Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Нелегалы поневоле

Александр  Калинин, Столетие.Ru

15.12.2007


Почему родина так негостеприимна к своим …

Отслужив два года в российской армии, рядовой запаса Андрей Орлов, переехавший в Тверскую область из Латвии, восемь лет добивается российского гражданства.

После распада СССР Россия объявила себя его правопреемницей и предложила гражданство не только миллионам своих соотечественников, оказавшимся за пределами исторической родины, эмигрантам всех поколений, коренным жителям бывших союзных республик, да просто - всем. Оформляли его в регистрационном (упрощенном) порядке, для чего достаточно было обратиться с письменным заявлением в свою паспортно-визовую службу, то есть до отъезда в Россию. Дело, казалось бы, пошло. Но...

Гражданство требовало трат - на трудоустройство, медобслуживание, соцобеспечение приезжих. Денег на все это не было. Потому очень скоро вынужденным переселенцам чиновники научились чинить всяческие преграды. Действовали не по закону, а по негласным "рекомендациям" сверху. Соискатели проходили через сито ведомственных проверок. Так, чиновники МВД стали перепроверять бумаги, оформленные чиновниками МИДа. Купить гражданство оказалось легче, чем получить. Главным разрешительным фактором стал кошелек.

Возникла парадоксальная ситуация: представителей коренных наций из Закавказья и Средней Азии Россия брала под свою защиту, а русских - нет.

Наконец, летом 2002 года вышел новый закон о гражданстве, который и вовсе закрыл перед нашими несчастными соотечественниками, волею судьбы оказавшимися за пределами своего исторического Отечества, пограничный шлагбаум. Дескать, было время подумать, и те, кто хотел приехать, уже приехали.

Чтобы получить гражданство, теперь надо было получить временную регистрацию. Для этого нужно в ближайшее отделение паспортного стола представить нотариально заверенную копию паспорта, написать заявление, в котором указать причину переезда, и приложить бумажку, что жильцы, прописанные по адресу проживания, не возражают против вашей регистрации на их жилплощади. После получения справки в ОВИР, которая подтверждает, что местная власть не против признать вас гражданином РФ, надо было ехать в Москву за отказом от предыдущего гражданства. Отстояв огромную очередь (иногда в несколько дней), человек, наконец, попадал в консульство своей бывшей страны проживания, где ему предлагали предоставить целую пачку новых документов (все нотариально заверенные): копии паспорта, трудовой книжки, свидетельства о рождении, документа о временной регистрации, документа, свидетельствующего, что вы выписаны с прежнего места жительства. К этому комплекту необходимо приложить автобиографию, то самое гарантийное письмо из ОВИРА, справку о несудимости (или судимости) из МВД республики прежнего проживания, заявление на имя президента с просьбой лишить вас гражданства по такой-то причине. Все это требует уйму времени и денег.

Но вернемся к нашему герою. В поселке Потесы Бежецкого района Тверской области семья Орловых - муж, жена и трое их сыновей - появилась в 1993 году. Там жила родственница, к ней и перебрались. В Латвии, где они прожили много лет, стало неуютно - называли оккупантами, угрожали. В Потесах им выделили жилье. Взрослые работали в колхозе. Младшие - учились. Старший Андрис, 1977 года рождения, устроился к местному предпринимателю. В Бежецке, по достижении совершеннолетия, он получил паспорт, правда, еще советского образца.

О гражданстве тогда никто не напоминал, а вот о службе в армии, когда подошел срок, напомнили.

Раиса Михайловна поспешила в военкомат: нельзя сыну служить, у него врожденный порок сердца. На год дали отсрочку. А осенью 1996 года все же забрали. Без гражданства и с врожденным пороком сердца. Честно отслужив два года в войсках МЧС, Андрис, велевший теперь называть себя Андреем, в январе 1999 года вернулся домой.

Надо сказать, что пока он служил, все остальные Орловы стали гражданами России. Тогда было просто: вложили в прежние советские паспорта вкладыши, вот ты и гражданин. В отношении Андриса спросили только, где, мол, он? Служит? Ну, тогда получит вкладыш о гражданстве, когда вернется. А того никто не думал, что уходил парень в армию в одном законодательном поле, когда гражданство давалось всем без разбора, вернулся в другое, когда законы ужесточились настолько, что получить гражданство стало практически не возможно. Вот так - присягу принимать на верность России положено, а ее гражданином быть - нет?

Потолкавшись по присутственным местам, Андрей почувствовал, что не осилит этой химеры. Для удостоверения личности хватит пока и водительского удостоверения с военным билетом, рассудил он. И прекратил хлопоты. Обосновал это так: если властям надо, пусть они и хлопочут, а я отказываюсь.

Увы, этой теории хватило не надолго. Военный билет стал приходить в негодность. Права требовали замены. Потом Андрей женился, родился сын Максимка. Теперь он отвечал не только за себя, но и за них. А без паспорта их отношений с сыном и женой было не легализовать. Это и стало ахиллесовой пятой Андрея Орлова в битве с бюрократией.

Казалось бы, и миграционная политика России с тех пор, как он пришел из армии, изменилась, стала более гуманной. Андреем Орловым был выигран суд, который подтвердил его право на ускоренное получение гражданства по упрощенной схеме. Это право ему давали те факты, что паспорт он получал уже здесь, в Бежецке, что гражданами России являются его отец, мать, два брата, что, наконец, мать-пенсионерка нуждается в уходе. Службу в рядах российской армии преимущества не давала.

Но тут встали иные преграды. Чтобы получить гражданство, надо было сперва получить вид на жительство, а для этого следовало зарегистрироваться. Прописаться, проще говоря. Но ни в родительском доме, полученном ими от бывшего колхоза, ни в тещином деревенском, оказалось, прописаться нельзя. Потому что в свое время колхозы свой жилой фонд не зарегистрировали в БТИ (да и БТИ-то тогда не было), теперь же это стоит больших денег, которых у сельских кооперативов попросту нет. Получается, дома - ничьи. И регистрировать в таком ничейном доме человека без гражданства, хоть и отслужившего верной и правдой в российской армии, никак нельзя. А чужие, незнакомые люди даже за плату боятся регистрировать постороннего человека на своей территории, и доводы, что, мол, никаких прав на жилье или иных прав на ваш уклад жизни этот человек иметь не будет, не помогают. Недоверчивы стали люди.

Это трагедия сотен тысяч наших соотечественников, которые давно вернулись на свою историческую родину.

Переселенцам приходится играть с государством в прятки - или выпрашивать липовую регистрацию у какой-нибудь одинокой старушки, или напрямую "договариваться" с чиновниками.

Так что не удивительно, что "в нелегалы поневоле" попали многие русские переселенцы. Даже когда в 2003 году в закон о гражданстве была внесена поправка в виде ч. 4 ст. 14, предусматривающая упрощенную процедуру получения гражданства для лиц, прибывших в Россию до 1 июля 2002 года, необходимость регистрации по месту жительства в ней осталась. И когда за три года легализовать всех забытых не удалось, Думе пришлось продлевать поправку до 1 января 2008 года. Но по-прежнему за бортом оставались сотни тысяч "нелегалов поневоле", и среди них наш герой Андрей Орлов - рядовой запаса российской армии из города Бежецка. И Госдуме не оставалось ничего другого, как продлить упрощенный порядок еще на один год. И опять затеплилась надежда, что Федеральная миграционная служба, которой теперь дано право законодательной инициативы, приведет законодательство и все свои инструкции в соответствие со здравым смыслом. И тогда у Андрея Орлова и тысяч других наших соотечественников, зависших в правовой паутине, отпадет необходимость ловчить и выкручиваться, и они займут достойное место в обществе, в котором давно уже ассимилировались.

К слову сказать, глава районной администрации Михаил Шибанов узнал о случае с Андреем Орловым от меня. Но и он помочь ни чем не мог. Не в его компетенции. Удивительная у нас страна. Все службы - военкомат, налоговая инспекция, паспортно-визовая служба, милиция - выведены из подчинения органов местного самоуправления и имеют вертикальную структуру управления, подчиняясь Твери, Москве, только не интересам людей, ради которых они созданы и на чьи деньги живут. Никакого общественного контроля над их работой не оставлено. Как хочу, так и ворочу.

...В военкомате мне сказали: случаев, когда призывали на службу не граждан России, сколько угодно. По признанию Главной военной прокуратуры РФ, в каждом третьем военном комиссариате России выявлены нарушения закона, связанные с организацией призыва на военную службу. Этот - один из многих. И по закону солдат запаса Андрис Орлов подлежит в случае необходимости мобилизации. Без паспорта и гражданства. В армии они ни к чему.

Вот и мытарит родина человека 8 лет без толку по инстанциями.

А Россия тем временем опять зазывает своих соотечественников из ближнего зарубежья. Их планируют разместить в ряде областей, в том числе и Тверской. Только поедут ли?

http://stoletie.ru/obschestvo/nelegali_ponevole.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме