Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Летопись церковных событий. 1943 год

Монах  Вениамин  (Гомартели), Русская неделя

03.06.2008

1944: 5 февраля в Харбине открылся съезд руководителей российской эмиграции в Маньчжурской Империи. Съезд начался молебном в Свято-Николаевском Соборе, после чего участники его прошли к японскому языческому храму "Харбин-Дзиндзя", где совершили поклонение" богине Аматерасу. 12 февраля харбинские архиереи откликнулись на это событие архиерейским посланием, которое было подписано митрополитом Мелетием, епископом Димитрием и епископом Ювеналием. В Послании, в частности, говорилось: "Так как всякого рода поклонения иноверным божествам и храмам запрещены заповедями Божиими..., православные христиане, послушные воле Божией и Закону Его, не могут и не должны совершать этого поклонения, ибо таковые поклонения противоречат основным положениям Православной Веры". Архиепископ Нестор подписать послание отказался. В марте оба викария Харбинской епархии, епископ Димитрий и епископ Ювеналий, были вызваны в полицию, где их подробно допросили об обстоятельствах нелегального распространения Архипастырского Послания и об отношении паствы к этому вопросу. 28 апреля допросу подвергся Митрополит Мелетий. Разговор, продолжавшийся несколько часов, не принес результатов. Сославшись на крайнее переутомление и болезнь, владыка Мелетий просил перенести продолжение разговора на 1 мая. Разговор продолжался 7 часов, но вновь безрезультатно - принимавший участие в беседе епископ Димитрий категорически и резко протестовал против поклонений.

2 мая состоялось Епископское Совещание (архиепископ Нестор, как обычно, на нем не присутствовал), выработавшее следующие Тезисы:

"1.Поклонения храмам Кенкоку-Синбио и Дзиндзя, посвященным богине Аматерасу Оомиками, запрещается основными законоположениями нашей Православной Веры.

2. Эти законоположения не может нарушать не только духовенство, но и ни один верующий православный христианин.

3. В совещании 1 мая 1944 г. г-ном Начальником Департамента Полиции было предложено к принятию православными иерархами следующее пожелание: "Сейчас Маньчжуго - союзник Ниппон и ведет войну до победного конца, а потому о народных церемониях (коку мин гирей) не будем разговаривать до конца войны" Это пожелание Кобаяси-сан может быть принято в том смысле, что будет соблюдаться осторожность в проповедях и в печати, но, конечно, при том условии, которое много раз повторялось на совещании и самим Митрополитом Мелетием, - если не будет принуждения к таковым поклонениям.

4. Что касается вопроса об отобрании Архипастырских Посланий, то Епископское Совещание после обстоятельного обсуждения этой меры признало, что иерархам принимать участие в этом отобрании невозможно, так как это будет понято как отказ иерархов от своего Послания. А потому мы совершенно отказываемся принимать участие в отобрании Послания."

Через несколько дней Митрополит Мелетий представил г-ну Кобаяси текст Тезисов Епископского Совещания. Кобаяси требовал дать письменное обещание не поднимать вопрос о поклонениях до окончания войны. Митрополит Мелетий просил добавить к предложенному тексту слова "если не будет принуждения к поклонениям". Требование владыки Мелетия вновь вызвало спор, однако в итоге Кобаяси уступил. 31 августа харбинские архипастыри направили в адрес владыки Нестора письмо, где говорилось: "Сердечною благожелательностью и во Христе любовью снова просим и умоляем мы Вас - присоединитесь, вернитесь к нам, и да звучит голос Ваш кличем защиты чистоты Веры и ревности об исповедании ее. Подпишите (лучше поздно, чем никогда) наше Архипастырское Послание и заявите об этом открыто - как и где это найдете возможным..." Отвечая на письмо, владыка Нестор писал о том, что расхождения с собратьями архипастырями в вопросе о недопустимости поклонений храмам Аматерасу у него нет, и предложил рассмотреть текст своего Обращения к православным богомольцам, в котором подтвердил единомыслие с архиереями Харбинской епархии.

1944: 5 февраля Совет по делам религии принял постановление об официальном открытии первых 18 храмов.

1944: 4 марта, отступающие немецкие войска перевезли чудотворный образ Тихвинской Божией Матери в Ригу. Здесь ее принял на свое попечение епископ Рижский Иоанн (Гарклавс) - усердный, смиренный и преданный Церкви служитель. Вскоре святыня продолжила свой долгий путь через опаленные войной Польшу и Германию - в далекую Америку. Епископ Иоанн до конца своей жизни находился в Американской Митрополии, икона хранилась у него дома. После его смерти его сын священник продолжал хранить икону, пока в 2005 г. она не была торжественно возвращена на родину.

1944: В марте при наступлении красной армии глава Эстонской Автономной Церкви митр. Александр с многими священниками и мирянами бежал в Швецию.

1944: Ранней весной немцы решили активней заняться проведением в жизнь т. наз. плана "окончательного решения еврейского вопроса" в Афинах. Военным комендантом Афин был назначен генерал СС Йорген Струп, который руководил ликвидацией Варшавского гетто в мае 1943 г. Главному раввину Барзилаю было предложено немедленно представить список имен и адресов всех представителей еврейской общины города. Барзилай прекрасно знал, чем это грозит, год назад из Солуни было департировано 46000 евреев в лагеря Аушвиц и Биркенау. Барзилай пытался искать защиты у греческих гражданских властей, но безрезультатно. Тогда он обратился к главе Эладской Церкви архиепископу Дамаскину (Папандреу). Архиеп. Дамаскин посоветовал всем евреям немедленно скрыться и дал тайный указ своему духовенству призывать своих прихожан давать убежище беженцам, также он призвал монахов и монахинь укрывать евреев в своих монастырях. В результате только в домах духовенства скрывалось ок. 250 еврейских детей. Когда начались облавы, то было арестовано и сослано ок. 600 православных греческих священников, помогавших евреям. Архиеп. Дамаскин также дал тайный указ своему духовенству выдавать беженцам фальшивые свидетельства о крещении с христианскими именами, (было выдано несколько тысячь), а шеф греч. полиции Ангелос Эверт выдавал им соответствующие удостверения личности (ок. 27000). 23 марта архиеп. Дамаскин с помощью известного греческого поэта Ангелоса Сикилианоса написал греческому премьеру Логофетополусу и главе немецкого оккупационного правительства Гюнтеру Алтенбургу послание, в котором, кроме прочего, писал: "Греческая Православная Церковь и греческий академический мир протестует против этих гонений... Греческий народ был глубоко опечален известием, что немецкие оккуационные власти принялись исполнять программу постепенной депортации греческих еврейских общин... и что уже первая партия депортированных была отправлена в Польшу... Для нашего национального сознания все дети Матери Греции пребывают в нерасторгаемом союзе: они все равные члены нашего национального тела вне зависимости от их религии... Наша святая вера не признает различий, превосходства или недостоинства, основанных на национальных или религиозных признаках, придерживаясь учения, что пред Богом "нет ни эллина ни иудея", таким образом осуждая любые попытки дискреминировать людей по религиозным или национальным различиям... Если, тем не менее, они (немцы) будут требовать депортации, мы верим, что правительство, как носитель сохранившейся в стране власти, должно совершенно безкомпромисно проявить свое отрицательное отношение к этому, и предоставить иностранцам нести полную ответственность за очевидную несраведливость. Пусть никто не забудет, что все поступки совершенные в это трудное время, даже лежащие за пределами нашей воли и власти, когда-то будут судимы всеми народами и подвергнутся историческим расследованиям. Если во имя нации лидеры побояться смело выразить протест против оскорбляющей наше национальное единство и честь, жестокой депортации греческих евреев, тогда это молчание вождей ляжет тяжелой грузом на совесть нации" ("Chronika," the newspaper of Greek Jewry, 1984). Под этим обращением архиепископа подписались ректоры университетов, писатели, профессора, ученые, весь цвет греческой интеллигенции. Архиепископ не ограничился словами, он повелел всем мужским и женским обителям принимать к себе беженцев и дал тайный указ выдавать всем желающих ложные свидетельства о крещении с христианскими именами, а Ангелос Эверт выдавал соответствующие документы, если бы Йорген Струп узнал об это, то им обоим неминуимо бы грозила смертная казнь. Одно только это письмо привело его в ярость и он грозил архиеп. Дамаскину расстрелом, на что владыка бесстрашно ответил: "греческих религиозных вождей не расстреливают, а вешают, я прошу, Вас, с уважением относиться к этой традиции". Такой смелый ответ заставил Струпа оставить владыку в покое. Архиеп. Дамаскин предоставил свой автомобиль, пользующийся неприкосновенностю, главному раввину Барзилаю, чтобы переправить его к партизанам. Таким образом были спасены от верной смерти многие. (The Greek Orthodox Church and the Holocaust, George Margaritis, University of Crete, pg. 13).

1944: В Вербное воскресенье эвакуированная в Варшаву Украинская Автокефальная иерархия поднесла митрополиту Дионисию Варшавскому, как создателю неоавтокефальной Церкви на Украине, титул "Патриарха всея Украины". Вручение особой грамоты о даровании митрополиту Дионисию столь редкого и высокого титула происходило в зале заседаний Св. Синода, в митрополичьих покоях. Принимая грамоту и новый титул, митрополит Дионисий произнес на украинском языке благодарственную по адресу автокефалистов речь. Имя митрополита Дионисия, как "патриарха всея Украины", возносилось за Богослужениями в украинских автокефальных храмах. Пред праздником Св. Пасхи того же 1944 года в Варшаве же состоялся Собор епископов Украинской Автономной Церкви, который возвел в сан архиепископа управлявшего Киевской епархией епископа Пантелеймона (Рудыка), а также принял ряд решений общецерковного значения.

Епископы Украинской Автономной Церкви не возносили имени митрополита Дионисия за совершаемыми ими в Варшаве Богослужениями. Быстрое приближение Красной Армии летом 1944 года к Варшаве и отступление немецких войск из Польши вызвало столь же быструю эвакуацию вглубь Германии всего пребывавшего в Варшаве епископата.

В последних числах июля 1944 года Варшаву покинули митрополиты Дионисий, Поликарп, Иларион, а равно епископат как Украинской Автокефальной церкви, так и Церкви Автономной. (К. Свитич...)

1944: В начале года от мэра греческого острова Закинф, г-на Керрари, немцы потребовали представить список всех живущих на Закинфе евреев для депортации. Мэр обратился к местному архиепископу Элладской Церкви Хризостому, который на следующий день вместе с ним пошел в комендатуру. На повторное требование архиеп. Хризостом ответил: "Евреи не христиане, но они мирно жили на острове на протяжении веков. Они никогда никого не беспокоили. Они греки, как и прочие греки. Нам будет очень печально если они исчезнут". Завязался спор, наконец комендант, выйдя из себя, резко потребовал список имен. Архиепископ взял чистый лист бумаги и написал: "Архиепископ Хризостом" и передавая его коменданту сказал: "Вот ваш список евреев на острове Закинф". Командир пригрозил доложить об этом поступке архиепископа "куда надо". Архиепископ и мэр выйдя из комендатуры обратились ко всем закинфским ервеям с призывом прятаться в горах и призвали местных жителей всячески им содействовать скрываться от выдачи. В октябре немцы уже покинули остров и никто не пострадал. В 1978 Yad Vashem удостоил архиеп. Хризостома титула "праведника среди народов". (Museum of Tolerance online).

1944: Доклад о положении Церкви председателя Совета по делам РПЦ Карпова И.В.Сталину, В.М.Молотову и Л.П.Берия: "В ночь с 15 на 16 апреля с.г. во всех городах и районах Союза, где есть действующие православные церкви, проводилась ночная пасхальная служба, так называемая "заутреня". В г. Москве пасхальная служба проводилась в 30 церквах патриаршей ориентации и одной обновленческой, причем во всех церквах было большое переполнение верующих. Общее число посетивших церкви г. Москвы на первой "заутрени" ориентировочно составляет 120 тысяч человек, но в большинстве церквей в эту ночь было проведено по 2 и 3 службы. Примерно половину посетивших церкви составляли пожилые возраста, 25% - среднего возраста и 25% - молодежь. 75% всех составляли женщины... Почти во всех церквах города, в том или другом количестве, были военнослужащие офицерского и рядового состава, общим числом свыше 500 человек... Выборочные данные о посещаемости церквей в эту ночь в Московской области показывают, что количество верующих в церквах было значительно выше, чем в праздник пасхи 1943 г. Так, например, в 30 районах области 90 действующих церквей посетило 148 тысяч человек, тогда как в прошлом году - 95 тысяч человек. Почти 80% посетивших пасхальную службу в районах области составляют женщины, молодежь - от 20 до 25%, но в некоторых районах, как, например, Подольском, Мытищинском, Константиновском, Краснопа-харском, молодежь составляла 50% всех присутствующих в церквах. В области также были посещения церквей офицерским и рядовым составом. Так, например, в "Казанской" церкви(села Коломенское Ленинского района) военнослужащих было 50 человек, в церкви "Александра Невского" (поселок Бирюлево Ленинского района) - 275 человек, в "Троицкой" церкви г.Подольска - 100 человек. Во всех церквах города и области во время пасхальной службы было зачитано церковно-патриотическое обращение патриарха Сергия. Никаких происшествий в церквах не зарегистрировано. 19 апреля 1944 г. Председатель Совета по делам РПЦ при СНК СССР Карпов Г.Г." (ГАРФ, фонд 6991, опись 1, дело 2, листы 14 и 14 оборотный)

1944: 29 апреля экзарх Прибалтики митр. Сергий (Воскресенский), его постоянный шофер из советских военнопленных, майор Кулаков, который всюду возил владыку и был ему очень предан, и пара, которую владыка подвозил: протодиакон Иона Фокиевич Ридикюльцев, и его матушка выехали из Вильно в Ригу. Дорога проходила через район, в котором было очень много партизан.

Владыку в Ковно ждал представитель русского населения в Литве А.Ставровский, и когда Владыка все не приезжал, то он поехал ему навстречу. Через некоторое время он увидел машину Владыки, стоящую на дороге. Он подъехал к ней и увидел, что все четверо, сидящие в ней, были мертвы... Как потом выяснилось, убийцы подошли к машине митрополита с его стороны и выстрелами из автомата убили Владыку и его шофера, нога которого была еще на тормозе.

Потом обошли машину и сзади убили Ридикюльцевых. Отец протодиакон застыл, защищаясь рукой... Недалеко от машины нашли убитую девушку - случайную свидетельницу преступления (Андрей Серич. "Виноградная лоза" N 11(54), 2002 г.).

1944: 5 мая председатель совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпов в своей докладной записке о состоявшейся беседе с патриархом Сергием (Страгородским) между прочим писал:

"4) Патриарх Сергий поднял перед тов. Карповым вопрос о возможности назначения Тамбовского архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) на Тульскую епархию и мотивировал эту необходимость болезнью архиепископа Луки (малярия), заявив при этом, что представитель Наркомздрава РСФСР профессор Шапиро, наблюдающий за Сергием с урологической стороны, на днях ему заявил, что он, Шапиро, согласовал этот вопрос с наркомом здравоохранения РСФСР и считает возможным дать Войно-Ясенецкому, как профессору хирургии, место в Туле, вместо Тамбова. Тов. Карпов ознакомил Сергия с рядом неправильных притязаний со стороны архиепископа Луки, неправильных его действий и выпадов. В частности, что архиепископ Лука в хирургическом госпитале в своем кабинете повесил икону; перед исполнением операций совершает молитвы; на совещании врачей эвакогоспиталей за столом президиума находился в архиерейском облачении; в дни Пасхи 1944 г. делал попытки совершать богослужения в нефункционирующих храмах; делал клеветнические выпады по отношению к обновленческому духовенству и т. д.

Сергий заявил, что он обратит на это внимание и примет меры воздействий, а тов. Карпов заявил патриарху Сергию, что он согласует вопрос с Наркомздра-вом РСФСР". (ГАРФ. Ф. 6991. On. 1. Д. 4. Л, 24 - 26).

1944: 15 мая скончался патриарх Московский Сергий (Страгородский). Синод принял к исполнению завещательное распоряжение патриарха Сергия о вступлении в должность Патриаршего Местоблюстителя митр. Ленинградского и Новгородского Алексия (Симанского).

(Известия, 21 мая 1944 г., N 120).

1944: 17 мая епископ Леонтий - первый из иерархов Украинской Автономной Церкви - был принят в юрисдикцию РПЦЗ и указом Архиерейского Синода от 25 июля/7 авг. того же года был назначен на кафедру викария Германской епархии РПЦЗ, но приступить к этому служению из-за различных обстоятельств не смог.

1944: 31 мая Собором Епископов Северной Америки под председательством митр. Феофила и с участием архиереев РПЦЗ Виталия (Максименко), Тихона (Троицкого), Иеронима Детройтского, был издан указ о поминовении во всех приходах Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Алексия (Симанского).

1944: Июнь. Митр. Хризостом б. Флоринский, в своём окружном послании писал: "Но мы, старостильники, не являемся отдельной и независимой Православной Церковью в Греции, потому что ни одна автокефальная Церковь не признала нас таковой, но внутри признанной Автокефальной Церкви Греции мы как некоторая стража, которая хранит установление православного календаря, которое нарушено большинством иерархии, и мы, представители светлого и неоскверненного ребра Автокефальной Церкви Греции, продолжаем е_ историю в православном смысле. Поэтому мы, старостильники, несмотря на то, как выглядим снаружи и во внешнем проявлении веры, то есть имея свои молитвенные дома и собственных служителей, и оставаясь вне духовного общения с новшествующей иерархией, держась крепко божественных канонов и преданий веры, являемся канонически не отдельной Церковью по отношению к той, с которой по каноническим причинам временно прервали церковное общение, но только неусыпной стражей, как я сказал, которая бдит и сторожит на прочных рубежах единой Автокефальной Греческой Церкви. Самочинники [парасинагоги] епископы, мыслящие иначе, впадают в ересь протестантизма и, совершая таинства во имя несуществующей церкви, лишаются всякой Благодати, сокровищницей которой является каждая признанная Православная Церковь. Поэтому пусть они нам скажут какой церкви принадлежат, если, присваивая дерзко право собора, как новые восточные папы, автокефальную Церковь Греции объявили и действительно раскольнической, во имя которой от нас получили епископский сан сошествием Всесвятого и чиноначального Духа. А поскольку известно, что их ни одна поместная Церковь из стоящих в отеческом и православном календаре не признала как составляющих автокефальную и независимую церковь, очевидно, что они не принадлежат признанной православной Церкви, но лишь церкви своих сторонников, и поэтому не могут иметь православный статус, но лишь протестантский. (...) Вот почему самочинники [парасинагоги] епископы Вресфенский и Кикладский не могут иметь православную Благодать и право передавать е_ следующими им в этом церковном падении, ибо не принадлежат канонической Церкви, которая, согласно православному учению, единственная является сокровищницей божественной Благодати".

1944: 9 сентября, при вступлении советской армии в Болгарию, была свергнута монархическая власть и ее заменило правительство Отечественного фронта во главе с Кимоном Георгиевым, лидером независимой партии "Звено", но реальным главой правительства стал коммунист Георгий Димитров, вернувшийся в Болгарию из Сов. Союза в ноябре с.г. Вскоре начался красный террор.

1944: 9 сентября был арестован болгарскими коммунистами священник с. Тръстеник о. Иоанн Тодоров. После долгих мучений он был разстрелян. (Църковен вестник, брой 5 за 2003 година).

1944: В середине сентября из-за приближающейся линии фронта, находящиеся под арестом, патриарх сербский Гавриил (Дожич) и святитель Николай (Велимирович) были вывезены нацистами в Австрию, а затем в Германию, где их заключили в концлагерь Дахау, там они провели 3 месяца в специальных бараках для духовенства.

1944: 12 сентября в Москве было подписано перемирие между Румынией и СССР, в результате которого была восстановлена советско-румынская граница по состоянию на 1 января 1941 года. Таким образом, Молдова и Северная Буковина вновь вошли в состав СССР. Южная Буковина осталась в составе Румынского королевства. На территориях, включенных в состав Советского Союза, была восстановлена церковная юрисдикция Московской Патриархии.

1944: 17 сентября в г. Боян болгарскими коммунистами был убит священник Евстатий Пандурски (по прозвищу Витошки). (Църковен вестник, брой 13 за 2003 година).

1944: В сентябре, за три недели до вступления советских войск в Белград, когда главная масса русских обитателей его устремилась в Вену, туда же эвакуировался вместе со всем составом Архиерейского Синода и его канцелярией митрополит Анастасий. В информационной записке МИД Рейха от 19 сентября говорится, что митр. Анастасий в сопровождении 14 человек прибыл в Германию и его нельзя размещать совместно с епископами, эвакуированными из восточных областей. Согласно заметке председателя Рейхсканцелярии по Церк. Делам Колрепа от 22 сентября пригороды Берлины в качестве места размещения отвергались из-за близости к резиденции митр. Серафима (Ляде). Старая политика изоляции Синода и митр. Анастасия лично давала себя знать и за 7 месяцев до крушения III рейха. В конце концов 10 ноября служащие и члены Синода поселились в Карлсбаде, где 11 февраля 1945 г. скончался бывший архиепископ Берлинский и Германский Тихон (Лященко). (М. В. Шкаровский...). В Вене митр. Анастасий постоянно совершал богослужения в наших двух церквах - старой посольской и новой домовой, буквально под бомбами и среди пылающих пожаров. И здесь духовенство с Курской чудотворной иконой ежедневно обходили дома и убежища русских людей и даже некоторых австрийцев, проникнувшихся величайшим уважением к нашей святыне, вследствие бывших от неё явно чудесных знамений.

1944: В Москву на имя Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Ленинградского Алексия было послано письмо, подписанное белградским протоиереем Иоанном Сокалем:

"Рапорт

На основании постановления Св. Архиерейского Собора Сербской Православной Церкви от 18/31 августа 1921 г. на территории Королевства Югославии русской церкви предоставлены были автокефальные права. С этого времени русская церковь в Югославии имела свою высшую иерархию, Архиерейский Синод, Епископский Совет, священнослужителей, церковные общины и церковное управление. Но 7 сентября 1944 г. все русские архиереи во главе с митрополитом Анастасием и с канцелярией Архиерейского Синода выехали в Германию, оставив нам указ Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей... который возложил на меня, как на старшего из оставшихся в Белграде протоиереев, возглавление Епископского Совета и управление русскими церковными общинами в Югославии на правах благочинного. Между тем высшая сербская церковная власть, видя ненормальность создавшегося положения, письменно запросила меня, на каких канонических основаниях и в каких условиях предполагается дальнейшее существование русской церкви... Получивши этот письменный запрос, я созвал 18 сент.[ября] 1944 года общее собрание Епископского Совета и церковно-приходского совета, на котором принята была единогласно резолюция: "Обратиться с просьбой Св. Архиерейскому Синоду Сербской Православной церкви, чтобы он принял Русскую церковь в Югославии под свое покровительство и чтобы назначил одного из архиереев для дел, требующих епископской санкции". На основании этого постановления я обратился письменно с просьбой Св. Архиерейскому Синоду Сербской Православной Церкви... где изложил постановление общего собрания. Сербский Архиерейский Синод, обсуждая каноническое положение русской церкви на территории Югославии, вынес временное решение, так как окончательным разрешением этого вопроса займется в будущем Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви. Временно же Епископский Совет и благочинный русской православной церкви, которые остались без своей иерархии, взяты под покровительство Сербского Архиерейского Собора. Для дел, требующих Архиерейской санкции, назначен преосвященный Владимир (в мире Любомир Раич, окончивший Московскую [Духовную] Академию в 1907 году), епископ Мукачевско-Пряшевский. О своем решении Сербский Архиерейский Синод известил меня письменным актом от 23.IX. 1944 г.... Таковы вкратце история и положение русской Православной церкви в Югославии, которая в настоящее время состоит из 11 церковных общин, двух монастырей (одного мужского и одного женского), 20 священнослужителей, 15 монахов, 32 монахинь и около 3 000 паствы.

От имени всех духовных лиц, оставшихся и ныне пребывающих в Белграде, и от лица всех русских церковных людей, поддерживающих тесную и постоянную связь с русской церковью, - выражаю искреннюю радость по случаю славных побед русского оружия, освободивших славянские земли от наших старых поработителей-врагов и давших нам, русским людям в раcсеянии сущим, возможность обратиться непосредственно к Вам, ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО, с покорнейшей просьбой, исходатайствовать нам право возвращения на родину с тем, чтобы мы вошли в состав Русской Церкви, под непосредственным управлением ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА и, честно работая на ниве Христовой, могли бы принести посильную пользу как церкви, так и своей родине. Испрашивая Ваших Святительских молитв, остаюсь любящим и преданным сыном своей церкви и родины, Ваш смиренный послушник Протоиерей Иоанн Сокаль"

(Косик В. И. Русская Церковь в Югославии (20-40-е гг. ХХ века).

1944: 28 сент. еп. Сумский Корнилий отправил местоблюстителю митр. Алексею доклад о закрытии местными властями в епархии 30 храмов. Это явление приняло такой массовый характер, что встревожило руководство Совета по делам РПЦ. 5 окт. в докладной записке В. Молотову Г. Карпов приводит ряд фактов "административного и самочинного" закрытия храмов. Он выдвинул ряд предложений: 1) воздержаться от закрытия приходских церквей, хотя бы они были открыты и в период временной оккупации... 3) В целях борьбы с нелегальными церковными группами там, где они приняли широкие размеры, и в тех областях и районах, где настойчиво ставится вопрос об открытии церквей, пойти на расширение сети действующих церквей до 2-3 на район... 5) Не препятствовать церковным приходским советам в производстве необходимого ремонта... строительство же новых молитвенных зданий... не разрешать" (Религ. Организации в СССР в годы Вел. Отеч. Войны (1943-1945). Публ. М. И. Одинцова. Отчечественные архивы, 1995, N 3, с. 62-63). Большая часть предложений Г. Карпова была одобрена и 1 дек. Совнарком принял соответствующее постановление.

1944: 2 октября болгарскими коммунистами был замучен священник с. Дълбни Дыбник о. Николай Йотов. О. Николай был болгарский патриот и антикоммунист, он не раз в своих проповедях рассказывал прихожанам о гонениях на Церковь в Советском Союзе. Его не раз предупреждали, что приближается Красная армия и он может пострадать за свои слова. Но батюшка отвечал: "Если бы во мне была какая вина, то тогда бы была опасность, но за мной никакой вины нет и никакой суд меня обвинить не может". Не знал он, что наступал момент в болгарской истории, когда сначала казнили, а потом уже судили. Убит о. Николай был зверски - киркой и лопатой.

1944: 5 октября болгарскими коммунистами в г. Севлиево был арестован протоиерей Стефан Кривошиев, отец 4-х детей, безстрашный проповедник. Его заставили выкопать себе могилу, и расстреляли. (Църковен вестник, брой първи за 2003 година).

1944: 5 октября в г. Разлог болгарскими коммунистами был разстрелян священник Петр Дивизиев, вместе с ним пострадало еще 39 местных жителей. О. Петр был убит последним, чтобы мог читать заупокойные молитвы над своими товарищами, на казнь выводили по парам, и казнь производилась кирками. Братская могила убиенных была обретена в 1990 г.

1944: 12 октября немецкие войска покинули Афины и через несколько дней туда вступили английские. Греция вплоть до 1947 г. пападает под сферу влияния британского правительства, которое назначало и увольняло греч. премьер-министров.

1944: В ноябре через штаб 4-го Украинского фронта представители Мукачевско-Пряшевской епархии попросили о принятии их в юрисдикцию Московской патриархии. 8 декабря делегация от епархии посетила митр. Алексия, а 11 декабря Карпова, через которого передала письмо Сталину о желании, не только Церкви, но и всей Карпатской Руси (входившей до войны в состав Чехословакии) воссоединиться с великой Россией ("Русская православная церковь стала на правильный путь."//Исторический архив, 1994, N 4, с. 266-268).

1944: 21-23 ноября в Москве состоялся Собор епископов, на котором был обсужден проект положения об управлении в Церкви и определен порядок избрания Патриарха. При обсуждении последнего вопроса архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) напомнил постановление Поместного Собора 1917 - 1918 гг. о том, что Патриарх должен избираться тайным голосованием и жребием из нескольких кандидатов. Это предложение не встретило поддержки, был выдвинут единственный кандидат - митрополит Алексий. (М. Шкаровский. Влияние Всероссийского Поместного Собора в советскую эпоху). На этом Соборе митр. Алексей выступая с докладом о положении Русской Церкви, Алексий отмечал: "...условия для развития церковной жизни - благоприятны, со стороны правительства нашего мы видим полную поддержку в наших церковных и патриотических начинаниях. За последний год по всему нашему Союзу открыто сверх имеющихся более 200 церквей, все ходатайства об открытии храмов тщательно рассматриваются; дело это продолжается, и будет продолжаться и впредь. Открыт в Москве Богословский институт и Богословско-пастырские курсы; такие же курсы могут быть открываемы и в епархиях, и, таким образом, можно надеяться, что у нас постепенно пополнятся кадры пастырей, которые пойдут на это служение не по принуждению, не по необходимости, а по искреннему влечению к работе на церковной ниве".

1944: Ноябрь. Обращаясь с напутственным словом к участникам Русского Освободительного Движения при обнародовании Манифеста КОНР Митрополит Анастасий (Грибановский) сказал: "На русской земле искони существовал такой обычай, по которому на всякое доброе дело, особенно общее, всегда прежде его начинания, испрашивали благословение Божье. И вы, дорогие братья и соотечественники, вы, деятели и вдохновители русского национального движения, собрались здесь, показывая этим историческую связь великого дела освобождения России с деяниями наших отцов и прадедов... Нас соединяет ныне всех одно чувство - смертельная непримиримость к большевицкому злу и пламенное желание искоренить его на Русской земле. Ибо мы знаем, что до тех пор, пока оно царит там, - невозможна никакая разумная человеческая жизнь, никакое духовное продвижение вперед; пока это зло угрожает как нашему отечеству, так и всей Европе, - повсюду будет утверждаться смерть и разрушение. И поскольку Вы, дорогие братья и сестры, стремитесь сокрушить это страшное зло... вы творите подлинно патриотическое, даже более того, мировое дело, и Церковь не может не благословить вашего великого и святого начинания... Дорогие братья и сестры, объединимся же все вокруг этого нашего Освободительного Движения, будем каждый подвизаться на своем пути и содействовать общему великому делу освобождения нашей Родины, пока не падет это страшное зло большевизма, пока не восстанет со своего одра наша измученная Россия... Аминь!" (И. Л. Солоневич. Россия в концлагере. "Воля народа" 22 нояб. 1944).

1944: Скончался глава "Флоринского" Синода митр. Герман Димитриадский (крайний слева на фотографии). Незадолго до смерти он пожелал вернуться в новостильный Синод Греческой Церкви, хотя ему было отказано, отпевание было совершено новостильными епископами. В том-же году, после смерти Митрополита Германа Димитриадского, двое из иерархов, которые вернулись в Новостильную Церковь в 1935 году - Христофор Хаджис и Поликарп Лиосис, вновь присоединились к Митрополиту Хризостому Флоринскому (второй слева).

1944: 26 декабря Винстон Черчилл, американские и французские представители прибыли в Афины, где они встретились с враждующими между собой греческими повстанцами. В примирении двух партий, левой - ЭАМ и правой - монархистов, принял деятельное участие архиеп. Дамаскин Афинский. Черчилл заручившись поддержкой американцев уговорил греческого монарха сделать архиеп. Дамаскина (Папандреу) Афинского временным главой правительства, с условием, что коммунисты в него не войдут (Winston Churchill. Road to Victory).

1944: В декабре сербский патриарх Гавриил и свят. Николай (Велимирович) были освобождены немцами из концлагеря Дахау и отправлены в Словению.

http://www.russned.ru/stats/2303



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме