Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Как перевоспитать телевизор?

Александр  Соколов, Православный Санкт-Петербург

22.09.2007

Мы сидим с Александром Васильевичем Соколовым, главным редактором Ленинградской областной телекомпании - два журналиста, газетчик и телевизионщик, - в одном из кабинетов ЛОТа - тесном, маленьком... Да и само здание, где помещается ЛОТ, напоминает скорее дачный домик, чем апартаменты популярной телестудии... Беседуем мы о православной журналистике, о православном ТВ. Интересен ли этот профессиональный разговор читателю? Думаю, да. Православная русская культура (частью которой, несомненно, является и журналистика) рождается на наших глазах, творится нашими руками - это общий наш труд, мы сталкиваемся с одними и теми же трудностями, решаем похожие задачи, и находки, сделанные одним из нас, могут быть полезны всем остальным.

- Сделать православный документальный фильм - это одно, - рассуждает Александр Васильевич, - а вот православную телепередачу - это совсем другое. Тем более регулярную телепередачу. Фильмы о Православии в России делают, и порою неплохие фильмы, но вот сделать материал для телевидения - это не каждому дано. Тут надо иметь совершенно особое состояние ума и духа...

- Видимо, дело в том, что зритель по-разному подходит к фильмам и к публицистическим программам: ждёт от них разного, с разным настроением приступает к просмотру - не так ли?

- Разумеется. Кроме того, зритель привык к определенной подаче материала, к нынешней стилистике, а она для православного телевидения совершенно не подходит. Кажется, что тут трудного: показывай красивые храмы, красивые иконы, толпы молящихся, горящие свечи; вот вам житие святого, вот вам новообращённый христианин... Нет, так многого не добьёшься. Яркая картинка, внешняя красивость скоро опостылеют. Нужно показывать зрителю людские судьбы, нужно, чтобы зритель вместе с нашими героями проходил весь долгий, трудный путь их духовного становления - вот тогда мы затронем какие-то глубины зрительских душ, тогда человек действительно не останется равнодушным. Конечно, можно давать с экрана уроки Закона Божия, учить азам православия - но это ближе к документалистике, чем к телевидению. Если же мы хотим рассказать что-то настоящее, то мы должны говорить очень серьёзно и глубоко...

- Как бы вы определили стилистику православного телевидения?

- Я её и для себя-то не могу толком определить. Каждая новая задача всякий раз решается заново. Православное телевидение до сих пор остаётся неоткрытой землёй: здесь всё новое, всё нужно создавать с нуля. Это прекрасно: простор для творчества - необъятный. Не наработано пока никаких штампов, каждая тропа не хожена. Кадры в разных сюжетах могут и совпадать: храм, крест, алтарь, иконостас... Всё обыкновенно, всё почти одинаково повсюду... И вот найти в этой одинаковости что-то новое - это невероятно привлекательно для журналиста. Привлекательно именно с творческой стороны... Помню, как я делал юбилейный материал об Александро-Свирском монастыре. А до этого я уже рассказывал об этой обители несколько лет назад. Как говорить о ней во второй раз? Снова пересказывать житие преподобного? Снова давать те же кресты, те же купола? Я извёлся, я не знал, как вывернуться... Но я решил всё-таки эту задачу! И вот в таких моментах напряжённого творческого поиска для меня и скрыто главное обаяние православной журналистики.

- Поделитесь профессиональными секретами: как вы уходите от неизбежного однообразия сюжетов?

- Что касается видеоряда, то тут, конечно, нужно благодарить моих замечательных операторов... А что до остального - тут вопрос, почти не выразимый словами: это работа души, а то, что происходит в душе, редко поддаётся словесному объяснению.

- Среди журналистов вы, наверное, больше всех знаете о православной жизни в Ленинградской области?

- Среди телевизионщиков - пожалуй, да. Но с газетчиками я бы не рискнул тягаться.

- Какой уголок православной Ленинградской области вам больше всего дорог?..

- Да, у меня есть свои пристрастия... Их два: во-первых, всем известный Коневский монастырь, а во-вторых, никому почти не известный храм Рождества Христова в деревне Надкопанье на реке Паше, за 200 км от Петербурга. Каждое Рождество мы ездим туда, снимаем жизнь общины, беседуем с батюшкой, иеромонахом Антонием (Кузнецовым). Я по-настоящему влюблён в этот приход: в глухомани, в бедности, среди тяжких трудов они всё освещают и согревают своими душами... Я даже так скажу: с одной стороны, хорошо попасть в храм дивный, весь расписанный, позолоченный... Красиво, благолепно... Но по мне лучше храмы, которые не очень расписаны, где и батюшка, и община - все в трудах... Не в обиду будь сказано богатым храмам, но теплоты, душевности, человечности гораздо больше в бедных, ещё до конца не восстановленных церквушках...

- Вас, наверное, и Коневец привлекает своей - покамест - неустроенностью?

- Коневец меня привлекает и поэтому, и по многим другим причинам. Это то самое место, где я физически чувствую, что попал в другой мир. Нет ничего - ни современности, ни больших городов, непонятно даже, на земле ли ты или в каком-то преддверье рая. Я и на Валааме такого не чувствую. Я сразу растворяюсь в коневецких, ладожских просторах и, кажется, себя не помню...

- Я тоже часто бываю в области, в маленьких и больших приходах... Приезжаешь в область к какому-нибудь батюшке и что, как правило, видишь? Приход - человек двадцать, из них половина - дачники, а местный народ - далеко, далеко от храма... Хочу спросить у вас, как у человека бывалого: как по-вашему, может ли заново воцерковиться русская деревня - хотя бы в ближайшие 10 лет?

- Во-первых, надо честно признаться: деревня наша вымирает. Это настолько очевидный факт, что безсмысленно тут что-либо отрицать. Деревня спивается. Условия жизни людей - за редким исключением - очень тяжёлые. И "тяжёлые" - это ещё мягко сказано... Мне кажется, что русский человек, несмотря ни на что, действительно тянется к Богу, но условия жизни ему не позволяют... Поймите меня правильно: чтобы стать православным, вовсе не обязательно жить в хоромах. Я не о том. Просто общество наше настолько нездорово, что сил у него нет подняться из грязи и повернуть лицо к небу. И свершится ли это когда-нибудь? Во всяком случае, очень нескоро. Я знаю, что уныние - это великий грех, но тут не уныние, тут трезвое наблюдение. Русский человек - он ведь такой... Он не то чтобы обижен и не то чтобы забит, но что-то в нём сломалось. Во что-то он поверить не может и не хочет. Кругом неправда, а если это так, то значит, правды и вообще нет! Если правды нет на земле, то, наверное, "правды нет и выше". Хотя, как мне кажется, если изменится жизнь в стране, то и люди изменятся совершенно.

- Какие ваши работы вы числите в своих творческих успехах?

- Нет, об этом неприлично говорить...

- И всё же, чем вы гордитесь?

- Да ничем я не горжусь, кроме того, что мне удалось поработать в Православии, - Господу так угодно было. А моих заслуг тут не так много. Вот радости были. Радостно сознавать, что находишься в числе первопроходцев в православной журналистике. Радостно бывать в монастырях, рассказывать о благодатных храмах... Радостно находить интересных героев: ту женщину на Коневце или бабушку из храма Рождества Христова на Паше, в Надкопанье. Я с ней познакомился в этом году на Рождество: ей 80 лет, и она приехала в Надкопанье в странноприимный дом - немного пожить здесь, помолиться... Беседа с ней - это было что-то сказочное: убогая обстановка, но такие утешительные слова, такая русская душа, что просто сердце разрывается. Нет, главная моя радость - это люди, с которыми встречаешься, которые усиливают в тебе веру, пробуждают в тебе что-то новое, светлое... Я вам вот что скажу: мне теперь всё чаще приходит в голову, что это не я выбираю себе героев, а их выбирают для меня, чтобы они чему-то важному научили меня, чему-то существенно необходимому именно сейчас.

- Как вы видите своего зрителя?

- Никак: просто человек, и всё. Душа живая. Если честно, то я за работой не думаю о зрителе. Я стараюсь делать дело так, чтобы оно соответствовало истине Христовой - хотя бы какой-то части этой истины. А там уж - как Бог даст. Слава Тебе, Боже!

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН

http://pravpiter.ru/pspb/n189/ta017.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме