Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Абхазский дневник

Ирина  Жирнова, Красная звезда

08.08.2007

Командировка в любую точку мира, где есть море, воспринимается как подарок судьбы. Да если бы мне лет эдак 15 назад пообещали поездку в Сухуми летом, то не было бы человека счастливее на свете. И если и говорят, что каждый житель нашей страны хоть однажды да отдыхал в Сочи, то в советское время все так же стремились в отпуск на абхазские курорты: в Сухуми, Гагру, Эшери, Пицунду. С тех пор утекло немало воды. Абхазия оказалась за пределами России, на ее территории прогремела война. И хотя прошло более 14 лет с момента окончания боевых действий, республика все еще не может оправиться от нанесенных ей ран, а абхазцы прекрасно отдают себе отчет в том, что хрупкий мир может в любой момент обернуться новым вооруженным конфликтом.

Бросок на Сухуми


Добираться до Сухуми по-прежнему приходится в два этапа. Сначала мы, группа российских журналистов, летим военным бортом до Адлера, а затем пересаживаемся на "Газель" миротворцев. Первая остановка - граница. Здесь нас проверяют весьма серьезно. И это несмотря на то, что абхазские пограничники настроены весьма доброжелательно. Проверка паспортов, осмотр машины на яме. В общем, как говорится, - дружба дружбой, а табачок врозь.
Наши машины, благополучно миновав границу, несутся в глубь абхазской территории. За окном мелькают привычные строения - дома, больницы, школы, какие-то предприятия и заводы. Все это построено еще при советской власти. Новых строек не видно, дороги постепенно приходят в упадок, так что вождение транспорта приобретает характер гонок на выживание. Остроты добавляют коровы и лошади, которые бродят по обочинам повсеместно совершенно самостоятельно. Время от времени животные выходят на проезжую часть и абсолютно не реагируют на гудки автомобилей. Приходится их объезжать, ловко уворачиваясь от внушительных рогов и копыт. Уже позже местные жители нам объяснили, что без подсобного хозяйства выжить в современной Абхазии трудно. Средняя зарплата едва достигает 3 тысяч рублей, пенсия составляет порядка 100 рублей. Чуть больше получают пенсионеры, имеющие российское гражданство, - порядка 1.000 рублей. И хотя цены на продукты питания в республике невысокие, без собственного подворья и сада не обойтись.
Постепенно пейзаж меняется: мелькают разрушенные дома, которых по мере приближения к столице становится все больше. Немало таких разбитых зданий и в самом Сухуми. Вообще город производит печальное впечатление. Нет, он по-прежнему утопает в зелени и цветах, но как не похож на тот образ, который сохранила память! На улицах почти нет курортников, опустела и некогда многолюдная и многоголосая набережная. Хотя там по-прежнему можно выпить вкуснейший кофе, сваренный в песке. И стоит этот прекрасный напиток всего 5 рублей. Отсутствие отдыхающих объясняется просто. Многие россияне не готовы ехать в отпуск в зону недавнего конфликта, где можно ожидать любой провокации со стороны Грузии.
На набережной тихо и почти безлюдно. В порту больше не радуют глаз прогулочные кораблики и круизные лайнеры, не работают рестораны и кафе. Некогда престижная гостиница "Абхазия" смотрит на редких прохожих пустыми глазницами окон. В разрушенном состоянии находится и здание правительства Абхазии, расстрелянное и сожженное боевиками. Сухуми нынешнего дня - город-призрак: и днем не очень многолюдный, к вечеру он окончательно замирает. На улицах после полуночи не встретишь ни машин, ни людей. Согласитесь, курорт должен все-таки выглядеть по-другому. Но в восстановление Сухуми и его развитие некому вкладывать серьезные деньги. Ведь до сих пор неизвестно, какая судьба ждет республику, которая тянется к России. Хотя, честно говоря, у меня сложилось впечатление, что это скорее ответная реакция абхазов на агрессивность Грузии. Понять их можно: события 1992-1993 годов еще свежи в их памяти. И никто не хочет повторения подобного, все боятся возможных новых жертв и разрушений в случае столкновений с грузинскими войсками.

Немного истории


Абхазия вошла в СССР в 1921 году в составе Закавказской Федерации на правах самостоятельной республики. Но позднее статус ее был понижен и она стала автономной республикой в составе Грузии. Абхазы такое решение не приняли и неоднократно давали понять, что не собираются терпеть притеснения со стороны грузин. Неоднократно - в 1964, 1967 и 1978 годах в республике имели место массовые антигрузинские выступления, даже памятник Шота Руставели в Сухуми был взорван.
С новой силой противостояние разгорелось после прихода к власти в Грузии Звиада Гамсахурдиа. Именно он озвучил решение грузинской стороны лишить Абхазию статуса теперь уже автономной республики, ибо абхазы, которых осталось всего чуть больше 18 процентов, перестали быть титульной нацией на собственной территории. Но это была лишь официально названная причина. В действительности речь шла о желании грузинской власти единолично контролировать доходы от курортного бизнеса (они ежегодно составляли порядка 150 миллионов долларов) и морские коммуникации.
Далее события развивались стремительно. В апреле 1992 года Грузия провозгласила независимость, а сессия Верховного Совета Абхазии в ответ в июне того же года приняла постановление о прекращении действия Конституции Абхазской АССР 1978 года. К тому времени на территории Абхазии уже были созданы вооруженные отряды, в состав которых входили не только абхазы, но и представители других народов Кавказа и казаки.
Противостояние вылилось в вооруженный конфликт, который начался 14 августа 1992 года, когда около 4 тысяч национальных гвардейцев при поддержке танков и вертолетов вторглись на территорию Абхазии. В итоге за короткий промежуток времени они заняли области между реками Гумиста и Ингури, бои прокатились от Псоу до Гагры. Вскоре пал и Сухуми. Любопытно, что сам ввод вооруженных формирований на абхазскую территорию в радиообращении к народу президент Грузии Э. Шеварднадзе объяснил тем, что необходимо было якобы остановить мародеров, которые наносили урон экономике страны, грабя железнодорожные составы. Прозвучали эти "объяснения" лишь три дня спустя, 17 августа, когда уже вовсю шли боевые действия и уничтожалась та самая экономика, о защите которой так беспокоился грузинский лидер.
Ответные меры абхазов были вполне предсказуемы: Верховный Совет республики принял декларацию о государственной независимости Абхазии и ее выходе из состава Грузии. Вооруженное сопротивление длилось в течение всего 1993 года. Головорезам криминального формирования "Мхедриони" политические аспекты абхазской проблемы были неинтересны. В конфликте для них главным стала возможность убивать и грабить местное население. Абхазские ополченцы полностью окружили бандитов 20 сентября 1993 года, а 27 сентября освободили Сухуми. Грузинские войска были вынуждены покинуть абхазскую территорию.

"Голубые каски"


На территории сухумского санатория МВО просто невозможно не заметить бойцов в камуфляже и с автоматами. Они же стоят на КПП санатория, бдительно следя за тем, чтобы никто посторонний не доставил неприятностей отдыхающим. Именно здесь и находится штаб Коллективных сил по поддержанию мира (КСПМ) СНГ. 20 июня исполнилось 13 лет с тех пор, как в зону абхазско-грузинского конфликта вошли представители Российской армии, так как страны Содружества решили, что эту функцию будут выполнять россияне. И надо сказать, что с возложенной задачей они справились: за 13 лет, несмотря на то что в зоне конфликта погибли более 100 миротворцев, российские "голубые каски" сохранили мир на абхазской земле и не допустили возобновления активных военных действий.
Все миротворцы - профессионалы, с которыми перед отправкой заключается контракт сроком на 3 года. В Абхазию они едут на 1 год, предварительно сдав экзамен по боевой подготовке не ниже чем на "хорошо". Служба тут нелегкая, не все выдерживают напряженные условия вдали от дома и семьи. Особенно трудно на постах, где службу несут круглосуточно, в несколько смен. Одни бойцы заступают непосредственно на пост на 3-4 часа, другие в это время занимаются боевой подготовкой или хозработами, еще одна смена отдыхает. И так изо дня в день, без возможности покинуть расположение части. Добавьте к этому ежемесячные учения, в ходе которых бойцы сдают экзамены. Не сдал - получай возможность повторить, не получилось - готовься к отправке в Россию, где будешь добиваться необходимого результата. Так что довольно высокое по армейским меркам довольствия тут отрабатывается с лихвой, а вот моря многие не видят вообще, не говоря о том, чтобы искупаться в ласковой черноморской волне.
Как миротворцы сдают эти самые боевые экзамены, мы видели воочию на Очамчирском полигоне. Сама поездка на полигон - удовольствие довольно сомнительное. Мы это поняли сразу, после того как нам для сопровождения дали БТРы. Ну кто будет просто так гонять военную технику? Значит, несмотря на внешне мирную картину, не все спокойно в Абхазии. Сама дорога наводит на грустные размышления. По обе стороны шоссе - километры разрушенных домов, бывших когда-то процветающих деревень. Везде трава в человеческий рост, остовы больших домов, обожженные огнем развалины. Каждый метр этой земли - незаживающая рана, сочащаяся человеческой болью. Местные жители рассказывают о той бойне, о замученных детях и стариках со слезами на глазах. В большинстве своем дома принадлежат грузинам, которые покинули республику и укрылись в Грузии. Их не занимают и не восстанавливают: в любой момент могут вернуться хозяева. Пока же тут властвуют коровы и свиньи, которые с удовольствием едят сочную травку и падающие с деревьев фрукты.
На полигоне нас ждали люди и развернутая для занятий техника. И это несмотря на проливной дождь. Земля на побережье превратилась в болото, в котором вязли ноги и колеса техники. Но ведь боевые действия ведутся в любую погоду, так что никто не делал скидки на дождь. Бойцы стреляли из всех видов оружия, не обращая внимания на снующих рядом операторов, стремящихся запечатлеть наиболее зрелищные моменты стрельб.
Не менее яркие впечатления остались от поездки в Гальский район на контрольно-пропускные пункты. Мы видели и элементы учений по отражению внезапного нападения противника и инженерную разведку дорог. Бойцы не жалуются на тяготы службы, радуются, что за последние годы никто из них не пострадал. Население вполне дружелюбно, с пониманием относится к необходимости проверок машин и повозок. Очередей особых на КПП нет, многие здороваются с контрактниками: изо дня в день людям приходится преодолевать этот блокпост по дороге на работу и обратно. Местные открыто тоскуют о советском времени, когда все жили более или менее мирно, не было границ и угрозы войны. И благодарят ребят за мирную жизнь, которую они уже 13 лет охраняют.

Горный сюжет


Вылет в Кодорское ущелье откладывался несколько раз, не позволяла погода. Но вот мы все же летим над зелеными горами в сопровождении боевого вертолета. Как-то трудно поверить, что человек, живя на столь прекрасной земле, может в кого-то стрелять. Тем не менее сам по себе такой вояж может обрести любой сценарий, вплоть до шальных выстрелов по вертолету с земли. Так что нас охраняют. Времени в обрез - погода грозит новым ливнем, но часа три у нас есть. Первая остановка - пост N106, где располагается вторая мотострелковая рота. Вертолет замирает на площадке перед зданием бывшей школы. До войны здесь было большое село Лата из 540 дворов, ходил автобус. Теперь на месте его остановки - наблюдательный пост, а в школе - казарма, которую воины благоустроили собственными силами. И хотя окна заложены мешками и кирпичами, внутри все выглядит вполне комфортно. На восстановление здания ушел целый год, зато теперь миротворцы живут в нормальных условиях.
В деревне остался единственный обитаемый дом, в котором живет семья погибшего во время войны командира абхазских ополченцев. Живет натуральным хозяйством: вокруг бродят коровы, свиньи, куры, невдалеке расположена пасека, а в клетке в дальнем углу двора скалит зубы годовалая медведица. Ее принесли сюда охотники маленьким медвежонком, а теперь этот огромный зверь не подпускает к себе даже хозяев. С журналистами члены семьи общаются без энтузиазма: уже не раз давали интервью, не хочется снова и снова возвращаться к печальным событиям и пережитому горю. Эти люди существуют бок о бок с российскими военными и под их охраной. Изменится обстановка - им придется покинуть обжитое место и уйти. Об этом не хочется и думать, живут одним днем, надеясь на лучшее.
Пока бойцы специально для телевизионщиков демонстрируют чудеса боевой выучки, мы беседуем с командирами и рядовыми. "Нормальная служба, - говорят ребята, - но, конечно, все мы ждем отпуска и встречи с близкими. Радуемся и гордимся, что в зоне нашей ответственности все спокойно".
Но вот звучит команда: "По машинам!" - и мы на военном ГАЗ-66 по крутой горной дороге выдвигаемся в расположение следующего поста. Дорога петляет и закладывает такие виражи, что лучше не смотреть вниз. Время от времени колеса грузовика соскальзывают с колеи и зависают над пропастью. Бойцы, видя наш испуг, посмеиваются и говорят, что им приходится преодолевать этот путь регулярно и всегда успешно. И вот вдали показываются постройки 107-го поста. Здесь все скромнее, но сама служба организована точно так же, как и на любом другом посту миротворцев. Те же смены, наряды, задачи. Хочется поговорить с солдатами, но нас торопят: пришло грозовое предупреждение, может случиться так, что наша "вертушка" просто не сможет взлететь. И мы снова мчимся на грузовике над пропастями.

Армия Абхазии


Абхазских военных мы видели и на полигоне в Очамчирах, и на блок-постах перед российскими постами. Основа местной армии - резервисты. Это означает, что все мужчины в возрасте от 18 до 55 лет находятся в резерве, регулярно призываются на сборы, где шлифуют навыки ведения боевых действий. Стрелковое оружие есть в каждой семье, оно хранится в специально оборудованном месте так, чтобы в случае тревоги человек мог прибыть к месту сбора уже вооруженным. Руководители абхазского государства и армии не раз подчеркивали: подавляющее большинство резервистов имеют боевой опыт, им некуда бежать со своей земли, а посему каждый двор в случае нового конфликта превратится в неприступную крепость, которую будут защищать до последней капли крови.
Конечно, местная армия испытывает недостаток в профессиональных военных. Пять лет назад для решения этой проблемы было создано Сухумское высшее военное командное училище, курсанты которого получают общевойсковую подготовку, изучают бронетанковую и авиационную технику. Хотя надо сказать, что с техникой у абхазов дела обстоят не столь хорошо, как бы хотелось. Ни одно государство мира не имеет права продавать им вооружение. Приходится использовать то, что есть. А это танки, орудия, бронетранспортеры, боеприпасы, которые добыты в боях или были брошены отступающими грузинами. Все это бережно восстановлено и поддерживается в идеальном состоянии. Кроме того, налажен выпуск револьверов на Ткварчельском заводе. Образец такого стрелкового оружия нам с гордостью продемонстрировал начальник Генштаба вооруженных сил Абхазии генерал-лейтенант Анатолий Зайцев. "За два года, - сказал он во время пресс-конференции, - мы сделали огромный шаг вперед. В случае агрессии противника мы его встретим достойно. Потенциал Грузии по количеству танков, артиллерии и авиации, конечно, выше. Но тем, кто знаком с военной наукой, известно: не всегда полководец, имеющий больше вооружений, одерживает победу. Прошлая война еще раз доказала правильность этого положения".

Война или мир?


Любому человеку, следящему за развитием событий в Абхазии, предельно ясно: по-прежнему сохраняется угроза решения этой острой проблемы силовым путем. Недалек, видимо, тот день, когда Грузия станет членом НАТО. Руководитель Абхазии, президент Сергей Багапш уверен, что это позитивно скажется на определении статуса его республики. "Еще до приема Грузии в Североатлантический альянс должен быть решен наш вопрос. Россия - такое же мощное государство, как и другие страны "большой восьмерки", у нее есть геополитические интересы вблизи собственных границ. Абхазия была и остается буферной зоной на российских рубежах. К миру принуждать нельзя, о мире нужно договариваться. И никакие силы не принудят абхазов, как, впрочем, и южных осетин, и приднестровцев, войти в те республики, откуда они уже вышли. Эта тема для нас закрыта".
...Мы уезжали из солнечной Абхазии ранним утром. Накануне, прощаясь с миротворцами, мы желали им мира и спокойной службы, но при этом и они, и мы вполне отдавали себе отчет в том, что в любой момент все здесь может измениться. И тогда Страна души (именно так переводится на русский исконное название Абхазии - Апсны) снова будет истекать кровью, отстаивая самое дорогое, что есть у любого народа, - его законное право жить не по чужой указке, а по собственным законам. Хочется верить, что здравый смысл возьмет верх над политическими амбициями и этот чудесный край, восстановив разрушенное войной хозяйство, гостеприимно примет всех людей, чьи души стремятся обрести радость на этой древней и вечно молодой земле.

http://www.redstar.ru/2007/08/08_08/2_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме