Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О святом Варваре, бывшем разбойнике

Священник  Георгий  Максимов, Православие.Ru

20.05.2008

В собрании житий, составленном святителем Димитрием Ростовским, приводится краткая версия жития святого Варвара, начинающаяся сразу с момента его обращения и опускающая предысторию.

А предыстория эта интересна и актуальна, особенно в наше время, поскольку из нее видно, что до своего обращения ко Христу святой Варвар был тем, кого сейчас называют "исламскими террористами".

Подробнее всего о жизни святого Варвара мы узнаем из сочинения Константина Акрополита († 1323) - писателя XIV века, который был крупнейшим автором и составителем житий святых, благодаря чему заслужил именование "Новый Метафраст" - в память прославленного агиографа Х века святого Симеона Метафраста[1]. Константину Акрополиту принадлежит торжественное "Слово на святого Варвара", мусульманского солдата, принявшего христианство. Ни мусульманское, ни христианское имя святого не сохранилось, и он вошел в святцы как "святой варвар"[2].

С этим связана некоторая неясность. Дело в том, что под именем "Варвар" церковная агиография знает по крайней мере четыре личности. Первый из них - мученик IV века[3]. Второй - некий разбойник христианского происхождения из Египта, который через покаяние стал святым[4]. Его почитание как мироточивого святого в Болгарии засвидетельствовано в письме, посланном Патриарху Тырновскому Каллистом I, Патриархом Константинопольским (1350-1363). Третий - святой Варвар Пентапольский, время жизни которого относится в синаксаре к ХVI веку; он жил в Греции, входящей в Оттоманскую империю. Четвертый - тот, о ком пишет Константин Акрополит. Не исключено, что, по крайней мере в некоторых случаях, имеется в виду одно и то же лицо, в особенности это касается второго и четвертого из упомянутых святых. Сложность усугубляется тем, что церковная память всех четырех святых празднуется в мае[5].

Ввиду подобных противоречивых указаний католический исследователь Делеэй пришел к выводу, что святой Варвар - это лишь вымышленный персонаж, легенда о котором использовалась в разные периоды для удовлетворения потребностей своего времени, в соответствии с которыми она претерпевала некоторые видоизменения[6]. Однако православный исследователь Сахас в результате более тщательного изучения "Слова на святого Варвара" признал гипотезу Делеэя необоснованной. В качестве доказательств историчности святого Варвара он привел целый ряд специфических деталей, содержащихся в произведении Константина Акрополита, а именно:

- иконоборческую позицию императора Михаила II, его контакты с западным императором Луи Благочестивым (814-840);

- ссылку на восстание Фомы Славянина и гражданскую войну в Византийской империи (821-823), которая и послужила причиной активизации военных действий со стороны арабов, в одной из которых принимал участие святой Варвар;

- использование топонимов и административного деления, характерного именно для первой половины IX века;

- подробности арабской экспедиции на Этолийское побережье и сопротивления арабам городов Амбракии и Драгаместа, о последнем из которых Акрополит специально оговаривается, что тот имел в прошлом другое название, которое агиографу не удалось восстановить;

- укрытие Варвара в винограднике и указание, что изъяснялся он на греческом "варварским образом, медленно и неправильно выговаривая"[7].

Таким образом, "Слово" Акрополита описывает целый ряд событий и исторических деталей, характерных именно для IX века.

Помимо прочего для византийцев история святого Варвара являлась очевидным утверждением превосходства христианства над исламом, его духовной победой, проиллюстрированной на примере жизни одного реального человека, надо полагать, что хорошо известного современникам Константина Акрополита. Речь переходит в плоскость побед на ином уровне, принципиально высшем, чем победы на поле боя или даже в интеллектуальном противоборстве.

Следуя традициям византийской полемической литературы, Акрополит называет ислам нечестием и снабжает арабов рядом крепких отрицательных эпитетов. Герой повествования ничем не отличается от "жестоких и нечестивых" соплеменников. Он запятнал себя убийством христиан. Тем неожиданнее, что по кончине раскаявшегося святого его мощи обильно источают благоуханное чудотворное миро, свидетельствуя о преображении тела араба, которых некоторые византийские писатели связывали с грязью и нечистотой. В признании этого факта видна искренняя готовность византийца принять своего вчерашнего злейшего врага как брата при единстве веры Христовой.

Более того, во время конфликта с арабами святой, который прежде был мусульманским захватчиком, в духовном плане рассматривается как лучшая защита против нападений врагов - его единоплеменников. Молитва Акрополита в конце "Слова" говорит именно об этом.

"Слово" Константина Акрополита сходно с подобным сочинением преподобного Григория Декаполита, современника святого Варвара. Сходство заключается в том, что обращение обоих мусульман в этих агиографических памятниках происходит в результате лицезрения чуда Евхаристии, и в обоих случаях это происходит в храмах, посвященных великомученику Георгию. Однако здесь не может быть речи о прямой зависимости памятников, поскольку в том, что касается деталей, общего фона и характера самого чуда различий между двумя историями больше, чем совпадений.

Важное различие состоит в том, что если один (святой Пахомий у преподобного Григория Декаполита) достиг святости своей мученической смертью, то другой (святой Варвар) - своей подвижнической жизнью.

В "Слове" Акрополита проводится идея свидетельства истинности христианской веры перед лицом мусульман Самим Богом посредством чуда. Чудо происходит в момент главного таинства Церкви - Евхаристии.

Однако это не единственное чудо и даже не единственная тема Божественного доказательства истинности христианства в противоборстве с исламом. Первое чудо было явлением помощи христианам на поле боя при обращении к знамению креста и иконе Пресвятой Богородицы. Помимо собственно исторического значения, это указание не может не подразумевать ответ на мусульманскую полемику против почитания христианами креста и икон.

Все упоминаемые в произведении чудеса выстроены в смысловую последовательность. Благодаря первому чуду православные одерживают победу в битве, благодаря второму Бог одерживает победу в душе жестокого мусульманина. И третье чудо - мироточение мощей святого Варвара - является следствием его обращения ко Христу и истинного покаяния.

Содержание "Слова на святого Варвара"

Автор сообщает, что посвящает свое "Слово" святому, жившему во времена иконоборческого императора Михаила II (820-829) и чьи святые мощи доныне источают благоуханное миро. Местом подвигов святого обозначается область Акарнания на Ионическом побережье Западной Греции. По происхождению он был из некоего города Барбана в Северной Африке, по жестокому характеру и роду он был "варваром", по религии - мусульманином, принадлежа к "нечестивейшему и жесточайшему народу, происходящему от Агари".

Варвар был солдатом мусульманской армии и в 828 году принимал участие в походе на Никополь. Однако жители Драгаместа и Амбракии объединились против арабов. Видя превосходящие силы противника, арабы уклонились от осады Амбракии и обратились к штурму Драгаместа. Несмотря на помощь амбракианцев, Драгамест был в большой опасности, и лишь обращение к иконе Богородицы в разгар битвы помогло одержать победу: мусульмане потерпели сокрушительное поражение, бежавших преследовали до побережья, где они утонули в море. Один из немногих выживших был Варвар, которому удалось избежать смерти, спрятавшись в винограднике. Когда он решился выйти из укрытия, он занялся разбоем.

Перемещаясь с места на место, Варвар грабит и убивает одиноких путников-христиан, терроризируя всю округу. Пребывая в этолийских пределах, Варвар заходит в один из храмов - церковь святого Георгия, намереваясь убить священника.

Идет литургия. Служит священник, по имени Иоанн, родом из Никополя. Варвар ждет окончания службы, чтобы без свидетелей совершить задуманное. И вдруг неожиданно он видит ангелов, во всем блеске величия сослужащих иерею, которого он намеревается убить. В изумлении и страхе мусульманин падает на колени и, дождавшись окончания богослужения, приносит покаяние и просит сподобить его таинства крещения. Отец Иоанн исполняет его просьбу и наставляет в христианской вере.

Став христианином, святой уединяется в горах и проводит в уединении три года как строгий отшельник, предаваясь посту и молитве и избегая общения с местными жителями. В качестве епитимьи за свои грехи Варвар принимает цепи на шею, руки и ноги. "В таком виде он пребывает в горах в подвигах покаяния, питаясь растениями, претерпевая зной и холод среди всяких опасностей, ходя или ползая по-звериному".

Однажды поздно вечером никопольские охотники, остановившиеся на ночлег, по ошибке приняв издалека за зверя пробиравшегося на четвереньках в высокой траве святого, застрелили его из лука. Святой совершенно мирно и покойно встречает кончину. Он прощает своих нечаянных убийц, оплакивающих свою ошибку.

Позже его духовный отец опознал святого Варвара, его мощи были перенесены в храм и через некоторое время стали обильно источать благовонное миро, от которого совершались многочисленные исцеления. Маленькая дочь самого Константина Акрополита была исцелена от тяжкой болезни чрез помазание миром от святого Варвара, в благодарность за что Константин и составил свое сочинение.



[1] О жизни и сочинениях Константина Акрополита см: Nicol D. Constantine Akropolites, A Prosopographical Note // DOP 1965. N 19. Р. 249-256; Talbot A.-M. Akropolites, Constantine // ODB. P. 49.

[2] Архиепископ Сергий высказывает предположение, что в крещении святой Варвар получил имя Тарасий (см.: Сергий (Спасский), архиепископ. Полный месяцеслов Востока. Т. 3).

[3] Delehaye H. Les actes de S. Barbarus // Analecta Bollandiana. 1910. N 29. P. 289-301.

[4] Radcenko K. Einige Bemerkungen zur neugefunden Abschrift des Lebens des heil. Barbar in bulgarischer Uebersetzung // Archiv fur Slavische Philologie. 1900. N 22. S. 575-576.

[5] Sahas J.D. Hagiological texts as historical sources for Arab history and Byzantine-Muslim relations. The case of a barbarian saint // Byzantine Studies (NS) N 1-2. 1996-1997. P. 52-53.

[6] Delehaye H. Op. cit. P. 288.

[7] Sahas J.D. Op. cit. P. 53-56.

http://www.pravoslavie.ru/put/080519102039



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме