Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Крылатое оружие разведки

Константин  Ращепкин, Красная звезда

09.08.2007

Современная война все больше превращается в войну технологий. Общевойсковой бой давно перестал быть масштабным столкновением больших людских масс, а успех в противоборствах батальонных и ротных масштабов не меньше, чем от выучки войск, зависит от их технической оснащенности. И если по вооружению мы сегодня на равных конкурируем с ведущими армиями мира, то по обеспечению взвода и роты всевозможными техническими средствами боевого обеспечения явно от них отстаем. В отличие от "упакованных" по последнему слову техники американских морпехов, наши десантники в Чечне не имели не только спутниковых навигационных систем, но и достаточного количества портативных радиостанций и даже ночных прицелов. Еще одним, почти не применяемым у нас техническим средством, без которого немыслимо ведение войсковой разведки в ведущих армиях мира, являются беспилотные самолеты-разведчики. Армией США, например, по данным американской печати, только в Ираке использовалось более 700 беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) различных модификаций. А в Израиле недостаточное, по мнению СМИ, использование беспилотников во время операции в Южном Ливане даже послужило одной из причин отставки начальника генерального штаба.
Впрочем, кое-какой опыт боевого применения БПЛА мы все же имеем. Весной и летом 1995 года полтора десятка самолетов-разведчиков "Пчела" эффективно применялись в Чечне отдельным разведывательным полком ВДВ. Однако широкого применения, несмотря на это, БПЛА у нас все же не получили. В то время как в армиях НАТО запускаемые с руки небольшие беспилотники давно стали ротным и даже взводным средством, в Российской армии БПЛА представлены лишь крупногабаритными, стоящими в основном на вооружении ВВС моделями.
Должны ли беспилотные самолеты-разведчики найти в российских Вооруженных Силах такое же массовое применение, как в западных армиях? Может ли отечественная промышленность в ближайшей перспективе создать не уступающие западным аналогам образцы мини-БПЛА и как их использование повысит разведывательные возможности батальона и роты? Эти вопросы мы предложили обсудить за "круглым столом" командующему Воздушно-десантными войсками России генерал-полковнику Александру Колмакову, советнику министра обороны РФ Герою России Владимиру Шаманову и директору - главному конструктору занимающегося тематикой БПЛА ЗАО "Эникс" Валерию Побежимову.

Редактор газеты "Красная звезда" полковник Николай Ефимов: Желание наполнить газету интересными материалами натолкнуло нас на идею проведения "круглого стола", посвященного теме боевого применения беспилотных самолетов-разведчиков, особенно малых беспилотников, которые в массовом порядке используются ведущими иностранными армиями, ощутимо уменьшая потери разведывательных подразделений во всех вооруженных конфликтах. Так, еще во время боевых действий в Афганистане морская пехота США в массовом количестве имела на вооружении малогабаритный самолет-разведчик "Драконий глаз", позволяющий морским пехотинцам осмотреть окрестности без высылки разведгрупп. Накануне вторжения в Ирак США приобретают для своих вооруженных сил еще 2 вида малогабаритных БПЛА: трехкилограммовый "Ястреб пустыни" и способный вести ночную видеосъемку двухкилограммовый "Raven". Только в 2002-2004 годах Пентагоном, по данным американских СМИ, было поставлено в войска более 3.000 БПЛА "Raven".
В Великобритании до последнего времени в основном использовалось несколько крупногабаритных моделей, однако в ближайшее время на вооружение британских войск поступит ультра-портативный БПЛА с размахом крыльев
40 см и весом менее килограмма. Также собственные мини-БПЛА имеют Германия, Италия, Франция, Швеция, Чехия и Испания. Бразилия, Индия, Иран, Сирия и Южная Корея находятся на стадии их создания, а Швейцария, Нидерланды и Финляндия приобретают для своих армий подобные беспилотники иностранного производства.
Собрав сегодня за "круглым столом" командующего ВДВ генерал-полковника Александра Петровича Колмакова и советника министра обороны Владимира Анатольевича Шаманова, мы хотели бы поговорить о том, насколько востребованы подобные аппараты Российской армией? А также услышать, какими параметрами в идеале должен обладать подобный используемый в разведцелях запускаемый с руки беспилотник. Вспомнив, что год назад "Красная звезда" рассказывала о разработанном казанскими конструкторами небольшом беспилотнике "Элерон", с работой которого наш корреспондент познакомился на полигоне ВДВ Сельцы, принять участие в дискуссии мы предложили также директору - главному конструктору казанского предприятия "Эникс" Валерию Николаевичу Побежимову. Учитывая, что этот БПЛА казанские промышленники сделали не только на свои средства, но и на основе своих представлений о том, какими параметрами должен обладать такой беспилотник, подобная встреча, на наш взгляд, была бы полезна и в плане корректировки дальнейшей доработки этого, безусловно, очень нужного армии БПЛА отечественного производства.
Командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Александр Колмаков: И в первую, и во вторую чеченскую кампанию специальными подразделениями ВДВ действительно достаточно эффективно применялись беспилотные самолеты-разведчики типа "Пчела". Так что определенный опыт в этом плане ВДВ имеют. Сейчас на вооружении нашего разведывательного полка стоят дальнейшие модификации этих достаточно крупногабаритных и запускаемых со специальных машин беспилотников. Однако не буду скрывать, что по ряду характеристик эти аппараты можно считать уже устаревшими. Сегодня войскам необходим малозаметный, работающий в реальном масштабе времени беспилотник, который, имея сложнейшую, позволяющую работать как днем, так и ночью начинку, в то же время был бы простым в обращении. Чтобы не требовалось длительной подготовки военнослужащего к его эксплуатации.
Советник министра обороны РФ Владимир Шаманов:Во время первой кампании, когда я командовал группировкой 7-й воздушно-десантной дивизии, мы добились выделения беспилотников для выполнения разведывательных задач в горах. Приведу лишь один не требующий комментариев факт эффективности их использования. Благодаря работе запущенного в наших интересах беспилотника удалось обнаружить движущуюся к переднему краю колонну вражеской бронетехники из 15-17 боевых машин пехоты и танков. В итоге полученная с самолета-разведчика, правда при весьма низком качестве изображения, информация позволила навести на эту колонну фронтовую авиацию - два звена Су-25, и уничтожить бронемашины противника. Большая часть машин штурмовики расстреляли в самой колонне, остальные - при паническом бегстве, в режиме "свободной охоты". Данный пример, считаю, показывает высокую эффективность даже далеко не самых совершенных беспилотных самолетов-разведчиков.
Ну а зарубежный боевой опыт - речь прежде всего о действиях коалиционных сил в Афганистане и Ираке - и вовсе изобилует сотнями примеров эффективной работы БПЛА, причем не только разведывательного характера. По данным различных военных обозрений, в том числе и для служебного пользования, на вооружении армии и ВМС США сегодня около 400 модификаций различных беспилотных самолетов-разведчиков. И если даже эта цифра и преувеличена, все равно можете себе представить, насколько развита у них эта составляющая боевого обеспечения и как эффективно она работает, если ее развивают в таких масштабах.
Говоря же о развитии этих средств у нас, можно вспомнить, что еще с середины 1970-х годов мы слышали о двух типах самолетов-разведчиков - "Пчела" и "Рейс". Однако по ряду объективных причин это направление не получило у нас должного развития, и в итоге мы на много лет отстали в развитии этих средств от ведущих мировых армий. Поэтому я благодарен руководству "Красной звезды" за то, что оно поднимает этот проблемный вопрос, который давно пора не только обсуждать, но и решать в ближайшей же перспективе.
А. Колмаков: В настоящее время, когда в обиход концепций боевого применения ведущих мировых армий прочно вошло понятие бесконтактной войны, получение информации должно достигаться с наименьшим риском для жизни людей. И в этом плане самолеты-разведчики действительно просто незаменимы.
Разработчики представленного нам сегодня беспилотного самолета-разведчика "Элерон" уже неоднократно пытались увязать возможности своего беспилотника с задачами наших войск. В прошлом году, когда этот комплекс был продемонстрирован ими на нашем полигоне Сельцы, мы указали разработчикам на ряд моментов, которые нас не устраивали. Прежде всего на отсутствие привязки передаваемой с самолета картинки с координатной сеткой карты. Радует, что энтузиасты из Казани не спасовали перед трудностями и, как я понял, за минувший год серьезно продвинулись в этом направлении, о чем готовы сегодня нам рассказать. В принципе ведь самолет хороший, но пока он не будет адаптирован к глазу общевойскового командира, мы едва ли скажем, что именно такой аппарат нам нужен. Вот когда этот беспилотник сможет не только летать в нужном направлении, но и выдавать командиру информацию, которую бы тот быстро считывал и легко мог перенести на карту, вот тогда "Элерон" действительно превратится в серьезную машину. Так как все остальные его характеристики - и дальность полета, и бесшумность, и малогабаритность - нас вполне устраивают.
Н. Ефимов: Последние 30 лет Воздушно-десантным войскам регулярно приходится выполнять боевые задачи в различных "горячих точках" и вооруженных конфликтах. При этом и наш, и иностранный боевой опыт однозначно указывает на то, что основной тактической единицей современной и особенно локальной войны становится батальон. Можно ли говорить, что мини-БПЛА должны быть средствами разведки этих подразделений?
А. Колмаков: Безусловно. И мы уже не раз, в том числе и на страницах "Красной звезды", говорили о том, что малогабаритный, носимый в рюкзаке беспилотник в среднесрочной перспективе должен стать средством командира батальона, а может, даже и командира роты.
Реформируя войска, мы ввели в батальоны разведывательный взвод и артиллерийскую батарею, увеличив, таким образом, возможности этих подразделений по автономному боевому применению в отрыве от главных сил полка. И в этом варианте боевого применения батальону уже в меньшей степени придется рассчитывать не только на средства огневого поражения, но и на технические средства, в том числе и средства разведки полка и дивизии. Появление на вооружении батальонного разведвзвода столь эффективного средства разведки, как представленный здесь казанским предприятием малогабаритный БПЛА, безусловно, в разы повысило бы разведывательные возможности наших автономно действующих парашютно-десантных и десантно-штурмовых батальонов. Кроме этого, войскам нужны и летающие на более дальние расстояния разведывательные БПЛА, которые могли бы стать средствами наших полков и дивизий. Понимая, что увеличение радиуса действия неизбежно приведет к увеличению и веса, и размеров БПЛА - летающий на 50-100 километров беспилотник в рюкзак уже не положишь, - мы могли бы десантировать крупногабаритные БПЛА внутри боевых машин и перевозить потом их на технике.
В. Шаманов: Хочу на сто процентов поддержать командующего. И заметить в развитие темы, что беспилотные самолеты-разведчики нужны сегодня не только подразделениям ВДВ или Сухопутных войск. Давайте вспомним о проблемах с отслеживанием оперативной обстановки на наших южных и дальневосточных границах, где пересеченная местность не позволяет использовать многие виды транспорта. Вспомним и про Кавказский регион, и про наши северные широты. Так что подобные аппараты, думаю, пригодятся и для нужд ФСБ, и для выполнения задач силами МВД.
Возвращаясь же к армейской тематике, опять сослался бы на иностранный боевой опыт. Наступая на Багдад, американцы аккумулировали в единую сеть информацию, получаемую от космической, авиационной и всех остальных видов разведки, причем в реальном масштабе времени. Весомую роль в этой системе играли и беспилотные самолеты-разведчики. Гармонично дополняя друг друга, одни БПЛА выявляли позиции ракетных войск и артиллерии, другие исследовали площадки приземления и наличие сил противника в районе предполагаемых высадок тактических вертолетных десантов, третьи отслеживали выдвижение резервов.
Поэтому, исходя из вариантов боевого применения подразделений ВДВ, действия которых, как правило, отличаются высокой мобильностью, десантникам, думаю, нужнее всего именно небольшие, носимые беспилотники. Примерно такие, как представленный нам здесь образец. Поэтому очень интересно узнать о его боевых возможностях.
Директор - главный конструктор ЗАО "Эникс" Валерий Побежимов: Отслеживая мировые тенденции в создании беспилотных летательных аппаратов для военных нужд, в 2004-2005 годах мы в инициативном порядке сконструировали комплекс дистанционного наблюдения "Элерон", состоящий из двух раскладываемых беспилотных самолетов-разведчиков и наземной станции управления с видеомониторами. Вес всего комплекта не превышает 30 кг, что позволяет легко переносить его в рюкзаках двум солдатам. Запускается самолет с земли, с помощью портативного пускового устройства. Радиус действия - до 10 км в варианте видеонаблюдения и до 25 км - в качестве аэрофотосъемщика. В воздухе этот управляемый с земли самолет может находиться до полутора часов, летая на высотах от 100 до 3.000 метров со скоростью от 65 до 105 км/ч. Выполнив поставленную задачу, БПЛА "Элерон" осуществляет в заданном районе посадку с помощью небольшого парашюта.
В 2005 году совместно с ОАО "Протон+Сервис" мы продемонстрировали наш комплекс Президенту РФ Владимиру Путину, представителям Главного разведывательного управления, командованию Воздушно-десантных войск. Также наш комплекс успешно показал себя на учениях внутренних войск МВД РФ и в пограничных отрядах. Помимо простоты в управлении и эффективной работы все эксплуатирующие его должностные лица отметили такие боевые характеристики нашего беспилотника, как бесшумность и малозаметность, - уже на высоте 400-500 метров "Элерон" практически неотличим от птицы. А вот десантники, также отметив эти качества нашего самолета, высказали по его работе и ряд претензий. Прежде всего командованию ВДВ не понравилось, что наш БПЛА не видит ночью и что его местоположение, а значит, и передаваемую с него видеоинформацию не привяжешь к карте. В итоге за год мы решили обе эти задачи.
В. Шаманов: Каким образом выполняется эта привязка?
В. Побежимов: На пульте дистанционного управления, который, как мог заметить командующий ВДВ генерал-полковник Колмаков, концептуально изменился, теперь два экрана. На одном - оператор комплекса может видеть передаваемое с БПЛА видеоизображение, а на другом, представляющем собой картографическую сетку, - положение самолета. Ну а что касается работы ночью, мы эту задачу решили, укомплектовав комплекс дневным и ночным (снабженным инфракрасной видеокамерой) беспилотниками.
А. Колмаков: Если это так, прогресс очевиден. Вот такой самолет нас бы действительно серьезно заинтересовал. Однако насколько его реальные боевые свойства соответствуют заявленным здесь характеристикам, можно понять только в ходе испытаний на полигоне. Потому что главное требование к подобному аппарату, как мы уже говорили, его адаптация к глазу общевойскового командира. Проще говоря, возможность с помощью БПЛА получать точные координаты позиций или объектов противника.
В Шаманов: А видит ли ваш самолет в условиях, когда между ним и наземным пультом управления из-за рельефа местности нет прямого радиосигнала? Сможет ли он рассмотреть, что делается, например, на обратных скатах занятых противником высот? Или ему для этого понадобится второй самолет - в качестве ретранслятора?
В. Побежимов: Именно так. Чтобы передавать на землю видеоизображение, наш БПЛА действительно должен находиться в условиях прямого радиосигнала с пультом управления. Что делается на обратных скатах, можно рассмотреть и не снижаясь, ведь потолок работы нашего БПЛА, как уже говорилось выше, 3.000 км. Если же надо будет снизиться, то передать радиосигнал из мертвой зоны можно будет действительно с помощью второго самолета, используемого в качестве ретранслятора. Пока таким свойством наш комплекс не обладает, потому что нам такую задачу до сей поры никто не ставил. Но в принципе она решаема.
В. Шаманов:Эта задача стоит минимум 10 лет. С весны 1995-го, когда мы во время первой чеченской кампании полезли в горы и впервые столкнулись с этой проблемой. В итоге теперь мы говорим об этом с вами с опозданием на 12 лет.
А. Колмаков:Может, вам конкретно эта задача и не ставилась, но мы ее до всех заказывающих управлений уже не раз доводили.
В. Шаманов: Претензий к вам по этому поводу, конечно же, быть не может. Хотя, с другой стороны, имея такую разработку и желание предложить ее армии, не грех было бы поинтересоваться, что же конкретно нужно командиру батальона и роты, которые являются потенциальными пользователями вашего беспилотника.
В. Побежимов:В чем в чем, а в отсутствии подобного интереса нас точно не упрекнешь. Напомню, что, разработав данный комплекс в инициативном порядке, мы показывали его и на учениях ВДВ, и на учениях Внутренних войск. Вывод - всем силовикам однозначно нужен такой самолет. Только ведь вы лично его у нас не закажете, поручив это своему заказывающему управлению. А вот в этих инстанциях разработку и поставку на вооружение разведывательных БПЛА, похоже, не относят к числу приоритетных задач.
Безусловно, разрабатывая свои аппараты, мы не только стараемся как можно полнее уяснить предъявляемые к ним войсковым звеном требования, но и внимательно отслеживаем все последние мировые тенденции. Для чего по приглашению "Красной звезды" и пришли сегодня на эту дискуссию. И все то, о чем вы говорите сегодня, мы обязательно завтра реализуем на практике. Раз войскам надо, значит, наш беспилотник сможет и за гору заглянуть, и в ущелье залететь. Только не могу не заметить, что, получив от соответствующего заказывающего управления техническое задание и заказ на опытно-конструкторскую разработку, мы все эти вопросы решали бы гораздо быстрее. И наши Вооруженные Силы, которые, как вы сами сказали, на годы отстают по количеству и качеству БПЛА от ведущих мировых армий, получили бы эти средства на порядок быстрее. Пока же, повторюсь, мы работаем над созданием новых, не уступающих западным аналогам БПЛА в инициативном порядке и за счет собственных средств. В итоге сейчас практически завершаем работу по созданию более тяжелого и более дальнего беспилотника. При весе 10 кг этот аппарат будет летать уже на расстояние до 40 км.
В. Шаманов: Хочу одновременно и возразить вам, Валерий Николаевич, и поддержать вас. Безусловно, сегодня у нас очень много проблем. В том числе, видимо, и дефицит грамотных исполнителей в наших заказывающих управлениях, раз такого самолета у нас до сих пор нет. Но вместе с тем, для того чтобы были довольны и покупатель, и продавец, надо совместно искать и находить пути решения этих проблем. И сегодняшний "круглый стол" - одна из отправных точек на этом нелегком пути. Конечно, при наличии заказа работать и выгоднее, и удобнее. Но давайте не будем опускать руки. Уверен, если вам удастся довести этот самолет до нужных войскам кондиций, командующий ВДВ Александр Петрович Колмаков сумеет решить вопрос о принятии вашей разработки на вооружение и поставке его по крайней мере в вверенные ему войска. И тогда все ваши затраты непременно окупятся. Поэтому нашу сегодняшнюю дискуссию можно смело считать началом непростого, но верного пути. Дорогу, как говорится, осилит идущий. И пусть вам придает уверенности то обстоятельство, что подобная машина сегодня как воздух нужна войскам. Ведь, как показал опыт обеих чеченских кампаний, звено взвод-рота-батальон мы, по существу, оставили со средствами боевого обеспечения времен Второй мировой войны. Ну улучшили немного и засекретили средства связи, а все остальное, в том числе и средства разведки, осталось на том же уровне. В то время как зарубежные армии сделали в этих вопросах гигантский скачек вперед. И среди причин нашего отставания по данным показателям, видимо, стоит назвать не только экономические трудности, которые, к счастью, все увереннее уходят в прошлое, но и несовершенство нашей системы заказа вооружений и специальных средств. Вот производителю-энтузиасту и приходится стучаться со своей порой действительно нужной армии продукцией то в ГРУ, то в ГРАУ, то куда-то еще. А нужен государственный подход к решению этих вопросов.
А. Колмаков: Подводя итог нашему разговору, соглашусь с Владимиром Анатольевичем и замечу, что та машина, которую прошлым летом вы нам представили на полигоне под Рязанью, безусловно, интересна. Но тогда, повторюсь, она имела ряд существенных недостатков. Поэтому если сегодня ваш БПЛА решает те задачи, о которых мы говорили прошлым летом, приглашаем вас продемонстрировать улучшенные возможности "Элерона" на наших очередных учениях, которые в середине сентября пройдут на полигоне под Псковом. Вот там и поговорим о ее перспективах предметнее.
В. Побежимов: Что ж, охотно принимаем ваше предложение и до встречи под Псковом.
От редакции. Собирая наших гостей за "круглым столом", мы, как уже говорилось выше, рассчитывали на сугубо теоретическую дискуссию о перспективах использования нашей армией широко применяемых на Западе беспилотных самолетов-разведчиков. Получилось же, кажется, нечто большее. Ведь если казанскому предприятию при помощи и при поддержке командования ВДВ удастся довести до ума свою многообещающую разработку, наши батальоны хоть и с десятилетним опозданием, но все же обретут наконец средство разведки, без которого уже не представишь боевое применение ни одной из ведущих мировых армий.

Беспилотные летательные аппараты иностранных армий


Абсолютным лидером по количеству и качеству БПЛА являются США, опережающие, по мнению специалистов, в этом отношении остальные страны на 8-10 лет. Безусловно, большой импульс развитию американских беспилотников дали войны в Афганистане и Ираке, где самолеты-разведчики, эффективно выявляя местонахождение живой силы и техники неприятеля, ощутимо уменьшали потери разведывательных подразделений. Так, уже во время боевых действий в Афганистане морская пехота США в массовом количестве имела на вооружении малогабаритный самолет-разведчик "Dragon Eye" ("Драконий глаз"). При весе 2,5 кг "Драконий глаз" мог летать со скоростью 72 км/ч на высоте до ста метров. Встроенная в этот небольшой самолет портативная видеокамера позволяла морским пехотинцам осмотреть окрестности без высылки разведгрупп. Однако радиус действия этого беспилотника весьма ограничен - "Драконий глаз" может провисеть в воздухе не более часа. Другой самолет Пентагона "Silver Fox" ("Серебряная лисица") при весе 9 килограммов и съемных крыльях размахом 1,8 метра также носится в рюкзаке, но летает уже в 5 раз дольше. Еще до вторжения в Ирак США приобретают для своих вооруженных сил еще 2 вида малогабаритных ПБЛА: "Desert Hawk" ("Ястреб пустыни") весом 3,2 килограмма и способный вести ночную видеосъемку двухкилограммовый "Raven". Только в 2002-2004 годах Пентагоном, по данным американских СМИ, было поставлено в войска более 3.000 БПЛА "Raven".
Еще пять лет назад в США была утверждена "Программа развития беспилотных летательных аппаратов на 2002-2027 годы". Ее реализация должна дать армии США порядка 150 тысяч различных беспилотных летательных аппаратов, при этом американский рынок БПЛА, по оценке экспертов, в ближайшее десятилетие превысит 7,5 миллиарда долларов.
С середины 1980-х начинается массовое использование БПЛА израильской армией. С этого времени боевое применение прошли более десятка моделей БПЛА, как собственного, так и американского производства. Одной из самых удачных разработок считается БПЛА "Skylark-2". Правда, его уже едва ли отнесешь к малогабаритным: при взлетной массе 35 кг и радиусе действия около 50 км этот беспилотник может летать до 6 часов. В Великобритании до последнего времени также в основном использовались несколько крупногабаритных моделей весом около 35 кг и размахом крыльев 2,5 метра. Однако в ближайшее время на вооружение британских войск поступит ультрапортативный БПЛА с размахом крыльев 40 см и весом менее килограмма. Правда, этот способный подняться до 300 метров беспилотник не улетит от пункта управления дальше 3,5 км и не провисит в воздухе более 45 минут. Интересно, что этот практически бесшумный самолетик британские военные планируют использовать не только для разведки, но и для борьбы со снайперами, оснастив его небольшим, достаточным для уничтожения нескольких человек взрывным устройством.
Кроме упомянутых выше стран собственные БПЛА имеют Германия, Италия, Франция, Швеция, Чехия и Испания. Бразилия, Индия, Иран, Сирия и Южная Корея находятся на стадии создания своих "беспилотников", а Швейцария, Нидерланды и Финляндия приобретают для своих армий БПЛА иностранного производства.
По материалам иностранной и российской печати.

http://www.redstar.ru/2007/08/09_08/2_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме