Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Услышим ли мы завтра благовест над Косово?

Валерий  Близнюк, Благословение

Косово / 19.05.2008


Интервью с художником Валерием Близнюком …

Около года назад Валерий Близнюк вместе с коллегами живописцами и реставраторами был в Сербии. Их автобус проехал по Косово и Метохии, посетив древние монастыри сербского народа. Он испытал там такое потрясение, увидев разрушенные храмы, разграбленные монастыри, униженных православных людей, что по возвращении в Россию решил поделиться своими чувствами с другими. За этот год Валерий подготовил фотовыставку в Центральном Доме художника, на которой разместил 70 фотографий, снятых в этой поездке практически за один день.

Поразительно, но все они были сняты за четыре часа в четырех сербских монастырях: Печская патриархия, где на протяжении веков возводили на патриарший престол сербского Патриарха, Баньска, Грачаница и Высокие Дечаны. После произошедшего два месяца назад отделения Косово от Сербии эти святыни оказались беззащитны и могут быть разрушены в любой момент. Беззащитными стали и сербы - жители Косово и Метохии. В годы Османского владычества над сербскими храмами не раздавался благовест. Теперь колокола древних церквей могут умолкнуть снова. "Я слышал благовест..." - так назвал свою фотовыставку Валерий Близнюк. Она стала одним из важнейших событий православной жизни последних месяцев.

- Валерий, принято считать, что фотография - это зеркало. В ней отражается взгляд автора, его отношение к изображенному событию, человеку, ситуации. Какими глазами смотрели на Косово и Метохию Вы? Как фотохудожник? Как верующий человек? Или просто - как путешественник?

- По профессии я художник. Всю жизнь писал пейзажи, рисовал, занимался литографией, офортом, с некоторых пор стал заниматься иконописью. И вот эти поездки, в данном случае - в Сербию, а перед этим был еще ряд поездок в Грецию, в Италию - изначальной целью этих поездок было собирание материала для будущей работы. Сейчас нет таких великих учителей-художников, какие были в древности, скажем, тот же преподобный Андрей Рублев. И нашими учителями становятся стены храмов, иконостасы, древние иконы.

- Изначальной? Вы хотите сказать, что потом цель изменилась?

- Цель, наверное, осталась и эта. Но сместился акцент. Когда мы приехали в монастырь Высокие Дечаны, при первом же беглом взгляде - я был шокирован. Со всех стен на меня смотрели лики неземной красоты. Да, это лики святых - но как они написаны! Сами фрески и иконы просто потрясали. Меня захлестнул поток разных мыслей и чувств, думалось: эту красоту не охватить, не изучить и за всю жизнь! А у нас лишь час времени! Потом резко пришло озарение - а сколько жизни отмерено этим святыням? Даже если я вернусь сюда через год или два - застану ли эти храмы, этот монастырь... Все, что происходит вокруг, заставляло усомниться в этом.

А потом... Это путешествие произвело такое впечатление на меня, что меня стала мучить совесть: мне казалось, что у меня есть несметное богатство. А я - эгоист, пользуюсь им один. Непреодолимое желание поделиться со всеми этим впечатлением: и этой радостью, и этой болью, вылилось в такую вот выставку.

- Разумеется, для каждого христианина неоспорима и велика святость и ценность косовских святынь. Расскажите, чем отличается взгляд на них профессионала-художника?

- Невозможно передать, какое счастье и удача для художника побывать в святых местах Косова и Метохии. Даже если не говорить о святости мест и не вспоминать о местных святых. Эти храмы удивительно хорошо сохранились, художественный ряд, который мы там видим, поражает своим разнообразием и насыщенностью. Такое количество шедевров 13-14 века, собранное в одном месте, мало где можно встретить в мире.

Часто в истории мы встречаем повествование о том, как специально сооружается некое произведение искусства, призванное стать памятником величия и мощи эпохи, государства. Правящая элита - как заказчики, и лучшие матера и архитекторы - как исполнители. Чаще всего такими памятниками становились храмы. Художники и философы создавали тот образ лучшего, что может принести человек, в изобразительном искусстве, как дар Богу.

Начиная с храмов Равенны, потом Святая София в Константинополе, Святая София в Киеве, в Новгороде, храмы московского Кремля и храмы кремлей других русских городов, храмы Петербурга...

И не все страны имеют возможность похвастаться таким уровнем художественного совершенства. А Сербия может. И не одним храмом!!! Эти жемчужины нужно беречь и изучать - пытаясь приблизиться к этому великому искусству.

- Но ведь давно принята традиция знакомства, а порой и научного изучения тех или иных достопримечательностей дальних стран по книгам - художественным альбомам, репродукциям. Почему Вы решили не только лично побывать в этих храмах, но и организовали эту фотовыставку?

- Все очень просто. Альбомов и общедоступных художественных изданий, посвященных сербским монастырям и храмам, практически нет. Их мизерное количество, они не охватывают даже половины памятников и святынь. Не каждый храм описан, и не каждый уголок, даже в описанных храмах, можно встретить в иллюстрациях. Один Дечанский монастырь с храмом Пантократора - это энциклопедия византийского искусства: такое количество сюжетов библейских и евангельских! Я не могу даже вспомнить, какой храм мог бы с ним посоперничать!

- Какова история этого храма?

- Он был задуман и начал строиться как царская усыпальница великим святым сербским королем Стефаном Дечанским в 1327 году. Постройка храма была завершена к 1335 году уже сыном Стефана, царем - Душаном. Но работы по росписи продолжались еще долго, ведь тут невероятное количество изображений! Только в главном приделе храма их 365 - по числу дней года.

- Здесь трудились мастера - сербы?

- Известно имя архитектора и скульптора - это францисканский монах фра Вита, а помогали ему братья мастера Георгий, Доброслав и Никола. Все это были опытные мастера, построившие к тому времени уже несколько сербских церквей.

На репродукциях росписи косовских монастырей и храмов имеют необычайный колорит: на них византийский канон дополнен буйной палитрой красок. Казалось бы, - совершенно несовместимо. Но именно на балканских иконах они смотрятся вполне гармонично. Почему вы печатали свои фотографии в монохромной гамме?

Но это не главное, почему я ушел от цвета. Печатая обычные цветные фотографии, я заметил, что цвет очень искажается, цветопередача весьма приблизительная. А фрески Косово и Метохии обладают своим интенсивным и очень красивым звучанием. Оказалось, что цветная фотография не может передать все нюансы, оттенки настоящей фресковой живописи. Тем более, что уменьшая масштаб, мы тоже искажаем цвет. Когда стоишь в храме, ты видишь это громадное пятно синего фонового цвета - оно на тебя воздействует совершенно определенным образом. Но если оно уменьшается до размера открытки или альбома, то это воздействие просто теряется, даже не уменьшается, а пропадает совершенно. Поэтому фотографии печатались в таком тонированном, приглушенном цвете. Это не репродукция. А переживание увиденного.

- Все эти храмы имеют шести-семивековую историю. Что они значат для сегодняшних сербов?

- Знаете, храм в Пече патриарший, Двенадцати апостолов в источниках называется матерью сербским церквам. Что может значить для православного сербского человека эта усыпальница епископов и патриархов сербских? По аналогии - это Успенский собор в Кремле. Что может значить для православного русского человека Успенский Собор? Храм великого святого сербского короля Стефана Дечанского, это собор дечанского монастыря Пантократора, где и до сих пор главная святыня - его нетленные мощи, которые мы можем там видеть.

И храм Грачаница под Приштиной - тоже удивительный памятник, историки искусства называют его одним из величайших памятников византийского искусства. Его тоже можно назвать энциклопедией и архитектуры и живописи. Удивительные семирядные композиции по стенам - такое количество трудно вспомнить в византийском наследии.

- Весной 1999 года Сербию бомбили самолеты НАТО, мы помним, к чему это привело. Теперь Косово объявило независимость. Как сложится в новых условиях судьба этих святынь?

- Цель этой выставки - попытаться открыть истинность происходящего в Косово. Нам очень часто говорят о политической составляющей: там большинство этнических албанцев, сербов осталось мало... и вроде бы - не так больно, кажется, теряется только земля. Но когда видишь эти монастыри, вот эти святыни, эти реликвии - а как быть с ними? Как быть с пространством этих святых мест?

В Косово объявлен террор православным кладбищам, храмам, домам сербом, и они уничтожаются. И это проблема становится гораздо глубже, если ты побывал и увидел эту святыню: какой она величины! Невозможно перенести храм 13 века из одного места в другое. Он остается на этом месте, он там был построен, там и будет всегда. Как можно согласится с тем, что он теряется - когда это великий храм государства? Когда святыня теряется для этих людей.

Для того, чтобы стало понятнее, что может произойти с храмами Косово и Метохии, можно провести параллель с Кипром. За несколько лет до этой поездки, я побывал в северном Кипре. В июле 1974 года на Кипре началась война, в результате которой 40 процентов государства Кипр было отвоевано турецкими захватчиками, и сейчас эта оккупированная часть острова открыта для посещения. Мы были там с коллегами-художниками, видели оставшиеся храмы, фотографировали фрески. Там есть храм в Лисе 14 века, известный по книгам, кстати, ровесник храмам Косово и Метохии. Мы очень долго искали этот храм - география изменилась, названия изменились. Мы были очень рады, когда увидели издалека и узнали эту жемчужину кипрского византийского искусства. Удивительный пейзаж, вокруг не было никаких современных построек. Он так стоял, что немножко напомнил нам состояние, ощущение храма Покрова на Нерли под Владимиром. И когда мы туда вошли - нас охватил ужас. Внутри храма была просто разруха. Валялся мусор. А на стенах мы не увидели ни одной фрески. Они были вырезаны из стены храма и проданы в Америку.

От храма остались стены. Они стоят в северной части Кипра, а фрески демонстрируются в каких-то американских музеях.

Я думаю, что образ этого храма, который был таким образом поруган, оскорблен, является некоторым сценарием того, что может происходить и с сербскими храмами. А многие храмы на Кипре были разрушены уже после завоевания. Некоторые просто превращены в свалки мусора.

Я думаю, что объявление независимости - это начало большой беды. Более 150 храмов было разрушено до объявления этой независимости. И когда эта территория была под охраной ООН и НАТО, и мы видим прекрасно что произошло. 150 храмов уже потеряно! Причем некоторые храмы имели фрески 13-14 веков. Мы их уже никогда не увидим.

Тоже интересный и показательный момент. Это было три года назад в Дечанском монастыре. Там вокруг стен стоят войска НАТО итальянского контингента. Так вот, они получили по рации приказ: срочно вывести монахов из монастыря. На монастырь двинулась толпа экстремистов в несколько тысяч человек. Нависла колоссальная угроза. И мы прекрасно понимаем, что осознавали монахи, это был уже 2004 год, уже были разрушены множества храмов, убиты люди... Они понимали, что происходит - что монастырь будет стерт с лица земли. И это было целью этого похода. И командование НАТО приказало солдатам вывести монахов. А монахи отказались, сказали: мы останемся со своей обителью. И это показывает позицию войск НАТО. Они приказывают вывести монахов, потому что боятся этой крови, но не защищают великие фрески, которые принадлежат всему миру, всему человечеству, это наследие мировое. Они уже тогда подписались под тем, что не сохранят их. Только благодаря мужеству и подвигу монахов мы можем их сейчас видеть. Военные вынуждены были защищать этот монастырь. Только из-за того, что монахи не покинули эту обитель. Причем, очевидцы рассказывают, что это было не так сложно. Толпа была остановлена лишь выстрелами вверх. Если таким способом можно было спасти эту обитель, то и оставшиеся разрушенные храмы, которые мы потеряли, они могли бы быть сохранены. Если бы для этого была воля современного руководства Косово и Метохии. Но совершенно очевидно, что это не происходит и не произойдет.

- А что может произойти, как Вы думаете, с этими храмами с этими святынями? Сколько их там сейчас осталось?

- В Косово множество храмов, ведь территория небольшая, всего сто на сто километров - а там около 15 действующих монастырей! Около 30 приходов. В Косовской и Метохийской епархии монахов больше, чем в других сербских епархиях. И что любопытно: большинство этих монахов не из местных жителей, а выходцы из других земель Сербии. Пока эти монастыри живы - очень трудно объявлять принадлежность к Албанскому государству этой территории. Это будет такой камень преткновения: пока он будет существовать, им всегда будет очень сложно объявлять, что это их территория. Поэтому, я думаю, их целью была и остается - уничтожение.

Удивительно вообще, с каким задором и радостью все начинают признавать независимость Косово. Я просто поражаюсь, с какой быстротой все это происходит. Как послушно действуют европейские государства, подписавшись под этой независимостью. И когда этот процесс закончится, тогда, думаю, начнется самое худшее для этих святынь. Нельзя успокаиваться, что вот, якобы эти объекты под охраной. Как они охраняются - мы знаем. Они безусловно будут уничтожены, если мы не сможем поучаствовать в их сохранении. Любым способом, кто как сможет.

- На протяжении многих веков сербский народ обладал горячей верой. Как в тяжелые века османского владычества, так и в последние годы. Мы все видели, как в том же 1999 году люди под бомбами шли в церковь и молились. Сейчас какова религиозность сербских православных людей?

- Я думаю, что то, что сейчас происходит в Сербии, с одной стороны это великая трагедия и беда. С другой - какая-то избранность. Избранность этого народа перед Богом. В начале ХХ века эта избранность была в России. Мы имели целый сонм новомученников. Это был такой дар от Бога. Господь дал нашей стране заступников. Россия претерпела эту трагедию и была научена этим опытом.

Сейчас что-то аналогичное происходит в Сербии. Я думаю, не было во всемирной истории ни одного народа, который бы был так оскорблен и унижен. Как оскорбляется и унижается чувство верующего человека в Сербии. Там есть новомученники. Это новомученники нашего времени. Мы знаем о жертвах иноков Косово и Метохии. Которые были найдены после этих погромов. Инока монастыря Святых Архангелов обезглавили. Когда его тело нашли, в кармане были паспорт и четки.

Эти новомученники будут молиться о своем отечестве. Сербия была награждена ими. Монахи Дечанского монастыря своим подвигом уже вписали свои имена в священную историю. Сейчас в Косово и Метохии пишется священная история. Это сюжеты уже будущих фресок. И клейма икон. Это образ того, что происходит в мире. Такое признание независимости Косово, которое мы сейчас видим в мире, это иллюстрация того, что происходит в мире. После этого проясняется, в какой ситуации, в каком мире мы живем.

- Вы были в других районах бывшей Югославии? В той же республике Сербской? Что там происходит?

- Косово и Метохия это 15 процентов территории сербского государства. Это, в общем-то, значительная часть, особенно, если не забывать о святынях этих земель и учитывать значимость этих мест. Вся Сербия и прилегающие провинции подвержены опасности. Причем не только - даже и в Черногории, Македонии. Наш микроавтобус проезжал по Македонии вблизи границ с Косово, и нас обкидали камнями. Только за то, что у нас на машине были сербские номера. Эта агрессивность, использующая как повод абсолютно все, она как болезнь распространяется по всем смежным территориям. И я понимаю, что вина, собственно, лежит не на албанцах. А на тех, кто показывает им, как надо себя вести.

На нашей выставке есть фотография девочки, снятой на паперти храма святого Петра в Расе - несколько километров от границы Косова. В соседнем городе Новый Базар проживает большинство мусульман. Наш автобус долго плутал по удочкам и никак не мог выехать из этого города, а мы из окон наблюдали лица местных жителей. На лицах была явная неприязнь и даже агрессия порой. Они понимали, что мы - паломники по святым местам. А на следующий день мы слышали в новостях, что после нас там были перестрелки между моджахедами и полицейскими, и были жертвы. Это происходит с самой Сербии, в ближайшем расстоянии от Косово. Это и есть иллюстрация. Этот конфликт не останется внутри Косово.

- Ваша выставка называется "Я слышал благовест...". Что Вы хотели сказать этим названием?

- Во времена Османской империи на территории Балканского полуострова сербские, румынские, болгарские монастыри не могли нормально существовать. Разрушались и перестраивались в мечети храмы, но некоторые чудом сохранились и до нашего времени. Особенно тщательно разрушались колокольни, запрещалось звонить в колокола - их переплавляли. Благовест не раздавался. Сейчас мы его слышали. Чудом сохранились сквозь века - более 500 лет прошло - храмы Дечанского монастыря, где нет даже электричества. Свечи возжигаются на хоросах, мы слышим удивительное пение иноков, нас созывал к службе благовест. А услышим ли мы его завтра?

Беседовал Сергей Канев

http://blagoslovenie.su/index.php?option=com_content&task=view&id=231&Itemid=43




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме