Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Традиция - называть студенческие храмы во имя святой мученицы Татианы

Татьянин день

05.11.2007

Если бы в Москве в университете кто-нибудь всерьез предложил открыть храм прямо в одном из учебных корпусов, наверное, поднялась бы буря возмущения. Как можно открыть православную церковь и не открыть при этом ни мечеть, ни синагогу? А в Ставрополе - заметьте, в поликонфессиональном регионе, в Институте - заметьте, дружбы народов - открыт домовый храм во имя святой мученицы Татианы, покровительницы студентов.

Недавно наши журналисты посетили город Ставрополь. К стыду своему, мы даже не помнили, что здесь, в Институте дружбы народов Кавказа, тоже есть домовый храм во имя святой мученицы Татианы. А между тем он открыт уже три года и входит в ассоциацию домовых храмов вузов России. Нам удалось узнать о нем очень много и с разных точек зрения: мы общались и с настоятелем, и с ктитором, и с прихожанами, и с тружениками...


Настоятель студенческого храма

Нам удалось взять краткое интервью, почти "блиц", у настоятеля домового храма, проректора Ставропольской Духовной Семинарии, архимандрита Романа (Лукина).

- Батюшка, по чьей инициативе был открыт храм святой мученицы Татианы в Институте дружбы народов Кавказа? Неужели это начинание не встретило никаких препятствий?

- Безусловно, проблемы были, и я могу сказать, что процесс этот длился не один год. Подготовка открытия храма шла лет пять. Религиозность ректора и некоторых преподавателей подвигала их к некоторому духовному поиску, и уже лет пять назад они начали приглашать священников, чтобы они проводили беседы. Я думаю, что уже именно тогда было посеяно доброе зерно, и начался процесс организации храма. В этом участвовали многие священники, я подключился уже на последнем этапе. Я думаю, что это чудо или Промысел Божий: совсем непродолжительное время проректором этого Института был ныне покойный Алексей Николаевич Коняхин, человек очень большой энергии и при этом глубоко религиозный. Значительная часть заслуг в успехе дела открытия храма принадлежит ему. И конечно, здесь никак нельзя умалять достоинства личности Татьяны Сергеевны Ледович, ректора. Потому что выделить тот зал, который был предназначен для научных симпозиумов, поставить его в первую очередь на ремонт, сделать храм раньше спортзала - все это вызывало даже внутри института неоднозначные мнения, споры и разговоры. Но она нашла в себе силы переждать и перетерпеть, а в конечном итоге - все сделать. Сегодня вы видите иконостас по ее же оригинальному проекту и многое другое. Мы лишь помогаем наполнить этот храм духовной жизнью и реализовать проекты, которые адресованы молодежи.

- Какие это проекты?

- Я уже когда-то рассказывал, что наша Литургия продолжается очень недолго. Я опускаю некоторые части, служба длится не более часа, это миссионерские литургии для молодежи, которая совершенно не воцерковлена и делает только первые шаги к Богу.

Расскажу немножко о наших проектах. Например, накануне Рождества, за три-четыре недели до праздника, мы организуем мастер-класс по пению колядок. Преподаватели, все профессора приходят, мы приглашаем девочек с регентского отделения, они раздают всем листики с колядками, люди поют вместе и радуются. Они говорят: "Как жаль, что мы до сих пор теряли этот пласт нашей духовной культуры, и как хорошо, что сейчас у студентов есть такие возможности". Ко дню святой Татианы мы организовываем фестиваль хоровой музыки студенческих хоров Ставрополья. Пять-семь хоров бывает, молодежные коллективы, которые поют и церковные песнопения, и русские народные, и хорошие песни других народов, классику. Молодежный хор в институте - выглядит очень эффектно.

Другой проект - день православной молодежи Ставрополья. Этот день по благословению владыки Феофана совершается на второй день Святой Пасхи, мы собираем представителей всех вузов Ставрополья. Центральной частью, конечно, является пасхальное богослужение, которое совершает владыка Феофан. Дальнейшая программа также нацелена на то, чтобы показать молодежи красоту Православия и духовной жизни.

- В поликонфессиональном регионе царит безоблачный мир с мусульманами. Как этого удалось добиться?

- Этого удается добиваться тем, что мы не скандалим ни с кем и не напрягаем обстановку, общаемся со всеми - и с представителями ислама, и с последователями иудаизма, которые учатся в Институте. Мы никого ни к чему не принуждаем и никого ни в чем не ущемляем - такова политика Института, такова политика тех, кто занимается воспитательной работой. Когда к нам подходят представители другого вероисповедания, мы отвечаем на их вопросы, пытаемся им помочь, и за два года не было ни одного проявления ни межнациональной, ни межрелигиозной розни.

- Батюшка, в Москве на все недоумения, почему нет еще одного домового храма непосредственно рядом с учебными корпусами МГУ, приходится отвечать: сразу раздадутся голоса, что нужно тогда уж открывать и мечеть, и синагогу. Не было ли предложения открыть домовую мечеть при этом или другом вузе Ставрополя?

- Такого предложения не поступало. Насколько мне известно, для ислама не характерно существование домовых мечетей.

- Какова специфика работы с молодежью региона?

- Кавказский регион этнически разнообразен, и поэтому многоконфессионален. Поэтому любой диалог религиозного или светского характера нужно вести с учетом этой особенности. Мы говорим о православии всем, но с уважением к религиозным чувствам окружающих нас людей.

- Как бы Вы охарактеризовали состав прихода? Понимая всю условность обобщений: каков современный студент института, зашедший в храм св. мц. Татианы?

- Сейчас очень модно ругать и приписывать весь негативизм современной молодежи, но, исходя из личного опыта общения с молодыми людьми, скажу, что уровень культуры постепенно растет, и студенты в храме (а это сейчас не редкость) - это показатель нравственного поиска среди молодежи.

- Современные студенты - ищущие люди?

- Да! Да! Да! Как в положительном, так и в отрицательном смысле. Но я верю, что этот поиск приведет многих именно к Истине. По-настоящему мыслящий и думающий человек в конечном итоге всегда приходит к правильному пониманию Бога.

- Какие разговоры возникают у Вас со студентами института, какие вопросы они поднимают?

- Еженедельно во время богослужения я произношу проповедь, тема которой определяется и актуальными проблемами общества и молодежи, и особенностями церковных праздников. В беседах общих и личных вопросов возникает очень много (я думаю, этим подтверждается их внутренний поиск): от вопроса "Почему в храм нельзя ходить в брюках?" до "Как во Христе сочетается Божественная и человеческая природа?", часто задают вопросы об особенностях духовной жизни.

- Может ли храм в таком виде, как он существует сейчас, дать человеку полноту церковной жизни?

- Безусловно. Естественно, мы настраиваем наших прихожан на необходимость освящать богослужением и воскресный день. Это заповедь, которую дал Сам Господь, и она обязательна для всех. У нас службы проходят по четвергам, а по воскресеньям ребята ходят в другие храмы - наверное, каждый начинает посещать тот, который нравится или который ближе к дому.

- Как Вы думаете, где происходит в таком случае духовное окормление - в институтском храме или там, куда студент ходит по воскресным дням?

- Конкретно ответить на этот вопрос я не могу, но думаю, в храме ИДНК, так как проповедь здесь ориентирована на студентов.

- Сейчас храм закрыт по воскресениям, когда нет занятий в институте. Нет ли замысла сделать его более открытым с более традиционным приходом (разновозрастным, приходящим не на пять лет учебы, а на жизнь)?

- Я не думаю, что этот храм закрытый или как-то ограниченный: наоборот, в нем есть немало прихожан из других институтов и людей разных возрастных групп.

- Приводят ли студенты родителей в храм?

- И студенты родителей, и преподаватели своих детей.

- Много ли совершается венчаний и крещений?

- Они совершаются ежемесячно. И это при всего трех тысячах учащихся.

- За богослужениями поет хор семинаристов. Возникают ли контакты у прихожан с воспитанниками семинарии, и какие?

- Да. Воспитанники семинарии - частые гости института. Отношения весьма теплые, дружеские. Студенты активно принимают участие во всех мероприятиях, проводимых как семинарией, так и в целом Ставропольской Епархией.

- Обычно в церкви гораздо больше женщин, чем мужчин. Каково соотношение мальчиков и девочек на студенческом приходе?

- А у нас - приблизительно равное. Интересно, что в будние дни очень много мальчишек.

- Спасибо Вам, батюшка! Бог в помощь в руководстве таким неспокойным приходом...

Взгляд из-за свечного ящика

В репортажах с фестиваля православных СМИ Юга России, который проходил в Ставрополе 15-16 октября, упоминалось, что Татьянинский храм стал одной из площадок для событий фестиваля. Именно так мы и встретились с некоторыми из тружеников и прихожан домовой церкви. Светлана Даниловна Озерова трудится в храме постоянно - не просто продает свечи и следит за порядком, но и отвечает на вопросы заходящих в храм студентов, ближе многих видит скорби и радости молодых прихожан.

- Кроме студентов, кто-нибудь в этот храм ходит?

- Конечно, у нас - все Татьяны города и края. Из области - приезжают на престольный праздник, а городские Татьяны приходят постоянно. Но, само собой - не только Татьяны. Многим очень нравятся наши службы, отец Роман - человек просвещенный, интересы студентов понимает и говорит великолепные проповеди. У нас в храме был учрежден праздник - ежегодный День православной молодежи, часто устраиваются паломнические поездки, этим летом, например, ездили на Соловецкие острова. На следующий год у нас планируется поездка на Валаам. А по краю мы постоянно ездим.

- Вы с самого начала истории храма здесь?

- Да. Я работала в регистрационной палате. Потом мы потеряли сыночка - в 29 лет его убили. Я практически сразу же ушла из светской жизни, пришла сюда, Владыка меня благословил, закрепил меня за монастырем (у нас есть женский монастырь), я послушница монастыря, живу в миру с мужем (мы венчаны), Владыка сказал: "Пока он живой, Вы не имеете права уйти в монастырь". Мне надо за ним ухаживать, у него два инфаркта. Поэтому такая двойная у меня получается жизнь.

- А чья была инициатива здесь открыть храм - университета, Церкви?

- Нет, ректора. Она сама православный человек.

- И участие университета в жизни храма достаточно значительно?

- Практически храм живет за счет вложений нашего ректора. И паломнические поездки, и все праздники - это все - ее инициатива. Больше того, я скажу: у нас ректор - на всех службах стоит первая. И, естественно, если она присутствует на службе, то и студенты тянутся. Не потому, что они ходят из-за ректора: они сами идут, у них много вопросов, и ответы они сразу же впитывают, все запоминают. Даже некрещеные ходят в храм. Мусульмане с нами ездят в разные поездки. Например, один мальчик - он армянин - читал перед едой "Отче наш" в паломнической поездке, и читал на армянском, хотя он сам некрещеный.

- Действительно: регион полинациональный, институт - дружбы народов, а межнациональной и межконфессиональной напряженности не возникает... Неужели такое возможно?

- Да, недавно, например, ситуация была: сидят армянин, грузин, молдованка из Кишинёва, потом русские ребята - они настолько здесь живут одной семьей, что даже в поездки паломнические вместе без различия едут. Мусульмане в храм заходят, прикладываются к иконам и задают вопросы, окунаются в святые источники с русскими ребятами в поездках.

- Домовой мечети при институте, как мы знаем, нет, хотя мусульман много. Есть где-то рядом мечеть?

- Не стоит у нас рядом мечеть. Понимаете, когда наши мусульмане едут домой, они, наверное, там в мечеть ходят, молятся. Но здесь они не уходят в сторону, они не отделяются от православных студентов. В храме служба идет - хорошо, кто не хочет - не молится. Кстати, им очень интересно, как проходит служба у нас в храме. Первое время просто заглядывали и удивлялись, что у нас иконы, что у нас нет ковриков, удивлялись, что мальчики и девочки стоят рядом. Ведь у мусульман женщины либо молятся на втором этаже, либо не могут входить в мечеть.

- А было ли так, что кто-то из ислама переходил в Православие и крестился в этом храме?

- Нет, таких крещений не было. У нас ходит, например, одна девочка, у которой смешанная семья: отец-мусульманин, а мама русская; и она с нашими девочками заходит, она взяла крестик, и она понимает, что должна определиться, что нельзя быть никем, говорит: "Я буду думать, я приму решение".

- В сессию, наверное, гораздо больше народа в храме, чем посреди семестра? Нет ли проблемы сессионной религиозности, некоторого магизма, "свечка за экзамен"?

- Нет, я бы не сказала. Немножечко, может быть, есть. Каждое утро они идут, ставят свечи. У каждого уже есть своя любимая икона. Например, икона Божией Матери "Прибавление ума" - они же там стоят в очереди, когда начинаются экзамены и зачеты. Есть икона - "Утоли моя печали". Это икона девочек. Они подходят к ней, даже плачут, я им говорю: "Вы не стесняйтесь, это то место, где вы можете вести себя, как вам хочется, не думать о том, кто на вас смотрит". Они подходят, ставят свечи, вытирают слезки, потом через какое-то время приходят радостные - опять ставят свечу. Я спрашиваю: "Все получилось?" - "Да, все нормально", - вот это и называется чудом.

Мы раздаем памятки тем, кто не знает, как готовиться к причастию. Литургии служатся, молебны. Прихожане сами помощь предлагают - пол помыть, подсвечники почистить. Приход пополняется всё время. Заканчивают одни - и приходит с первого курса больше, чем ушло. Несмотря на то, что национальностей достаточно много, все с большим уважением относятся к ребятам, которые посещают храм, и они потом рассказывают о поездках, передают свои впечатления. И эти ребята уже на следующую службу или в новую поездку, или на исповедь и причастие, на литургию - уже приходят: сначала с интересом, чтобы посмотреть, а потом - с желанием участвовать. Ведь у нас сначала исповедовалось и причащалось два человека, потом - 5, 10, 30, 50. Храм как-то обживается, и при отсутствии больших перемен становится все красивее.

- Удивительно: получается, в паломническую поездку студентов отпускают с занятий? А первая пара в Великий четверг есть?

- Служба - это святое, если студент хочет пойти в это время на службу - не гулять, а на службу - то преподаватель не будет возражать. Никого не заставляют идти молиться, но храм переполнен при этом. Летом я тоже работаю каждый день - был набор студентов, родители приходили, выбирали вуз для своего чада. И когда они приходили в наш институт, заходили в храм и видели это великолепие, что все так у нас здорово, они останавливались и говорили: "Все, мы больше ни в какой вуз не пойдем. Мы остаемся у вас, потому что у вас есть храм". И в этом году у нас набор был больше, чем в прошлом году. Мы этим выигрываем и выгодно отличаемся от других именно тем, что есть церковь. О храме часто пишут в прессе.

- Пройти, не имея студенческого, на территорию института можно?

- Нашим дежурным было дано такое распоряжение: если человек придёт и скажет: "Я в храм" - уже никто его не задержит. Охрана - это хорошо, но в этом мы предпочитаем доверие.

- Студенты и семинаристы помогают друг другу, поддерживают?

- У нас с ними тесная дружба, ведь они поют здесь, как и в кафедральном соборе. Здесь они знакомятся с ребятами, в паломнические поездки обычно с нами ездят. У нас есть спортзал, и семинаристы просили настоятеля и ректора поиграть в футбол. Наши футболисты - а команда института занимает места на краевых соревнованиях - с удовольствием играют с семинаристами, которые, надо сказать, не готовы так играть. Когда наши ребята впервые играли с ними - они не знали, что это семинаристы, ведь те пришли в обычной одежде - они начали играть, как профессионалы. Семинаристы что-то не туда забили, не туда подали, и наши стали ругаться, а потом только поняли, что это семинаристы. Тогда в храм пришел один мальчик, кажется, армянин, и говорит: "Мне надо свечку поставить, потому что я поругался на футболе, а потом оказалось, что мы с попами играли". Это тоже духовным ростом называется.

- А пускают ли девушек в брюках в храм?

- Вы знаете, да. Вначале они ходят в брюках, а потом сами все понимают. Видят девочки друг друга: когда-то у них были короткие юбочки, теперь они их уже не надевают. Замечаний не делают, просто чтобы не отпугнуть человека. А если им говоришь потихонечку: "Как вам красиво было бы в юбочках! Какие вы красивые в платочках, косыночках!" Косынки висят - протяни руку и возьми.

Создатели, благоукрасители, жертвователи святаго храма сего

Несколько вопросов нам удалось задать и ректору Института дружбы народов Кавказа Татьяне Сергеевне Ледович.

- Татьяна Сергеевна, открытие храма - Ваша инициатива?

- Это была инициатива всего общества, и это будет неправда, если я скажу, что это было чье-то отдельное желание. По крайней мере, инициативу я поддержала сразу. У нас уже была тогда маленькая часовенка - просто комната, где хранились иконы, мы с гордостью ее всем показывали. Мы не думали, что у нас будет домовая церковь, а полагали, что это будет просто какой-то более просторный зал. После ремонта была выделена большая и достаточно высокая комната, и было решено, что можно открывать храм. Этот проект прошёл очень удачно, мы очень быстро положили камень, нашли место для алтаря, архитектуру придумали - она совершенно своеобразная, хотя все каноны соблюдены.

- Как решился вопрос, кому посвятить храм? Почему именно мученице Татиане?

- Я не знаю, как и почему. Владыка однажды пришёл, мы стали искать, какая должна быть в центре икона, он спросил: "Святой Татианы есть икона?" - "Есть". И храм был освящен. Меня зовут Татьяна, мне это очень приятно, конечно. Традиция - называть студенческие храмы во имя святой мученицы Татианы. Так что здесь - и традиция, и стечение обстоятельств, наверное.

- Как относятся в других вузах, в том числе руководство, к тому, что у Вас храм открыт?

- Хотелось бы, чтобы в каждом вузе был храм - опыт показывает, что все к этому стремятся. У нас есть технический институт, где уже заложили храм, но он почему-то очень долго строится. Он уже почти готов, в нем идут службы, но, наверное, такой активной приходской и студенческой жизни пока нет. У нас все время происходят какие-то события: концерты духовной музыки, конкурсы... У нас есть теологический факультет - может, поэтому такая связь с духовной семинарией. Вот сборная команда института и сборная команда семинарии на Пасху здесь выступали. Я сопровождала их в паломнической поездке. Само ценное, что мы вынесли оттуда - это послушания: дрова кололи, картошку пололи, ходили клумбы сажали. Мы за год совершили 12 паломнических поездок. В том числе на Соловки, в том числе по югу - очень красивые поездки - воспоминания, горы.

Преподаватель, студент, настоятель в одном лице

Среди наших собеседников был и еще один необычный человек. Иеромонах Никон (Бачманов) исполняет обязанности благочинного церквей Изобильненского округа, является настоятелем (хотя он, конечно же, скажет вам, что это исключительно номинально) в шести (!) храмах, служит штатным клириком в домовом храме святой мученицы Татианы при ИДНК, а кроме того, преподает в семинарии и учится на теологическом факультете. Неужели можно успеть столько всего сразу? И как чувствует себя человек, закончивший Духовную Академию, а теперь то поднимающийся на кафедру в семинарии, то садящийся в рясе за парту в институте, то произносящий проповедь с амвона в домовой церкви?

- Отец Никон, расскажите сначала о теологическом факультете института. Как он соотносится с Татианинским храмом?

- Теологический факультет дает хорошее образование, имеет аккредитацию. Учащиеся теологического факультета, в основном, верующие люди - все они православные, поэтому они очень активно участвуют в жизни храма, который открылся раньше, чем появился теологический факультет. Они потом получают возможность нести эти знания в школы, они получают диплом государственного образца. Дипломы семинарий и академий не признаются государством, поэтому наши семинаристы на третьем курсе поступают на этот факультет и при окончании получают два диплома: церковный и светский. Многие предметы на факультете преподают профессора нашей семинарии. В институте образование дополняется светским компонентом, возможностью побыть в среде светского вуза. Ведь у семинарского образования - свои традиции, и юноша, который пришел в семинарию после школы, а не после вуза (таких большинство), удается увидеть, что это за среда, побывать в ней не просто наблюдателем, а своим человеком. А светский диплом дает возможность войти в образовательные учреждения, быть на равных со светскими людьми. Конечно, потом человек раскроется, но многое зависит от того, как он придет - в этом смысле дипломы и звания украшают ситуацию. Иногда ведь к церковным людям так и относятся: вещь, извлеченная из музея, даже удивительно, что разговаривать умеет, кто же с нее пыль веков стряхнул и моль прогнал? Предвзятое отношение встречается, а диплом дает возможность быть на равных хотя бы с учителем средней школы. Сегодня это многое значит.

- Много ли на факультете светских студентов?

- Большинство студентов - священники или намереваются принять сан, либо это церковные работники. Понимая, что им затруднительно регулярно посещать лекции, руководство выделяет отдельные дни, когда можно прийти и сдать сразу многое. Руководство понимает нашу занятость и невозможность надолго удаляться от церковных послушаний.

Сейчас на факультете три курса, около ста студентов. Это и семинаристы, и девушки. Деканом факультета является архимандрит Роман (Лукин), проректор Ставропольской Духовной семинарии и настоятель храма святой Татианы при ИДНК, так что поступить можно только после собеседования с ним. Архиерейского благословения не надо - вуз все-таки светский. Безусловно, человек должен быть православным.

- Значит, среди студентов теологического факультета много таких, кто ходит на лекции в подряснике, и Вы не выглядите ни дико, ни даже удивительно.

- Естественно, мы же радеем о том, чтобы человек всю жизнь учился или хотя бы занимался самообразованием, будь он украшенный всеми наградами священник или простой мирянин. В этом никто не видит ничего странного.

- Как складывалась община Татьянинского храма?

- Приход рождался. Естественно, в институте учится несколько тысяч человек, и около половины из них - православные. Можно было бы спустить указание сверху: все в храм. Ректор по этому пути не пошла, свое отношение к церкви не делала для всех краеугольным, но на богослужении она всегда бывает, поэтому воспитывает своим примером. Были моменты, когда храм был полон, а были - когда было очень мало людей. Но, наверное, когда священник, давая после богослужения крест, начинает узнавать кого-то, приветствовать Лешу или Машу, то это говорит о том, что приход есть, есть постоянные люди. Они уже в храме. Когда они закончат вуз, они будут ходить в храм, который выберут. Помогают в сплочении общины паломнические поездки, которых не менее десяти в год. В этом году на Соловках один молодой человек принял решение остаться, и если бы мама не взяла с него слово вернуться и завершить образование, он бы там остался. Он говорил: "Я нашел то, что искал, мне незачем ехать обратно в Ставрополь". Может быть, его решение только укрепится, и скоро он будет в монастыре молиться за свой вуз, который его привел к Богу. Хотя ведь изначально ни ректор, ни преподаватели не были людьми особенно воцерковленными, не было решительных предпосылок, знакомств с архиереями. Внешне ничто не располагало к такой подвижке. А теперь идут качественные изменения: раньше надо было предлагать студентам поменять лекцию на храм, а не на курилку и не на уличное общение, а сейчас уже специально приглашать не приходится. Все сами собираются.

- Студенты начинают выбирать храмы, куда они могут ходить по воскресеньям, в том числе и после окончания вуза?

- Специфика этого храма в том, что он домовый - даже домашний, мы его всегда при себе имеем без всякого усилия. А храмы, в которые они по воскресеньям могут ходить - до них нужно дойти еще. А это новый священник, которому нужно будет исповедоваться и от которого назидаться, и прихожане, с которыми нужно общаться. Одно дело, когда у тебя на одном этаже лекции и храм. Другое - когда нужно совершить подвиг: в воскресенье встать, дойти до церкви, там побыть, иногда многое потерпеть и все же вернуться хотя бы духовно невредимым. Все понимают, что наша цель - это их потихоньку воцерковить, поставить на эту дорожку и проводить в жизнь. Для кого-то решающей становится соловецкая поездка, для кого-то - приглашение на чаепитие в семинарию, общение. Там я могу себе позволить налево и направо раздавать свои визитки с телефоном, потому что я знаю, что я это им нужно, и что я им доступнее, чем кто-либо другой. С каждым общаемся по отдельности, индивидуально. Даже если это не будет воцерковление, то хотя бы доброе семя, которое когда-либо проснется.

- А что такое "миссионерская литургия"?

- Дело в том, что когда человек приходит в первый раз, ему очень тяжело. Студенты или преподаватели - неважно, они все вошли в храм на равных. И предложить им всенощное бдение, литургию и молебен с красивым благолепным пением хора семинаристов - это было бы хорошо, конечно, но для него из этих двух-трех часов оправданными будут пять минут, когда он помолится, да еще пять минут, когда он задумается. Полчаса полезных, а дальше только мучение, что стоять надо, что за колонну не спрячешься, что скамеечек не хватает, особенно если барышни на каблуках стоят. Чтобы не отучить их раз и навсегда молиться, мы что-то сокращаем. Не в принципе, а временно. Не два часа читаем, а один, пение не протяжное, а энергичное, возгласы в ритме, даже если священник доволен своим голосом. На исповедь приходят два клирика, чтобы это не задерживало службу. Так все укладывается за час. А уж потом панихиды, литии, молебны - здесь могут остаться пятеро из тридцати, но это те, кому это нужно.

Понятно, что это не есть устав храма и норма. Устав везде общий, как в кафедральном соборе, так и у нас. Но им нужно привыкнуть, научиться молиться. Нам преподаватель один в Академии говорил, как на всю жизнь отучить человека молиться: дайте ему на неделю длинное молитвенное правило, часа на три утром и вечером. Он лет на двадцать молитвослов и псалтирь выкинет. И чтобы для них воскресный день с колокольным звоном и церковной службой не казался ужасом и страшной карой, мы их не пугаем продолжительностью богослужения. Есть студенты, которые просят молитвенное правило, читают утренние и вечерние молитвы, есть те, кто к этому еще не пришел.

- А что Вы можете сказать о сессионной религиозности?

- Она есть. Но мы давно объяснили студентам, что для них вера и храм не будет амулетом и оберегом от всех зол и бед, скорбей и болезней, сессии и злых преподавателей. Ни в коем случае. Отношение к храму нормальное - не шаманское, не колдовское.

- Как можно обобщить специфику жизни студенческого прихода?

- У нас такой же приход, как и все, но в нем как будто все обострено, более чувствительно. Здесь каждая неправильность может стать трагедией для человека. Священник бывает не каждый день, состав прихожан меняется, в отличие от прихода, где все вместе на всю жизнь, "пока смерть не разлучит нас".

- Вам хотелось бы передать что-нибудь прихожанам храма мученицы Татианы в Москве?

- Я был там всего пару раз, много слышал о нем, конечно же. Когда он открывался, студенческий храм был абсолютной новинкой. И приходу удалось зарекомендовать себя - это именно молодежный приход. И хотелось бы пожелать студентам-прихожанам храма св. мц. Татианы в Москве, чтобы побольше было людей, которые просто приходили посмотреть и что-то понять. Мне кажется, именно для этого храм и существует: мы учимся, смотрим и назидаемся, мы не уходим с пустыми руками. Побольше бы таких хороших соглядатаев, которые уходили бы с пользой. Чтобы всегда в Вашем храме было полезно.

Александра Сопова

http://www.taday.ru/text/77146.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме