Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Судьба семьи

Руслан  Гагкуев, ИА "Белые воины"

15.10.2007


Глава из книги "Каппель и каппелевцы"

В заключение вспомним о семье Владимира Оскаровича. До начала Великой войны Каппели проживали в Петербурге вместе с родителями Ольги Сергеевны (Сергей Алексеевич Строльман к тому времени уже вышел в отставку). Здесь в 1909 году у них родилась дочь Татьяна.
О.С. Каппель оставалась в столице до 1917 года. После февральских событий Каппели и Строльманы переехали в Пермь. По рассказу дочери В.О. Каппеля, - Татьяны Владимировны Крижко: "Сдав квартиру на улице Кирочной в аренду, мы решили покинуть Петроград. Бабушка заказала пять сундуков, куда влезли все наши пожитки - белье, одежда, [швейная] машинка "Зингер" и проч., деньги за сданное в скупку серебро помогли нам добраться до Перми, где было еще сравнительно тихо и спокойно. Дядя (Константин Алексеевич, брат С.А. Строльмана. - Р.Г.) жил с родственниками жены в одноэтажном доме с резными наличниками на углу нынешней улицы Кирова и Комсомольского проспекта. Там отвели нам небольшую комнату. Позже мы снимали квартиры в доме Алферова на Торговой (Советской) и у знакомой бабушки у цирка Коромыслова. Мать (Ольга Сергеевна. - Р.Г.) устроилась на работу машинисткой..."1
В Перми 23 сентября 1917 года у О.С. Каппель родился сын Кирилл. Сохранилось письмо Ольги Сергеевны мужу на фронт: "Крепко тебя целую, дорогой Вовочка, не писала тебе потому, что положительно нет времени, у нас нет прислуги, все делаем сами, да Кики привила оспу, и он сильно хворал, был жар, и приходилось день и ночь носить его... Я так измучилась, ты не можешь себе представить, хоть бы скорее приехать к тебе, ну будь здоров, да хранит тебя Бог, горячо целую, Оля"2. Вместе с письмом Владимир Оскарович получил и записку от сына Кики, написанную им с помощью сестры3. В конце 1917 - начале 1918 года в Пермь переехал и Каппель, находившийся там до мая 1918 года.
Долгое время достоверных сведений о судьбе семьи В.О. Каппеля в годы Гражданской войны не было. С отъездом Владимира Оскаровича из Перми в Самару его связь с родными фактически прервалась. Многочисленные слухи, воспроизводимые в воспоминаниях, лишь еще больше запутывали ситуацию.
Так, Н.А. Мартынов в 1939 году писал, что Ольга Сергеевна Каппель была захвачена командующим красным Пермским фронтом С.В. Мрачковским и находилась в его штабе под беспрерывным и тщательным надзором. "Красные раз намекнули, что, если бы генерал Каппель ослабил бы свои удары по красным, то жена его могла бы быть освобождена. А генерал Каппель на это ответил: "Расстреляйте жену, ибо она, как и я, считает для себя величайшей наградой на земле от Бога - это умереть за Родину. А вас я как бил, так и буду бить""4.
"Ходили слухи, что после крушения Белого движения Ольга Сергеевна встретилась с детьми, оставшимися в Иркутске, но соответствует ли это истине - неизвестно"5. Слухи, процитированные А.А. Федоровичем, по всей видимости, взяты из воспоминаний В.О. Вырыпаева, который упоминает в своих записках о том, что атаман Г.М. Семенов был готов выделить для детей Владимира Оскаровича, находившихся в начале 1920 года в Иркутске, определенную сумму денег в японский или американский банк6.
Судьбу семьи Владимира Оскаровича помогли прояснить архивные документы и материалы, предоставленные проживающими в Перми потомками генерала Каппеля пермским историкам Д.А. Лобанову и Г.Ф. Станковской7, а также Е.Д. Харитоновой8.
После отъезда мужа в Самару Ольга Сергеевна Каппель проживала в Перми в доме родителей под своей девичьей фамилией. В 1918 году она поступила на работу машинисткой в штаб 3-й армии красных. "Когда к городу подходили белые, - вспоминала дочь Ольги Сергеевны Татьяна, - мать эвакуировалась вместе со штабом красной армии, где она работала машинисткой, в Глазов. Дед, бабка, я и мой братишка, которому тогда был год, остались. После отступления белых началась эвакуация. Эвакуировалась и наша семья. Добрались до Сибири, хлебнули горя немало... О матери мы ничего не знали, где она и что с ней. Уже впоследствии мы узнали, что в Глазове мать взяли как заложницу за отца и увезли в Москву... На первом же допросе маме сказали, что ее жизнь зависит от того, сдастся ли в плен ее муж, офицер колчаковской армии. Если нет, то ее расстреляют. Что могла ответить бедная женщина? Неожиданная помощь пришла оттуда, откуда и ожидать было нельзя. За нее заступились [Ф.Э.] Дзержинский и [В.Р.] Менжинский, последний предложил ей работу в Наркомфине. Но был поставлен ультиматум: хочешь жить - оформи заочно развод с мужем и возьми фамилию отца"9.
После выхода из Бутырской тюрьмы Ольга Сергеевна продолжала жить в Москве, где с 1 апреля 1919 по 20 августа 1923 года работала машинисткой в Наркомфине, занимая в последние месяцы должность заведующего делопроизводством. Лишь после окончания Гражданской войны ей было разрешено возвратиться в Пермь, где оставались ее дети, родители и брат Константин, инженер путей сообщения.
Детей Владимира Оскаровича и Ольги Сергеевны - Татьяну и Кирилла - вырастили и воспитали дед и бабушка - Сергей Алексеевич и Елена Александровна. От них, после освобождения Перми в 1919 году, В.О. Каппель и узнал печальную новость об отправке жены заложницей в Москву.
Каппелевец ротмистр В.А. Зиновьев в 1927 году вспоминал, что Владимир Оскарович сильно мучился оттого, что ничего не знал о судьбе своей супруги. В один из январских вечеров 1919 года в Кургане, когда "подобралась кампания из "каппелевцев", и мы засели ужинать в отдельном кабинете. За окном дико ревела вьюга... Много пили... Говорились тосты... Сам Каппель, вопреки своей обычной жизнерадостности, был задумчив. На его лице появились новые черточки усталости и какой-то внутренней грусти, чего я раньше не замечал. Его жена при взятии нами Перми была увезена оттуда большевиками в качестве заложницы. Все это он узнал недавно. [...] Каппель отошел в сторону и, прислонившись к стенке, задумчиво смотрел в одну точку. Я к нему зачем-то подошел. На глазах у него стояли слезы..."10
Согласно воспоминаниям В.О. Вырыпаева, Строльманы со своими внуками в 1919 году переселились сначала в Курган, где в это время Каппель вел формирование 1-го Волжского корпуса, а затем, с началом отступления белых, - в Иркутск.
"Среди писем я нашел сообщение от... детей [Владимира Оскаровича], - написал спустя годы Василий Осипович Вырыпаев, разбиравший после выздоровления от тифа в конце 1919 года переписку Каппеля, - которые из Кургана переселились в Иркутск, где были зачислены на военный паек, получаемый в очень небольших размерах, и переносили настоящую нужду: им не хватало белого хлеба, сахара и других продуктов. Писала мать жены генерала Каппеля, которая вместе со своим таким же престарелым мужем, как и сама, присматривала за малолетними детьми. Письмо было от 2-4 ноября (1919 года. - Р.Г.). Я составил телеграмму командующему Иркутским военным округом - сделать распоряжение о выдаче семье генерала Каппеля 10 тысяч рублей, и подал на подпись Каппелю. Он пришел в ужас и никак не хотел согласиться на такую большую сумму, не видя возможности в скором времени вернуть ее обратно. Пришлось уменьшить наполовину, и только тогда Каппель дал неохотно свою подпись"11.
С.А. и Е.А. Строльманы сделали все возможное, чтобы у детей сохранилась память об отце. По словам дочери Каппеля Татьяны Владимировны, они видели тайно полученную фотографию памятника на могиле отца в Харбине. Хранить такую фотографию было опасно, поэтому со временем она была сожжена12.
В 1930-е годы семье Строльманов - Каппелей пришлось пережить тяжелые времена - репрессии не обошли ее стороной. Очевидно, что сказалось как происхождение, так и прошлое членов семьи. Первым в 1937 году органами НКВД был арестован брат Ольги Сергеевны - Константин Сергеевич. Работавшему заместителем начальника строительного участка станции Пермь II К.С. Строльману в октябре 1937 года было предъявлено обвинение в организации диверсий и шпионаже в пользу Германии. Постановлением Особого совещания НКВД СССР от 17 мая 1938 года К.С. Строльман был приговорен к расстрелу (приговор привели в исполнение 29 июня 1938 года)13.
Очевидно, что смерть спасла от ареста отца О.С. Строльман - Сергея Алексеевича, преподававшего в Индустриальном техникуме (ныне - Пермский авиационный колледж им. А.Д. Швецова). Еще 3 сентября 1936 года в докладе на общегородском собрании профактива по обсуждению процесса Верховного суда над троцкистко-зиновьевским террористическим центром председатель Пермского горпрофсовета Анишев назвал С.А. Строльмана среди "врагов рабочего класса, срывающих стахановское движение"14.
30 декабря 1937 года была арестована Ольга Сергеевна. Ей было предъявлено обвинение в том, что, работая по возвращению в Пермь машинисткой в управлении Мотовилихинского завода, она "давала секретные сведения о мобилизационном плане резиденту японской разведки инженеру Прозину". Обвинение было предъявлено несмотря на то, что годы ее работы на заводе не совпадали с предъявленными в обвинении. Угроза ареста детей вынудила Ольгу Сергеевну подписать показания. Постановлением Особого совещания НКВД СССР от 4 марта 1940 года О.С. Строльман как социально опасный элемент была приговорена к пяти годам наказания в исправительно-трудовых лагерях. Виновной она себя не признала. Ей приписывалась и связь с В.О. Каппелем, о смерти которого уже давно было известно. Свое наказание Ольга Сергеевна отбывала в Усольлаге. Срок заключения по постановлению считался с 30 декабря 1937 года (два с половиной года до подписания приговора О.С. Строльман просидела в Перми, в тюрьме N 1), но в 1942 году его продлили15.
Ольга Сергеевна была освобождена только 12 июля 1944 года, однако вернуться в Пермь сумела не сразу. 17 июля 1944 года она была принята на должность медсестры центральной больницы Усольского лагеря МВД. Работала в больнице Ольга Сергеевна недолго: 1 марта 1946 года она была "уволена по заключению медкомиссии по инвалидности". В том же месяце она устроилась на работу в канцелярию Соликамской городской больницы и оставалась в Соликамске до конца августа. Уволилась она "по собственному желанию ввиду отъезда к детям". "За скупыми строками официальных документов скрыты глубокие переживания матери, больной, измученной годами лагерной жизни, но не сломленной"16.
Возвратившись в Пермь, Ольга Сергеевна жила в доме по улице Островского N 26. Весной 1947 года она устроилась медсестрой в дом ребенка N 3. Работа помогла ей не только выжить, но и оставаться материально независимой. Уволившись из дома ребенка по болезни, с сентября 1949 года она снова устроилась на работу на должность регистратора в Мотовилихинский горвендиспансер, где она трудилась вплоть до выхода на пенсию в январе 1957 года.
Не признавая себя виновной по предъявленному в 1930-е годы обвинению, Ольга Сергеевна добивалась реабилитации. В августе 1956 года она направила заявление прокурору Молотовской области с просьбой пересмотреть дело, где описала, какими методами следователи НКВД пытались получить ее "чистосердечное признание". "29 декабря 1937 года я была арестована органами НКВД, - писала она. - В 12 часов ночи этого же дня мне был учинен допрос, на котором следователь Аликин меня спрашивал о ряде лиц, которых я совершенно не знала". Долгожданная справка о реабилитации последовала 15 ноября 1956 года: "Дело по обвинению гражданки Строльман Ольги Сергеевны пересмотрено военным трибуналом Уральского военного округа 13 ноября 1956 года. Постановление от 4 марта 1940 года в отношении Строльман О.С. отменено и дело производством прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления". В 1960 году, спустя четыре года после снятия незаконного обвинения, Ольга Сергеевна Каппель умерла17.
Суровые испытания выпали и на долю детей Ольги Сергеевны и Владимира Оскаровича. Ко времени возвращения О.С. Строльман в Пермь ее дети были уже совсем взрослыми, самостоятельно обустроившими свою жизнь людьми, также перенесшими немало горя.
Дочь Татьяна Владимировна во второй половине 1930-х годов вышла замуж. В войну она потеряла умерших от болезней и недоедания троих детей - Вадима, Михаила и Людмилу. Прожив долгую жизнь, Т.В. Крижко умерла 12 марта 2000 года, не дожив четыре месяца до своего 90-летия18.
Сын - Кирилл Владимирович Строльман, будучи студентом Пермского строительного техникума в 1937 году также был арестован. Подписать предъявленные обвинения он отказался несмотря на то, что его поставили в известность, что якобы мать "во всем созналась". В 1939 году в связи с прекращением дела он был освобожден. Восстановившись в 1940 году на 4-м курсе Пермского строительного техникума, весной 1941 года он закончил свое образование. 1 сентября Кирилл Владимирович был призван в РККА - шла Великая Отечественная война. В действующей армии он находился с 1 сентября 1941 по 20 февраля 1943 года и с 10 ноября 1943 по 22 февраля 1944 года. За это время он был дважды тяжело ранен: в феврале 1942 года - на Ленинградском и в сентябре того же года - на Северо-Западном фронтах. 20 февраля 1943 года контужен в бою за Старую Руссу. За участие в боях К.В. Строльман был награжден орденом "Отечественной войны" 2-й степени и медалью "За победу над Германией"19.
В конце войны Кирилл Владимирович закончил школу младших лейтенантов в Шадринске и служил в конвойных войсках НКВД в Дегтярске (Свердловской области). В 1946 году Строльман женился на Тамаре Андриановне и вскоре демобилизовался, а в 1961 году семья переехала в Пермь, где он работал на руководящих должностях в СМУ-7, СМУ-14 и др. Умер Кирилл Владимирович в 1995 году. В настоящее время в Перми проживают его жена, сыновья Борис и Михаил и многочисленные внуки. Один из них - Егор Борисович Строльман - окончил Пермское высшее военное командное инженерное училище ракетных войск и служит в Российской армии, продолжая семейные военные традиции, заложенные прославленными предками20.

Примечания
1 Харитонова Е.Д.Указ. соч. С. 48.
2 РГВА. Ф. 39458. Оп. 1. Д. 16. Лл. 20 об.
3 Там же. Лл. 9 об.
4 Мартынов Н.А.Указ. соч. С. 4.
5 Федорович А.А. Указ. соч. С. 20.
6 Вырыпаев В.О.Указ. соч. 1965. N 42. С. 8.
7 Лобанов Д.А. Станковская Г.Ф.Указ. соч. С. 81-83.
8 Харитонова Е.Д. Указ. соч. С. 45-48.
9 Там же. С. 48.
10 ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 358. Л. 30.
11 Вырыпаев В.О. Указ. соч. С. 10.
12 Харитонова Е.Д. Указ. соч. С. 48.
13 Лобанов Д.А. Станковская Г.Ф.Указ. соч. С. 83; Харитонова Е.Д.Указ. соч. С. 48.
14 Лобанов Д.А. Станковская Г.Ф.Указ. соч. С. 82-83.
15 Харитонова Е.Д.Указ. соч. С. 45; Лобанов Д.А. Станковская Г.Ф.Указ. соч. С. 83.
16 Харитонова Е.Д.Указ. соч. С. 45.
17 Там же. С. 45-46.
18 Там же.
19 Лобанов Д.А. Станковская Г.Ф.Указ. соч. С. 83; Харитонова Е.Д.Указ. соч. С. 48.
20 Лобанов Д.А. Станковская Г.Ф.Указ. соч. С. 83; Харитонова Е.Д.Указ. соч. С. 48.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме