Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Учиться окормлять армию

Православие.Ru

22.09.2007

С 19 по 25 июня 2007 года на одной из подмосковных баз ВВС и в расположении гарнизона дальней авиации "Сольцы" (Новгородская область) прошли очередные V Всероссийские учебно-методические сборы военного духовенства. На конференциях, состоявшихся в рамках сборов, обсуждались вопросы первостепенной важности - восстановление института военного духовенства в российских Вооруженных силах и принципы, на которых будет основываться деятельность духовенства в армии и на флоте. Особенностью настоящих сборов стало и то, что кроме православного духовенства (на сборы приехало около 150 человек из 50 епархий Русской Православной Церкви) в их работе приняли участие представители других конфессий - ислама, буддизма, иудаизма.

Мы попросили участников сборов поделиться своими впечатлениями.

Лев, архиепископ Новгородский и Старорусский:

- Завершением Пятых сборов военного духовенства стало освящение самолета-бомбардировщика дальней авиации, на котором потом на самолете ИЛ-76 с иконой "Знамение" был совершен крестный облет вокруг Великого Новгорода. Эти факты говорят о многом. Они - яркое свидетельство того, что за последние 15 лет многие прекрасно поняли необходимость присутствия Церкви в армии. Присутствие священников в воинских частях нужно не только для того, чтобы помогать армии воспитывать солдат и офицеров, но и для того, чтобы помогать разрешать их внутренние, психологические, духовные и душевные проблемы, постоянно возникающие.

В работе предыдущих сборов я участия не принимал, но направлял туда священников своей епархии. Но то, что количество участников нынешних сборов намного больше, чем проходивших в прошлые годы, бросается в глаза сразу.

Сборы - это обмен опытом, обмен мнениями между священнослужителями и военными. На этих встречах происходит возрождение утраченных традиций, вырабатываются принципы взаимоотношений Церкви и армии, методики, которые впоследствии помогут в служении не одному поколению военных капелланов.

Нам, новгородцам, было очень приятно принимать таких гостей. Все участники сборов участвовали в Божественной литургии в Новгородском Софийском соборе. Думаю, по крайней мере лет сто собор не видел такого количества духовенства. И для верующих это было приятно, а для меня тем более.

Что же касается посещения воинских частей, то лично я регулярно посещаю те воинские части, которые располагаются на территории Новгородской епархии.

Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата:

- Результатами этих сборов я очень доволен, считаю, что все задачи, которые мы ставили перед собой, выполнены наилучшим образом. Мы будем и дальше развивать теоретическую базу для нашего - Церкви и армии - общения, а потом и воплощать теорию в жизнь.

Что же касается времени, когда, наконец, в нашей стране будет восстановлен институт военного духовенства... Трудно судить о том, что творится в головах людей, ответственных за принятие такого решения. Верю: это время наступит. Бог даст, это все-таки произойдет, ну а мы постараемся к тому моменту быть максимально готовыми. Конечно, у закона о восстановлении института военного духовенства противников довольно много. Но для меня важно одно - отношение Святейшего Патриарха Алексия к этому: он уже благословлял это начинание и считает дело это необходимым. Ну а мы будем работать...

Протоиерей Всеволод Чаплин, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата:

- Можно с уверенностью сказать, что сотрудничество Церкви и армии, присутствие духовенства в армии с целью духовной заботы о военнослужащих уже состоялось. В свое время, в середине 1990-х годов, я лично участвовал в самых первых контактах между Церковью и армией, Церковью и Министерством обороны, другими ведомствами, которые располагают военными формированиями. Тогда сотрудничество рождалось в довольно непростой обстановке: некоторые чиновники, некоторые журналисты пугали общество тем, что присутствие священников в армии будет разделяющим по религиозному принципу, что армия не примет духовенства. Но все эти страхи оказались абсолютно ложными. Общество пугали зря. Очевидно, что сотрудничество состоялось, очевидно, что в него вовлечены тысячи священнослужителей, сотни тысяч военнослужащих - от генералов до солдат. И все это идет на пользу нашему Отечеству, и не только в смысле положения в армии. Ведь многие молодые ребята попадают в военную часть из отдаленных регионов, где вся культура сводится к бутылке и телевизору. И именно здесь, в армии, они впервые соприкасаются с элементарной культурой, встречая и общаясь со священником. Армия становится уникальным местом воспитания, потому что для многих юношей впервые прочесть книгу, впервые увидеть умного человека, впервые оказаться в контексте серьезной культуры - оказывается возможным именно в армии, а не в том месте, где человек живет. Армия оказывается чуть ли не единственной возможностью для молодых людей приобщиться к культуре страны. Вывод: присутствие священника в армии важно, важно присутствие верующего офицера, стать которым он может в частности и в условиях настоящего взаимодействия Церкви и армии.

Одна из самых тяжелых проблем в нашей Церкви - отсутствие общения друг с другом людей, которые делают одно дело - церковных издателей, преподавателей богословских дисциплин. Вот почему важно, чтобы люди часто встречались, люди из разных регионов не только России, но и других стран СНГ. На таких встречах они могут обменяться опытом, они могут подсказывать друг другу решение проблем, могут даже иногда практически помочь друг другу и советом, и нужными контактами. И хочется выразить надежду, что наше государство в большей степени, чем сегодня, наконец осознает, что присутствие священника рядом с военнослужащим - это естественно для подавляющего большинства стран мира, кроме стран, где до сих пор существуют жесткие режимы, основанные на атеистической идеологии. Ведь даже в тех странах, где придерживаются жесткой модели разделения Церкви и государства - я говорю о США, Франции, - даже там есть капелланские службы, поддерживаемые государством и финансируемые им. Некоторая часть наших чиновников, журналистов и ученых любит оглядываться на зарубежный, особенно западный опыт, так вот им должно быть известно, что неотъемлемой частью вооруженных сил тех стран является капелланская служба. Будем надеяться, что государство обратит больше внимания на настоящий опыт сотрудничества Церкви и армии: кроме того, что он укоренен в нашей истории, он еще широко представлен в мировой практике, и России он непременно принесет пользу.

Иерей Михаил Васильев, заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями:

- Сборы очень важны для укрепления контактов, связей Церкви и армии, которые год от года становятся все крепче. Но какие-то прогнозы по поводу принятия закона о введении штатного военного духовенства я бы поостерегся давать, поскольку очевидно: речь идет о политическом решении. На сегодняшний день Церковь готова к тому, что бы наполнить армию пастырями, уже имеющими определенный опыт работы с военнослужащими, хоть и внештатно. У нас есть люди, готовые к жертвенному служению, как говорят, "превозмогать тяготы и лишения" военной службы вместе с военными. Другой вопрос - какое количество их должно быть на первом этапе. По нашим расчетам, это количество не такое большое, но все же это не 100 и не 200 священнослужителей. Очевидно, что потребуются усилия Церкви совместно с руководством силовых ведомств по созданию основательной системы подготовки священнослужителей, целенаправленно ориентированных на вопросы окормления военнослужащих.

И конечно, для подготовки достаточного количества военных священников Церкви нужно, чтобы был сформулирован четкий социальный заказ, чтобы был посыл со стороны государства. Если государство заявит о том, что ему необходимо столько-то и столько-то военных священников, и они непременно найдутся. Ведь вот, к примеру, когда появляется новый храм или даже инициативная группа, желающая построить храм, то сразу же находится и священник, Господь его посылает. А нет храма, нет инициативной группы, нет и священника. Так что тут вопрос социального заказа со стороны государства. И, конечно, должно быть жалование, пусть небольшое, должны быть некоторые социальные гарантии, например, чтобы батюшка имел возможность своих, как правило многочисленных, деток устроить в детский сад бесплатно как военнослужащий. Нельзя от батюшки только требовать жертвенного служения, при этом не гарантируя ему даже памятник от Министерства обороны в случае его гибели в горячей точке. Хотя все равно, и без всяких гарантий, батюшки идут в армию. Они есть даже сейчас, когда военный священник не копейки ни от кого не получает за свои труды. Дадите памятник - нас будет больше, не дадите - мы все равно будем...

Генерал-майор П. В. Андросов, главнокомандующий Дальней авиацией ВВС РФ:

- Я к участию в сборах в определенной степени был подготовлен. У нас в ВВС на протяжении уже нескольких лет в подведении итогов принимают участие в том числе и священники, приезжающие с мест дислокации наших частей, которые они окормляют. Поэтому общение со священнослужителями, совместное решение проблем для меня привычно. А то, что проходят уже пятые сборы военного духовенства, это здорово. Сборы позволяют осмотреться, позволяют определить параметры взаимодействия, формат взаимодействия, потому что пришедшему в часть священнику, если он знает армию лишь понаслышке, добиваться взаимопонимания тяжело. А познание друг друга позволяет более продуктивно сотрудничать, находить те болевые точки, где необходимо приложение усилий Церкви, где мы можем получить от Церкви помощь, где мы, воинские части, можем чем-то и вам, священникам, Церкви, помочь. Считаю поэтому, что подобные сборы - обоюдополезное дело. Учитывайте еще то, что армия только начинает возрождать институт воспитательных структур. Вот в этом году произошел первый выпуск военных воспитателей ВВС. И та ниша в армии, которую сейчас заполняет Церковь, очень актуальна. Война требует от человека готовности идти на какие-то лишения, и важно воспитать дух воинства, так вот этот дух, мне кажется, дает именно Церковь, она его поддерживает, воспитывает. Она вдохновляет воинов.

Генерал-майор А.В. Черкасов, профессор Военного университета Министерства обороны РФ:

- Год от года, от одних сборов к другим я замечаю: происходят большие сдвиги в положительную сторону. Конечно, нам хотелось бы, чтобы изменений происходило больше, чтобы давно работал институт военных священников. И хотя пока еще этого нет, все равно сборы проходят не зря. Участие в этих сборах высшего командного состава силовых структур делает легитимной работу и военнослужащих - командиров, офицеров, которые идут на контакты с Церковью и священнослужителями, приходящими в часть. Ну, и ко всему прочему на сборах много высказывается разных предложений, идет обмен опытом, и люди, которые до этого в чем-то сомневались, начинают смело действовать.

Я не раз высказывал мнение, что военным пастырям требуется небольшая военная подготовка. Я вижу, что в программы духовных образовательных учреждений, которые готовят священников, надо больше вводить военной проблематики - военной истории России, истории военного искусства. У нас уже разработаны планы подготовки по этим темам. Более того, нас уже приглашают некоторые офицеры. Осталось только поставить все в организационные рамки, дать этому законодательную основу.

Баир-ламa Дамба Аюшев (г. Улан-Удэ):

- Словом можно человека убить, словом человека можно поднять. Поэтому для армии очень важно, какой моральный дух будет у тех мальчишек, что сейчас служат.

Россия - страна многонациональная, и очень правильно, что к работе в армии привлекаются представители всех традиционных религий, хотя 90 % солдат и считают себя православными. А солдату, служащему в армии, любого вероисповедания - православному, мусульманину, буддисту - очень важно знать, что за него молится его родной лама или имам, раввин или батюшка. И мы не хотим отставать от Русской Православной Церкви и тоже будем создавать институт военного духовенства. Я буду возглавлять отдел по взаимодействию с армией. Нам всем очень хочется, чтобы государство законодательно возродило институт военных священнослужителей.

Хузин Мухамедгали, муфтий Пермского края:

- Приходя на сборы военного духовенства, я лично для себя приобретаю понимание того, как надо работать в воинских частях. Одно дело философствовать о том, что нужно приходить в воинскую часть, другое дело знать, как тут работать. Понимать здесь надо два аспекта: как к моему приходу в армию отнесутся сами военные и как к этому относится православное большинство. И смыкание этих составляющих даст нам всем возможность гармонично, правильно и, наверное, с наибольшей отдачей работать в армии. Потому что если православный батюшка будет коситься на мусульман, мусульмане будут коситься на православного батюшку, а бывшие замполиты будут коситься на тех и других, то положительной работы не получится. Поэтому очень важно на таких сборах найти ту золотую середину, которая могла бы нас сблизить. Ведь мы давно живем в одном государства, исповедуя каждый свою религию, и никогда это не было препятствием для мирной жизни в нашей стране.

Замечаю не просто реальные, а колоссальные сдвиги во взаимоотношениях Церкви и армии, происшедшие за последнее десятилетие. Слушая выступающих на конференции, я понял одну вещь: "не мытьем, так катаньем" Церковь сегодня все равно служит. Законов сегодня нет, и на чистом энтузиазме, на интуитивной основе священнослужители работают. Многие командиры пригласили духовенство в армию, а где не пригласили, там само духовенство пришло. А пройдет время - и останется только законодательно оформить уже проводимую работу. Если армия будет духовная, если в армии мотивация службы, защиты Отечества будет прежде всего духовная, тогда страна поднимется. Не заводами, не экономикой, не фабриками, не развитием туризма, а именно таким образом.

Ведущая роль в этом подъеме, безусловно, принадлежит Русской Православной Церкви. Православное большинство составляет 85-90 % процентов населения Российской Федерации, и если оно будет здоровым, то здоровым будет все наше российское общество.

Аарон Гуревич, раввин, представитель Федерации еврейских общин в России:

- Я во второй раз приезжаю на сборы военного духовенства. Но именно мое участие в работе предыдущих сборов в основном и вдохновило на соответствующую работу наш отдел. То, как были организованы прошлые сборы год назад, и выход на десантных кораблях в море, и присутствие владыки Кирилла, конечно, придало значимость происходящему событию. Я убедился в том, что это не пустые слова - работа, проводимая по изменению психологического климата в войсках. Из выступлений на сегодняшней конференции я почерпнул много полезной и важной информации, в частности об идеологической диверсии, которая, к сожалению, существует и который мы должны и имеем возможность противостоять. Важно и то, что Русская Православная Церковь, тот столп, на который все другие конфессии опираются в своей работе в армии, предполагает и дальше помогать и даже опекать представителей иных конфессий, если они придут в армию.

Протоиерей Сергий Чулков, председатель военного отдела Ставропольской епархии, полковник запаса РВСН:

- Первая польза этих сборов в том, что мы общаемся и в этом общении находим каждый для себя ответы на главный вопрос: как работать с людьми, как к ним подходить, какие вопросы чаще всего поднимаются в той или иной епархии среди офицеров, солдат, в среде духовенства. Для меня особенно важны прозвучавшие на конференции слова о том, что в первую очередь работу в войсках надо начинать с офицеров. Офицер является душой армии. Это не мои слова, это слова генерала Краснова. И душа определяет, куда человеку идти, в каком направлении двигаться. И если офицер верующий, то и подразделение его начинает двигаться в том же направлении. Малый квас квасит все тесто; так же и офицер "сквашивает" все свое подразделение. Если пришел священник в подразделение, провел беседу, а офицер потом "проповедует" совершенно противоположное, то от священнической проповеди проку мало будет. Если же офицер "едиными усты" славит Бога вместе с батюшкой, то в этом подразделении и результаты проповеди священника достойные, и подразделение сохраняется лучше от всякой нечистоты, которая привносится извне.

Это одна из проблем. Есть еще одна: не освещается работа священников в семьях офицерских, поскольку очень часто офицер воцерковляется как раз через свою семью.

Эту "офицерскую проблему" надо поднимать, поскольку работать с солдатами дело хорошее, но священник пришел и ушел, а офицер - он постоянно с солдатами.

Многие вопросы решаются не на уровне одной епархии. Солдат, к примеру, сбежал из части, оказался на территории другой епархии. Батюшка позвонил в соседнюю епархию, там солдата нашли, доставили на место, не дали дойти до уголовного преступления. Человек образумился и не оказался на скамье подсудимых. Но такое сотрудничество может быть только при активном взаимодействии священников разных епархий.

Конечно, во взаимоотношениях Церкви и государства налицо положительные сдвиги, происшедшие в последнее десятилетие. Но замечается и иное. Если раньше была какая-то открытость в отношениях армейских и Церкви, то теперь командование старается держаться от Церкви на некотором расстоянии: пустить в часть пустили, но страх, не отберем ли мы у командиров каких-нибудь их прав, чувствуется. Есть и другие "неудобства". Например, я пришел в часть, поставил храм, но этот же храм надо отапливать, значит, появляются новые расходы. Или оказывается, что храм стоит не на том месте, где должен стоять. В итоге случается и такое, как, например, в Ханкале, где командир полка просто разрушил часовню, построенную на солдатские деньги.

Но, конечно же, польза от общения с духовенством армии большая, и мудрые, думающие командиры понимают роль и значение священника в армии, знают, что без духовенства решить духовные проблемы в армии они не смогут. В войне побеждают не тело, не руки, как говорил о солдате Суворов, а его бессмертная душа. А душепопечительством как раз занимается Церковь.

Иерей Георгий Колотов, Йошкар-Олинская епархия, подполковник запаса:

- Такие сборы военных священников бесследно не проходят. Они и пользу приносят огромную самим их участникам, и оказывают влияние на армию даже в процессе их проведения. Сами подумайте: такое массовое присутствие священников в одной части играет роль некоего ледокола в отношениях между Церковью и армией. Такие мероприятия, пусть они даже будут смотреться несколько показными, могут быть и чисто методическими, а могут быть организованы и просто как общение священников друг с другом, но в любом случае они сыграют свою миссионерскую роль. Процесс сближения Церкви и армии идет, может быть, и медленно, но идет. И это радует, поскольку у любого бывшего военного, ставшего священником, душа болит за армию; как бы ни скрывал он это, как бы ни пытался показать себя нейтральным, все равно болит.

Подполковник Ю.Л. Григорьев, старший помощник начальника Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина (Звездный городок):

- Общее впечатление от этих сборов очень положительное. Конечно, такое количество военных священников, да и просто столько батюшек, собранных в одном месте, я в жизни не видел. Как я заметил, священники - специалисты во всех отраслях, не только в своем деле, но и в космосе, и в подводном плавании, и вообще в любой научной и военной отрасли. Все это меня приятно удивило и обрадовало. И еще раз подтвердило то, что самые лучшие люди в нашей стране, действительно, священнослужители. Такие сборы - подспорье не только для космонавтов, но вообще для всех военнослужащих, тем более что космонавты в душе своей все люди верующие, просто чаще всего скрывают это, не говорят о своих убеждениях...

Иерей Александр Степанов, председатель миссионерского отдела Владимирской епархии, священник Амулинского гарнизона:

- Такие сборы лишний раз подтверждают, что процесс духовного просвещения наших Вооруженных сил набирает силу. А лично для меня эти сборы - колоссальный источник опыта, который потом находит свое применение при взаимодействии с Вооруженными силами. Но мне бы хотелось, чтобы больше было практики, чтобы после докладов и выступлений была бы устроена непосредственная работа в части, где более опытные продемонстрировали бы свои методы работы, а потом было бы обсуждение, только в более узком кругу, разделившись на секции по специфике работ, по тому, что нужно каждому конкретно.

Еще хотелось бы, чтобы все прослушанное было бы или напечатано в виде брошюр или каким-нибудь иным способом, чтобы к материалам сборов можно было бы впоследствии обратиться еще раз, чтобы ими можно было бы практически пользоваться. Конечно, хорошо, что съезжаются священники со всей России, но просто съехаться и поговорить - этого мало. Требуется еще качественная проработка всех вопросов.

Иеродиакон Гурий (Гусев), сектор Военно-морского флота:

- Когда я ехал на нынешние сборы, я думал, что мне предстоят встречи с коллегами, на которых будут обсуждаться практические вопросы, проблемы, связанные со служением в военных подразделениях. Так вот на нынешних сборах этого как раз не хватает: очень много времени уделено докладам, выступлениям. А ведь наше собрание называется Всероссийские учебно-методические сборы военного духовенства. Так вот, как мне показалось, пока здесь учебно-методическая часть отсутствует. Я вырос в семье военного и поэтому с жизнью военной знаком не понаслышке. Но одно дело, когда ты в этой атмосфере живешь, растешь, относишься к этому делу как-то небрежно, а другое дело - когда ты ведешь миссионерскую деятельность среди военнослужащих. Тут требуется уже особый опыт проповеди в военной среде.

И необходимо, чтобы и сами военные участвовали в этих сборах, то есть не те офицеры запаса, которые стали священниками, а кадровые офицеры, в настоящий момент служащие Отечеству - например офицеры-воспитатели. Такое живое общение, думаю, было бы полезно всем - и священникам, и офицерам. А в прозвучавших на сборах докладах многое было бы интересно и для офицеров тоже, поскольку это же не секрет, что не все военнослужащие в курсе того, насколько активно по всей стране взаимодействуют друг с другом Церковь и армия.

Диакон Сергий Архипов

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/070920151301



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме