Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Дисциплина укрепляется, число самоубийств растет...

Олег  Еленский, Независимое военное обозрение

29.09.2007


Защитники Родины фактически бесправны и во время воинской службы, и после ее окончания …

Переход Вооруженных сил на контрактный способ комплектования со стороны государства по многим параметрам обеспечен плохо; права военнослужащих, как действующих, так и уволившихся в запас или отставку, сплошь и рядом ущемляются; уровень правовой культуры в войсках крайне низкий; дедовщину обуздать не удается; растет число суицидов среди офицеров и прапорщиков; повышается уровень преступности среди солдат-контрактников... Эти и прочие тревожные темы обсуждались на прошедшем 20 сентября заседании "круглого стола", в котором участвовали представители органов военной прокуратуры, Министерства обороны, других государственных ведомств, а также общественных объединений, занимающихся проблемами армии и флота. Услышанное там обозревателем "НВО" было явным диссонансом оптимистическим докладам высокопоставленных генералов о "постепенном, но неуклонном улучшении дел в Вооруженных силах", которые они традиционно произносят со времен правления военным ведомством Сергея Иванова.

"ВСЕ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА..."


Тон мероприятию задал заместитель генерального прокурора - главный военный прокурор Сергей Фридинский. Он же его и вел, поскольку инициатором "круглого стола" явилась именно Главная военная прокуратура. Выступившие на заседании уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, председатель Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова, глава комиссии по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена, ряд активисток Союза комитетов солдатских матерей (СКСМ) каждый по своему были обеспокоены тем, что положение дел с дисциплиной в Вооруженных силах, по сути, не улучшается. Скорее - напротив.

От Минобороны самым "крупным" представителем на встрече оказался первый зам. начальника Главного управления воспитательной работы МО генерал-лейтенант Виктор Бусловский. Ждали статс-секретаря - заместителя главы военного ведомства генерала армии Николая Панкова, но он "не смог" (якобы в связи с тем, что министр обороны Анатолий Сердюков подал в отставку). Впрочем, проигнорировал "круглый стол" и начальник ГУВРа генерал-лейтенант Анатолий Башлаков. Само по себе это достаточно показательно.

Бусловский же, "отдуваясь за всех", получив слово, минут десять перечислял те многочисленные меры, которые "в последнее время предпринимало и предпринимает Министерство обороны, направленные на то, чтобы выправить положение дел с состоянием воинской дисциплины в Вооруженных силах". Созданы Общественный совет при МО и родительские комитеты при воинских частях, "заработал телефон доверия", проведен слет сержантов, в войска призваны 250 активистов из пропрезидентского движения "Наши" - окончившие вузы ребята, которые в частях должны благотворно повлиять на своих "необразованных рабоче-крестьянских" сверстников в погонах...

Не была забыта и традиционная словесная палочка-выручалочка: армия - это сколок общества, каких оно выращивает граждан, таких мы и призываем. Отсюда все наши беды...

Кстати, по этому поводу Элла Памфилова заметила, что "можно бесконечно ссылаться на то, что состояние дел в армии зависит от того, каково общество, и почивать на этом, но не лучше ли искать и находить внутренние резервы, которые, на мой взгляд, еще во многом не использованы?" Хотя и признает, что "абсолютное отсутствие эффективной социальной политики государства приводит к тому, что происходит в армии, - в ней все социальные язвы только обостряются"...

Впрочем, выступление генерала было исполнено в стиле "Все хорошо, прекрасная маркиза..." или в духе бородатого армейского анекдота, в котором дежурный по части докладывает командиру, что "нарушений нет, только Жучка сдохла..." - кому как угодно.

- Есть сдвиги, - заключил зам начальника ГУВРа после перечисления "мер". - Их нет только по двум параметрам: продолжается рост нарушений воинской дисциплины среди контрактников и увеличение числа суицидов в войсках - на 11% за восемь месяцев 2007 года. Такого еще не было!

При этом Виктор Бусловский особо подчеркнул, что офицеры и прапорщики вешаются и стреляются "главным образом на социально-бытовой почве", нередко уходя в отпуск.

И едва ли ни сенсационно из уст именно представителя военного ведомства прозвучало заявление о том, что "с введением контрактной службы наворотили много несоответствий". В качестве одного из таковых генерал привел пример с денежным довольствием: "Сегодня у нас командир дивизии получает меньше, чем командир полка или другой комдив, потому что у тех в подчинении контрактники, а у того - срочники; солдату-контрактнику платят больше, чем командиру взвода; сержант контрактной службы получает только чуть больше, чем его подчиненный-контрактник; а на Северном Кавказе из-за различных надбавок командир полка зарабатывает больше, чем командующий округом в другом регионе".

Правда, жаль, что Бусловский как представитель центрального аппарата МО не упомянул о том, что в "Арбатском военном округе" офицеры получают в разы больше, чем где-либо не только на периферии, но и в границах Садового кольца Москвы.

Вскользь генерал сказал о том, что контрактная служба не обеспечена должным образом созданием инфраструктуры "под нее", прежде всего - служебного жилья. Более подробно он говорил о том, что ему, как армейскому воспитателю, "ближе к телу". Так, в армии сегодня огромный дефицит офицеров - профессиональных педагогов. Именно поэтому в частях командиры столь часто прибегают к методу воздействия на солдат с помощью кулака.

Еще одна из опасностей, которой мимоходом коснулся генерал Бусловский, - так называемая этническая дедовщина. Он назвал представителей одной из северокавказских национальностей, которые, объединившись в казарме, "занимаются рукоприкладством, проблема, как уберечь от них воинские коллективы".

Между прочим, случаи дедовщины такого рода ныне отмечаются в войсках всех силовых ведомств. В частности, по данным "НВО", несколько лет назад подобные факты имели место в Приволжско-Уральском военном округе и в одной из пограничных частей в Забайкалье. О забайкальском ЧП даже писала ведомственная газета Пограничной службы ФСБ России. Известны примеры, когда "северокавказцы" буквально терроризировали не только своих сослуживцев других национальностей (били их и вымогали у них деньги), но и командиров, требуя для себя комфортных условий службы.

Тем не менее никто по этому поводу тревогу публично не бьет, в том числе и ГВП.

ОМБУДСМЕН - ЗА ДИСБАТЫ


Сергей Фридинский на "круглом столе" оперировал статистикой, согласно которой "сохраняется наметившаяся ранее тенденция снижения числа тяжких и особо тяжких преступлений, случаев гибели военнослужащих". Главный военный прокурор сказал, что за восемь месяцев текущего года эти показатели сократились почти на 11%. И на 34% уменьшилось количество неуставных проявлений...

Однако омбудсмен Владимир Лукин призвал главного военного прокурора "не увлекаться" статистикой, "не преувеличивать ее роль" при анализе происходящих в ВС процессах. Тем более что он, Лукин, недавно обнаружил, что ряд данных, озвученных ранее самим Фридинским, противоречат друг другу. Например, цифры снижения преступности в войсках в течение 2006 года разнились в два раза. "Я не сомневаюсь, что и один, и другой показатель были выверены, - сказал уполномоченный по правам человека, - но как к ним относиться?"

"Статистика статистикой, - сказал также Владимир Лукин, - но, думаю, что гораздо важнее констатировать, что криминогенная ситуация в Вооруженных силах сегодня пока далека от благополучия".

Вдобавок омбудсмен призвал вернуться к вопросу о создании в России независимой военной полиции и... выступил против "закрытия" дисциплинарных батальонов в Вооруженных силах. Чем немало удивил присутствующих.

Идею о военной полиции Владимир Лукин "закидывал" еще несколько лет назад в виде доклада. Там он указывал, что в задачи этой структуры должны входить оперативно-розыскные и следственные функции, несение патрульно-постовой службы, конвоирование задержанных и арестованных и тому подобное. При этом военная полиция должна финансироваться по отдельной статье бюджета и быть вне подчинения Минобороны. "Военное командование не обратило на этот доклад внимания", - сказал омбудсмен.

Обсуждение данного вопроса "инициировало" позже известное громкое дело рядового Сычева. В "Арбатском военном округе" вроде бы соглашались с тем, что армейская полиция должна быть, но хотели, чтобы она непременно подчинялась чиновникам Минобороны и "кормилась" из его бюджета. Как известно, дальше этого "пожелания" генералов дело так и не пошло.

А 7 сентября, сказал омбудсмен, он написал министру обороны письмо о сохранении дисциплинарных батальонов. Владимир Лукин убежден, что при нынешнем уровне правонарушений в ВС дисбаты ликвидируют зря, ибо они несут не столько карательную, сколько воспитательную функцию: "солдаты их боятся". Напомним, по сообщению начальника Главного управления боевой подготовки и службы войск генерал-лейтенанта Александра Лукина, однофамильца уполномоченного по правам человека, сделанного в начале июня, отдельные дисциплинарные батальоны (в настоящее время в Вооруженных силах их пять) планируется расформировать до конца 2007 года. Получается, что омбудсмен хочет остановить этот процесс.

Со своей стороны Сергей Фридинский заметил, что он не относится к статистическим данным как к "священному писанию". Они приведены ("от использования их мы вряд ли когда-нибудь сможем отказаться"), дабы проиллюстрировать, какие процессы протекают в ВС в рамках обсуждаемой проблемы. Что же касается военной полиции "при" Вооруженных силах, то главный военный прокурор придерживается осторожного подхода к ее возможному созданию: "в этом вопросе надо четко продумать все аспекты, и прежде всего правовые, в противном же случае экспериментировать над таким жестким институтом, каковым является армия, недопустимо". "Кроме того, почему мы считаем, что люди, пришедшие в военную полицию, во всех отношениях будут идеальны?" - вопрошал руководитель ГВП.

Сергей Фридинский рассказал, что опыт работы военной полиции в ряде стран изучали и сотрудники Главной военной прокуратуры, и он лично. Каков вывод? "Хорошего в ее деятельности столько же, сколько и плохого". По словам Фридинского, в Венгрии создали было военную полицию, но потом решили от нее отказаться. В то же время в Израиле существует 10-тысячная военная полиция, которую "боятся все - как рядовые солдаты, так и командиры, они работают методом устрашения".

"В условиях нашей страны не факт, что военная полиция приведет к позитивным изменениям в армии. Нет гарантии того, что мы не получим тот же беспредел, о котором все время говорят в отношении милиции - мы же не наберем других людей, все тот же контингент. Да и финансовая сторона дела..." - полемизировал с омбудсменом главный военный прокурор.

А вот по поводу упразднения дисбатов Сергей Фридинский свою позицию четко не прояснил. Он только эмоционально заметил Владимиру Лукину, что "в свое время отменили дисциплинарный арест, а с начала этого года его вернули, но посадить нынче солдата на гауптвахту командиру настолько проблематично, что... это как с петлей на шее". Неудивительно, что по прошествии восьми месяцев на "губу" практически никто не был отправлен. Во-первых, и гауптвахт еще нет, их только оборудуют в гарнизонах. Во-вторых, "мучителен" сам процесс препровождения туда нарушителя дисциплины: сбор документов, подтверждающих "законность" объявления ареста, их проверка прокурорскими работниками, ожидание суда, сам суд, который может и не утвердить решение командира, и тот тогда "останется в дураках"... "Закон есть, но он практически не работает", - констатировал Фридинский.

БАНКЕТ ОТ РОДИТЕЛЬСКОГО КОМИТЕТА


По прошествии без малого года после организации в воинских частях родительских комитетов (по словам главного военного прокурора, ныне их насчитывается порядка трех тысяч) стало выясняться, что они - если не фикция в чистом виде, то во многих местах существуют только на бумаге. Об этом говорили председатель комиссии Общественной палаты Анатолий Кучерена и ответственный секретарь СКСМ, член Общественного совета (ОС) при Минобороны Валентина Мельникова. Напомним, поводом для создания родкомов послужило опять-таки дело рядового Сычева. Соответствующий приказ бывший министр обороны Сергей Иванов издал в ноябре 2006 года, а уже к 15 февраля 2007-го отовсюду поступили отчеты: комитеты из отцов и матерей защитников Родины сформированы, они приступили к работе.

В то же время председатель Совета общероссийской общественной благотворительной организации "Союз семей военнослужащих России", член Общественной палаты Мария Большакова привела факты, когда родители-комитетчики "уже организовывают банкеты командованию, не говоря уже о частных преподношениях мам, - видимо, с целью, чтобы тот или иной командир был повнимательнее к чьему-то конкретному сыну, оберегал его от возможной дедовщины..."

Член "кучереновской комиссии" Олег Зыков заявил, что "родительские комитеты не стали независимым институтом общественного контроля, к сожалению, с первых дней своего создания они превратились в "фиговый листок" и не оказывают никакого влияния на состояние дел с дисциплиной в той или иной части".

Примечательно, что на "круглом столе" ни слова не было сказано о том, как повлиял на оздоровление обстановки в армии Общественный совет при Минобороны. Вспомнили лишь про два выездных заседания, которые провели его члены, - в Северо-Кавказском военном округе и на Северном флоте.

Вице-президент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (АПБОП) Александр Мягков заявил на "круглом столе", что невыполнение органами государственной власти и должностными лицами Федерального закона N 4468-1 от 12 мая 1993 года "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу" и части 2 статьи 15 Конституции РФ уже превратилось в устойчивую тенденцию. Мягков привел такой характерный пример: "В настоящее время в Карелии проживают 4364 военных пенсионера. С судебными исками к военному комиссару республики обратились 898 человек. К августу текущего года удовлетворено 568 исков, остальные находятся в судебном производстве. И это только по городу Петрозаводску".

- Почему по этим и другим вопросам социальной защиты, причем законным, военные пенсионеры должны обращаться в судебные и другие органы?

Резонный вопрос вице-президента АПБОП, что называется, повис в воздухе. Во всяком случае Сергей Фридинский не знал, что на него ответить. И действительно, что может сказать главный военный прокурор, если даже правительство РФ годами игнорирует государственные решения о регулярных "инфляционных" выплатах военным, цинично называя 11- или 15-процентные повышения раз в год размеров денежного содержания "неуклонной заботой о материальном благосостоянии военнослужащих". Или "не замечает" постановление Конституционного суда, принятое в мае 2006 года, о законности реализации так называемой "второй пенсии" для уволившихся из Вооруженных сил кадровых военных, которые не сидят сиднем дома, а трудятся в гражданских учреждениях и организациях (подробнее об этом см. "НВО" N 31, 2007).

УВОЛЬНЯЕШЬСЯ? ЖИВИ, ГДЕ ХОЧЕШЬ!


По словам главного военного прокурора, в настоящее время в Госдуме находится ряд законопроектов, благодаря которым, в случае их принятия, состояние дел с правовой работой в Вооруженных силах может заметно улучшиться. "Но эти законопроекты долгое время на обсуждения их парламентариями не выносятся", - отметил Сергей Фридинский.

Между тем участники встречи отмечали, что депутаты готовы "вот-вот испечь" законы, которые, как это ни поразительно, могут еще более ухудшить социальное положение военнослужащих и военных пенсионеров.

О самом "иезуитском" проекте, который сейчас вынашивают в Госдуме, на "круглом столе" поведала председатель "Союза семей военнослужащих России" Мария Большакова. Смысл его сводится к тому, чтобы увольнять из армии офицеров без гарантий права на получение жилья. Командир части будет решать: достоин тот или иной расстающийся с армией квартиры или нет. То есть начальнику "дается дополнительное право" сводить с подчиненным счеты, что, как известно, в войсках существует сплошь и рядом, в том числе и на самом высоком уровне. "Авторы этого законопроекта - члены комитета по обороне Головатюк и Сегуткин, - рассказала Большакова, - цинично заявляют, что это нововведение укрепит дисциплину в офицерской среде, а также даст возможность экономить финансовые средства".

Тут уж, как говорится, без комментариев... Хотя руководитель ГВП сообщил по этому поводу, что в настоящее время остро стоит проблема отселения бывших военнослужащих из закрытых городков: действующих офицеров, приезжающих на ту или иную "точку", надо куда-то селить, а некуда - все жилье занято... Но при этом Фридинский сказал, что "речи о непредоставлении гарантий на жилье увольняемым военнослужащим быть не может, их в обязательном порядке надо оставлять в очереди на получение квартиры".

Обозреватель "НВО" задал главному военному прокурору вопрос об одном из недавних "частных законов", который должен был обуздать взяточничество в военкоматах. Речь идет о ротации: прослужил три года в одном военкомате - собирай вещи и поезжай служить в другой. Читай: только освоился, наладил регулярное получение мзды, и тут конец "сладкой жизни". Приказ же на этот счет в Минобороны был издан с год назад.

Сергей Фридинский ответил, что по прошествии времени он видит позитив в реализации данной идеи. Однако отметил, что "к сожалению, тяга к деньгам появляется достаточно быстро, поэтому ротация не может быть панацеей от этого, всех проблем она не решила". Как сказал главный военный прокурор, "это приносит лишь некоторые результаты". Вспомнив известный монолог артиста-сатирика советских лет Аркадия Райкина, Фридинский назвал военкома в числе "трех уважаемых людей" сегодняшнего времени (двое других - это, на его взгляд, "врач, скажем, гинеколог или стоматолог, и ректор"). "Люди считают, что полковник-военком ныне все может: не только призвать больного и не призвать здорового, но и посредством этого решить много других проблем"...

http://nvo.ng.ru/concepts/2007-09-28/1_discipline.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме