Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русская церковь и ее враги

Юрий  Тюрин, Русский проект

13.09.2007

Мы не замечаем, как меняемся в потоке дней и событий, как стареют наши близкие, как меняется мир вокруг нас - именно потому, что постоянно наблюдаем окружающую нас реальность - и в процессе наблюдения происходящие изменения зачастую проходят для нас незамеченными. Но стоит нам встретить старых друзей, кторых мы не видели несколько лет - и мы потрясённо говорим сами себе: "как они постарели! их дети, которых мы помним младенцами, уже почти взрослые!" Хорошо, если увиденные изменения вызывают у нас пусть и немного грустные, но всё же добрые чувства... Но бывают ситуации, когда приходится спускаться на землю - и этот спуск иногда бывает столь быстрым, что не удаётся избежать удара... Давайте же спустимся на землю и посмотрим на то, что говорится о Церкви в России сейчас- в сравнении с тем, как это было всего лишь несколько лет назад. Надо честно сказать, что первое ощущение после паузы в наблюдении - это психологический шок.

Несмотря на вполне адекватное завершение судебного дела в отношении борзописца Бычкова, у православных русских сегодня не слишком-то много причин радоваться и веселиться. И в первую очередь причина этой "не-радости" заключается в том, что проигравший в суде очередной клеветник Бычков, как и тысячи ему подобных, на деле являются лишь малой вершиной скрытого от глаз сторонних наблюдателей в тёмных глубинах политических подводных течений гигантского айсберга. И айсберг этот движим отнюдь не силами природной (или социальной) стихии, наоборот, в его ледяных от ненависти зрачках светится некий коллективный разум, и не слишком-то совершенный корабль Русской Православной Церкви, побитый бурями и катастрофами ХХ века, для айсберга этого - искомый и желанный "Титаник"...

Спускаясь в процессе наблюдения от центральных СМИ, от которых в России никто по инерции ничего хорошего не ожидает, через дебри всевозможных "исследований" и "анализов", политологических и прочих серьёзных сайтов, через непричёсанные тернии раскрученных и не очень Живых Журналов - и до простейших подростковых форумов, испытываешь только непрерывное нарастание этого шока. И когда уже наконец не остаётся места для возвышенного или романтического тона - понимешь, что на эту тему придётся говорить в другой тональности.

Нельзя не признать, что постепенно возросшая в последние годы активность пропагандистских антицерковных структур давно уже стоит того, чтобы стать предметом озабоченности и беспокойства для тех русских людей, кто не равнодушен с судьбам Православия и Церкви в России. Технологическая отточенность действий этих структур, почти физически ощутимое могущество стоящих за ними сил, их не бросающающаяся в глаза, мерцающе-сетевая, интимно-ненавязчивая в своей мягкой тотальности и буквально ежедневная деятельность по дискредитации Православия в целом, Русской Православной Церкви и Московского Патриархата в частности, наконец, Патриарха Московского и всея Руси лично - просто не может не иметь сегодня определённых и явных успехов.

"Ложь, повторённая сто раз, становится правдой" - эта фраза, как известно, принадлежит "великому пропагандисту" прошлого века Геббельсу. Но по другим источникам, Геббельс сказал несколько иначе, а именно: "Нужно повторить ложь сто раз, чтобы в неё поверили." Действительно, тогда перестаёт иметь значение то, в чём на самом деле заключается правда. Не в этом ли состоит цель тех, кто сегодня довёл до столь заоблачных вершин совершенства лживую по самой своей сути пропаганду неприязни и ненависти к Русской Православной Церкви? Но проблема заключается не только в том, что хорошо организованные противники Церкви и Православной веры обладают как почти неограниченными материальными, так наиболее современными психолого-манипулятивными средствами "управления общественным сознанием".

Проблема ещё и в том, что в реальности этой "незримой миру" пропагандисткой машине никто - ни со стороны иерархии РПЦ, ни со стороны русских православных сил в России - на столь же профессиональной основе не противостоит. Как и положено хорошо обученным профессионалам "мозгового фронта", противники русской Церкви, похоже, поставили перед собой вполне конкретные практические цели, разделив свою активность по целевым группам:

Во-первых, создать если не конфликт, то хотя бы "непонимание" между обычными людьми - и Церквью, с тем, чтобы в дальнейшем развить в обществе неприязнь к Русской Православной Церкви со стороны широких слоёв русского народа. В пределе, мечта врагов Церкви - создать в России такую же "церквефобию", какая имела место в распропагандированных пролетарских массах времён первой главы романа "Как закалялась сталь" - этой эпохи "кровавого воскресенья" и мифов "о пулемётах на церковных колокольнях", а затем - разграбления и разрушения храмов. Как можно понять, нынешние убийства священников в российской глубинке нельзя рассматривать отдельно от успехов работы этой пропагандиской машины в масштабах России.

Во-вторых, цель врагов Русской Православной Церкви - поссорить Церковь с государственной властью. Но если в своих разговорах с "народом" пропагандисты говорят, как и столетие назад, о "разжиревших попах в мерседесах", "несметных богатствах Цекрви", "полном равнодушии иерархов к бедам народа", фактически пробуют уранять в сознании подростков полумифического "корумпированного церковника" с "коррумпированным госчиновником" и т.д., - то в коммуникации (через сми и другими, более интимными способами) с государственной властью они ведут себя совершенно по-другому.

Например, профессионалам лжи не так уж сложно перетолковать вступление Митрополита Кирилла на русском Соборе против нищеты и социального неравенства как некий "вызов власти". И вот уже появляются на солидных интелектуальных ресурсах типа РЖ одна за другой вполне антицерковные публикации... Власть, безусловно, поддерживает неплохие отношения с Церковью, однако не во всех случаях эта власть тотчас берётся Церквь защищать... Так "мнения", высказанные власти с двух противоположных сторон приводят (как, например, в случае с запретом на ОПК) к притеснению одной из них.

В третьих, адресатом антицерковных пропагандистов стала наиболее фундаменальная, можно даже сказать "радикальная",часть православных верующих и духовенства. Строгая последовательность исполнения предписаний православной традиции, характетрная для старинных монастырей, ригоризм некоторых провинциальных общин, а также глубоко преданных Православной вере, но не слишком-то богословски образованных активистов умело используется антицерковными "мастерами убеждения" против самого института Русской Правславной Церкви и лично Патриарха. Речь не только о проблеме, связанной с завлениями епископа Диомида или озлобленными публикациями против Патриарха какой-нибудь якобы "национал-православной" газеты, - речь ещё о том, что во многих "точках сборки" стихийно верующих православных осуществляется точечное информационное впыскивание этого антицерковного яда.

В четвёртых, целевой группой для антицерковной пропаганды являются так называемые "русские националисты", точнее "нацисты". Вообще говоря, исксственность и даже ряженность всевозможных т.н. "русских нацистов" не может не бросаться в глаза даже не слишком-то внимательному русскому человеку. Может быть поэтому кукловоды "молодцев со свастиками" толкают своих зомбированных адептов на вполне реальные преступления? Так сказать, "реальная кровь оживляет големы"? Ведь что может сработать лучше в деле дискредитации Русского Национального Возрождения, чем немотивированная "арийская" акция отдельно взятого (пусть даже виртуального - никто не заметит разницы) "русского национал-социалиста"?) Но речь сейчас не об этом. Подозрительная - и синхронная!- антихристианская направленность высказываний "русских националистов" - от "видных представителей" типа Севастьянова, до самых маргинальных улично-сетевых "яровратов" не может не наводить на определённые мысли. Кому выгоднее всего развести "по разным углам ринга" русский национализм и русское православие?

Наконец, в-пятых, в создаваемую антицерковную и антихристанскую "струю общественных мнений" пропагандисты пытаются, и небезуспешно, ввести в целом нейтральную праволиберальную интеллигенцию, а также национальные (и прочие, порой искусственно созданные) меньшинства. Но если насчёт меньшинств всё, в общем-то, вполне понятно (хотя попытка втянуть под "крышу" северо-кавказской мусульманской парадигмы армянское нацменьшинство России заслуживает отдельной статьи), то отношение к Православию со стороны образованного среднего класса за последние несколько лет, как мне представляется, церквефобам удалось сдвинуть в выгодном им направлении. Маленький, казалось бы, сдвиг: от нейтральной симпатии к Церкви лет 20 назад - до пока ещё вполне нейтральной антипатии... Смена плюса на минус, в ситуации "да или нет", порой решающая всё. Например, в том же вопросе насчёт ОПК в школе мнение "постсоветской интеллигенции" может иметь очень существенный вес.

Данным достаточно условным списком количество охваченных антицерковной пропагандой целевых групп, на мой взгляд, не исчерпывается.

Стоит в конце концов задаться вопросом: почему это сегодня смогло произойти?

Профессиональная антицерковная "волна мнений и фактов" была пущена в ход несколько лет назад не залпом, не сразу - она поднималась плавно, в различных местах, и была часто почти нераспознаваема, поскольку облекалась в позиции "доброжелательной (а иногда и "чисто православной") критики"... Эта пропаганда была начисто лишена раздражённо-туповатой злобы советского атеизма (а-ля "озабоченные академики"), она как бы "всего лишь констатировала некоторые неприятные реалии", с которыми призывала читателей и зрителей "ознакомиться и смириться"...

Даже такие православные гении, как о. Андрей Кураев, кажется, не о конца распознали вовремя, к чему многочисленные "рассказчики о Церкви" ведут дело... Однако я далёк от упрёков - ведь понятно, что не только одинокий православный миссионер, но даже и десяток лучших молодых умов ОВЦС не в состоянии успешно противостоять тем технологиям, которые пущены сегодня в ход в масштабе страны. Но тем не менее - реальная их опасность, как мне кажется, Русской Православной Церковью ещё не конца распознана.

Удивительно! На Церковь действительно уже несколько лет не реагирует достаточно адекватно и твёрдо на эту "общенациональную" анонимную антицерковную кампанию - не противодействует ей в необходимой степени до сих пор, когда её результаты уже налицо! Тут стоит даже задуматься, насколько эта пропаганда задевает и сами внутрицерковные силы, насколько крепко единство и тверды позиции всех принимающих решения лиц внутри нашей Церкви... Понятно, что Церковь поставлена сегодня временем перед сложнейшими адиминистративными задачами, да и "человеческий фактор" не учитывать никак нельзя. Быть частью общества, и при этом "быть свободным от общества", как известно, невозможно.

Но с Православной Церковью антиправославные технологи-пропагандисты сыграли, похоже, в элементарную двхходовку: ход первый - правильная в основе мысль: "Церковь не должна приспосабливаться к мирским настроениям, Церковь - не фотомодель, чтобы нравиться всем". Диспозиция: в обществе "как бы само собой" нарастает негативное восприятие "хорошо устроившейся" Церкви. И тогда ход второй: "Пусть так! Много званых, но мало избранных. Только малое стадо спасётся". И вообще, "у нас ещё никогда не было таких хороших отношений с земной властью"...

Тревожные симптомы, похоже, не очень улавливаются: и не только немотивированные по большому счёту убийства священников, но и некое общее "понимание" недалёким обывателем в его массе Церкви как "крутой конторы, но без охраны". Храм и Газпром всё надёжнее сливаются работой этой спецпропаганды в некое единое целое, "столпы нынешней вертикали власти"...

Между тем, не исключена опасность того, что некоторые отвественные лица нашей Церкви фактически оказались в плену неких двусмысленных представлений, отчасти возникших ранее по необходимости, отчасти развитых с максимальной аакуратностью и вежливостью либо циничными политичскими манипуляторами, либо даже сущностными врагами Церкви. Вот лишь некоторые из них:

"Церковь - часть государства Российского". В действительности, Церковь - это часть общества, но никакая не часть этого государства. Она лишь используется пследним, не имея реальной власти, двумя сходными способами - либо как благородная маска, либо как вспомогательный инструмент.
"Церковь сильна и богата, она крепко стоит по всей России". В реальности массы обывателей и не догадываются, что подавляющее большинство храмов, где РПЦ совершает богослужения, до сих пор никоим образом не принадлежат Церкви, являясь соственностью местных властей или государтсва! Взять даже Храм Христа Спасителя - этот символ Православного возрождения и - собственность московских властей. Сегодня туда "пускают" для Богослужений духовенство во главне с Патриархом, устраивают там Всемирные соборы - а завтра, если захотят, без всякого нарушения закона откроют там варьете... "И что вы им сделаете?" Антицерковные пропагандисты, нашедши в интернете "рекламу об аренде за деньги помещений храма Христа Спасителя", в конечном счёте добиваются именно этого.
"Большиство русских людей - сознательные или стихийные ("по рождению") православные". Это утверждение, которое само по себе после 80 лет антицерковного террора балансирует где-то на грани фола (хотя мотивы его и понятны), опасно ещё и тем, что не только "стихийные атеисты" из могущественных меньшинств "поднимаются против засилья Церкви", но и многие "стихийные пофигисты", в которые превращено де-факто большинство русского населения России, начинают "не одобрять" ознакомление детей в школах с историей их родной национальной Церкви, "потому что кто его там знает, да и вообще незачем, пусть уатся деньги зарабатывать"... Ведь Церковь "уже у власти и так почти везде"...
"Церковь свободна и независима, она вне политики и сама себе хозяйка". То, что высказанная таким образом "позиция" была необходима в период воссоединения РПЦ и РПЦЗ, не вызывает никаких сомнений. Сегодня же... На фоне продолжающейся вопиющей неправедливости в обществе, тех проблем, о которых не боятся говорить даже "коммунисты" и "националисты"... Да, Церковь исторически сдержана в своих оценках, она стоит позициях мира, доброй воли и политического компромисса. Всё это понятно, и логика здесь ясна. Но понимает ли народ этот язык - более сдержанный и даже бледный, чем язык "церковных обвинителей"? Боюсь, многие простые и по-прежнему бедные русские люди- потенциальные ("по рождению") православные - особенно в провинции, этих нюансов никак не видят, замечая лишь излучающую добро фигуру Патриарха рядом с руководителми государства в сияющих роскошью кремлёвских интерьерах...
"Молодёжь идёт в Церковь". Это - отдельная большая тема, долго останавливаться на ней я здесь не буду. Замечу лишь, что да, определённый слой молодёжи по-прежнему приходит в Церквь. И будет приходить и далее. Но ещё никогда на моей сознательной памяти ( а это, пожалуй, четверть века) не существовало широкого слоя русской молодёжи и подростков, которые были бы настроены негативно по отношению к Церкви. Если двадцать лет назад, когда рушились все "советские" догмы и объектом насмешек было всё, связанное с советскостью и коммунизмом, неприязни к Церкви не существовало в принципе среди молодёжи (да и коммунизм отнюдь не ненавидели - над ним смеялись), - то, должен костатировать, сегодня такая неприязнь (доходящая иногда до немотивированной ненависти) среди русской молодёжи есть. Фактически, налицо поляризация молодёжи. И не факт, что сторонников Церкви среди подростков сегодня больше, чем недоброжелателей. Стоит ли выискивать агрументы, чтобы отмахиваться и дальше от этого тревожного факта?
Интеллектуальный и "внешнеполитический" "штаб" нашей Церкви, её "собственная служба контрпропаганды" (говоря языком Ватикана), если таковая и есть вообще - не демонстирует обладания возможностью равноценно противодействовать этой, повторю, гигантской, неограниченной финансово, обладающей современнейшими политическими и социально-психологичесими технологиями машинеантицерковной пропаганды, постепенно запущенной в России антихристианским лобби. Наверное, пора бы уже ответить на вопрос возникающий правомерно с самого начала прочтения этого текста: что это за такой "антицерковный айсберг", меняющий направление движения и приближающийся незаметно к кораблю Церкви? Кто заказал, построил и пустил в ход эту совершеннейшую машину антицерковной пропаганды в сегодняшней России?

Когда я читаю Бжезинского с его высказываниями об "угрозе Православия" для американских интересов в Евразии, я ловлю себя на мысли, что Бжезинский всё-таки в глубине своей сущности славянин. Человек талантливый, умный, страстный ("ненавидеть - так ненавидеть!"), но всё же... немного слишком открытый, так сказать, "душа нараспашку". Думаю, на самом деле нужно сказать спасибо этому католику и поляку, с железной твёрдостью стоящему на страже интересов заокеанского Запада. Ведь то, что у всемирных врагов России и русских лишь на уме - то у политолога Бжезинского на языке! Точнее, в тексте. На темы Православия старик Бжи высказался не вчера, с тех пор прошли годы. Может быть, Господь вложил этому католику в его русофобские уста слова об "угрозе Православия", чтобы вовремя предупредить всех нас? Значит ли это, что "время почти упущено"?

Но кем бы ни была запущена в ход эта пропагандистская машина - недоброжелателей Православия и врагов русского Возрождения полным полно и в самой России. Речь не только о том, что именно из "пятых колонистов" создавалась после крушения СССР ельцинская элита - но и о них тоже... Многие из них поняли, вслед за Бжезинским, что "православный средний класс" в состоянии изменить облик, моральное состояние и - главное! - характер общества и государства в современной России. Православие было осознано ими как "точка возрождения" нации - и в этом качестве оказалось их мишенью.

В общем, понимание присходящего не требует большого умения "видеть невидимое"... Лично меня удивляет в этой ситуации только одно - почему всё происходящее началось "так поздно"? Логика вещей подсказывала, что борьба с Церковью как с ведущей духовной силой русской нации, должна была начаться сразу после падения Советского Союза. Или даже ещё раньше, например, скажем, году эдак в 1988, сразу после празднования тысячелетия Крещения Руси... Почему же так поздно, чего ждали целых 15 лет? Но понимание этого дъявольского замысла приходит сегодня одновременно с созерцанием его материализации в реальности: задачей было сделать так, чтобы начать войну против Церкви руками самих простых русских. Это взяло время для "разговоров с населением": "храм Христа Спасителя они сдают в аренду, их иерархи торгуют водкой, а попы с огромными золотыми крестами разъезжают в Мерседесах"!

Образ Церкви как праведной мученицы, при всём часто имеющем место непонимании обывателем её учения, невозможно взорвать, установив растяжку "власть против Церкви". Лучшая бомба под церковное здание - как хорошо знают на опыте истории антицерковные пропагандисты - это создание расклада "народ против Церкви". И первый шаг здесь, конечно, - это доказать "простым смертным", что вопреки всей логике, духовным установкам и историческому национальному опыту, "Церквь стоит только за себя - и фактически против народа"... Если в истори России это удастся ещё раз - то можно будет тогда уповать только на новое мученичество и промышление Господа Бога...

Чтобы не заканчивать на столь печальной - хотя скорее не печальной, а тревожной - ноте, хотелось бы сказать одну простую вещь. Мало кто из честных русских людей понимает, что Русская Православная Церковь потенциально намного больше и сильнее нынешнего государства Российского. Во-первых, сегодняшняя РФ далеко не охватывает всех русских, потенциальных и актуальных православных, живущих на своей исконной земле. И православные русские земли - даже лишь те, где доминирует юрисдикция РПЦ, значительно больше территории, ограниченной границами РФ. Во-вторых,в международном или мировом плане представленность и влияние РПЦ, особенно после воссоединения с РПЦЗ, значительно больше, чем у пост-советской Российской Федерации. Речь не только об Америке или Европе (где посольства РФ зачастую похожи на маленькие осаждённые крепости, а храмы приходы РПЦ - величественны, известны и уважаемы), речь действительно в целом обо всём мире. Есть вещи, которых нельзя достичь в мире даже полярными атомными ледоколами, энергетической властью чёрного золота и стратегическими бомбардировщиками.

В заключение, думаю, следует сказать прямо, что Церкви следует поставить перед Государством ряд вопросов. Ибо есть вещи, кторые всё же находятся скорее в компетенции именно Государства. Это может выглядеть так. Либо машина антицерковной пропаганды приостанавливается и Государство начинает общаться с Церковью действительно на равных, с уважением не только к её историческому авторитету, но и к институциональному суверенитету, при этом государство (учитывая до сих пор не излеченную травму, нанесённую Церкви большевстским режимом) начинает оказывать реальную помощь Церкви, не дискредитируя её привязанностью к себе в глазах народа - либо расхождения между Государством и Церквью смогут нарастать. Что не выгодно ни одной стороне - и тем более идёт в разрез с интересами нации. Тут и социальная проблематика, и создание мнений на международной арене (необходимо будет активнее вовлечь иерархов РПЦЗ в борьбе за общую свободу и самостоятельность Церкви), и вопросы реальной свободы проповеди в России и обеспечение права знать историю национальной Церкви России (ОПК) для каждого школьника страны.

Необходимо создание мощных православных братств прихожано всей России, общин, которые должны формально возглавлять именно активные прихожане, а не предствители духовенства. Не все вопросы следует поднимать духовнству - организации прихожан, объединяющие светских верующих людей, могут говорить твёрже и смелее духовенства на многие темы. Эти общины или братства должны на условиях лояльности потребовать у местных властей по стране юридического возвращения всех храмов в собственность Русской Православной Церкви. Православный храм не может быть "сдан в аренду" - или это не храм. Восстановление руками прихожан церковных зданий, которые проходят по документам как

принадлежащие государству или местным, республиканским и прочим властям "музеи-заповедники" - это не слишком адекватная и справедливая политика в отношении приходов Русской Православной Церкви. Улаживание прав собственности, лояльность, уважение и взаимопомощь в отношениях между Государством и Церковью должны рассматриваться в их взаимосвязи.

Государству следует сделать так, чтобы жизнь православного священника не стоила меньше, чем жизнь мусульманского имама или раввина, уважаемого деятеля искусств или российского дипломата. Или, скажем, той же таджикской девочки... Реакции государства на такие трагические события, это всегда реакции знаковые - и они, разумеется, должны быть таковыми. Решить эту проблему отношения - вполне в силах наше ныне окрепшее суверенно-демократическое государство.

* * *

Для самой Церкви сегодня также крайне важно найти тот живой, проникновенный и простой язык, с помощью которого она могла бы обратиться за помощью и поддержкой напрямую к народу. Только горячая молитва, искренне возносимая к Богу и только живая, неразрывная связь Церкви с русским народом могут надёжно сохранить и укрепить спасительный корабль Русской Православной Церкви в непредсказуемых (или, наоборот, очень предсказуемых) бурях, штормах и водоворотах современного бытия.

Необходимо проснуться и посмотреть на нынешнюю ситуацию трезвыми глазами. Борьба за души людей, борьба за веру и Церквь в новой России только начинается.

http://rus-proekt.ru/idea/1243.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме