Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Летопись церковных событий. 1943 год

Монах  Вениамин  (Гомартели), Русская неделя

31.05.2008

1943: 9 февраля монахиня Мария (Скобцова) была арестована фашистами в Париже за помощь движению Сопротивления и за укрывание евреев. До Пасхи она содержалась в концлагере у форта Романвиль, затем в Компьенском лагере, а оттуда была увезена в Германию в Равенсбрюк. Погибла 31 марта 1945 г. в концентрационном лагере Равенсбрюк в газовой камере. Канонизирована Константинопольским Патриархатом в 2004 г. Сын ее Юрий Данилович Скобцов тоже мученически погиб в нацистских лагерях 10 феврала 1944 г. Вместе с матерью причислен к лику святых.

1943: В марте первоиерарх Элладской Церкви архиепископ Дамаскин отправился на прием к главе немецкой оккупационной власти Гюнтеру Алтенбургу, с протестом против унизительного указа (25 февр.), запрещавшего евреям покидать пределы своих гетто и обязывающий их носить желтую звезду Давида на своей одежде. Гюнтер Алтенбург ответил, что решение об этом было принято в высших эшелонах власти и он не может отменить указа. (The Greek Orthodox Church and the Holocaust, George Margaritis, University of Crete, pg. 11).

1943: Глава "Флоринского" старостильного Синода митр. Герман Димитриадский подал прошение в новостильный Синод Греческой Церкви о приеме его в общение. Прошение было отклонено. Митр. Хризостом Флоринский в связи с этим прервал общение с митр. Германом и объявил себя "синодальным председателем" Флоринского Синода (в котором кроме него тогда никого не осталось). Митр. Герман до самой смерти, последовавшей в 1944 г., продолжал служить на старом стиле. Современные "флоринцы", ссылаясь на отсутствие самого прошения, считают, что оно было сфабриковано новостильниками, чтобы внести раскол в их движение.

1943: 1-го апреля епископ Элладской Церкви о. Корфу Мефодий (Контостанос) по просьбе местного раввина велел зачитать в церквах указ об отлучении от причастия всех занимающихся осквернением еврейских кладбищь. Через год епископ Мефодий сделал безуспешную попытку спасти евреев острова от уничтожения, но его заступничество не имело успеха, от 2000-го еврейского населения острова в живых осталось только 120. (The Greek Orthodox Church and the Holocaust, George Margaritis, University of Crete, pg. 16).

1943: 20 апреля был расстрелян фашистами греческий священник Ангелакис Константин по обвинению в участии в греческом народно-освободительном движении ('Экклисиастики алифия', 16. XII. 77).

1943: В мае японские окупационные власти в Манчжурии опубликовали "Наставление верноподданным". Документ этот предписывал, среди прочего, всему населению подконтрольных Японии территорий "благоговейное поклонение" языческой богине Аматерасу, по преданию считающейся основательницей японского императорского рода. Предписывалось в определенные дни совершать поклонения японским храмам, а статую предполагалось также, ни много, ни мало, разместить в православных храмах. Вопрос о недопустимости участия в ритуальных поклонениях обсуждался на Епархиальных собраниях Харбинской Епархии 8 сентября и 2 октября 1943 г. в присутствии архиереев Харбинской епархии: митрополита Мелетия, епископа Димитрия, епископа Ювеналия (архиеп. Нестор не присутствовал). По свидетельству Секретаря епископского совещания, свящ. Леонида Упшинского, "заседание было бурным, так-как некоторые возражали, что... Аматерасу Оомиками - не богиня, а Прародительница." Доклады епископа Димитрия Хайларского и проф. К. И. Зайцева (буд. архим. Константина), в которых был выражен официальный взгляд священноначалия о недопустимости участия в ритуальных поклонениях, было решено "принять полностью и направить к надлежащим властям".

1943: На Украине оказалось две церковных организации - правильно канонически образованная Автономная Украинская Церковь, которую возглавлял митрополит Алексий (Громадский) и Автокефальная Украинская Церковь, возглавлявшаяся митрополитом Поликарпом (Сикорским). Обе были признаны немецкими оккупационными властями; однако, Автокефальная Украинская Церковь очень скоро подпала под политическое влияние Украинского Национального Объединения, руководимого так называемыми "бандеровцами", и оказалась орудием сложной политической игры.

Против митрополита Алексия (Громадского) все время велась усиленная агитация, как против врага Украины, и в результате больших церковных осложнений, митрополит Алексий был 7 мая 1943 года убит из засады по пути из Почаевской Лавры в город Кременец. Вместе с митрополитом Алексием были убиты сопровождавшие его протоиерей о. Федор Юркевич, служащий Епархиального Управления Канаренко и шофер Марк Жихарев. Виновники этого злодеяния не были обнаружены. После убийства митрополита Алексия Автономную Украинскую Церковь фактически возглавил старейший по хиротонии Киевский епископ Пантелеймон (Рудык). (К. Свитич...).

1943: В мае немцы перевели, находящегося под арестом, патриарха сербского Гавриила из монастыря Раковици в монастырь Войловицу, где в то время томился в заключении свят. Николай (Велимирович), при этом патриарха лишили возможности завершить курс лечения в монастыре Раковици. В Войловице владыки были лишены возможности контактировать с внешним миром. Вечерние и утренние богослужения совершались ими в келье владыки Николая. Ключ от монастырской церкви находился у немецких охранников и только по воскресным и праздничным дням им позволялось присутствовать на богослужении или совершать Литургию. (На фото св. Николай Велимирович).

1943: 18 мая глава хорватской католической Церкви архиепископ Алоизий Степенац пишет послание римскому папе Пию XII:

"Восточна схизма пробивает ряды католиков и грозит достичь своей темной цели. Победа идеи Великой Сербии будет равносильна уничтожению Католицизма на Северозападных Балканах, в государстве Хорватия... Нет сомнения, что такие фатальные события будут иметь значительные последствия далеко за границами Хорватии. Волны Православия и наступление Византизма безпрепятственно будут обуревать границы Италии, пока же они разбивались о передовую хорватскую стену. К тому же, благодаря работе хорватских клириков, особенно францисканцев, был заложен фундамент для возрождения Католицизма в Болгарии путем обращения многих Павликиан, и остатки верующих в Скандерберговской Албании были спасены, и уничтожение основной католической нации на вечно кипящих православно-мусульманских Балканах, пагубно отразится на других разрозненных группах... В отчаянной борьбе за свое существование Хорватия на каждом шагу показывает, что она готова пребыть верной Католическим традициям и готова создать более чистую и лучшую переспективу для Католической Церкви в этой части мира..." Далее архиепископ говорит об опасности для насильно или "страха ради" изменившим православной вере и перешедших в католичество православных сербов, - "...не только около 240.000 новообращенных из Сербской Православной веры погибнут тут, но также и все католическое население этой местности вместе с их церквами и монастырями. В естественном порядке вещей, если только Бог не сотворит великого чуда, прогресс Католицизма тесно связан с прогрессом государства Хорватия..." (Trial of Lisak, Stepinac, Salic and co, Zagreb, 1946. Quoted in Novak, Viktor. Magnum Crimen, pp. 788-789. (First Edition, Zagreb). Translated by Sinisa Djuric).

1943: 20 мая митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) отправляет письмо митрополиту Московскому Сергию (Страгородскому):

"Долг имею почтительнейше донести Вашему Блаженству, что во исполнение предложения Вашего Блаженства в ленинградских храмах продолжается сбор на колонну им. Димитрия Донского, и в мае сего года переведено всего 1 230 000 рублей. Общая сумма взносов к сему числу равняется 5451 343 рублям. 14 мая мною была послана И. В. Сталину телеграмма, копию коей при сем прилагаю. 17-го числа мною получен следующий ответ: "Высшая правительственная. Ленинград. Алексию, митрополиту Ленинградскому. Прошу передать православному духовенству и верующим Ленинградской епархии, собравшим, кроме внесенных ранее 3 682 143 рублей, дополнительно на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин". Сбор средств у нас продолжается.

Вашего Блаженства нижайший послушник Алексий, митрополит Ленинградский (Архив Московской патриархии. Личное дело митрополита Алексия (Симанского). Автограф).

1943: Епископ Виссарион (Пую) разделил Транснистрию (Приднестровье) на три епархии: Северную с центром в Тульчине, Центральную с центром в Балте и Южную с центром в Одессе. Во главе Северной епархии был поставлен архимандрит Антим (Ника), во главе Центральной - епископ Василий (Стан), в Одессе оставался сам епископ Виссарион. Патриарх Никодим дал ему назначение быть епископом Одесским и всея Транснистрии. Румынская миссия в Транснистрии обладала значительным аппаратом и кадрами, в её состав входило более 400 миссионеров. Ближайшими помощниками начальников миссии являлись 14 благочинных.

1943: Гитлер потребовал от союзной Болгарии отправки в Освенцим всех евреев Болгарии, Македонии и Фракии, ок. 48.000 человек подлежали депортации. Глава Болгарской Православной Церкви софийский митрополит Стефан, узнав от председателя столичной еврейской общины главного равина Ашера Хаманеля о том, что "Комиссариатом по еврейским вопросам" уже подготовлены первые списки видных евреев, подлежащих высылке в гитлеровские лагеря смерти, открыто заявил "Я укрою всех евреев в церквях и монастырях, но не выдам их на расправу". Он лично направил требование премьер-министру Филову с просьбой отменить аресты евреев в ряде городов страны. Митрополит также направил письмо царю Борису, в котором писал: "Давайте не делать мерзостей, за которые когда-нибудь нашему добродушному народу придется испытывать стыд, а может быть и другие невзгоды". Митрополит пообещал, что сам сядет под домашний арест, коли арестованные евреи не будут освобождены. За это он был обвинен местными фашистскими организациями в "родоотступничестве и предательстве". Раввина Хаманеля, за которым охотилась полиция, митрополит спрятал на своем подворье. 24 мая в день национального праздника святых Кирилла и Мефодия тысячи людей вышли на улицы столицы, заявив, что не потерпят убийства своих сограждан. Другое высшее духовное лицо - пловдивский митрополит Кирилл, впоследствии болгарский патриарх, тоже обратился с посланием к царю. В письме ему он потребовал, чтобы тот немедленно отменил варварский приказ, в противном случае, заявлял митрополит, он не отвечает за действия народа и духовенства. По воспоминаниям очевидцев он предупредил местные полицейские власти, что заявил евреям одного из беднейших кварталов города: "Я предоставляю вам свой дом. Посмотрим, удастся ли им выдворить вас оттуда". А в письм к Филову заявил, что с крестом в руках пойдет в лагерь смерти в Польше впереди конвоя с евреями. Многочисленные акции протеста достигли своей цели и депортация была остановлена. Царь Борис III пригласил германского посла А. Бикерле и категорически заявил: "Евреи моей страны - ее подданные и всякое посягательство на их свободу мы воспримем как оскорбление болгарам". Премьер-министр Б. Филов записал в своем дневнике: "Его величество полностью отменил меры, принятые против евреев". Возвращаясь 28 августа 1943 года из ставки Гитлера, царь Борис скоропостижно скончался. Есть основания утверждать, что он был убит гитлеровцами за отказ исколнить волю фюрера. (Проф. Я. Я. Этингер, Спасенные в Холокосте).

1943: 31 августа митр. Сергий возвратился из Ульяновска в Москву.

1943: 4 сент. И. В. Сталин вызвал к себе на прием митрополитов: Сергия, Алексия и Николая. Сохранилась стенографическая запись этой встречи, сделанная Карповым: "На приеме присутствовали т. Молотов и я. Беседа т. Сталина с митрополитами продолжалась 1 час 55 минут. Тов. Сталин сказал, что Правительство Союза знает о проводимой ими патриотической работе в церквах с первого дня войны, что Правительство получило очень много писем с фронта и из тыла, одобряющих позицию, занятую церковью по отношению к государству. Тов. Сталин, коротко отметив положительное значение патриотической деятельности церкви за время войны, просил митрополитов Сергия, Алексия и Николая высказаться об имеющихся у патриархии и у них лично назревших, но неразрешенных вопросах. Митрополит Сергий сказал т. Сталину, что самым главным и наиболее назревшим вопросом является вопрос о центральном руководстве церкви, т. к. почти 18 лет [он] является патриаршим местоблюстителем и лично думает, что вряд ли где есть столь продолжительные вреды [трудности], что Синода в Советском Союзе нет с 1935 г., а потому он считает желательным, что[бы] Правительство разрешило собрать архиерейский Собор, который и изберет патриарха, а также образует орган в составе 5 - 6 архиереев. Митрополиты Алексий и Николай также высказались за образование Синода и обосновали это предложение об образовании как наиболее желаемую и приемлемую форму, сказав также, что избрание патриарха на архиерейском Соборе они считают вполне каноничным, т. к. фактически церковь возглавляет бессменно в течение 18 лет патриарший местоблюститель митрополит Сергий. Одобрив предложения митрополита Сергия, т. Сталин спросил: а) как будет называться патриарх, б) когда может быть собран архиерейский Собор, в) нужна ли какая помощь со стороны Правительства для успешного проведения Собора (имеется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги и т. д.). Сергий ответил, что эти вопросы предварительно ими между собой обсуждались и они считали бы желательным и правильным, если бы Правительство разрешило принять для патриарха титул патриарха Московского и всея Руси, хотя патриарх Тихон, избранный в 1917 г., при Временном правительстве, назывался "патриархом Московским и всея России". Тов. Сталин согласился, сказав, что это правильно. На второй вопрос митрополит Сергий ответил, что архиерейский Собор можно будет собрать через месяц, и тогда т. Сталин, улыбнувшись, сказал: "А нельзя ли проявить большевистские темпы?" Обратившись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то Собор мог бы быть собран и через 3 - 4 дня.

После короткого обмена мнениями договорились, что архиерейский Собор соберется в Москве 8 сентября. На третий вопрос митрополит Сергий ответил, что для проведения Собора никаких субсидий от государства они не просят. Вторым вопросом митрополит Сергий поднял, а митрополит Алексий развил вопрос о подготовке кадров духовенства, причем оба просили т. Сталина, чтобы им было разрешено организовать богословские курсы при некоторых епархиях. Тов. Сталин, согласившись с этим, в то же время спросил, почему они ставят вопрос о богословских курсах, тогда как Правительство может разрешить организацию духовной академии и открытие духовных семинарий во всех епархиях, где это нужно. Митрополит Сергий, а затем еще больше митрополит Алексий сказали, что для открытия духовной академии у них еще очень мало сил и нужна соответствующая подготовка, а в отношении семинарий - принимать в них лиц не моложе 18 лет они считают неподходящим по времени и прошлому опыту, зная, что, пока у человека не сложилось определенное мировоззрение, готовить их в качестве пастырей весьма опасно, т. к. получается большой отсев, и, может быть, в последующем, когда церковь будет иметь соответствующий опыт работы с богословскими курсами, встанет этот вопрос, но и то организационная и программная сторона семинарий и академий должна быть резко видоизменена.

Тов. Сталин сказал: "Ну, как хотите, это дело ваше, а если хотите богословские курсы, начинайте с них, но Правительство не будет иметь возражений и против открытия семинарий и академий". Третьим вопросом Сергий поднял вопрос об организации издания журнала Московской патриархии, который бы выходил один раз в месяц и в котором освещались бы как хроника церкви, так и статьи и речи богословского и патриотического характера. Тов. Сталин ответил: "Журнал можно и следует выпускать". Затем митрополит Сергий затронул вопрос об открытии церквей в ряде епархий, сказав, что об этом перед ним ставят [вопросы] почти все епархиальные архиереи, что церквей мало и что уж очень много лет церкви не открываются. При этом митрополит Сергий сказал, что он считает необходимым предоставить право епархиальному архиерею входить в переговоры с гражданской властью по вопросу открытия церквей. Митрополиты Алексий и Николай поддержали Сергия, отметив при этом неравномерность распределения церквей в Советском Союзе и высказав пожелание в первую очередь открывать церкви в областях и краях, где нет совсем церквей или где их мало. Тов. Сталин ответил, что этому вопросу никаких препятствий со стороны Правительства не будет. Затем митрополит Алексий поднял вопрос перед т. Сталиным об освобождении некоторых архиереев, находящихся в ссылке, в лагерях, в тюрьмах и т. д. Тов. Сталин сказал им: "Представьте такой список, его рассмотрим".

Сергий поднял тут же вопрос о предоставлении права свободного проживания и передвижения внутри Союза и права исполнять церковные службы бывшим священнослужителям, отбывшим по суду срок своего заключения, т. е. вопрос был поднят о снятии запрещений, вернее, ограничений, связанных с паспортным режимом. Тов. Сталин предложил мне этот вопрос изучить. Митрополит Алексий, попросив разрешения у т. Сталина, специально остановился на вопросах, имеющих отношение к церковной кассе, а именно: а) митрополит Алексий сказал, что он считает необходимым предоставление епархиям права отчислять некоторые суммы из касс церквей и из касс епархий в кассу центрального церковного аппарата для его содержания (патриархия, Синод), и в связи с этим же митрополит Алексий привел пример, что инспектор по административному надзору Ленсовета Татаринцева такие отчисления делать не разрешила; б) что в связи с этим же вопросом он, а также митрополиты Сергий и Николай считают необходимым, чтобы было видоизменено Положение о церковном управлении, а именно чтобы священнослужителям было дано право быть членами исполнительного органа церкви. Тов. Сталин сказал, что против этого возражений нет. Митрополит Николай в беседе затронул вопрос о свечных заводах, заявив, что в данное время церковные свечи изготовляются кустарями, продажная цена свечей в церквах весьма высокая и что он, митрополит Николай, считает лучшим предоставить право иметь свечные заводы при епархиях. Тов. Сталин сказал, что церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку Правительства во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри СССР, и что, как он говорил об организации духовных учебных заведений, не возражая против открытия семинарий в епархиях, так не может быть препятствий и к открытию при епархиальных управлениях свечных заводов и других производств. Затем, обращаясь ко мне, т. Сталин сказал: "Надо обеспечить право архиерея распоряжаться церковными суммами. Не надо делать препятствий к организации семинарий, свечных заводов и т. д.". Затем т. Сталин, обращаясь к трем митрополитам, сказал: "Если нужно сейчас или если нужно будет в дальнейшем, государство может отпустить соответствующие субсидии церковному центру". После этого т. Сталин, обращаясь к митрополитам Сергию, Алексию и Николаю, сказал им: "Вот мне доложил т. Карпов, что вы очень плохо живете: тесная квартирка, покупаете продукты на рынке, нет у вас никакого транспорта. Поэтому Правительство хотело бы знать, какие у вас есть нужды и что вы хотели бы получить от Правительства". В ответ на вопрос т. Сталина митрополит Сергий сказал, что в качестве помещений для патриархии и для патриарха он просил бы принять внесенные митрополитом Алексием предложения о предоставлении в распоряжение патриархии бывшего игуменского корпуса в Новодевичьем монастыре, а что касается обеспечения продуктами, то эти продукты они покупают на рынке, но в части транспорта просил бы помочь, если можно, выделением машины. Тов. Сталин сказал митрополиту Сергию: "Помещения в Новодевичьем монастыре т. Карпов посмотрел: они совершенно неблагоустроенны, требуют капитального ремонта, и, чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и холодно. Ведь надо учесть, что эти здания построены в XVI в. Правительство вам может предоставить завтра же вполне благоустроенное и подготовленное помещение, предоставив вам 3-этажный особняк в Чистом переулке, который занимался ранее бывшим немецким послом Шуленбургом. Но это здание советское, не немецкое, так что вы можете совершенно спокойно в нем жить. При этом особняк мы вам предоставляем со всем имуществом, мебелью, которая имеется в этом особняке..." Вновь затронув вопрос о продовольственном снабжении, т. Сталин сказал митрополитам: "На рынке продукты покупать вам неудобно и дорого, и сейчас продуктов на рынок колхозник выбрасывает мало. Поэтому государство может обеспечить продуктами вас по государственным ценам. Кроме того, мы завтра-послезавтра предоставим в ваше распоряжение 2 - 3 легковые автомашины с горючим".

Тов. Сталин спросил митрополита Сергия и других митрополитов, нет ли у них еще каких-либо вопросов к нему, нет ли других нужд у церкви, причем об этом т. Сталин спросил несколько раз. Все трое заявили, что особых просьб больше они не имеют, но иногда на местах бывает переобложение духовенства подоходным налогом, на что т. Сталин обратил внимание и предложил мне в каждом отдельном случае принимать соответствующие меры проверки и исправления. После этого т. Сталин сказал митрополитам: "Ну, если у вас больше нет к Правительству вопросов, то, может быть, будут потом. Правительство предполагает образовать специальный государственный аппарат, который будет называться Совет по делам Русской православной церкви, и председателем Совета предполагается назначить т. Карпова. Как вы смотрите на это?" Все трое заявили, что они весьма благожелательно принимают назначение на этот пост т. Карпова. Тов. Сталин сказал, что Совет будет представлять собою место связи между Правительством и церковью и председатель его должен [докладывать] Правительству о жизни церкви и возникающих у нее вопросах. Затем, обращаясь ко мне, т. Сталин сказал: "Подберите себе 2 - 3 помощников, которые будут членами вашего Совета, образуйте аппарат, но только помните: во-первых, что вы не обер-прокурор; во-вторых, своей деятельностью больше подчеркивайте самостоятельность церкви". После этого т. Сталин, обращаясь к т. Молотову, сказал: "Надо довести об этом до сведения населения, так же как потом надо будет сообщить населению и об избрании патриарха". В связи с этим Вячеслав Михайлович Молотов тут же стал составлять проект коммюнике для радио и газет, при составлении которого вносились соответствующие замечания, поправки и дополнения как со стороны т. Сталина, так и отдельные со стороны митрополитов Сергия и Алексия... Это извещение было опубликовано в газете "Известия" от 5 сентября 1943 г. Коммюнике было передано т. Поскребышеву для передачи в этот же день по радио и в ТАСС для напечатания в газетах. После этого т. Молотов обратился к Сергию с вопросом: когда лучше принять делегацию Англиканской церкви, желающую приехать в Москву, во главе с архиепископом Йоркским? Сергий ответил, что, поскольку Собор епископов будет собран через 4 дня, значит, и будут проведены выборы патриарха, англиканская делегация может быть принята в любое время. Тов. Молотов сказал, что, по его мнению, лучше будет принять эту делегацию месяцем позднее. В заключение этого приема у т. Сталина выступил митрополит Сергий с кратким благодарственным словом к Правительству и лично к т. Сталину... ". (ГА РФ. Ф. 6991. On. 1. Д. 1.Л.1 - 10. Подлинник). Краснов-Левитин, очевидно, со слов участника встречи митр. Николая так описывает это историческое событие: "Митрополит Сергий заговорил спокойно, слегка заикаясь, деловым тоном человека, привыкшего говорить о серьезных вещах с самыми высокопоставленными людьми.

Когда Сталин был семинаристом, митрополит Сергий был уже в сане епископа, ректором Петербургской Духовной академии. Митрополит указал на необходимость широкого открытия храмов, количество которых совершенно не удовлетворяет религиозные потребности народа. Он также заявил о необходимости созыва Собора и выборов Патриарха. Наконец, он заявил о необходимости широкого открытия духовных учебных заведений, так как у Церкви отсутствуют кадры священнослужителей. Здесь Сталин неожиданно прервал молчание: "А почему у вас нет кадров?" - спросил он, вынув изо рта трубку и в упор глядя на своих собеседников. Алексий и Николай смутились..., всем было известно, что кадры перебиты в лагерях. Но митрополит Сергий не смутился. Старик ответил: "Кадров у нас нет по разным причинам. Одна из них: мы готовим священника, а он становится Маршалом Советского Союза". Довольная усмешка тронула уста диктатора. Он сказал: "Да, да, как же. Я семинарист. Слышал тогда и о Вас". Затем он стал вспоминать семинарские годы... Сказал, что мать его до самой смерти сожалела, что он не стал священником. Уже в конце встречи вождь сообщил иерархам, что правительство намерено образовать при СНК СССР Совет по делам Русской Православной Церкви и назначить его председателем Г.Г. Карпова. При этом пошутил, что "бывший семинарист (Карпов - А.В.) лучше поможет нам понять друг друга".

1943: 8 сентября открылся Собор МП. В его деяниях участвовало 19 архиереев - все, кто в это время находился на кафедрах на не оккупированных нем. войсками территориях: митрополиты Сергий (Страгородский), Ленинградский Алексий (Симанский), Киевский Николай (Ярушевич), архиепископы Красноярский свт. Лука (Войно-Ясенецкий), Сарапульский Иоанн (Братолюбов), Казанский Андрей (Комаров), Куйбышевский Алексий (Палицын), Уфимский Стефан (Проценко), Горьковский Сергий (Гришин), Ярославский Иоанн (Соколов), Рязанский Алексий (Сергеев), Калининский Василий (Ратмиров), Новосибирский Варфоломей (Городцов), Саратовский Григорий (Чуков), епископы Молотовский Александр (Толстопятов), Курский Питирим (Свиридов), Кировский Вениамин (Тихоницкий), Ульяновский Димитрий (Градусов) и Ростовский Елевферий (Воронцов). Мн. архиереев доставили на Собор на военных самолетах. Почти все они были исповедниками, прошедшими через тюрьмы, лагеря и ссылки, архиеп. Сарапульский Иоанн (Братолюбов) и еп. Молотовский Александр (Толстопятов) были освобождены незадолго до Собора. Собор открыл Местоблюститель Патриаршего Престола, прочитавший краткий доклад "О деятельности православной Церкви за два года Отечественной войны". Это был, конечно, не отчетный доклад в общепринятом смысле слова, поскольку говорить открыто о жизни РПЦ в годы, прошедшие после Поместного Собора 1917-1918 гг., не было возможности, в докладе речь шла исключительно о патриотическом служении Церкви во время войны. Затем Собор заслушал доклад митр. Ленинградского Алексия "Долг христианина перед Церковью и Родиной в переживаемую эпоху Отечественной войны". Затем митр. Алексий поставил вопрос об избрании Святейшего Патриарха и предложил кандидатуру митр. Сергия, предложение было единодушно одобрено всеми участниками Собора. Митр. Сергий поблагодарил преосвященных за избрание его Патриархом и предложил формулу поминовения:

"Святейшего отца нашего Сергия, Патриарха Московского и всея Руси". Митр. Сергий предложил избрать Свящ. Синод при Патриархе из 3 постоянных и 3 временных членов. Временных членов предполагалось выбирать на полугодовые сессии по 1 архипастырю от каждой из 3 групп епархий: сев.-вост., центр. и юж. в порядке старшинства. Постоянными членами Синода Собор избрал митрополитов Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича), а также архиеп. Горьковского Сергия (Гришина). Временными членами в Синод приглашены были архиепископы Куйбышевский Алексий (Палицын), Красноярский Лука (Войно-Ясенецкий) и Ярославский Иоанн (Соколов), а также управляющий делами Московской Патриархии прот. Николай Колчицкий. Полномочия нового Синода отличались от полномочий того, к-рый был учрежден определениями Поместного Собора 1917-1918 гг. о высших органах церковного управления: Поместный Собор в свое время предусматривал для Синода более самостоятельный статус, новый же Синод образовали при Патриархе. Соборяне приняли подписанную всеми его участниками декларацию об осуждении изменников веры и Отечества, направленную против коллаборационистов из духовенства и мирян, запятнавших себя сотрудничеством с оккупационными властями и одновременно посягнувших на учинение расколов. Акт этот касался священнослужителей, предававших ближних или откровенно переходивших на сторону фашистов. В обращении Собора к советскому правительству была выражена готовность умножить усилия РПЦ в служении правому делу спасения Родины от фашистской агрессии. Соборяне также издали "Обращение ко всем христианам мира", проект к-рого был зачитан Саратовским архиеп. Григорием (Чуковым). В нем Собор охарактеризовал борьбу с фашизмом как проявление благородного порыва человеческого духа "нанести смерть самой войне". (Вадим Якунин. Укрепление положения Русской православной церкви и структура ее управления в 1941 - 1945 годы. // Отечественная история. 2003. N 4. - С. 83-92).

1943: 12 сент. в Москве, в Богоявленском соборе, состоялась интронизация патриарха Сергия (Страгородского). По окончании литургии патриарх Сергий обратился к пастве, молившейся в кафедральном Богоявленском соборе со словом, в к-ром дал оценку состоявшемуся Собору и избранию Патриарха: "Собор преосвященных архипастырей своим единогласным решением от 8 сентября постановил усвоить мне титул Патриарха Московского и всея Руси. Таким образом, наша Русская Церковь этим актом получила всю полноту канонического возглавления, управления и молитвенного предстательства... В моем положении по внешности как будто ничего не изменилось с получением патриаршего сана. Фактически я уже в течение 17 лет несу обязанности Патриарха. Это так кажется только по внешности, а на самом деле это далеко не так. В звании патриаршего Местоблюстителя я чувствовал себя временным и не так сильно опасался за возможные ошибки. Будет, думал я, избран Патриарх, он и исправит все допущенные ошибки. Теперь же, когда облечен высоким званием Патриарха, уже нельзя говорить о том, что кто-то другой исправит ошибки и сделает недоделанное, а нужно самому поступать безошибочно, по Божьей правде и вести людей к вечному спасению" (ЖМП. 1943. N 2. С. 8).

1943: 14 сент. при правительстве СССР был создан специальный орган - Совет по делам Русской Прав. Церкви во главе с полковником госбезопасности Г.Г. Карповым, который с 1940 г. возглавлял 3-й отдел 5-го управления, осуществлявший антицерковные акции. Некоторое время Карпов умудрялся совмещать эти две должности.

1943: Руководство Англиканской церкви в конце лета обратилось к советскому правительству с просьбой разрешить визит своей делегации в Москву. Накануне Тегеранской конференции такой визит был признан И. Сталиным желательным и полезным. Делегация во главе с Йоркским епископом Кириллом Гарбетом прибыла в Москву 19 сентября и за 10 дней своего пребывания несколько раз встречалась с патриархом и иерархами Московской патриархии, осмотрела разрушенный фашистами Ново-Иерусалимский монастырь в г. Истре. Пропагандистская цель визита была полностью достигнута. Во время прощального посещения патриарха архиепископ Йоркский С. Ф. Гарбетт заявил: "По приезде в Англию, меня будут осаждать корреспонденты, они будут спрашивать "есть ли в России свобода отправления религиозного культа", и я отвечу, что "безусловно, да", а когда книга "Правда о религии в России" будет переведена в Англии на английский язык, она принесет много пользы в деле понимания в Англии разных сторон русской церковной жизни" ("Русская православная церковь стала на правильный путь."//Исторический архив, 1994, N 3, с. 143).

1943: В сентябре вышел первый номер Журнала Московской Патриархии.

1943: После избрания на всероссийский патриарший престол митр. Сергия католикос Грузинский Каллистрат в поздравительной телеграмме выразил желание и надежду, что отныне Православные Церкви-Сестры будут жить в мире и общении, согласно работая на ниве Христовой во славу Божию. В ответ патриарх Сергий направил в Тифлис своего представителя архиепископа Ставропольского и Пятигорского Антония, дав ему поручение в случае благоприятном вступить от лица патриарха и всей Русской Православной Церкви в евхаристическое общение с католикосом и подведомственным ему духовенством. Давно желанное примирение двух Церквей состоялось в воскресенье 31 октября 1943 г. В этот день в древнем кафедральном соборе г. Тифлиса торжественно совершил Божественную литургию католикос Каллистрат в сослужении представителей грузинской иерархии и грузинского духовенства и архиепископа Атония. Прибыв в Москву, архиепископ Антоний доложил патриарху и Св. Синоду о своих переговорах в Тифлисе.

Заслушав доклад, Св. Синод под председательством патриарха Сергия вынес определение:

"Ввиду того, что Святейший Патриарх, Католикос Грузии, от лица грузинской иерархии, клира и паствы засвидетельствовал неизменную решимость Грузинской Церкви как в прошлом, так и в настоящем и будущем пребывать в православной вере, переданной св. Апостолами и св. Отцами, хранить и соблюдать каноны церковные, "принимать, яже они прияша, и отвращаться всего, ижхе тии отвратишася", признать:

... молитвенное и евхаристическое общение между обеими автокефальными Церквами-Сестрами, Русской и Грузинской, к нашей общей радости, восстановленным;

... просить Святейшего Патриарха, Католикоса Грузии, приняв православные русские приходы в Грузинской ССР в свое архипастырское окормление, предоставить им сохранять в своей богослужебной и приходской практике те порядки и обычаи, которые они наследовали от Русской Церкви;

просить Святейшего Патриарха-Католикоса принимать к своему разрешению церковные дела и православных русских приходов, находящихся в Армении, которые хотя и проживают вне пределов Грузинской ССР, но по дальности расстояния и другим подобным внешним причинам затрудняются обратиться к подлежащей русской церковной власти" ("ЖМП", 1944, N 3, с. 7).

О состоявшемся признании автокефалии Грузинской Православной Церкви и о восстановлении о ней молитвенного и евхаристического общения известительной грамотой Патриарха Сергия были уведомлены и прочие Автокефальные Православные Церкви. Константинопольский патриарх вплоть до 1990 г. не признавал Грузинскую автокефалию, ввиду того, что она была признана РПЦ без его согласия, а лишь уведомления.

1943: Сентябрь. За все годы войны немцы ни разу не дали возможности архиереям РПЦЗ собраться на Собор или митр. Анастасию посетить территорию рейха. Но после выборов патр. Сергия референт Рейхминистерства Церк. Дел Колреп отправил 23 сентября телеграмму в Белград о том, что запланированные в Вене переговоры митрополитов Анастасия и Серафима (Ляде) в связи с избранием патр. Сергия имеют известное политическое значение, и сам Колреп теперь намерен с поездкой главы РПЦЗ согласиться, "тем более что этим нам предоставляется единственная в своем роде возможность для получения влияния на Белградский Синод" (М. В. Шкаровский...). 21 октября в Вене митрополит Анастасий созвал совещание 8 заграничных епископов, которые признали избрание Московского патриарха незаконным и недействительным. Основания к этому непризнанию на Венском Архиерейском Совещании выдвигались следующие:

1. Избрание Патриарха Сергия носит характер не церковный, а политический. Оно произошло по указке Сталина. Архиерейский Собор РПЦМП обвинялся в нарушении 30 правила святых апостолов и 3 правила VII Вселенского Собора. Следует заметить, что желание снова иметь Патриарха в РПЦ на Родине было действительно общецерковным и давно желанным. И если того захотел и Сталин, дав разрешение на созыв Собора, то здесь произошло такое же совпадение между позицией Церкви и политикой правящего режима, как в случае с самим Архиерейским Совещанием РПЦЗ 1943 года в Вене и его непризнанием нового патриарха.

2. Процедура выборов Патриарха на Московском Соборе в сентябре 1943 г. не соответствовала постановлению Поместного Собора РПЦ 1917-1918 гг., так как в выборах не участвовали клирики и миряне.

3. На Московском Архиерейском Соборе 1943 г. не участвовали епископы, находившиеся в ссылках и заключении, катакомбное духовенство, епископат, РПЦЗ и оккупированных областей вообще, насчитывавший более 30 архиереев, в то время как в выборах Патриарха Сергия участвовали только 19 Преосвященных. Совещание составило и направило германским властям меморандум, заключавший ряд смелых требований. Меморандум является наилучшим доказательством того, что Совещание принимало решения самостоятельно, а не по указке нацистов. В нем, прежде всего, следует выделить протест против недопущения нацистами зарубежного русского духовенства на оккупированную территорию СССР. Меморандум требовал "устранения всех препятствий, которые мешают свободному передвижению епископов с этой стороны фронта", воссоединению архиереев "на занятых территориях и заграницей". (Никитин А. К. Положение русской православной общины в Германии в период нацистского режима (1933-1945 гг.) // Ежегодная Богословская Конференция ПСТБИ. Материалы. M., 1998).

Деятельным выражением этого протеста стала хиротония участниками Совещания епископа Григория (Борискевича). Он был рукоположен для Белорусской Автономной Церкви и получил титул епископа Гомельского и Мозырьского. На Соборе было принято воззвание к русским верующим, совещание не послало никаких приветствий Гитлеру или другим руководителям III рейха. Неожиданным для нацистских ведомств оказался третий принятый документ. Он фактически содержал критику германской политики в отношении Русской Церкви и включал требования, направленные на предоставление ей большей свободы: "1) Свободное развитие и укрепление Православной Церкви в оккупированных областях и объединение всех православных освобожденных от советской власти церковных областей и Зарубежной Православной Церкви под одним общим церковным возглавлением служило бы залогом наибольшего успеха этих частей Русской Церкви в борьбе с безбожным коммунизмом... 3) Необходимо предоставление русским рабочим в Германии свободного удовлетворения своих духовных нужд. 4) Ввиду большого количества разнообразных русских воинских частей в составе германской армии, необходимо учреждение института военных священников... 6) Более энергичная проповедь православного религиозно-нравственного мировоззрения... 9) Возбудить ходатайство о введении апологетических передач по радио. 10) Организация духовных библиотек при приходах... 13) Предоставление православной церковной власти возможности открытия духовных школ и организации пастырских и религиозно-нравственных курсов". (М. В. Шкаровский. РПЦЗ на Балканах в годы Второй Мировой войны. Григорий (Граббе). еп. Архиерейский Синод во II Мировую войну).

1943: 26 - 27 октября зарубежные архиереи в Северной Америке архиепископ Виталий, епископ Иероним, и епископ Иоасаф приняли участие в Архиерейском Соборе Северной Америки, где обсуждалось избрание митрополита Сергия на Российский Патриарший Престол. Была принята резолюция, признавшая избрание и указавшая, чтобы патриарх Московский Сергий поминался за богослужениями, не отменяя притом, поминовение митрополитов Анастасия и митрополита Сев. Американского Феофила. Следуя этому соборному решению, митрополит Феофил издал указ от 11 ноября 1943 г. о поминовении всех трех иерархов во всех приходах Северной Америки. Под этим постановлением подписались также и архиепископы РПЦЗ: Виталий (Максименко), Тихон (Троицкий) и епископы Иоасаф и Иероним (Прот. А. Лебедев. Пора уже нам знать свою историю).

1943: 20-28 октября на заседаниях Священного Синода МП рассматривался доклад патриаршего экзарха, митрополита Алеутского и Северо-Американского Вениамина об общем положении дел, образовании нового прихода в Буэнос-Айресе, ему было поручено возбудить ходатайство перед правительством США о передаче Московской патриархии зданий и имущества, принадлежавших когда-то Русской Церкви. Кроме того "Синод определил необходимым провести надлежащее выяснение об имуществе и зданиях, ранее принадлежавших Русской Православной Духовной Миссии в Палестине, после чего возбудить ходатайство о возвращении их" (ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 3, лл. 21-21об).

1943: 27 октября митр. Сергий написал Г. Карпову след. прошение: "Прошу Вас возбудить перед Правительством СССР ходатайство об амнистии перечисленным в прилагаемом списке лицам, которых я бы желал привлечь к церковной работе под моим ведением. Я не беру на себя решать вопрос, насколько эти лица заслужили отбываемое ими наказание. Но я питаю уверенность, что оказанная им со стороны Правительства милость побудит их (и даст возможность) приложить все свое старание, чтобы показать свою лояльность Правительству СССР и без следа загладить прошлую вину". К заявлению был приложен список на 26 священнослужителей, в том числе 24 архиереев. Большая часть их к тому времени уже оказалась расстреляна или погибла в лагерях ОГПУ-НКВД. Уцелевших освободили, но это была очень небольшая часть томившихся в тюрьмах и лагерях священнослужителей (ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 5, л. 1).

1943: 14 декабря епископ Виссарион (Пуи) был отозван из Преднестровья назад в Румынию.

1943: В конце года патриарх Сергий принял покаяние последних обновленческих иерархов: Михаила (Постникова), Корнилия (Попова), Сергия (Ларина) и др. Принимали их как простых монахов. На этом история обновленчества кончилась. Сергий (Ларин) через год был вновь хиротонисан в архиереи и в 1945 г. послан во главе делегации МП в Сербию.

http://www.russned.ru/stats/2298



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме