Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Апостольство инакоодаренных: "Каждый посланный нам на пути Богом и есть тот самый ближний"

Священник  Петр  Коломейцев, Православие и Мир

20.05.2008


XVI Международные Образовательные Рождественские Чтения 2008 г. Вторая конференция "Дети-инвалиды в семье, обществе, церкви" …

Сохранять единство духа в союзе мира.
Одно тело и один дух (Еф.4,3-4)

Двадцатый век знает не мало случаев, когда попытки построения "совершенного" общества предпринимались на государственном уровне. Практическое воплощение этих "утопий", казалось, навсегда дискредитировало в обществе идеи коллективизма, такие понятия, как равенство, братство, взаимовыручка. В социуме воцарились идеи здорового индивидуализма и толерантного (а по большому счету, равнодушного) отношения к окружающим. Но толерантность, конечно же, не выглядит очень страшным злом, по сравнению с человеконенавистническим отношением к "не таким" людям, инвалидам, которое существовало в советском и фашистском обществах. Особенно отвратительным было выселение или интернирование инвалидов в СССР и Третьем рейхе, которые будто бы "своим видом портили" картину счастливого, "здорового" общества.

Под воздействием антиколлективистских идей происходит формирование сегодняшней общинной церковной жизни. Чаще, особенно в православных приходах, для человека приход в храм это его личная встреча с Богом, возможность помолиться, а то и просто приведение в порядок своих "растрёпанных" чувств, что-то вроде визита к личному психоаналитику. Собратья по общине, зачастую, играют роль партнёров по участию в "клубной" работе, а сама община - этакий фэн-клуб людей, соединившихся по принципу: "мы мне нравимся". Индивидуализм становится нормой христианской жизни, а сама религия глубоко частным делом граждан её исповедующих. В Европе, например, расспрашивать человека о его религиозных чувствах также бестактно, как интересоваться его сексуальной ориентацией.

Что же говорить об отношении к людям вне общины? Не секрет, что, зачастую выйдя за пределы храма, христианин вообще отлагает в сторону все принципы христианской жизни. Он полагает, что жить в обществе означает исполнять все предписания этого общества, а свидетельствовать о Христе, это значит иногда, время от времени, "рассказывать" интересующимся людям о таком культурно-историческом феномене, как христианство.

Однако Господь не только рассказывал, не столько научал людей нормам и принципам праведности, сколько именно являл себя людям, и опыт многих христианских подвижников - это как раз явление самих себя, преображенных работой Святого Духа, произошедшей в них. Значит не интеллектуального освоения учения Христова, но свидетельства Преображения, свершившегося в каждом из нас, ждёт Господь. Причём плоды этой Перемены должны быть заметны именно в отношении к людям и не только к "своим", но и к "другим", а может быть в первую очередь к другим.

Но, как же нам, с нашим глубоким неприятием всех форм общественной работы, доставшимся нам от эпохи коллективизма, строить общинную жизнь, причём не на принципах посиделок "на кухне", а на принципах духовного (можно сказать идеологического) родства? Видимо, надо понять, что Церковь это не машина, где каждый всего "лишь винтик общепролетарского дела", а корабль, который хоть и управляется капитаном, но достигнуть берега спасения, пройдя через бурное житейское море, может только, когда каждый член команды и каждый пассажир отождествляет себя с кораблём.

Другой образ это образ Тела Христова. В теле часть и целое совпадают. Как часто мы говорим "здесь не ступала нога человека", подразумевая всего человека. Или: "ни одно человеческое ухо такого не слыхивало", "ни один глаз такого не видывал", и тоже имеем в виду всего человека. Апостол Павел не зря называет христиан частями, органами единого тела, Тела Христова, то есть Церкви. А ведь каждый орган, хоть и отождествляет себя со всем телом, не может служить сам себе, но только всему телу. Поэтому в Церкви не должно быть места для зависти, поскольку всё сделанное в ней в равной степени принадлежит как всей Церкви, так и каждому её члену. "Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу? Если все тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. А если бы все были один член, то где было бы тело? Но теперь членов много, а тело одно" (1Кор.12,14-20). Быть частью, но владеть всем, как если бы это принадлежало бы только тебе, в этом смысл церкви, где каждый богат богатством остальных. Исходя из этого, строится христианское отношение к талантам, как к дарам Святого Духа, которые даются некоторым, но принадлежат всем, всей полноте Церкви. А тот, кто зарывает свой талант, крадёт у Церкви.

А если у тебя нет особенных талантов, а просто есть крепкое здоровье, сильные руки и быстрые ноги, может быть, это означает, что они не совсем твои, а принадлежат также и тем хромым и сухоруким, которые находятся рядом с тобой? Таким образом, каждый из нас неожиданно может стать сильным - сильным слабостью другого, и нужным - нуждою другого.

Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал.6,2).

Писание учит нас состраданию и сопереживанию, видя в этом исполнение закона Господня, ведь Христос понёс тяготы всех нас, в своей спасительной миссии на Кресте.

Не надо много рассуждать о том, кто он - твой ближний, каждый посланный Богом на твоём пути и есть тот ближний, которого надо возлюбить, как самого себя. И не нам рассуждать о том, кто Церкви нужнее, ведь каждый несет своё служение. А кораблю нужны не только паруса, но и балласт, иначе он просто перевернётся.

Есть и такие незаметные члены Церкви. Мы о них много не говорим и в нашей повседневной жизни особенно не замечаем, но имеем о них попечение не меньшее, а может и большее, чем о других. "Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения "(1Кор.12,22-23).Эти не заметные члены Церкви - инвалиды и, как говорит Господь "малые чада", в старину их называли "убогими", потому что точно знали, что для них есть место у Бога.

Служение инвалидам, а особенно инвалидам с детства нелегко, поскольку остро, ставит вопрос теодицеи. Один больной ребенок спросил священника: "За что я страдаю?"; тот ответил: "Как за что? Тебя Господь испытывает, как Иова Многострадального". В полный тупик его поставил вопрос, заданный мальчиком через два месяца: "До сих пор испытывает? А когда же Он перестанет сомневаться во мне?"

Как ответить на вопрос "За что?" или "Чья вина?" "Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии" (Ин.9,2-3). Но как объяснить маленькому человеку, что его недуг к славе Божией, да и как помыслить в чем она эта слава? Кто виноват в том, что больны СПИДом младенцы из роддома в Элисте? На все эти бесконечные "кто?" и "за что?", обращенные к Богу, трудно найти ответ, если не обратить вопроса к самим себе. Ясно, что не Бог виноват в наших бедах - мы сами сделали мир таким, что в нем трудно рожать здоровых детей. Не соблюдая Божьи указания о сбережении мира, вверенного нам, стоит ли удивляться, что мир становиться все менее пригодным для существования. Человечество придумало бесчисленное количество средств защиты от самих себя от газового баллончика до нейтронной бомбы, немалые средства тратятся на армии, милицию, судебную и пенитенциарную систему. Чему же удивляться, что нет одноразовых шприцев в Элисте, проще свалить всю вину на "нерадивых" медсестер. А раз мы перестали слушать голос разума и своей совести, то Господь посылает нам своих пророков из числа "малых сих", своих безгрешных чад.

И если мы видим как болезнь маленького человека, новорожденной девочки, которой нужна дорогостоящая операция на сердце, меняет всю жизнь не только ее родителей, но и всех сослуживцев отца, которые собирают средства на спасение младенца, забыв привычные попойки. Мы можем сказать, что случилось чудо. Маленький человек изменил жестоковыйных взрослых, готовых пожертвовать всем, ради возвращения улыбки на его лице. Вот оказывается самое дорогое на свете - улыбка выздоравливающего ребенка. "Неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены" (1Кор.12,24-26).

Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, - так и Христос (1Кор.12,12).

Таким образом, имея попечение об инвалидах, по сути, мы имеем попечение о самих себе. Общества, избавляющиеся от "уродов" становятся обществами "моральных уродов". К сожалению, законы спартанского царя Ликурга, повелевшего уничтожать "неполноценных" младенцев, необыкновенно живучи, даже в наше время находятся люди, готовые использовать достижения науки, такие как пренатальная диагностика, как рекомендации к абортам. Перемены в мышлении такого типа должны начинаться с изменения нашего языка. Слово "глухой" надо заменить словом "неслышащий", потому что мы употребляем это слово и в отношении слышащего, но черствого к чужим нуждам, человека, аналогично и слово "слепой" должно быть заменено словом "незрячий". Слово "инвалид" означает "не ценный" поэтому гораздо лучше такое выражение, как "человек со специальными нуждами", а в контексте христианской культуры "инакоодаренный".

Когда мы говорим о работе с детьми-инвалидами, мы имеем в виду восстановление ребенка в правах на социальное наследование, то есть на наследование культурно-исторического опыта человечества. Социальное наследование, которое и является специфически человеческим типом наследования, у любого ребенка всегда осуществляется только средствами и в сфере образования, то есть в социуме. Возвращение такого человека, со специальными нуждами в наше общество, а не отделение его от нас и есть восстановление полноты Тела Церкви.

Люди, которые занимаются с инвалидами, умственно отсталыми и другими категориями "трудных" "имеющих специальные нужды" людей, безусловно, несут высокую миссию, помогая им "стать людьми", но разве не более высокую миссию несут те вторые, ведь они помогают первым стать христианами. То есть мы вправе говорить об "особом служении" инвалидов, служение равном миссии Христа, об их особом посланничестве в наш мир, апостольстве, которое выпало на их хрупкие плечи.

Один неслышащий христианин как-то сказал, что ему помогло укрепить свои духовные силы слово Божие, то место где говорится: "познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин.8,32)". Так вот истина для него не в том, что один слышит, а другой - нет, а в том, что Господь любит всех одинаково. Эта истина освободила его от многочисленных терзаний и бесконечных претензий к Богу и людям. Для нас тоже есть истина, способная освободить нас от индивидуализма и ксенофобного неприятия другого эта истина в словах Писания: вместе "вы - тело Христово, а порознь - члены" (1Кор12,27).

Иерей Пётр Коломейцев, священник храма Святителя Николая в Троекурово

http://www.pravmir.ru/article_2953.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме