие более высокое, не материальное, но духовное, и ее одной недостаточно, чтобы сложился коллективный духовный организм, столь крепкий и живучий, что никакие беды и напасти (а сколько их было за десять веков нашей истории) не смогли разрушить его и истребить. Первоначально единство крови, общность происхождения славянских племен при всей своей значимости не могли придать этому собранию необходимую живучесть и крепость. Лишь только тогда, когда душа народа - Церковь - собрала вокруг себя русских людей, когда Русь преодолела отсутствие государственного единства, порождавшее в народном теле язвы и трещины усобиц, когда, сбросив с себя иноверческое татаро-монгольское иго, Россия объединилась под скипетром Русского Православного Государя - тогда во весь свой могучий рост поднялся на исторический сцене русский народ. Народ соборный, державный, открытый для всех. Осознавший цель и смысл своего бытия. С этого момента смысл русской жизни окончательно и навсегда сосредоточился вокруг Богослужения в самом высоком и чистом значении этого слова - служения Богу как средоточию Добра и Правды, Красоты и Гармонии, Милосердия и Любви. Цель народной жизни окончательно определилась как задача сохранения в неповрежденной полноте этой осмысленности личного и общественного бытия, свидетельствования о ней миру, защите ее от посягательств и искажений"(7).

Как мы видим из приведенных пояснений, никакого особого различия с точки зрения научной между понятием "народ" и "нация" русские ученые П.И.Ковалевский и Л.А. Тихомиров не делают, но "историческое целое" и "историческую судьбу" при определении обоих понятий подчеркивают. В свою очередь, митрополит Иоанн, не показывая, что из Русского народа благодаря Православной вере родилась Русская нация, особо подчеркивает ее роль в становлении на "исторической сцене" Русского народа как соборного, державного и духовного понятия.

То, что нации и, в частности Русская нация, проходят длительный путь исторического формирования, сомнений не вызывает. Об этом можно узнать из многих работ отечественных и зарубежных исследователей. Многие из них приходят к выводу, что должно пройти немало времени, чтобы нация обрела сама себя. Что касается Русской нации, то можно согласиться, что она сложилась и определилась в России к эпохе Петра 1. "Великорусская народность, раздираемая нашествиями и мятежами, наконец созрела, как зреет хлеб, несмотря на бури и невзгоды. Раса физически и духовно является вообще не сразу. Иногда рост ее надолго задерживается. Примеси отклоняются, совершенствуются или убивают породу. Основной тип борется с вариантами, но в конце концов наступает время, когда замысел природы осуществлен, порода созрела! Момент торжественный, как в жизни отдельного человека. Созревшая национальность представляет собой гений народа", - писал О.Меньшиков(8). Учитывая современный опыт политической практики, который приобретен в течение 18-20 веков, в том числе и по искусственному созданию государств насильственным путем (США, Израиль), искусственной политизации нерешенных национальных вопросов относительно народов, которые не имеют своей государственности и живут на территориях других стран, а также не менее искусственное втягивание национальной культуры народов в глобальные политические процессы, определение П.И.Ковалевского, сохранившее свою верную научную основу, можно лишь несколько уточнить. В него следует добавить следующее: нация - группа людей, занимающая определенную территорию на земном шаре (имеющая свое государство с исторически сложившимися границами), объединенная одним разговорным (и государственным) языком, исповедующая одну и ту же веру, пережившая одни и те же исторические судьбы, отличающаяся одними и теми же физическими и душевными качествами и создавшая известную (высокоразвитую) культуру.

Тогда, утверждая понятие "нация" вообще и понятие Русская нация, мы будем иметь возможность говорить о том, что Русский народ и русские, составляющие физическую и духовную основу Русской нации, собирают вокруг себя другие народы, позволяя им полностью слиться с ними в государственном отношении. Опираясь на такое определение, мы можем утверждать, что Русская нация это вовсе не разноплеменное сборище, договорившееся пожить вместе до тех пор, пока это выгодно каждому и выдумавшее для этого общие временные правила. "Россия, - писал по этому вопросу С.А. Хомяков, - принесла в свое великое лоно много разных племен: финнов прибалтийских, приволжских татар, сибирских тунгусов, бурят и проч., имя, бытие и значение получила она от Русского народа (т.е. от членов Великой, Малой и Белой Руси). Остальные должны с ней слиться вполне: разумные, если поймут эту необходимость; великие, если соединятся с этою великою личностью; ничтожные, если вздумают удерживать своею мелкую самобытность"(9). На то, что становление Русской нации шло не только путем "привнесения в великое лоно России различных племен", но и инославных верований, указывал И. Ильин. В своей работе "Опасности и задания русского национализма" он писал: "Нация, как единение людей с единым национальным актом и культурою, не определяется принадлежностью к единой церкви, но включает в себя людей разной веры, и разных исповеданий, и разных церквей. И тем не менее русский национальный акт и дух был взращен в лоне Православия и исторически определился его духом..."(10).

Иначе говоря, опираясь на приведенное выше определение, мы сможем также сказать, что обрусевшие, коренные и не коренные народы России, сблизившиеся с Русским народом по духу, а многие и по крови, внесшие свой посильный для них искренний вклад в строительство русского государства и издревле живущие с державным Русским народом в дружбе и согласии, пусть даже и не перешедшие в Православную веру, но относящиеся к ней не только с уважением, но и разделяющие ее нравственные христианские принципы - могут быть причислены к Русской нации(11). Не следует забывать, что такой подход, верный исторически, нравственно и духовно, серьезно ограничит возможности интерпретировать понятие "нация" с сепаратистскими и глобалистскими целями. Такой подход позволит выделить в этом понятии присущие коренным народам России качества единства и духовной близости, стремление малороссов, белоросов и малых народов России объединиться под эгидой державного Русского народа (великороссами), а не разбежаться по национально-карликовым гособразованиям туземного образца, демонстрируя свою мнимую народность, но будучи на самом деле слабосильными и малокультурными. Не говоря уже о том, что абсолютно незащищенными с военной точки зрения. "Право народности существует истинно для тех только народов, которые, пользуясь опытом, имеют возможность оное сохранить, и что право благоустройства принимается в соображение для утверждения безопасности, а не для какого-либо тщеславного распространения пределов государства. Таким образом, племена, подвластные большому государству, не могущие по своей слабости пользоваться самостоятельною политическою независимостью и долженствующие, следовательно, непременно состоять под властью или покровительством кого-либо из больших соседствующих государств, не могут ограждаться правом народности, ибо оно есть для них мнимое и не существующее. К тому же, маленькие народы, между большими находящиеся, служат всегдашним поприщем военным действиям, разорениям и гибельным воздействиям всякого рода. А посему полезнее для них самих, когда они соединятся духом и обществом с большим государством и совершенно сольют свою народность с народностью господствующего народа, составляя с ним только один народ и переставая беспечно мечтать о деле невозможном и несбыточном," - так, вполне понятно разъяснял эту проблему проф. П. И. Ковалевский(12). Аналогичное мнение спустя столетие мы находим и у Председателя Союза Русского Народа Л. Г. Ивашова, указывавшего в своем докладе на II съезде СРН в 2006 г., что даже на уровне своего региона компактного проживания при всех благих пожеланиях национальных элит последние оказываются не способными сохранить единство территории их проживания, хозяйственную самостоятельность и культурную независимость своих народов. Следует осознать, что многие малочисленные народы, как правило, в силу особенностей национального характера, духовной немощи и интеллектуальной неподготовленности, включая элементарную неспособность к цивилизованному труду, тем более не могут и не готовы нести на себе груз ответственности за судьбу громадной России наравне с русскими.

Что касается понятия народность, которое употребляет проф. П. И. Ковалевский в данном случае, то оно имеет несколько значений. Два из них наиболее распространены и применимы практически. Во-первых, слово народность употребляется как полный синоним слову народ, либо как народ на ранней стадии его развития. Во-вторых, как совокупность ряда качественных характеристик, отличающих тот или иной народ. Когда мы говорим "Народность" относительно употребления этого слова как третьей составляющей в формуле основ русской государственности: "Православие. Самодержавие. Народность", а также относительно ее связи с двумя другими ее составляющими, то, в широком смысле имеем в виду второе ее значение. То есть Русскую народность с присущими только Русскому народу физическими и духовными качествами, которые отличают и выделяют его как народ державный, православного вероисповедания, расово однородный, культурно единый, имеющий древние корни и историческое право на свою родную землю и свою собственную русскую государственность. При этом мы выделяем для наших более узких задач из всей разнообразной гаммы чувственных, духовных, деловых, культурных и физических характеристик Русского народа только те, которые имеют конкретное приложение к интересующему нас вопросу: отношение народа к вере, к государственному и национальному устройству России.

Здесь следует особо подчеркнуть: в Императорской России были другие и много более приемлемые условия для развития Русского народа и формирования Русской нации. Принятая в 1832 г. триединая формула основ русской государственности "Православие. Самодержавие. Народность" в стране, где наряду с Русским народом под единой державной рукой Русского Императора проживало 150 больших и малых народов, родилась не на пустом месте(13). Тем более - не из желания подмять под себя другие народы и их веру. В этом не было никакой необходимости. Об этом известно любому, кто знаком с историей развития Русского государства не из масонских, а из русских источников. Сегодня демократическая форма государственного устройства в отличие от самодержавия, объединявшего все народы России, существенно размывает единство нации, делает ее политически рыхлой и идейно раздробленной - не скрепляет, а денационализирует ее. Ведь в самой идее либеральной демократии (как и в политической практике искусственно выдуманного для расчленения России чуждого ей исторически федерального устройства) в виде искусственного равенства всех независимо ни от чего, но ради самого себя и даже в ущерб другим и общему делу, заложена идейная основа (а в республиканском государственном строе - политическая основа) для денационализации, сепаратизма и развала России. Поэтому в наше время говорить следует скорее не о развитии, а о сохранении того национального багажа, который еще чудом не растрачен, хотя и сильно попорчен постмонархическими режимами, насильственным путем захватившими власть в Российской империи и незаконно удерживающими ее до сих пор.

Теперь обратимся к тому, как проф. И. Ильин видит процесс появления на свет нации, подчеркивая ее общественно-культурную составляющую. Людям приходится жить на земле, пишет он в своей книге "Путь духовного обновления", так, что "каждый скрыт за своим телом, все ощущают только себя, все друг другу чужие и пребывают в душевно-телесном одиночестве... Но наряду с ним возникает могучее творческое единение людей в общем и сообща творимом лоне - в национальной духовной культуре, где все мы одно, где все достояние нашей родины (и духовное, и материальное, и человеческое, и природное, и религиозное, и хозяйственное) - едино для всех нас и общее всем нам: и творцы духа, и "труженики культуры", и создания искусства, и жилища, и песни, и храмы, и язык, и лаборатории, и законы, и территории... Каждый из нас живет всем этим, физически питаясь и душевно воспитываясь, огражденный другими и обороняя других, получая и принимая дары во всеобщем взаимном обмене. В жизни и в ткани нашего общества мы все - одно, а в ее духовной сокровищнице объективировано то лучшее, что есть в каждом из нас. Ее созданиями заселяется, и обогащается, и творчески пробуждается личный дух каждого из нас; родина делает то, что душевное одиночество людей отходит на задний план и уступает первенство духовному единению и единству. Такова идея родной нации(14). Вполне понятно, что духовное единение нации, рожденное в национальной духовной культуре, не может вырасти в культуре низкой и неразвитой. Поэтому в определении проф. П.И. Ковалевского мы полагаем необходимым уточнить: кроме других неотъемлемых критериев для определения нации, ею может считаться только тот народ, который сумел создать высокоразвитую национальную культуру.

В целом такой подход, по своей сути устремленный к укреплению единства нации, связан с возможностью и необходимостью рождения, а в нашем случае - возрождения самодержавного государственного устройства России. Показывая неразрывную связь между монархическим государством, нацией и национальной политикой, которая во всей своей полноте реализуется именно при монархическом строе, Л.А.Тихомиров в своей работе "Рабочий вопрос и русские идеалы" писал: "...В идее Монархии лежит именно непосредственная связь с нацией. Отсюда сама "Монархия, - продолжал развивать свою мысль ученый, - возможна лишь в нации (которую Тихомиров, как мы уже отмечали, не отделял от понятия народ, достигшего "социально органического" уровня развития. - С.Б.), т.е. в обществе с устоявшейся логикой развития, с известной преемственной традицией, с тем, что и составляет "дух народа". Монархия возможна лишь в обществе, уже приобретшем внутреннюю логику развития. Ее политика поэтому только и может быть основана на осуществлении целей этого преемственно развивающегося целого, то есть необходимо должна стать национальной, и если не будет такой, то монархия становится ненужной данному обществу и даже невозможна для него"(15). Отделяя монархию от демократии и показывая существенную разницу между монархией на основе нации как общества, сложившегося в результате естественной исторической преемственности многих поколений и демократией, он, приводя конкретные примеры, добавлял: "Всякий случайный сброд людей может образовывать государство на демократических началах"(16). Остается только задаться вопросом: зачем Русскому народу и России, имеющей за своей спиной многовековую традицию самодержавной государственности уподобляться "всякому сброду", отвергая свое богатейшее историческое наследие? Кому это все нужно?

Мы обратили внимание на то, каким образом понимают перечисленные авторы момент и способ формирования нации, а также какие существенные характеристики они выделяют для ее определения, не случайно. Такой подход позволяет глубже уяснить и утвердить, что в идею нации должна быть заложена центростремительная, объединяющая ее государственная идея с одновременным сохранением на-циональной самобытности, непохожести на другие нации. Именно эта объединяющая идея и должна находить отражение в добросовестном определении нации. Если же мы проанализируем другие источники: марксистско-ленинского и постперестроечного, демократического периода, то убедимся, что в понимании определения нации произошли существенные идеологические перемены. "Наука по-заказу" выработала иные критерии и другой подход. Поскольку цель была иная.

Родоначальником этого подхода стал небезызвестный вождь мирового пролетариата Бланк, получивший революционную кличку Ленин и написавший по национальному вопросу немало губительных для России книг и статей, которые были положены в основу геноцида, прежде всего, ненавидимых им русских людей. Две из его наиболее вредоносных для России работ на интересующую нас тему, это работа "О праве наций на самоопределение" и вторая работа - "Критические заметки по национальному вопросу". Обе они были впрямую направлены на разрушение национальной Императорской самодержавной России, на подъем окраинного антирусского национализма и сепаратистских настроений. По сути, Ленин разбил Русскую нацию и Россию на многочисленные нации, уравняв тем самым образовавший эту нацию Русский народ с всеми другими, в том числе с малочисленными народами, которые играли второстепенные (и не всегда положительные) роли в становлении Русского государства. Затем он заявил о том, что они имеют право самоопределяться и даже отделяться. Таким путем был запущен идеологический механизм развала Императорской России, реализованный впоследствии в политической практике большевиков. Поскольку этапы этого революционного пути расчленения Российской Империи большевиками достаточно хорошо всем известны, останавливаться на этом вопросе нет необходимости. Заметим только, что эта мысль была ключевой для ленинского плана уничтожения самодержавного государственного строя и превращения его в федерацию республик, где результатом ломки устоявшегося государственного имперского организма стало установление и закрепление власти инородцев через идею равноправия наций. После того как власть была захвачена, право наций на отделение советские лидеры оставили в качестве морковки, подвешенной перед мордой осла, до которой ему никогда не добраться.

Поэтому в словарях советского периода относительно понятия нация мы не находим серьезного акцента на самоопределение вплоть до отделения.

Вот какое определение дает Большая советская энциклопедия: "Нация (от лат. natio - племя, народ), историческая общность людей, складывающаяся в ходе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера, которые составляют её признаки. Подлинно научная теория Н. создана К. Марксом и Ф. Энгельсом и развита В. И. Лениным. Согласно этой теории, Н. возникает как новое социально-историческое явление в период преодоления феодальной раздробленности общества и укрепления политической централизации на основе капиталистических экономических связей".

В Большом юридическом словаре читаем: "Нация (лат. natio - племя, народ) - 1) в теории права - историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, языка, некоторых особенностей культуры и характера, которые составляют ее признаки. В некоторых случаях синонимом Н. является понятие "народ"; 2) в конституционном праве англо- и романоязычных стран - термин, обычно имеющий значения "государство", "общество", "совокупность всех граждан".

В "Словаре русского языка" И.Ожегова находим: "Нация исторически сложившаяся устойчивая общность людей, образующаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика". (Ожегов С.И. Словарь русского языка, М.1991).

"Большой толковый словарь современного русского языка" Д.Н. Ушакова определяет понятие нации следующим образом: "Нация (латин. natio). 1. Исторически сложившаяся устойчивая группа людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни, а также на основе специфической для данного этноса добровольно и естественно принимаемой всеми национальной культуры и формируемого на ее основании национального интереса. 2. Государство, страна".

"Народ - 1. Население, объединенное принадлежностью к одному государству; жители страны. 2. То же, что нация, нацио-нальность, народность. 3. Люди".

Самый крупный в русской лексикографической практике "Большой словарь иностранных слов" (А.Н. Булыко, М., 2007) рассматривает нацию, племя и народ как однокорневые по смыслу слова и фактически ставит между ними знак равенства: "Нация (лат. Natio = племя, народ) - исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на основе общности языка, территории, экономической жизни, культуры и особенностей характера"

Если мы сравним эти определения с тем, которое дал Сталин в своей работе "Марксизм и национальный вопрос", написанной в 1913 г., то поймем, что в основе приведенных выше определений нации лежит не ленинская идея нации на самоопределение вплоть до отделения, а сталинское определение нации. "Нация, - писал Сталин, - есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры"(17).

Новый "постперестроичный период" - период насаждения либеральной идеи в виде республиканско-демократической формы государственного управления в России, дал внешне иные варианты для определения понятия "нация". Что-то вроде "песен о главном" на современной деградировавшей эстраде, где распевают советские песни, поскольку нынешние артисты не в состоянии придумать ничего нового и национально толкового. Точно такое же явление наблюдается и в "демократической" науке, оплачиваемой иностранными грантами. Сформирована целая сеть научных центров, институтов, некоммерческих организаций, которые занимаются поисками новой идеологии для русских. Специально выращены ученые, обслуживающие властный режим. Разработка "новых взглядов" на национальные отношения занимает в их деятельности важнейшее место. Среди таких разработок "новых национальных концепций" и, следовательно, среди новых вариантов для интерпретации понятия "нация", выделяются несколько наиболее распропагандированных. Все они преследуют одну, антирусскую и антинародную по своему содержанию цель - превратить Русскую идею то в нацпроект, то в доктрину - неважно. Главное - не дать русским людям ощутить себя Великим Державным Русским Народом - Русской Нацией. При этом главные усилия сначала были направлены на то, чтобы Русский народ прекратил ощущать себя державным государствообразующим народом. Теперь многие ангажированные ученые этого не отрицают (поскольку выглядит очень глупо), но стараются облечь процесс в формы, которые препятствуют выявлению его сути. Во всех новых проектах такого рода присутствует слово "Русский", где они "проповедуя лозунги нерусского происхождения, - как верно замечал В. Розанов, - ссылаются на Русский народ"(18), камуфлируя главное: пусть Русский народ, вроде бы формально господствуя (по количеству), осуществляет этакое водительство всех остальных народов в едином порыве национального единства, которое ложно выставляется как задача национального возрождения. Пусть даже думает, что он господствующий. Главное, чтобы Русский народ не додумался, что он должен быть ЦАРСТВУЮЩИМ. Дело в том, что даже при положении неформального господства, даже в случае признания его державности, Русский народ останется лишь руководителем других народов, которые будут иметь те же, но не заслуженные ими права, что и русские. То есть в продолжении ленинской антинародной и антирусской политики эти народы-инородцы будут "самоопределяющимися национальностями, в силу этого навсегда чуждыми господствующему народу, и все господство последнего сводится к "руководству". Конечно, в такой формуле Россия перестает царствовать, - писал О. Меньшиков до большевистской революции. Русское царство превращается в русскую опеку или еще того менее в русское попечительство над инородцами..."(19). В нашем, сегодняшнем положении дело обстоит и того хуже. Русское Царство должно еще вернуть, а русским людям снова следует вспомнить свое настоящее место в государственном устройстве России и ощутить себя ЦАРСТВУЮЩИМ НАРОДОМ.

Для того, чтобы этого не произошло, для того, чтобы угнетенный дух Русского народа не оживотворился, в идеологической сфере делается большая антирусская многовариантная работа по проектированию нерусского будущего для русских.

Вариант первый, "соборный". Его задача спроектировать развитие Русской нации в русле идей "Общенационального соборного проекта", где "Понятие "Русская" ("Российская") является названием Единой нации, под которой понимается политическая нация, включающая в себя представителей всех этносов (народов), проживающих на территории России"(20). Затем термин "межнациональные отношения" предлагается заменить на термин "межэтнические отношения", а ленинский принцип "Равенства народов", предназначавшийся для раздробления России через искусственное возбуждение сепаратистских настроений среди малочисленных народов, заменить на новый антирусский вариант - принцип равенства граждан вне зависимости от их этнической принадлежности(21).

То есть устроители "соборной русской жизни" предлагают, по сути, уровнять Великий Русский народ в этнической мешанине с другими народами России, лишить его высоких душевных качеств, низвести до биологической общности - этнической группы и, таким образом, поставить его на один уровень с любой горсткой малозначительной народности или сепаратистским этническим кланом, дав им те же гражданские права, как и русским, и намеренно забыть о исторически, нравственно и материально несопоставимой разнице их народного материального и духовного вклада в строительство Русского государства. Что это, как не унижение национального достоинства Русского народа, которое должно преследоваться по закону в Российской Федерации? Что это, как не скрытый призыв к возбуждению межнациональной розни между коренными народами России, чреватый борьбой за известное нам своими пагубными для России последствиями ленинское "право наций на самоопределение вплоть до отделения"?

Вариант второй - "проект Россия". Для анонимных авторов этого проекта тема Русской нации вообще не существует. Судя по тому, что ими написано и растиражировано, они Русский народ и Россию сильно ненавидят. "Национальность в нашей теме не имеет значения", - пишут они. Для них Россия - не любимая Родина, а некая территория, где царит "ситуация крысиных королей". Дорогая сердцу каждого русского человека Отчизна в их глазах - "гигантское сообщество беспризорников", население которой состоит из "обывателей", "улиток" и "князей", а сама "Россия это улей или муравейник". О какой уж тут Русской нации может идти речь? Вся эта патологическая русофобия, выраженная в любви к животным и насекомым, увенчана идеей наделить Русский народ "усовершенствованной монархией", поскольку демократия, которой травят Россию второй десяток лет, сегодня себя дискредитировала(22).

Вариант третий - "доктринальный". Его задача также заключается в том, чтобы показать и предложить пути будущего развития России. Вот что пишут его авторы в своих тезисах "Русской доктрины" относительно понимания того, что представляет собой Русская нация в разделе "2. Духовно-политическая нация": для начала же нам необходимо восстановить точное представление о себе как нации, исходя не из абстрактного общечеловеческого понимания, а из собственной истории - именно на основе опыта "русской нации" мы сможем верно, по-своему, по-настоящему глубоко осмыслить и что есть "нация вообще". Русская доктрина предлагает свое видение национальной истории и считает необходимым принять непротиворечивую официальную концепцию истории Отечества, без чего невозможно уверенно двигаться в будущее".

Затем следует определение нации: "2. Нация представляет собой силовое поле истории, которое удерживает в себе различные этнические и социальные группы, сообщая им единство и не позволяя рассыпаться. Нация первоначально, в момент зарождения, - племя, наделенное свойствами и качествами, позволяющими сплачивать другие племена и группы, образуя на основе этого сплочения иерархические структуры, исторически устойчивую государственность; затем, на следующем этапе своего становления, нация, уже обладающая своим государством, предстает как ядро расширяющейся культуры и государственности, развивающийся круг сплоченности, в который включаются все новые и новые части, ранее к данной общности не относившиеся. Таким образом, нация предстает как самовозрастающий, способный к сверхплеменной солидарности социальный организм".

Конец раздела поясняет нам, кто такие русские и каково их место в национальной России: 7. Русские в сверхнациональном союзе с этническими меньшинствами - это и есть точная формула исторической России, которая воплощает в себе парадокс сверхнациональной нации. Более того, эта формула русской сверхнации вовсе не означает "узкий национализм", но совсем наоборот, она его исключает. Поскольку именно такая формула дает возможность мыслить Россию не как интернационал, но как добровольную сверхплеменную коалицию народов"(23).

Из такого "своего видения национальной истории" хорошо понятно, что авторы "Русской доктрины" (как и устроители "соборного проекта" вкупе с анонимными изготовителями "проекта Россия") сумели высмотреть в "исторической России" не сформировавшуюся усилиями русских людей Русскую нацию, а нечто фантомное - сверхнацию из собора племен и коалиции народов. Очевидно, новым нерусским ученым под таким углом зрения было легче выполнить заказ по выработке идейной основы для планируемого разрыва России на части и удержания Русского народа в повиновении.

Такой "сверхнациональный выкрутас" выдает авторов доктрины и иных проектов как ловких жонглеров словесного жанра, но никак не делает им чести как ученым. Складывается отчетливое ощущение, что семьдесят разработчиков антирусской и антинародной доктрины, обремененные научными званиями, сильно прогуливали уроки в общеобразовательной средней школе и в институте. В результате они, по всей видимости, не сумели познакомиться с работами русских ученых, русских литературных классиков, русских историков, русских святых, имена которых известны во всем цивилизованном мире.

Неудивительно, что авторы нерусской доктрины хотят узаконить свой восьмисотстраничный опус, который они впервые презентовали не в России, а на острове Корфу! Желание их вполне объяснимо. Иначе такому сверхнациональному подходу к истории в национальной России просто не выжить. Поэтому его авторы считают необходимым "принять непротиворечивую официальную концепцию истории Отечества, без чего невозможно уверенно двигаться в будущее". Ну какой же русский захочет двигаться в такое сверхнациональное будущее добровольно, где Россия - не родное Отечество, а "страна традиции", "собор племен и вер", где Русской нации, оказывается, нужно закрепить законодательно "возможность перехода из режима светского государства в режим конфессионального (по примеру Израиля, Таиланда, Мавритании, Иордании и др.)? (см. п.3 в разделе "Русский дух"). Видно, авторам больше по душе идеалы государственного устройства семито-хамитского ареала и Юго-Восточной Азии, а не основы русского государственного строя, ясно выраженные в трех исторически неотъемлемых элементах тысячелетней русской государственности: в "Православии. Самодержавии. Народности" - в Русской идее, а не в антирусской доктрине.

Вполне понятно, что простые обыватели, не занимающиеся специально вопросами государственного развития России, не знающие историю Отечества профессионально, доверчиво воспринимающие демагогию за желание вывести их родину из кризиса, неспособны разобраться во всем этом злонамеренно созданном идеологическом хаосе. Угадать в нем мечту скрытого космополита о полном развале национального государства, которое до сих пор по инстинктивному к нему отношению русских людей и духу народа остается русским, крайне трудно. Зато у врагов России на это есть время, деньги и страстная одержимость, переданная им от нерусских богоборческих предков уничтожить национальную Россию и Русский народ, который сильно мешает в их планах по покорению мира.

Все эти псевдонаучные, соборно-доктринерские изыскания имеют поддержку не только высших государственных чиновников, выступающих за превращение Русской нации в "российскую нацию XXI века", но и среди заказных ученых и энциклопедистов(24). Это, применяя хорошо освоенную новыми нерусскими учеными марксистско-ленинскую терминологию, тот самый базис, над которым возвышаются все эти надстроечные проекты для будущей России не по-русски.

Вот, например, что мы читаем в Большой энциклопедии русского народа по интересующему нас вопросу.

"Нация, народ, объединенный в государство с общей верой или идеологией, говорящий на одном языке, обладающий общей территорией, экономикой, культурой, психологией и мировоззрением. Нация возникает на основе главного, государствообразующего народа, вокруг которого происходит консолидация др.родственных и неродственных племен, рас, народов и народностей, со временем образующих вместе с главным народом общий монолит. Главный и сплотившиеся вокруг него народы и племена создают государство и культуру. Русская нация сложилась на основе Русского народа. Но в процессе исторического развития в нее влилось немало элементов из окружающих ее западных и южных славян, германских, финно-угорских и тюркоязычных народностей. Духовной основой русской нации, преобразившей культуру Русского народа, стало Православие" (с.482). И более краткое определение, которое помещено в статье "Народ": Народ, объединенный в государство с общей верой или идеологией, называется нацией (с.469).

Поскольку такие подходы получили сегодня широкое распространение, в том числе в упомянутых ранее нацпроектах, на этом определении следует кратко остановиться, чтобы поучиться различать современные, многоуровневые и многослойные методы ненаучных дефиниций.

Как видно из приведенного выше определения нации, здесь выделяются три основных признака нации в отличие от народа, который их не имеет или имеет не в полном объеме. Это - объединение народа в государство; наличие главного народа; создание государствообразующим народом и "сплотившимися вокруг него народами и племенами" культуры. При этом в определение нации помещаются два, на первый взгляд, несущественных уточнения, а важнейший элемент, без которого нация вообще представляет собой непонятно откуда взявшееся хаотичное людское сборище, просто убирается. "Нация, народ, - пишет автор - объединенный в государство с общей верой или идеологией (курсив наш. - С.Б.). Из этого "или" вытекает, что вера народа при формировании нации не является обязательным для этого условием, а длительный исторический путь, который она проходит, передавая из поколения в поколение веру своих отцов до того как нацией стать, вроде бы ей ни к чему. То есть для становления нации традиционное и исторически присущее народу вероисповедание не обязательно? Достаточно вооружить народ идеологией и нация будет изготовлена. Пока, правда, в жизни такого еще никто не сделал. Нация из идеологии на земном шаре еще не выросла. Но, судя по распространившимся в последние годы разнородным теориям для русских, очень бы этого хотелось. Тогда бы было неважно, лежит в основе формирования нации православная религия, мусульманские вероисповедные догматы, культ вуду, талмуд, русофобский "проект Россия" или такой же "Соборный проект Государства единой нации" вкупе с "Русской доктриной". Тогда в само понятие нации можно свободно вкладывать быстро меняющийся элемент идеологии (например, меняя монархическую идеологию на марксистско-ленинскую или либеральную) и тем самым менять идейный вектор самого понятия в зависимости от политической конъюнктуры. Тогда тысячелетняя традиция русской монархической державности, составляющая важнейшую основу русского государственного самосознания, может быть быстро заменена, например, на либерально-демократическую идею всеобщей глобальной идейной уравниловки, а понятия Русская нация и Русский народ лишаются своих присущих только им исторических, культурных и иных свойств. Подобным образом определял понятия народ декабрист П.И. Пестель. "Народ, - по его мнению, есть совокупность всех тех людей, которые принадлежат к одному и тому же государству, составляют гражданское общество, имевшее целью своего существования благоденствие всех и каждого"(25). Также видят "нацию" в отрыве от ее неотъемлемого для становления нации исторического прошлого составители словаря-справочника "Нации и этносы в современном мире" (вып. 2007 г.). "Нация, - пишет автор статьи д.ф.н. Росенко М.Н., - тип этнической общности на уровне индустриальной цивилизации (капиталистическая и социалистическая социально-экономическая формация)"(26). Даже при титанической работе советских органов пропаганды и демократических СМИ уничтожение понятия народ и нация как категории исторической, пока не произошло.

Непонятно только, как это упустили авторы "Основ социальной концепции Русской православной Церкви", однозначно утверждая, что "в современном мире понятие "нация" употребляется в двух значениях - как этническая общность и как совокупность граждан определенного государства. Взаимоотношения Церкви и нации должны рассматриваться в контексте как первого, так и второго смысла этого слова".

В определении нации, помещенном в Большой энциклопедии русского народа (М., 2003), также отсутствует тот же самый важнейший для понимания существа вопроса компонент. Исторический. Он сведен автором до "консолидации др. родственных и неродственных племен, рас, народов и народностей вокруг государствообразующего народа" во времени, что совсем не есть исторически сложный процесс формирования нации. Во всяком случае, Русская нация уж точно родилась не вследствие "консолидации (т.е. сплочения. - С.Б.)... рас", упоминание о которых в определении стоит даже впереди упоминания о народах и народностях. Какая могла быть в истории Русского народа такая расовая мешанина при становлении нации, если достоверно известно, что Русский народ вышел своими историческими корнями из славянской расы, которая, в свою очередь, была частью арийской? Да и в истории человечества ничего подобного с другими нациями пока не произошло. При таком подходе легко можно представить, что спустя некоторое время вдруг окажется, что Русская нация наряду со славянскими корнями имеет, например, семитские. Или хамитские. Во всяком случае, данное энциклопедическое определение такой возможности не исключает. Может быть, догадываясь об этом, автор несколькими строками ниже, при характеристике Русской нации, о расах уже не упоминает.

Следует заметить, что точно так же происходит и со словом "экономика" в упомянутой Энциклопедии, которое прилагается к определению нации в качестве одного из ее элементов. Его употребление вместо словосочетания "национальное хозяйство" ориентирует не на усвоение особенных характеристик той или иной нации, и даже не на унификацию понятия, а наоборот, - заставляет мыслить в противоположном направлении, видеть во всех нациях глобалистки единое в ущерб национальному. Автор, вольно или невольно, упускает из виду, что экономика - это общая и для всех государств и народов одинаковая по своей сути и специально созданная интернациональная система антинациональных хозяйственных отношений. Она имеет своей целью управление национальным хозяйством стран за счет их разрушения, за счет их втягивания в единую глобальную систему, называемую "экономикой". Экономика эта преследует только одну цель - получение прибыли вненациональной группой лиц, независимо от их гражданства и местонахождения, за счет выкачивания природных богатств национальных государств и неадекватно оплачиваемого труда их народов.

Вполне понятно, что ни "сверхплеменная консолидация народов", ни "консолидация племен" для рождения нации, которая должна обладать единым историческим и вероисповедным духом державного народа, явно недостаточно. Для образования Русской нации понадобились многие столетия тяжелейшей работы державного Русского народа и обрусение коренных народов, издревле населявших Россию. Как раз в процессе обрусения и сложились те самые единые физические и душевные качества, о которых упоминает П.И.Ковалевский в своем определении нации. Совершенно очевидно, что этот процесс имеет сущностное отличие от консолидации, т.е. сплочения, от коалиции, т.е. - объединения, союза (согласно "своего видения" авторами "Русской доктрины" "национальной истории России"), а также от ассимиляции, т.е. уподобления. Все эти процессы, которые зачастую намеренно путают с обрусением, подменяя, таким образом, существо дела, имеют иную историческую, психологическую и физическую природу. Там, где обрусение не дает нужных результатов, нужно применять иные меры ради достижения интересов России, которые впрямую связаны с "царствованием русского племени"(27). Тогда Россия останется неделимой и сильной. "Мало победить врага, - справедливо писал О.Меньшиков, ратуя за Русскую Империю, - нужно довести победу до конца, до полного исчезновения опасности, до претворения не русских элементов в русские"(28). Это надо знать, помнить и чувствовать. Чтобы не выдумывать, как те же авторы "Русской доктрины", что "многие иноплеменники по мере осознания ими своего подданства Русскому государству стали называть себя "русскими". Как объяснить таким людям, что "иноплеменники", то есть инородцы в России стали называть себя русскими не потому, что "осознали свое подданство Русскому государству", а потому, что, прежде всего, стали русскими по духу - по Православной вере и по русскому образу жизни. Ведь для этого нужно хотя бы знать, что подданство в Российской Империи определялось не в соответствии с национальной, но с вероисповедной принадлежностью. Мы не говорим уже о том, что следует помнить, что с Крещения Руси Православная вера была духовной основой ее Самодержавной государственности. Впрочем, как говорил первый Русский Царь - Иоанн Васильевич Грозный: "О безбожных человецах, что и глаголати!". Креститься им сначала надо и обрусевать.

Связывая задачи реальной политики со становлением нации, Л.А. Тихомиров, как и многие русские ученые, особо подчеркивал ее исторический аспект, передачу исторического опыта нации от поколения к поколению ради развития самой нации. "Истинно полезным для настоящего может быть только то, что полезно для исторических судеб нации и, наоборот, все полезное для исторических судеб нации непременно, так или иначе, полезно для текущего дня. Иногда в интересах будущего какому-нибудь поколению приходится приносить в настоящем большие жертвы... Но если это составляет для него жертву в смысле материальном, то в нравственном это не жертва, а приобретение, ибо на этой жертве народ развивает силу духа. Солидарность отдельных поколений в целостной жизни нации есть основа политики, потому что чувство это есть душа нации. Пока этого чувства солидарности целого с отдельными поколениями не существует в людях, они еще не народ, не нация"(29).

Отбрасывать или отодвигать на задний план исторический аспект в становлении и развитии нации, как это мы видим в упомянутой Энциклопедии, - значит видеть ее вне ее истории и денационализировать, несправедливо уподобив, таким образом, Русскую нацию "всякому случайному сброду", который не может образовать высшей, Богом установленной формы государственного устройства - монархии, но только демократию, о которой святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил: "Демократия - в аду".

Если мы обратимся к статье "Народ" в этой же Энциклопедии, то увидим, что здесь сложилась похожая картина. Из этой статьи мы узнаем, что "народ, историческая общность людей, объединенная в духовное целое священными понятиями - земля, язык, кровь, вера. Именно эти священные понятия в неразрывном единстве превращают большие группы людей в народ. Вычленение из священного единства одного или нескольких элементов нарушает духовную цельность и ведет к гибели народа. Потеря веры делает народ бездуховным, потеря земли лишает его основы существования. Потеря языка разрушает культуру. Разбавление крови кровью других народов ведет к национальной деградации и смерти национального чувства, гибели национального сознания...". Как видно, разница в подходе к определению нации и народа практически отсутствует(30). Оба определения внеисторичны. Хотя о народе и говорится как об исторической общности, но исторические корни, очевидно, по той же причине, что и в случае с определением понятия "нация", не имеют для автора существенной роли. Главный акцент в этом определении делается на другие "элементы", оставляя возможность видеть в народе пестелевскую внеисторическую "совокупность всех тех людей, которые принадлежат к одному и тому же государству"(31).

На самом деле понятие "народ" по отношению к национальной общности есть понятие более высокое, не материальное, но духовное, и ее одной недостаточно, чтобы сложился коллективный духовный организм, столь крепкий и живучий, что никакие беды и напасти (а сколько их было за десять веков нашей истории) не смогли разрушить его и истребить. Первоначально единство крови, общность происхождения славянских племен при всей своей значимости не могли придать этому собранию необходимую живучесть и крепость. Лишь только тогда, когда душа народа - Церковь - собрала вокруг себя русских людей, когда Русь преодолела отсутствие государственного единства, порождавшее в народном теле язвы и трещины усобиц, когда, сбросив с себя иноверческое татаро-монгольское иго, Россия объединилась под скипетром Русского Православного Государя - тогда во весь свой могучий рост поднялся на исторический сцене русский народ. Народ соборный, державный, открытый для всех. Осознавший цель и смысл своего бытия. С этого момента смысл русской жизни окончательно и навсегда сосредоточился вокруг Богослужения в самом высоком и чистом значении этого слова - служения Богу как средоточию Добра и Правды, Красоты и Гармонии, Милосердия и Любви. Цель народной жизни окончательно определилась как задача сохранения в неповрежденной полноте этой осмысленности личного и общественного бытия, свидетельствования о ней миру, защите ее от посягательств и искажений"(32).

* * *

Даже беглый анализ приведенных определений отечественных авторов разных поколений и энциклопедических изданий различных периодов дает нам возможность сделать вполне ясный вывод. С началом большевистко-советского периода представление о народах и нациях как категориях исторических уступает место формулированию понятий о них как категорий политических, а точнее - политизированных и идеологизированных.

Остается лишь коротко сравнить с точки зрения этимологии два понятия народ и этнос, чтобы понять, почему нам с такой настойчивостью предлагают их смешать или поискать разницу. Как пишут авторы "Основ социальной концепции Русской Православной Церкви", поясняя этимологию понятия "народ": "В Ветхом Завете для обозначения понятия "народ" используются слова am и goy. В еврейской Библии оба термина получили вполне конкретное значение: первым обозначался народ израильский, богоизбранный; вторым, во множественном числе (goyim), - народы языческие. В греческой Библии (Септуагинте) первый термин передавался словами laos (народ) или demos (народ как политическое образование); второй - словом ethnos (нация; мн. ethne - язычники)". Из этого следует, что применение этого понятия (имеющего в своей первооснове физические элементы, объединяющие людей в единую группу), зачастую вольно или невольно, отделяет и абсолютизирует племенные, родовые и расовые корни народа в ущерб его духовным качествам. Как бы ученые не определяли понятие этнос, оно исторически несет в себе, прежде всего, значение людской общности язычников-гоев, объединенных кровью, а вовсе не народа, знающего истинного Бога. По талмуду, гой - это и вовсе унизительное название для нееврея, который, как пишет Л.Тихомиров, ссылаясь на автора истории евреев Г.Греца, постоянно слышал, "что он - перл создания, единственный человек в истинном смысле слова(33). Уж не в этом ли дело?

Завершая краткий анализ остается добавить, что, даже расширяя источниковедческую базу и увеличивая объем обзора интересующего нас предмета, ничего принципиально нового мы не найдем. Остается только сожалеть, что появившиеся на свет в последние годы источники, даже позиционирующие себя как научные, русские и патриотические и, более того, заявленные как энциклопедические по своей сути не отличаются от определений, которые мы имели в период господства марксистско-ленинской идеологии. Разве только слова обновили.

Подобного рода определения имеют вполне осознанный и востребованный практический результат. Опираясь на них, можно не задумываясь составлять из народов как из конструктора "Лего" искусственные нации. Пример тому мы уже приводили - это "Общенациональный соборный проект", русофобскую идейную основу которого составляет мысль о возможности превратить Русский народ и Русскую нацию в некую "единую нацию" без национальности в рамках "Государства единой нации"(34), или, например (если это не удастся протащить), с иной формой власти - "усовершенствованной монархией"(35). Все эти определения находятся в бесстыдном противоречии с истинным пониманием нации как исторически цельного живого организма, стремящегося к упрочению своего духовного, а равно культурного, физического, хозяйственного и военного единства. Будучи высказанными людьми, представляющими науку, будучи внесенными в энциклопедические издания, которые предназначены стать руководством в практических делах, эти определения наносят существенный вред Русской нации. Скрытый в них космополитизм (в услужении глобализации), который противопоставляется в процессе формирования нации естественному закону обрусения коренных и некоренных жителей России как главного условия их натурального соединения с державным Русским народом, или иные разновидности (имя им легион) антинародных и антирусских идей, - все они преследуют одну цель. Все они ориентируют Русский народ не на единение с теми, кто искренне желает жить в едином и неделимом Русском государстве, а на денационализацию и государственный распад России. В этом их главная цель и серьезнейшая опасность для идеологии Союза Русского Народа. Опасность, которую надо всегда иметь в виду как Союзникам, так и всем русским людям.

Использование в предлагаемом нам, прежде всего, во внеисторическом контексте таких определений, как народ и нация, никак не может отвечать интересам возрождения традиционного государственного строя в России - Русского Самодержавного Царства. "В основе исповедания русской национальной партии лежат следующие три положения: Самодержавие, Православие и Русское единодержавие. На первый взгляд, эти три положения, особенно же первое, кажутся несколько отсталыми и устарелыми. Однако эти положения взяты были не случайно и не по капризу, а на основании исторических данных... История России имеет весьма поучительное значение в её настоящих исторических судьбах. И кто хоть немного потрудится освежить её в своем уме и немножко подумать, тот ясно увидит, что Самодержавие. Православие и неделимость Империи - не пустые звуки и не проявление захватного деспотизма и насилия, а всецело и по существу вытекают из свойств и характера самой нации (курсив наш. - С.Б.) и основываются на исторических судьбах её... Эти три основных положения бытия русского государства исповедовались ещё во времена Московской Руси. Современник Царя Алексея Михайловича Юрий Крижанич утверждает следующие основы государства: "Вера Православная, самовладство совершенно (Самодержавие), нераздельность кралевства и сбережение от чужевладства, запертие рубежев и недопущение празнующаго и бездельнаго жития"(36).

Все внеисторические определения понятий "нация" и "народ", в разной степени и с различных сторон, объединяет одно: их завуалированная проглобалистская характеристика нации как категории неестественного возникновения. Ведь тогда якобы можно создать нацию или народ искусственным образом, собрав воедино расы, народы, национальности, племена и этносы. Чей это заказ нам вполне понятно.

В заключение следует сказать и о другом. Священное писание дает нам в руководство такие понятия, как род, колено, племя и, как производное от близко корневого слова род, слово - народ - то есть то, что народилось на известном земном пространстве(37). Такие понятия мы встречаем на всем протяжении его текста (Быт. 11:1-8; Сол. 8:14 Иер. 52:15; Мф. 12:21; Еф. 3:15; Пс. 40,9; Мф. 28:19; Мф. 25:31; Мк. 8:1; Отк. 18:4; Отк. 5:9 и т.д.). Столь широко употребляемые в наше время слова, как этнос, раса, нация, с выделением в них в первую очередь общих физических признаков, их искусственная унификация через смешение в некий внеисторический и сверхнациональный монолит "единой нации" с упразднением национальной самобытности народа являет собой, как справедливо показывает митрополит Иоанн (Снычёв), с точки зрения христианина одну из форм богоборчества. "Дело в том, - пишет владыка, - что разделение единого некогда человечества на различные расы и племена произошло по прямому повелению Божию (см. Быт. 11:1-8). Более того, Православная Церковь учит, что каждый народ как соборная личность имеет и своего особого Ангела-хранителя. Тайна национальности коренится в мистических глубинах народной жизни, являясь одной из важнейших первооснов человеческого бытия, залогом того духовного единения, без которого немыслимо само существование народа, общества, государства"(38). Хотят или не хотят этого ложные устроители народных судеб, ученые исполнители чужих заказов, проектанты или доктринеры, народы в том внутреннем, сущностном виде, божественную основу в которые заложил Господь, будут существовать до Второго Пришествия. И судить народы будет по делам их Иисус Христос: "Вем, яко мессия придет, глаголемый Христос..." (Ион. 4, 27), - так говорит нам Священное Писание. "Он будет судить вселенную по правде, и народы - по истине Своей" (Пс. 95,13).

Кроме того, упомянутые термины - научные и уже по этой причине являются продуктом человеческой мысли. Они до сих пор очень спорные, поскольку трудны, а порой и невозможны для точного определения. Их употребление в области идеологии и политики должно производиться с крайней осторожностью. Двусмысленность и непонимание, которые возникают при их постоянном и бездумном использовании, как и при намеренном перевирании, превращают эти слова в орудие идейного ханжества и откровенной лжи, имеющей тяжелые политические и государственные последствия. Поэтому для нас, Союзников, их применение в идеологической работе должно быть крайне осторожным и выдержанным. С точки зрения политической практики, возможно, уместнее, понятнее и более правильно будет больше говорить о Русском народе, подчеркивая тем самым его историческую значимость и решающую роль русских людей в жизни России. Недаром учредители Союза дали ему единственно верное название - Союз Русского Народа.

Источники и использованная литература:

1. Митрополит Иоанн. Русь соборная, СПб,1995 г., с. 201.
2. П. И. Ковалевский. "Русский национализм и национальное воспитание в России". СПб, 2006 г., с. 33.
3. Там же.
4. Там же, с. 35.
5. Л. А. Тихомиров. Демократия либеральная и социальная// Россия и демократия. М., 2007, с. 120.
6. Там же.
7. Митрополит Иоанн. Быть русским! Одоление смуты. СПб. 1996, с. 10.
8. М. О Меньшиков. Письма к русской нации. М., 2002 г., с. 151.
9. С. А. Хомяков. Сочинения, т. 1, с. 27 // Цит по: П. И. Ковалевский "Русский национализм и национальное воспитание в России". СПб, 2006 г., с. 122.
10. И. Ильин. Опасности и задания русского национализма//О грядущей России, Джорданвиль, США, 1993, с. 272.
11. Д. А. Хомяков, автор исследования "Православие. Самодержавие. Народность", которое впрямую посвящено интересующему нас вопросу, отмечал, что в триаде Православие носит характер не догматический, а бытовой. Отсюда и уважительное отношение иноверцев к православной вере Русского народа, которая может быть уважаема даже не христианами. "Это, так сказать, внутренний залог жизни русского народа, а почитать его и даже к нему подлаживаться вполне возможно, оставаясь при этом в области личной совести совершенным и непримиримым противником "церковно-догматического Православия". См. Д. А. Хомяков. "Православие. Самодержавие. Народность". М, 2005 г. с. 16-17.
12. П. И. Ковалевский "Русский национализм и национальное воспитание в России". СПб, 2006 г., с. 123.
13. Народности, составляющие Россию: абадзехи, абхазцы - 59469, аваро-индийцы - 208041, авары, адербейджанцы - 566229, аджарцы, аины - 1434, алатирцы, алеуты, арабы, армяне - 985022, балкарцы, бамбаки, барабинцы, башкиры - 1297098, безингиевцы, бесленевцы, болгары - 170170, буряты - 288734, белоруссы, аогулы, водь, вотяги - 400394, гал-гаи, гиляки - 9169, греки - 149892, гольды, грузины - 814892, гурийцы, дагестанцы, даргинцы - 121375, датчане, джерахи, дигорийцы, дунганы, евреи - 5021476, енисейцы (кумандийцы, тюрцы, кызылы, сагайцы, кай-балы, бепьтиры, карагоссы, сейоты, ураханцы) - 37721, жмудь - 444921, зиряны - 138225, ижорцы, ингуши, индусы, имеретины - 270513, итальянцы, кабардинцы - 84093, казикумухи - 88190, калмыки - 181669, камчадалы - 3978, караимы, каракалпаки - 93215, карапапахи - 29878, каракиргизы - 201579, карачаевцы - 26847, карелы - 196615


http://www.rv.ru/content.php3?id=7482



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме