Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Патриотизм и обществознание

Егор  Холмогоров, РПМонитор

20.11.2007


Не надо пугать нас "повторением истории" - мы сами готовы повторить ее столько раз, сколько понадобится …

16 ноября 2007 года в Москве состоялось очередное, 8-е по счету, заседание "Русского Клуба". В заседании приняли участие Наталья Андросенко, Ярослав Бутаков, Дмитрий Володихин, Павел Данилин, Александр Елисеев, Елена Исаева, Александр Казаков, Сергей Кара-Мурза, Константин Крылов, Вадим Нифонтов, Михаил Ремизов, Александр Рудаков, Александр Самоваров, Мария Сергеева, Павел Святенков, Владимир Тор, Егор Холмогоров, Алексей Чадаев.

Специальными гостями заседания стали Леонид Поляков, редактор книги для учителя "Обществознание. Глобальный мир в XXI веке", и Александр Филиппов, редактор учебника "История России. 1945-2007", представившие членам клуба свои книги. Егором Холмогоровым была вкратце охарактеризована книга "Обществознание. Русская политическая культура в XXI веке", завершенная коллективом авторов в составе: А.Р. Дюков, А.В. Исаев, С.Г. Кара-Мурза, К.А. Крылов, С.В. Лурье, С.Б. Переслегин, М.В. Ремизов, М.Б. Смолин, А.И. Фурсов, Е.С. Холмогоров.

Членами "Русского Клуба" была отмечена исключительная важность работы по организации школьного и вузовского образования в современной России и отмечено, что реальностью международных отношений и геополитической конкуренции сегодня является война сознаний. Составной частью этой войны сознаний является и борьба различных гуманитарных образов истории, образов общества, и борьба более совершенных просветительских и познавательных моделей. Была отмечена необходимость активной позиции и российского общества и государства в этой войне, выдвижение собственных версий, концепций и создание адекватных учебных пособий.

Было признано, что даже в условиях обязательной многовариантности учебников и конституционного запрета на идеологию, ощущается острая нужда в учебных изданиях, выражающих официальную позицию государства и проводящих государственническую и патриотическую линию в понимании общества и истории России и мира. Самоустранение государства от содержания образования является печальным и разрушительным для национального сознания явлением.

При этом надуманными и клеветническими представляются выступления представителей либеральной общественности, говорящих о появлении "нового "Краткого курса", который якобы готовит почву для "новых репрессий". Эти заявления выражают прежде всего позиции либералов, потерявших монополию на образовательное воздействие, которой они пользовались в значительной части и прошлого и этого столетия. Сегодняшней России нужны "краткие курсы", нужна целая "линейка" из разных учебных пособий по ключевым идеологическим дисциплинам, причем пособий, ориентированных на формирование ясного патриотического сознания, позитивного отношения к своей стране и ее истории, стремления способствовать укреплению суверенитета и всестороннему развитию Родины.

Членами "Русского Клуба" было с сожалением отмечено, что сегодня подобная работа по созданию новых поколений учебников ведется во многом партизанскими методами, наталкивается на саботаж, в частности и в академической среде, которая оказалась морально и мировоззренчески неготовой к тому, чтобы включиться в "войну сознаний". Как следствие налицо серьезный разрыв между теми, кто обладает "общественно признанным статусом" для осуществления подобной работы, и теми, кто имеет реальные творческие силы, набор новых идей, навыки работы в новой информационной среде и определенность убеждений. Этот разрыв, хотя и неизбежный в переходный период, требует преодоления путем взаимной конвергенции академических и креативных кругов. Конвергенции не за счет снижения академических требований, и не за счет отказа от новых подходов, а за счет общей однозначной патриотической мотивации.

Другой серьезной проблемой в нынешней ситуации является, по мнению членов клуба, дурной "консерватизм" учительского сообщества. "Консерватизм" в смысле привычки либо к жестким, но чисто формалистическим стандартам советского времени, либо к вседозволенности 1990-х, лишь усугубляемой "тестоманией" первой половины 2000-х. Учитель, не желающий переквалифицироваться в тупого контролера неизвестно кем составленных тестов, сегодня является редкостью. Но именно на такого учителя необходимо ориентироваться, престиж такой учительской работы необходимо повышать мерами материального и престижного поощрения. Как и в научно-творческой, так и в учительской среде необходимо пробуждение духа творческого патриотизма в преподавании родной истории, культуры, литературы, знаний об обществе.

В то же время, все эти попытки будут тщетными без ясного понимания сути того "государственного заказа", который необходим в области образования. Современный мир, прежде всего - западный мир, испытывает значительный кризис основных парадигм знания. С этим связано обильное развитие "междисциплинарности" с одной стороны, отказ от обобщений и уход в политкорректную детализацию, с другой. Сетка наук, и в частности общественных наук, созданных для изучения западного общества, каким оно было в XIX веке, в XXI веке перестает работать.

Если России удалось худо-бедно приспособить свою систему знаний под ту старую сетку (хотя и с крупными пробелами), то адекватное понимание России в новой системе подходов попросту невозможно. Россию вряд ли можно будет адекватно изучать с помощью инструментария "феминистской социологии", "мультикультурного подхода", "деконструкции гранд-нарратива" и прочих новомодных игрушек европейских и американских интеллектуалов. Наиболее продуктивны и интересны для нас самих оказываются лишь те подходы западной науки об обществе, которые формировались под значительным (как цивилизационный подход или "мир-системный анализ"), а иногда и решающим (как "культурная психология") влиянием российских ученых. Однако и в этих подходах Россия традиционно оказывается в "когнитивной тени", либо не укладывается в схемы в принципе, либо укладывается с явно неадекватным искажением.

Сегодня России, в целях сохранения и укрепления адекватной познаваемости нашего общества и нашей истории необходимо обеспечение "смыслового суверенитета". Создание таких научных парадигм, исследовательских программ, научных направлений и даже научных дисциплин, которые были бы заточены под россиецентричную картину мира, а не под картину мира европоцентричную или западоцентричную. При этом речь ни в коем случае не идет об интеллектуальной изоляции или об эксплуатируемой также на Западе теме "многовариантности" картин мира. В России необходимо создание универсалистской и в то же время россиецентричной системы научного знания, которое, будучи адекватно для описания и объяснения русской реальности, будет поддаваться и интеллектуальному "экспорту", сможет быть взято за основу универсалистских научных разработок и в других странах и цивилизационных провинциях современного мира. При этом восприятие прошлого и настоящего западных наук об обществе должно быть заинтересованным, экспансионистским, но ориентированным на встраивание их в специфическую русскую систему научных знаний.

Лишь если государство, общество и научные и творческие круги России смогут адекватно решить эту задачу, задачу внедрения универсалистского россиецентризма как фундамента общественных наук XXI века, будут решены и многие тактические проблемы, связанные с изучением русской истории и русского общества. На этом "тактическом" уровне члены "Русского Клуба" выделили несколько задач в формировании новых подходов к изучению общества и истории. Это необходимость выделения и анализа альтернатив как фундаментального метода исторического объяснения. Это обязательность историзма в понимании происхождения тех или иных социальных структур. Это необходимость понимания истории Отечества как творчества условиях изначальной данности и предопределенности многих параметров. Это необходимость последовательной апологии отечественной истории.

Решение задачи апологии истории Отечества, на взгляд членов "Русского Клуба", должно исходить из того несомненного факта, что Россия существует уже более тысячелетия как цивилизационное, культурное, языковое, этническое, а во многом и политическое единство. За это время многие начинавшие синхронно страны либо прекратили свое существование, либо погрузились в глубокий исторический упадок. России же, несмотря на регулярные кризисы, удается не только сохранять существование, но и совершенствовать свои культурные и исторические достижения, повышать международный престиж. Все это говорит о том, что, вопреки исходящим из любых радикальных кругов клеветническим русофобским концепциям, история России - это история длительного национального успеха.

Именно ориентацию на долгосрочный успех и следует закладывать в сознание молодого поколения, которому предстоит со временем взять ответственность за Россию. Его не следует подменять ни занудным нытьем об унылости и безрадостности истории России, ни ставкой на краткосрочный эффектный успех, на возможность все "быстро переменить", которая в русской жизни присутствует далеко не всегда.

Необходимо значительное увеличение персональной "населенности" истории России именами выдающихся деятелей государственного и военного строения, науки, культуры и религии. Российские и особенно советские учебники грешили тяготением к "кастрации" родной истории, стремлением изъять из нее имена всех, кто не был возведен в почетный "топ" выдающихся исторических личностей. Эта тенденция к усреднению и осерению русской истории должна быть преодолена. На ее страницы должны вернуться Даниил Щеня и митрополит Иона, митрополит Даниил и Иван Висковатый, Зиновий Отенский и Андрей Щелкалов, Авраамий Палицын и Афанасий Ордин-Нащокин, Василий Тредиаковский и Михаил Щербатов, Дмитрий Сенявин и Алексей Грейг, Николай Мордвинов и Павел Киселев, Николай Муравьев-Карский и Михаил Муравьев-Виленский, Михаил Катков и Иван Григорович - многие, многие и многие другие выдающиеся деятели русской истории, которым почему-то не нашлось достойного места в сегодняшних учебниках, иногда не только школьных, но и вузовских.

Точно так же работы выдающихся русских обществоведов и общественных мыслителей, творивших в XIX-XX веках и творящих и по сей день, должны не исключаться, не унижаться по сравнению с часто весьма посредственными сочинениями западных авторов, а напротив, лечь в основу новой научной парадигмы, новой системы наук об обществе, которая превзойдет исчерпавшую себя парадигму XIX века как по строгости и точности, полноте учета общественных факторов, так и по глубине.

Лозунгом травли нашей истории и нашего общества в эпоху "перестройки" и последующего русофобского разгула была формула: "народ, забывающий свою историю, обречен повторить ее". Мы свою историю не забываем и стремимся вынести из нее все необходимые на будущее уроки, припомнить добро и не забыть зла. Но пугать повторением нашей истории нас не надо. У нас, русских, была великая, славная и увлекательная история, делать ее для человека с развитым историческим вкусом - одно удовольствие. Мы готовы повторить свою историю столько раз, сколько понадобится.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6877



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме