Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Мы должны думать о том, что нас сближает"

Наталья  Нарочницкая, Столетие.Ru

07.02.2008


Ответы Н.А. Нарочницкой на вопросы журналистов из Дании …

Президент Фонда исторической перспективы Н.А. Нарочницкая встретилась с представителями СМИ, представляющими Датский центр развития журналистики "UPDATA".

Группа журналистов состояла из 17 сотрудников датского телевидения и прессы, в их числе главных редакторов и корреспондентов отделов международных новостей. Цель поездки датчан в Россию - лучше понять внутриполитическую обстановку в нашей стране и ее место в системе международных политических и экономических отношений.


- Какова Ваша идея формирования ценностных ориентаций у молодежи? Какие у Вас есть программы?

- Не хотелось бы, чтобы это звучало как претенциозная прокламация - мы стремимся не изменить ценности, а развить, расширить кругозор молодежи. К сожалению, сейчас молодежь черпает информацию и видение мира из телевизионных программ, Интернета, и так происходит не только у нас, а везде. Кругозор у людей все больше сужается, становится подчас совсем детским. Вот говорят: сегодняшняя молодежь ничем не интересуется, но, несмотря на то, как она осознает или проявляет себя в своей специфической молодежной манере, порой она чувствует намного глубже, чем мы можем себе представить.

Когда мы говорим об общности западной и русской христианской культур, мы должны больше думать о том, что нас сближает, делает одной цивилизацией. В своих статьях я, как консерватор, стараюсь проследить процессы, уходящие корнями в историю. Одна цивилизация - русские, сербы, французы, датчане, немцы, британцы. Тогда не существовало конституций, не существовало современных клише, таких как - права человека, гражданское общество. Существовала patria nostra. Религиозно-философская картина мира была общей и ценности - представления о добре и зле, о чести и бесчестии - были одинаковыми. И в наши дни, когда мы говорим о разных подходах к демократии, мы должны понимать, что демократические институты и декларации сегодня заложены во всех мировых конституциях, но это не делает Россию или Данию одинаковой цивилизацией с Индией, Китаем или странами Африки. Все гораздо глубже. Если русские интеллигенты на протяжении всей истории восхищались великой классической европейской культурой и были подвержены ее влиянию, то некоторые из наших воинствующих либералов, стремящихся к примитивной вестернизации, ничего не знают о глубоких христианских корнях европейской культуры, просто безграмотны. Сегодня необходимо расширять и лелеять элементы общности и понять, что мы по-прежнему один мир.

К сожалению, молодые люди в России сегодня тоже не просвещены относительно своей собственной русской культуры. Это тоже проблема, думаю, она возникает и в других странах. Когда я была членом ассамблеи Совета Европы, я часто сталкивалась с тем, что оказывалась единственной, кто может цитировать баллады Фридриха Шиллера на немецком. Считаю, что мы должны сделать все, чтобы сохранить и свою, и великую европейскую культуру. Наш фонд был создан с этой целью, у нас есть "Столетие" - ежедневная общественно-политическая интернет-газета и сайт "Перспективы", где представлены "сливки" российской и зарубежной аналитики. Последние два года мы регулярно организуем в фонде круглые столы, печатаем альманахи по их итогам. Мы запустили несколько телевизионных проектов на региональном телевидении: записываем беседы в формате "без галстука", беседуем с публичными людьми первой величины - олигархами, кинорежиссерами, учеными, профессорами или военными высокого ранга. Выстраивается задушевная беседа, без деклараций, иногда в загородном доме, и в течение этих 20-ти минут мы стараемся обсудить нравственные, исторические или политические проблемы нашей жизни. Мы, конечно, представляем определенные ценности.

- Вы часто говорите о защите русских ценностей, русской культуры. Как в этом ключе Вы оцениваете советскую эру, этот период российской истории?

- Ответом на этот вопрос будет реплика из моего интервью к годовщине революции для "Российской газеты": мы должны учиться осмысливать свои грехи и заблуждения, истоки взлетов и падений вне зависимости от того, как мы их оцениваем. Это наша история, это мы сотворили ее. Даже если наша мать не во всем совершенна, мы все равно должны уважать ее. Мы не можем отделять себя от своей истории. Для себя я полностью отвергаю революцию, как идею, как проект. Для меня революция - это трагедия. Но в течение этих 70-ти лет миллионы людей влюблялись, женились, рожали детей, учили их быть честными и хорошими, не врать. Мы не должны отрицать этот исторический опыт, мы должны уважать его.

Я чувствую, что нация приближается к более философскому подходу к этой теме. Это естественно, по истечении времени. В СССР ходило много анекдотов, мы смеялись над доктринами: "Прошла зима, наступит лето - спасибо партии за это!". В ранние 1990-е произошло крушение иллюзий, потеря единственного авторитета. Мы должны быть более зрелыми, посмотреть на вещи более философски. Кстати, в западной истории никогда не было демонизации Кромвеля или Робеспьера... Известно, что в одну единственную Варфоломеевскую ночь Екатериной Медичи было убито в три раза больше людей, чем за 30 лет правления Ивана Грозного - это исторический факт. Но ни один француз не принимает близко к сердцу, что в их истории была такая личность. А русские занимаются самобичеванием. Мы большие нигилисты. Это типично для российской социальной психологии: любое учение у нас становится религией и, когда происходит разочарование в ней, мы встаем на противоположную позицию - полного отрицания. Мы нация крайностей - это и хорошо, и плохо.

- Хотелось бы узнать, как повлиял коллапс советской системы и сама система на образовательные стандарты в России?

- Когда я работала в секретариате ООН, а это продолжалось все 1980-е годы, я, конечно, перед этим получила образование в политическом институте, в МГИМО, к тому же у меня были очень образованные родители. Я была удивлена и шокирована неграмотностью и полным отсутствием эрудиции практически у всех моих коллег, особенно американцев. Любой наш двоечник был корифеем и эрудитом по сравнению с ними. Джузеппе Верди - никаких идей о том, кто это. Конечно, советская система образования была далеко не совершенна и была сильно идеологизирована, но с другой стороны, она впитала в себя старые традиции дореволюционных гимназий. Мы изучали даже немецкую литературу в оригинале. Конечно, теперь стандарты ниже, но они ниже везде. Страдает системность образования. Мы получаем очень узких специалистов, которыми легко манипулировать.

- Вы фокусируетесь на христианстве, как это сочетается с тем, что Россия -многонациональная многоконфессиональная страна?

- Я много писала об этой дилемме. Это исторический факт, что многие национальные меньшинства Российской империи, а затем Советского Союза, присоединялись к нам без вооруженных конфликтов, даже просили об этом. Они присоединялись к русской православной монархии, и это не беспокоило их. Они знали, что никто не будет заставлять их изменить свое вероисповедание, национальные традиции.

Я уверена, что это неправильное представление о структуре государства, где должен обязательно превалировать атеистический нейтральный подход. Мне довелось работать в ООН в группе представителей различных стран. Кто-то из моих коллег был неверующим, а одна моя приятельница была мусульманкой, она владела пятью языками, читала Толстого и Достоевского. Она носила длинную юбку и хиджаб, но это не мешало ей быть высокоинтеллектуальной. И христиане были для нее более прозрачными, более понятными, поскольку она знала, что они верят во что-то хорошее и высокое. Плоть и кровь разделяют, но дух соединяет.

Я выступала в таком ключе во многих мультикультурных аудиториях в России - и у меня никогда не было проблем. Проблемы возникали скорее с воинствующими либералами-атеистами. Представители других конфессий понимают мое послание: будьте собой, не пытайтесь раствориться. Если ты глубоко верующий, ты понимаешь ответственность перед Богом. Но не следует использовать свою веру, как инструмент борьбы.

- Нам рассказывали, что одна из целей фонда - укрепление позиций России во внешней политике, возвращение ее влияния. Какое место в мире, по- Вашему, должна занимать Россия?

- Иметь независимую внешнюю политику, участвовать во всех трендах глобализации безо всякого диктата с чьей-либо стороны. Это единственный путь. Я считаю, это естественно - большие страны, большие национальные объединения обладают особой социальной и психологической энергией. Вспомните период ранних 1990-х - у России все еще было ядерное оружие, необъятная экономика. Но мы потеряли все - уважение, роль в мире, право говорить да или нет, когда это в наших интересах - просто потому что не существовало национальной воли, морального ядра, не было возможности найти в обществе консенсус относительно нашего прошлого, настоящего и будущего, общество было атомизировано. И это в стране с такой историей, победившей фашизм, с такими природными ресурсами! И с таким, я надеюсь, великим будущим.

Мы хотим быть равным партнером. Другие акторы международного процесса должны уважать нашу идентичность и уважать наше право соглашаться и не соглашаться с чем-либо. Конечно же, надо быть мудрым в политике и соблюдать баланс сил для того, чтобы национальные интересы не трансформировались в национальное эго, игнорируя другие стороны. Однако, как только у нас постепенно начался процесс восстановления, мы увидели, что некоторые на Западе предпочитают иметь дело с таким государством, каким Россия была короткое время в начале 1990-х...

- В Русской православной церкви традиционно существует концепция "Москва - третий Рим". Идет ли речь об усилении влияния православной церкви?

- В моей фундаментальной работе "Россия и русские в мировой истории" я, как ученый, анализирую этот тезис, озвученный в литературном произведении - письме монаха Филофея русскому князю. Совершенно очевидно, что этот текст принадлежит к эсхатологическим рассуждениям и отнюдь не призывает нас к мировому господству. Я могу проанализировать каждую фразу. Большинство интерпретаций не опирались на сам этот текст. Впервые он был издан в России в 1940 году, как памятник средневековой литературы. У этого произведения существует исторический подтекст - вечная дискуссия между славянофилами и западниками. Быть третьим Римом - это сугубо метафизический концепт, а вовсе не империалистический призыв, как трактуют его некоторые. Он утверждает главенство добра над злом. После падения Византии Россия долгое время была единственной страной, где православие было государственной религией. В письме Филофея артикулируются следующие вещи: не полагайся на земные богатства, на территории - они существуют на земле, на ней и останутся, мы не можем забрать их с собой. Ты лишь доверенное лицо на земле, поэтому ты отвечаешь за нее.

Это просто стало клише - сейчас даже советского маршала Буденного объявляют адептом этой доктрины. Кстати, "Рим" часто упоминается в средневековой истории: Тирсо де Молино называет Римом Толедо, болгарские летописцы называют Тырново третьим Римом...

- Каким образом Вы определяете отношения Вашего фонда с русскими националистами?

- В моей деятельности, а мне приходится много ездить по стране, я ни разу с ними не сталкивалась. Иногда вижу их по телевизору и задаюсь вопросом: где они их взяли? Может быть, это делается специально для того, чтобы продемонстрировать, что русский фашизм опасен для мира? Конечно, проявления этого уродливого феномена отмечаются в нашей стране - это очень ограниченные, безграмотные и безкультурные молодые люди. Вот, между прочим, еще одна причина для просвещения молодежи. Если национальное чувство освящено высокими ценностями и идеалами, оно способствует творчеству, работе над собой. А эти люди даже не знают, за что они борются и с кем, они не могут даже это сформулировать. Нужно работать с молодежью и их энергией.

- Недавно появилась информация, что Российский Институт демократии и сотрудничества в сфере прав человека планирует открыть свои филиалы во Франции и США. Вы будете возглавлять его европейское направление. Какова цель этой организации?

- Когда я возглавляла парламентскую комиссию по изучению практики в области прав человека за рубежом, я столкнулась со следующей проблемой: различием в интерпретации прав человека в Европе, стандартах поведения и восприятием этой темы в России и других культурах. Мы опубликовали несколько аналитических альманахов - отчетов о соблюдении прав человека в Европе, США, в которых это различие четко прослеживается. Нам очень важно сейчас свести воедино интерпретации этого понятия, если мы хотим быть единым пространством без морально-этических различий. Мы планируем проводить семинары, круглые столы, конференции по этой проблематике, будем налаживать рабочие связи с организациями, которые уже существуют, чтобы состыковать наши усилия. Мне приходилось защищать роль российских организаций в дискуссиях по правам человека. Мы хотим быть частью этой дискуссии, участвовать в выработке критериев, в мониторинге соблюдения этих стандартов. Кроме того, это продолжение того, чем я занимаюсь уже два года.

- А как Вы оцениваете право на самоопределение этнических и религиозных меньшинств, живущих в России?

- Я не возражаю против их самоопределения. Россия всегда была большой семьей народов. После Октябрьской революции члены Академии наук СССР создавали алфавиты для маленьких этнических групп, у которых ранее не было даже своего собственного языка. Тогда, конечно, действовала доктрина: "Культура этническая только по форме, но не по содержанию". Коллапс этой идеологии привел к тому, что многие народы и этнические меньшинства почувствовали желание вернуться к своим национальным корням. Но в советское время у них было на это часто даже больше прав, чем у русских. Я хочу увидеть мир, как гармонию идентичностей, а не обработанного универсального человека.

- Что Вы думаете о Путине?

- Я думаю, Путин сделал очень многое для страны. Прежде всего, он восстановил в нас чувство самоуважения, либералы на нас больше не вешают ярлык "совок". Президент утвердил позиции России на международной арене, олигархи больше не открывают кремлевские двери ногой. Люди ценят это. Но это не значит, что я на 100% согласна с социально-экономической политикой его правительства. Я отдаю себе отчет, что многие вещи далеки от совершенства. Но после нигилистической эры 1990-х, эры самоуничижения, Путин стал символом иной эпохи. Именно поэтому его уважает и любит большинство.

- Русские, живущие за рубежом, как-то участвуют в жизни России?

- Я думаю, это зависит от каждого конкретного человека - кто-то может принести пользу и в эмиграции, а кто-то нанести вред и оставаясь в стране. В 1990-е годы уезжали в поисках счастья, прежде всего материального благополучия, свободы реализовать свои способности. Сейчас многие из этих людей вернулись, но даже те, кто остался, начинают чувствовать свою сопричастность Родине. Возник новый феномен у зарубежных русских, они начинают становиться сообществом, чего раньше не наблюдалось - они были индивидуалистами. Сейчас даже появился Русский европейский альянс. Наши эмигранты становятся потенциальными "посланцами русской культуры".

- Нужно ли захоронить Ленина?

- Да. Как христианка считаю, что да. Как политик я считаю, что мы можем еще чуть-чуть подождать, пока утихнут страсти. Это не самая наша большая проблема.

- "Кто есть мистер Медведев?" Вы лично с ним знакомы?

- Я могу повторить о Медведеве только то, что вы можете прочесть в газетах. Он достаточно либерален, чтобы нравиться Западу. Он молод, даже слишком, для российской политики. Он, конечно, будет продолжать линию Путина. Я не ожидаю радикальных изменений в ближайшие пару лет, даже в климате. Хотя Россия, как известно, страна непредсказуемая.

Записала Светлана Коник

http://stoletie.ru/rossiya_i_mir/nataliya_narochnickaya_mi_dolzhni_dumat_o_tom_chto_nas_sblizhaet.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме