Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Священник на телевидении: бисер перед свиньями?

Ксения  Лученко, Православие и Мир

04.02.2008


Выступление на секции "Церковные СМИ: миссия, проблемы развития, журналистская этика" XVI Рождественских образовательных чтений …

Ваше Преосвященство, дорогие отцы, братья и сестры!

На сегодняшний день при существующих форматах есть три варианта участия священника в телепередаче: священник может быть ведущим, гостем в студии и давать комментарии в сюжете.

На федеральных каналах, а их в России шесть, сейчас существует только одна передача, в которой человек в священном сане выступает в качестве ведущего - это "Слово пастыря" с митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом. На канале "ТВЦ", который вещает на Центральный федеральный округ, выходит программа "Православная энциклопедия", ее ведет известный московский пастырь протоиерей Алексий Уминский. На московском канале "Столица" уже два года существует авторская программа священника Валерия Степанова "Москва: мифы и легенды". Это пример того, что передача, в которой работает священник, необязательно должна прямо говорить на сугубо церковные темы: можно с христианских позиций рассказывать о культурной и общественной жизни.


Как показывает наша многолетняя работа по мониторингу православных СМИ в рамках исполнительного комитета фестиваля "Вера и слово", передачи, которые ведут священники, существуют и на кабельных, и на региональных каналах.

Второй вариант участия священнослужителя в телепередаче - в качестве гостя в студии. Речь идет о разнообразных видах ток-шоу - развлекательных, информационно-аналитических, женских и т.д. Думаю, очень многие священники ощутили на себе возросший "спрос" на озвучивание церковной позиции в передачах самой разнообразной тематики.

Зачем священников приглашают на телевидение? В 90-е годы приглашали для "экзотики", для "краски". Сейчас эта причина постепенно уходит в прошлое. Продюсеры и редакторы передач осознали необходимость моральной оценки, скрепляющей дискуссию. На сегодняшний день единственный общественный институт, представители которого в состоянии адекватно оценить ситуацию с нравственной точки зрения и изложить целостную позицию, - это Церковь. Поэтому неудивительно, что многих зрителей интересует мнение Церкви по самому широкому спектру вопросов, и телевизионщики выполняют такой общественный заказ.

Наибольшее количество проблем вызывает именно участие священника в телепрограмме в качестве гостя. 10-15 лет назад священник, спорящий в кадре и отвечающий на вопросы ведущих и зрителей, выглядел странно, экзотично. Одними из первых на съемки передач приходили диакон Андрей Кураев и священник Георгий Чистяков. Им приходилось отвечать на самые невежественные вопросы и держать удар как со стороны скептически настроенной публики, так и со стороны церковной общественности, которая считала подозрительным присутствие священнослужителя на экране.

Сегодня отношение духовенства к приглашениям в телестудию выражают две крайности. Есть священники, которые ходят на все программы, куда их зовут, и есть те, кто не ходит никуда. Конечно, первых значительно меньше, чем вторых. Попытаемся проанализировать наиболее частые причины отказа: почему священники не приходят на съемки. Некоторые просто стесняются. Другие боятся реакции благочинного или архиерея, опасаются, что могут быть наказаны за искренность. Но самые распространенные причины - презрительное отношение к телевидению (зачастую за ним скрывается неуверенность в себе) и неудачный предыдущий телевизионный опыт.

Иногда звонишь священнику и слышишь: "Я бы пошел, если бы это было не ток-шоу" (как будто бывают другие разговорные передачи), или "я бы пошел, если бы было как на канале "Культура" (аудитория которого - это не аудитория массового ТВ), "если бы не было рекламы". Между тем, надо раз и навсегда понять, что "большое" телевидение - жесткий бизнес, живущий в рамках форматов, и большая ошибка думать, что можно его переделать под себя. Мне случалось слышать от священников такие причины отказа: "я испытываю стойкое отвращение к самой процедуре. Мне неприятно даже думать об этом". Или даже "я беспокоюсь только о том, как обеспечить своих детей и заработать на содержание семьи. Приезд к вам на съемки отнимет у меня полдня, а значит - у них кусок хлеба".

Мне кажется, подобная реакция говорит о том, что духовенство имеет превратное представление о телевизионной аудитории и руководствуется в отношении к ней (а заодно и к тем, кто делает передачи) известными словами из Нагорной проповеди Спасителя "Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас" (Мф 7:6). Существует стереотип, что "нормальные люди телевизор не смотрят", что как только люди воцерковляются, они выбрасывают телевизор, что по телевизору показывают только насилие, эротику и низкий юмор, что оно "зомбирует" зрителей и играет на самых низменных человеческих страстях. Конечно, эти стереотипы возникли не на пустом месте. Между тем, по данным ВЦИОМ, приведенным осенью 2006 года, 85% населения России получает информацию из передач центрального телевидения, при этом 72% смотрят телевизор ежедневно. Неужели 85% жителей нашей страны категорически не способны воспринять пастырское слово, звучащее с экрана, и могут быть приравнены к этим свиньям? Ведь для большого количества зрителей именно появление священнослужителя в какой-нибудь передаче - единственный в жизни шанс услышать священника и встретиться с ним лицом к лицу, пускай и через экран. Это те люди, которые десятилетиями не переступают порог храма.

Конечно, не нужно от разговора в студии ждать глубины и всестороннего охвата проблемы. Телевидение по своей природе скользит "по верхам", потому что рассчитано на массовую аудиторию - на людей с разными взглядами, интересами и уровнем образования. Однако, внятно и четко артикулируя свою позицию, можно донести ее до миллионов. Здесь следует помнить, что чем короче и более емко сформулирована мысль, тем меньше шансов, что она будет искажена или вообще вырезана при монтаже.

Перейдем ко второй причине отказа от участия в съемках - неудачному прошлому опыту. Существуют нехитрые правила "телевизионной безопасности", осознание которых существенно снижает риск. Во-первых, сознательные провокации со стороны творческого коллектива передачи - это большая редкость. Программы, в которых такое возможно, надо знать и обходить стороной. Чаще всего провокации случаются по невежеству. Самые распространенные случаи - "плохие" собеседники (священник приходит в студию и обнаруживает на соседнем стуле раскольника, представителя сексуальных меньшинств или просто нерукопожатного персонажа, о присутствии которых не был оповещен заранее) или неудачный монтаж (техническими средствами можно добиться того, что высказывание обретает противоположный смысл).

Необходимо заранее и точно знать название передачи и канал, на котором она выходит, формулировку темы и фамилии собеседников. Также полезно заставить редактора точно под диктовку записать, как священника представить и какую дать титровку. Обязательно писать не обращение "отец", а сан - протоиерей, священник, игумен, указывать фамилию (монашествующим в скобках). К сожалению, опыт показывает, что совладать с титрами не может ни одна передача и даже на православных каналах случаются недоразумения.

Не стоит участвовать в передаче, если нечего сказать по ее главной теме. Однако форма отказа - это тоже важно. Часто отказ конкретного священнослужителя говорить на конкретную тему истолковывается как отсутствие позиции Церкви по данному вопросу или негативное отношение христианства к проблеме. Приведу пример. 2 декабря 2007 года традиционно отмечали всемирный день борьбы со СПИДом. В эфир Первого канала (самого влиятельного по охвату аудитории) выходит программа Владимира Познера "Времена". В студии ведется напряженная дискуссия и вдруг ведущий заявляет: ""Мы хотели позвать на эту программу представителя Церкви, потому что эта проблема связана с моралью и нравственностью. Мы позвонили одному из самых серьезных и внятных священнослужителей и получили очень жесткий ответ: про СПИД - ни в коем случае. Мне это напоминает Понтия Пилата, Церковь просто умыла руки". Конец цитаты. Думаю, всем присутствующим известно, что Церковь много лет занимается профилактикой СПИДа и помогает ВИЧ-инфицированным. Священный Синод принял "Концепцию участия Русской Православной Церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом", во многих храмах ежемесячно служатся молебны о ВИЧ-инфицированных. И вот этот "один из самых серьезных и внятных священнослужителей", к которому обратился Познер, своим некомпетентным ответом перечеркнул труд множества людей. Очевидно, этот священнослужитель был, что называется "не в теме". Но если бы он поговорил с приглашающим редактором чуть дольше и объяснил, что он сам не вправе высказываться, но есть люди, которые занимаются этой темой, посоветовал бы обратиться в ОВЦС, картина была бы совсем иной.

Нередко в ответ на просьбу вместо категорического отказа порекомендовать другого священника, редакторы слышат: "Не хочу подкладывать такую свинью никому из своих братьев". Помимо очевидной неконструктивности такого хода мыслей, это звучит очень оскорбительно для редакторов. Как будто, предлагая участие в телепередаче, они склоняют батюшку к какому-то неприличному занятию. Чаще всего телевизионные редакторы - народ напористый, иногда невежественный, но готовый к диалогу и обучаемый. Поэтому если священник потратит пару минут и объяснит, чем именно его не устраивает формулировка темы, собеседник или манера общения сотрудников передачи, - это будет небольшим, но реальным вкладом в улучшение взаимопонимания между телевидением и Церковью.

Передач, на которые категорически нельзя ходить священникам на самом деле очень мало. Это редкие программы, специализирующиеся на провокациях, ведущие которых занимают активную и публичную антицерковную позицию или известные своими пороками. Кроме того, это сугубо развлекательные передачи с жестким монтажом, драматургия которых построена на нагнетании истерики и агрессии. Например, известный журналист Александр Архангельский в своем интервью журналу "Фома" сказал, что он не советует священникам приходить на шоу Андрея Малахова "Пусть говорят". В целом, я с ним согласна, но здесь стоит отметить, что решение "приходить" или "не приходить" стоит принимать в зависимости не от названия передачи, а от ее темы. В качестве удачного примера участия священнослужителя в программе "Пусть говорят" можно привести недавнее присутствие диакона Михаила Першина в передаче Малахова, посвященной памяти погибшего радиоведущего Геннадия Бачинского.

Бывают случаи, когда надо уходить с эфира или съемок. Это необходимо не только потому, что из некоторых оскорбительных ситуаций нет другого выхода, но и потому что телевизионщиков можно и должно воспитывать, в том числе и таким образом. Они должны отдавать себе отчет, что перед ними не "дядя Вася", а человек в священном сане. Уйти можно, если ведущий открыто хамит или явно встает на сторону хамящего гостя. Здесь у меня пример из радийной практики. Три девушки-ведущие на одной из самых известных радиостанций, позвав в эфир молодого священника, начали наперебой грубо интересоваться подробностями его интимной жизни с матушкой, он не ушел и не пресек это, пытаясь отшутиться. Читать расшифровку этой программы было, по меньшей мере, противно.

К сожалению, сегодня очень мало священников, которые умеют и - еще меньше - любят говорить с людьми через камеру. Не надо думать, что все они - прирожденные златоусты, у которых легко получается находить контакт с аудиторией. Большинство тщательно готовится к каждой передаче, прорабатывая тему и стараясь найти "ключик" к аудитории.

Мы очень надеемся, что духовенство сменит по отношению к телевидению, его зрителям и сотрудникам, гнев на милость. И что взаимодействие Церкви и телевидения будет более упорядоченным.

Еще хотелось бы от имени всех сотрудников передачи "Русский взгляд" поблагодарить священнонслужителей, которые принимали участие в съемках и помогали нам своей поддержкой и советами - это протоиереи Максим Козлов, Алексий Уминский, Георгий Митрофанов, Димитрий Смирнов, священники Владимир Шмалий, Валерий Степанов, Димитрий Карпенко. Также необходимо выразить благодарность наместнику Троице-Сергиевой Лавры епископу Феогносту и наместнику Данилова монастыря архимандриту Алексию за то, что они не препятствовали приходить на съемки своим насельникам и положительно отнеслись к их участию в нашей программе.

Ксения Лученко, редактор программы "Русский взгляд" (3 канал)

http://www.pravmir.ru/article_2654.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме