Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Спорное и бесспорное в национальном вопросе

Эдуард  Скобелев, Русский вестник

07.08.2007

Национальный вопрос был и остаётся важнейшим вопросом жизни народов.

В принципе ещё в дохристианские времена тут был накоплен гигантский опыт, который свидетельствует о том, что этнические вопросы тогда ставились жёстко и бескомпромиссно.

Однако особенную остроту этнические проблемы приобрели тогда, когда появились фанатичные претенденты на мировое господство, способные - через тайные союзы - преследовать свои интересы на протяжении десятков поколений, когда завершилось формирование политической философии существования одних ("избранных") народов за счёт всех остальных.

Я вовсе не считаю, что евреи являются тут первооткрывателями, нет, они и здесь компиляторы, подражатели, но в силу особенностей истории некоторая их часть ещё во времена древней израильской государственности приобрела устойчивое отвращение к созидательному труду и склонность к приобретению жизненных средств посредством разного рода махинаций.

Но повсюду просматривалась Исповедуя талмудизм и мистику, евреи стали обращаться не к вещам, а к их знакам, не к человеку, а к его денежному символу.

На почве этнических претензий разрастались практически все войны. Именно для обслуживания этнических претензий и химерических планов были созданы первые тайные организации, уже в римские времена получившие международный размах.

"Каковы народы, такова и их политика", - эту закономерность открыли ещё древние, за ней стоял драматический опыт.

Агрессивными и опасными были великие союзы племён, подчинявшиеся какому-либо одному племени. Но ещё более опасными проявили себя те "посредники", которые постоянную ставку на обманы, соблазны и подкупы развернули в главное оружие стравливания народов и паразитирования на их противоборстве.

Когда Великий Рим осознал, что его жизненные силы высмактовывает паразит - ростовщик, и принял меры к тому, чтобы его элиту не разоряли лихоимцы, скупая поместья, земли, приобретая титулы и проч., он подвергся неслыханным ударам со стороны варваров, - варвары за большие взятки выполняли волю тех, кто хотел опрокинуть Рим, ограничивший ссудный процент и фактически запретивший браки с иноземной псевдознатью.

Мы видим, таким образом, что национальный вопрос сделался главным вопросом защиты римского государства от развала и деградации.

Но если Рим обладал достаточной военной силой, чтобы защитить свои границы, то его гражданские свободы, беспрецедентные для того времени из-за глупой состязательности политических групп, мало помогали упредить или исключить идеологические и психологические удары.

Поздний Рим, как известно, проявлял уже терпимость к иноязычным народам и их верованиям. Между тем официальная вера, перенятая от греков, настолько усложнилась, превратившись и в притчевую философию образованных слоёв, что римский плебс, а тем более пришлое население (мигранты) ничего в этом не понимали, что и сделалось исходным пунктом разжигания волнений и агрессии. Враги Рима столетия поддерживали более примитивные культы Востока, где бог был прост, как древний идол, и потому гораздо более популярен среди низших слоёв.

Противостоять "примитивному", но понятному для разных племён "интернациональному" богу римская религиозная доктрина уже не могла, когда зашатался авторитет римской культуры и стал падать престиж императорской власти.

Так было открыто значение идеологической составляющей в национальной и межэтнической борьбе, и все последующие столкновения, имевшие подоплёкой материальные претензии, прикрывались религиозным "правоверием" или "ересью".

Но если внедрение религиозных "новшеств" с целью подрыва целостности государства требовало значительного времени и средств, проще было подкупать правящий слой или, точнее, "нужных людей" правящего слоя.

Позднее на пути этнического разбоя встали монархические режимы, которые в целом осознавали значение традиций и ценили исторический опыт наиболее успешных правлений. Отсюда - борьба с "абсолютизмом" (в России - с самодержавием. - Ред.), которая велась уже при помощи тайных обществ и совращения пылких умов "идеалами" правды, справедливости, братства, гуманизма.

Тысячи выдающихся умов в разных странах, не осознавая того, обтяпывали шкурнические дела тихо, как червь, внедрившийся в плоть чужого государства этнической шайки, - она организовывала повсюду свой разбой таким образом, что и главари тайных организаций были лишь подставными куклами.

В этих условиях проходила так называемая "колонизация свободных земель". В этих условиях образовались и Соединённые Штаты Америки как оплот масонства. О правах более слабых народов никто и не заикался. Рабство негров считалось "нормальным", как ныне в "демократической" России "нормальным" считается язва бомжизма.

Успехи в преступном ремесле сокрушения неподкупных режимов ободрили мировое этническое подполье к изобретению "религии для атеистической толпы" - так появились "социологические учения" - смесь народных мечтаний (это непременная наживка) и тщательно скалькулированных в интересах заговорщиков принципов построения "нового общества" и управления им.

Вся социология в мире порождалась не спонтанными научными открытиями (здесь таковых и быть не может), а бредовой, болезненной оккультистской тарабарщиной, создающей видимость знания, как раньше создавалась видимость "общения с божественной силой".

Конечно, практическое развитие общественных наук - более сложный и многосторонний процесс, но в основе всех утопий и всех социалистических учений лежали прежде всего химеры этнического порядка.

Мир, естественно, даже не подозревал о том, что его завоёвывали, но впервые не с помощью армий, а с помощью денег и извращения "научных" понятий.

И всё это в глубокой тайне, ремесле наиболее изощрённых негодяев.

Когда же фрагменты этих тайн попадали на свет, всё решительно и самым бесцеремонным образом отвергалось, а "разоблачители" подвергались террору, а иные из них погибали "при невыясненных обстоятельствах".

Дальше - больше. Мировой олигархической головке были внушены преимущества, которые она может получить, устанавливая в чужих странах собственные режимы, организуя локальные и глобальные войны. И этот роковой процесс попал под тайное управление, и о массовых страданиях народов никакие "демократы" даже не заикались.

Так было положено, например, начало разрушению Оттоманского султаната в 1908 году, а затем с 1917 года "революциям" в России. Аналогичные события произошли и в других государствах.

Но повсюду просматривалась одна и та же закономерность, о которой мы лучше знаем по кровавой российской голгофе. Главными партиями переворота выступали теневые промасонские партии. "Абсолютизм" (в России - самодержавие. - Ред.) ломали с помощью масонского заговора среди высших вельмож, а затем, когда дело было исполнено, их без всяких церемоний оттесняли более радикальные элементы.

И повсюду - массовые казни и геноцид. Только в Турции это был геноцид армян, пользовавшихся правами наиболее влиятельной этнической группы, а в России - геноцид русских.

И не компартия, если уж выворачивать всё вонючее исподнее, приняла в свои ряды Бунд, а Бунд принял в свои ряды дочерние политические группы, - фальшивые декорации для масс больше уже никогда не введут нас в заблуждение.

Ничего принципиально нового "октябрьская революция" в национальный вопрос не внесла. Банда полагала, что она прорвалась к власти навсегда, и потому границы между "союзными" республиками чертила по линейке, бессовестно кромсая исконные территории России. Был объявлен "пролетарский интернационализм", т.е. фактическое упразднение государствообразующей нации - русских. Да, иные народы получили какие-то возможности для прогресса, но опять же за счёт грабежа накоплений тружеников Российской Федерации, Украины и Белоруссии. Это, по словарю новых комиссаров, означало "вернуть исторический долг закабалённым народам". Кто их фактически закабалял с помощью рубля и водки, осталось за кадром.

"Право на отделение" - это был не только жест демагогии, характерный для любой мошеннической власти, но и механизм подрыва государства на случай какого-либо кризиса.

Фактически все национальности в СССР оказались на положении второразрядных рабочих армий. Хуже всех приходилось славянам, тогда как "избранное меньшинство" присвоило себе все чрезвычайные полномочия главного посредника и верховного судьи. Об этом можно прочитать толковые исследования доктора наук Г. Литвиновой, ныне, к сожалению, покойной, которая открыто и доказательно протестовала против национальной политики КПСС в годы "перестройки".

И вот грянула "революция 1991 года", скрывающая, как и все "русские" революции, чудовищные махинации чужеземных в основном этнических группировок...

Сегодня, оглядевшись и убедившись, наконец, в правоте того, о чём лучшие люди нашего государства заявляли с разной степенью честности с 70-х годов прошлого века, наши политические пророки пытаются прочертить нужную траекторию развития национального вопроса в современной России, где русский народ уже полностью поставлен на колени, но по-прежнему ещё не вполне осознаёт свою участь, как это и свойственно, увы, всем великим народам, приученным с полным доверием и радушием встречать любых инородцев.

И что же мы видим?

В апреле 2007 года в Новосибирске прошёл "круглый стол" по национальным проблемам. В других городах РФ состоялись аналогичные мероприятия. Но все они, зафиксировав чрезвычайную важность проблемы, не наметили плана никаких реалистических действий. Более того, вся риторика вертелась вокруг прежних советских "интернациональных" лозунгов, - ситуация крайне удручающая, если даже принять во внимание, что все эти мероприятия осуществлялись под определяющим влиянием "заинтересованных сторон".

Да и как появиться самостоятельной аналитической мысли в стране, почти столетие бичуемой кровавым кнутом национального шантажа и репрессий?

Экспертный опрос, недавно проведённый службой Института ресурсов человека и управления социальным здоровьем населения России с участием других авторитетных аналитических центров, даёт нам следующие оценки факторов, повлиявших на положение русских в современной России:

1. негативные следствия "демократических реформ" по либерально-западному образцу в 1990 гг. - 24% опрошенных;

2. поражение СССР - России в информационной идейно-психологической войне с Западом во второй половине ХХ века - 20%;

3. негативные последствия советского периода истории России, социалистической революции 1917 года - 19%;

4. негативные следствия "горбачёвской перестройки" - 14%;

5. экспансия мирового сионизма - 12%;

6. просчёты, ошибки руководства России - СССР на различных этапах их истории в ХХ веке - 10%.

Вот выявленная ситуация с умонастроениями: в миллионах голов - комиссарский фишмановский ливер. Для того, чтобы русские люди, вообще россияне могли воспринять программу нововведений в области национальных отношений, приведённые цифры должны быть совершенно иными!

Вот объективный показатель нашего нацио-нального разгрома!

Люди, в большинстве своём лично порядочные и... соответственно очень пострадавшие от урагана по промывке мозгов, до сих пор мыслят в категориях "интернационала". Но поскольку они видят дикости реального положения русских и бесперспективность мирных апелляций к власти, они предлагают повысить роль гражданского общества в целях "гармонизации национальных отношений" и вести диалог между представителями разных наций...

Нет, русская нация, в муках создавшая и в непрерывных лишениях сохранявшая великое русское государство, при таких подходах будет ещё столетия стоять на коленях и вести "диалог"!

Это как раз то, чего от нас хотели бы наши заклятые доброжелатели: мыслить и "проводить мероприятия" в пределах заданных ими параметров.

Но в нынешних обстоятельствах, когда всё зашло слишком далеко и уже начато бурное строительство "мирового государства" с номерными "территориями" вместо национальных государств, этнические отношения можно решать только посредством жёстких юридических норм в сочетании с целенаправленными организационными социальными мерами. И болтовня о социализме или капитализме тут не имеет решительно никакого значения. Более того, она вообще лишена смысла.

Современный национальный вопрос в рамках "регулирования" прошлых времён уже не решить. Изменились все участники процесса, изменились и условия, в которых протекает сам процесс.

Нас (и мир в целом) "заморозили" в различных модификациях рабовладельческого общества и только дурачат при помощи словесных ярлыков.

Нам настойчиво внушают, что межнациональные вопросы относятся к категории общенациональных и в региональном плане их решения не существует.

Но это все жалкая ахинея всё тех же ловких напёрсточников от социологии. Национальные вопросы могут быть системно разрешены вначале как раз только в региональном плане. Единственное предварительное условие - наличие людей с высокой планкой социально-культурных притязаний и, соответственно, готовых к более ответственной и, стало быть, результативной деятельности по защите своих национальных интересов. При этом государство должно оказать помощь - финансовую и правовую, которую оно оказывает ныне при учреждении небольших частных предприятий, - ничто само по себе, кроме опухолей и грибков, не растёт.

И здесь мы выходим на тот опыт государственного строительства, который способен учесть предшествующий опыт нашей давней-предавней племенной жизни. Я имею в виду общину как способ единения людей, как форму братства во имя справедливости, сплочённости и взаимной поддержки.

Был период в истории Древнего Рима, когда такая община преобладала. Напротив, в социалистическом СССР, где болтали о коммунизме, в плане социальной организации жизни с 1917 года по 1991 год всё оставалось на одном и том же уровне. И это, конечно, не случайно.

В СССР в последние годы его существования ежегодно строилось до 100 тыс. предприятий. И - ни единого социального предприятия нового типа, в котором были бы спокойно разрешены все противоречия, неразрешимые на уровне, установленном Свердловыми и Троцкими. Социальных ячеек общинного типа, где человек был бы для другого человека действительно товарищем и братом, так и не появилось.

В 1997 году я издал книгу, где очень подробно описаны все возможности такой общины, весь её механизм. Книга, правда, писалась в 1991-1993 гг. И эта община называлась "истинно социалистической", хотя, на самом деле, это форма жизнедействия всякого передового и непобедимого государства, приход которого я считаю делом неизбежным.

Эта моя книга "Слово о судьбе каждого" (под псевдонимом Отц-Отцев, объём до 800 страниц) давала обзор важнейших событий всеобщей истории именно с точки зрения борьбы с иноземным этническим внедрением. Но её тираж был всего 100 экземпляров.

Мой доброжелатель сделал вид, что не заметил моей книги, хотя отдельные главы её нелегально издают бизнесмены по России, разумеется, не называя автора. Это и понятно: доброжелатель очень боится привлечь к этим проблемам общественное внимание. Но в частных разговорах он навесил на книгу все мыслимые клеветнические ярлыки, из которых "антисемитизм", по-моему, самый заурядный и слабый.

В данной статье я не собираюсь затрагивать вопрос во всём его объёме. Скажу только, что новый уровень организации труда и быта общинников позволяет им, не напрягаясь, в 2-3 раза повысить эффективность своего труда (даже на базе существующей техники), в 2-3 раза поднять уровень жизни, в 5-6 раз - качество быта и времяпрепровождения, то есть ценность существования.

Община позволяет эффективно вести генетическое оздоровление, исключает алкоголизм, наркотики и другие гадости, при помощи которых разрушают личность человека, вгоняя его в болезнь и страдание. Община обеспечивает решение жилищных проблем, воспитания достойной молодёжи, исключение преступности, воровства и хулиганства на своей территории. Община оздоровляет радикально не только внутреннюю, но и внешнюю среду, меняет миронастроение замордованных людей.

Община создаётся по типу агропредприятия или промышленного предприятия с полным циклом самообеспечения и хозрасчёта с окружающими контрагентами. Приём в неё - на добровольной конкурсной основе, с прохождением медосмотра и установлением испытательного срока.

Община решает для каждого своего члена те вопросы, которые он не в состоянии самостоятельно разрешить не только в нынешнем российском обществе, но и во всяком другом.

Важнейший принцип общины: неформальная, неназойливая, но постоянная помощь человеку от рождения до смерти, содействие становлению его личности, поддержка в получении образования и утверждении любых его творческих деяний.

Будний день в общине делится на труд по специальности, общественно-полезные работы, работы по развитию и физическому укреплению своей личности, свободное время.

Режим дня в общине практически санаторный. Питание общее с учётом индивидуальных пожеланий.

Комиссары приучили совков всякое новое обстоятельство встречать холопским: "это мне нравится", "это мне не нравится"...

Кто не хочет в общину, того это не касается. Кто же вступает, обязан поддерживать общий технологический цикл.

Общинник должен общине только посильным, но честным трудом и соблюдением морали. При этих условиях его жизненное благосостояние гарантировано. Если он пожелает выйти из общины, он получит и свой личный "пенсионный фонд" и установленную сумму накоплений.

Никакие общественные ячейки, помимо уставных, в общине не разрешены. Так же, как в любой семье. Строжайшим образом запрещены кучкования и пропаганда тайных союзов. Уличённый в этих видах нелояльности изгоняется с позором и без каких-либо компенсаций.

Община формируется на базе преобладающего в данном национальном регионе населения. Допустим, 80% - русские, 10% - татары, 10% - "прочие". Это будет, конечно, русская община.

Адыгейцы, дагестанцы и прочие будут создавать, если пожелают, общины в Адыгее, Дагестане и т.п.

Язык общины - повсюду русский и родной национальный. Никаких "своячеств" и "землячеств" не допускается. Равенство всех - главная норма жизни. Все - граждане России, "общины" более широкого формата.

По желанию люди иных национальностей могут позднее перейти в общины по своей национальной принадлежности, но я уверен, что практически таких желаний не будет, поскольку никаких ущемлений или дискриминации "меньшинства" в русской общине не потерпят. Напротив, высокая планка новых отношений поможет всем встать выше в освоении верхнего слоя мировой классической культуры, при котором правда и справедливость превращают агрессивный национализм в нечто позорное и опасное для всех.

Точно так же и русские, если попадут в общину татарскую, никакого "землячества" не образуют.

В России не должно быть общин из представителей тех народов, которые имеют за пределами России свою государственность, независимо от того, признают они её своей или не признают.

Я, белорус, таким образом, не претендую на создание белорусской общины в России, соглашаясь на участие белорусов в русской или башкирской общине. Но я очень хотел бы, чтобы все другие с таким же пониманием относились к этому важному делу. Не будет общин армянских или грузинских, литовских или эстонских. И цыганских не будет.

Ни русские, ни татары, ни чукчи изменять устав общины будут не вправе, - ради совместимости всех общин как залога солидарности всех общинников. Однако на ежегодных съездах глав общин будут обсуждаться и вопросы обновления, уточнения или развития устава.

Кому-то эти насущные проблемы завтрашнего дня могут показаться надуманными.
Не заблуждайтесь, друзья! Тот, кто не обозревает своего будущего, не может подлинно знать и о настоящем.

Дирижёры западных обществ, осознавая нарастающую кризисность систем, работающих по принципам выгоды, но настойчиво выполняя приказы о построении глобальной системы как последнем уже способе преодоления кризисности, всячески поощряют разработку проблем будущего. В США, к примеру, существуют десятки институтов, занимающихся футурологией и накоплением банка данных представлений о будущем. Даже оккультисты сегодня знают, что выживаемость общества зависит от его способности вовремя усваивать грядущие императивы.

Община - это, безусловно, главный императив всего человечества, если оно желает сохраниться. Но как община может быть использована для целей глобализации - большой вопрос, потому что в нашей русской и российской общине вся управляющая головка будет постоянно избираться прямым и тайным голосованием при контроле специальной коллегии гарантов справедливости.

Отдельный вопрос, который я считаю важным обсудить уже на данной стадии, - вопрос о соотношении любой "измической" идеологии и доктрины управления практической, творческой, традиционной. Ясно, что община должна отдать пальму первенства прагматическим подходам. Тогда ни одна из общин не сможет стать проводником чуждых влияний через партийные, церковные или иные учреждения.

Община, естественно, будет допускать Церковь (православную и другие традиционные для России) к окормлению верующих.

Не исключено, что общинники сами пожелают вести дела своей церкви, исходя из того неоспоримого постулата, что в деле веры не может быть избранного клана, а Церковь является сейчас главной мишенью глобалистов: внедриться в неё и повелевать через неё "народным стадом" - их основная задача.

Возможно, кого-то не устроит такая откровенная и честная постановка вопроса. Но она и не должна устраивать всех: речь идёт о безопасности нации, стало быть, и религиозного сознания в тех формах, которые исключают осуществление стороннего политического влияния на религию.

Разумеется, я ни на чём не настаиваю, кроме одного: пора перестать отдавать плоды нашей умственной работы на глумление тем, которые не желают никаких перемен в тяжкой судьбе русского племени, тогда как его ослабление неизбежно вызовет исчезновение в пасти глобализма российских народов.

Община - единственная возможность начать процесс исправления нравов русских и россиян. Под влиянием сионистского бахвальства и в пику ему мы стали преувеличивать достоинства своего народа, забывая о том, что каков быт и какова мыслительная деятельность, таково и общество.

Оцените, по крайней мере, один факт: чтобы так сломать нравственность великого народа за считанные годы, надо иметь слишком слабую нравственную закваску.

А общественная трусость и низкопоклонство? За высокую идею у нас по-прежнему сражаются лишь единицы. Помилуй Бог, да может ли такой народ освободиться прежде всего от самого себя?

Совершенно нетерпим порок всеядности и лицемерия, которым оказались заражены все народы т.н. "постсоветского пространства".

Наши люди готовы петь дифирамбы политической пустышке, хвалить бездарного учёного и ничтожного литературного писаку даже и русофобской направленности, они рукоплещут эстрадникам, изгаляющимся над язвами нашей страны, которыми заразили нас враги, они смеются "шуткам", в которых наш народ представлен дураком и жалким невеждой, распутником и бескультурным хамом, мы млеем перед богатством и равнодушны к духовным подвигам своих собратьев.

И эти жалкие трусы и шкурники называют себя русскими, с презрением обходя тех, кто отдал народу здоровье, силы и все свои надежды?

Почему мы до сих пор не осознаём преступный цинизм, с которым организуются шествия и парады по случаю Победы в мае 1945 года?

Или власти сохранили традиции мужества и любви к Отчизне, которую продемонстрировали 35 миллионов погибших? Или сберегли тот мизер социальных завоеваний, купленных кровью, который был после войны? Или достойно боролись за целостность великого государства и процветание всех союзных республик?

Многим ясно, что все эти "мероприятия" - театрализованное шоу, глумление над памятью павших и совестью живущих поколений, это пиарщина накануне очередных выборов, которые вновь обманут народ.

Я понимаю, праздновать победу могут "безнациональные" олигархи Америки и Европы, которые в ходе войны сумели протащить решение об упразднении золотого обеспечения валют, в результате чего пустой бумажный доллар стал главным кровососом всей планеты.

Я понимаю, праздновать победу могут евреи, сумевшие за счёт чужих мук создать собственное государство.

Я понимаю, праздновать победу могут политические дельцы, успешно стравившие две самые динамичные силы истории - СССР и Германию ради того, чтобы обеспечить свои глобальные преступные интересы.

Но где совесть праздновать Победу у тех, кто в итоге вновь оккупировал и закабалил героические советские народы?

Разве не безумие движет устроителями манифестаций, которые знают, что глобалисты уже давно приняли решение сократить население земного шара с 6,5 миллиардов до 300 миллионов?

Кого будут умерщвлять?

Разве не ясно, что на заклание обречена прежде всего Россия, потерявшая за столетие свыше 120 млн. человек, как и предвидел Достоевский?

Нас замордовали "демократическим рынком". Но если вы думаете, что главное здесь - конкурентоспособность в условиях всевластия ВТО, к чему мы совершенно не готовы, вы глубоко ошибаетесь. ВТО - это форма кухонной переработки национальных экономик и, соответственно, этносов для того, чтобы подготовить их к перевариванию в желудке транснациональных монополий.

Вступление России в ВТО только осложнит этнические проблемы. Вот почему постоянное наращивание нравственного и интеллектуально-культурного потенциала народов России остаётся важнейшим условием их дальнейшего успешного противостояния.

Здесь надо видеть события не на год, не на два, а на десятилетия вперёд. Способны ли к этому нынешние патриоты России? Я в этом нисколько не сомневаюсь, но предостерегаю: враг будет пытаться "примазаться к теме", чтобы утопить всё в бессмысленном и пустом "теоретизировании".

Как и в военных действиях, так и в выборе путей в кризисное время следует ориентироваться на волю главного, но испытанного полководца: любые его решения будут более полезны, чем споры "яйцеголовых" (среди которых будет много обрезанцев).

Возрождение России начинается с духовного возрождения каждого из нас, с восстановления нашего личного достоинства и нашей личной смелости вступаться за попранные интересы соотечественника.

Поэтому не оценивайте сказанного мною с позиций вальяжного невежды, подумайте о том, что сложнейшие вопросы жизни нации могут решаться только с учётом всех угроз, существующих и вероятных, причём системно, как и в природной среде. А мы - всё ещё природа. А разные технические штучки-дрючки - это или клыки для смертельного боя, или психическое зомбирование, которое завершилось с созданием Интернета, штуки гораздо более страшной по своим последствиям, чем ядерная война.

Наш народ потерпел более серьёзное поражение, чем это способен представить себе рядовой наблюдатель событий. И чтобы вынести новое ярмо и сбросить его, нужно не только использовать все традиционные процедуры самообороны, защиты от совершающегося геноцида, но готовить детально разработанные и реальные планы коренных преобразований, которые позволили бы русским и россиянам вновь набрать необходимое моральное, экономическое, культурное и политическое влияние.

Россиянин - только тот, кто постоянно работает на благо России, отдавая должное великой и животворной русской культуре, которая сегодня гибнет по причине невыносимо недостойного положения русского человека.

* * *

Статья была уже написана, когда я получил бандероль от моего друга Владимира Фомичева из Москвы, - в ней были его статьи и книги.

В материалах я обнаружил как раз то, чего недоставало моей статье, и я это чувствовал. А недоставало пронзительного чувства последней черты, у которой оказалась великая русская нация.

Вот сам Фомичев: "Положение основного населения страны стало буквально невыносимым... Сегодня основная часть населения страны уподоблена замёрзшей в болоте лягушке, системы жизнедеятельности которой могут "проснуться" лишь весной при солнышке. А где наше солнышко?" (см. газету "Отчизна", орган Нижегородского областного Русского патриотического общества, N 6-7, 2006).

В этой же газете публикуется статья другого талантливого московского писателя Г. М. Шиманова "Да возродится русская община!" Она как раз и струит ожидаемое тепло.

Статья Г. Шиманова - это мудрый монолог человека, хорошо знающего нашу современность. Его замечания по демографической проблеме глубже и основательней десятков томов "исследований" на эту тему, которые я внимательно проштудировал. К общеизвестному он добавляет тончайшие наблюдения психологического свойства, - жаль, что его статья не попадёт на чтение к сильным сего мира.

Когда я говорил о своей непоколебимой вере в потенциал русского ума, я имел в виду людей такого диапазона, как Л. Ивашов, Патриарх Алексий Второй и Г. Шиманов.

Но послушаем Г. Шиманова и сопоставим его слова с основной задачей и смыслом моей статьи, - почти полный унисон, хотя мы разделены и пространством, и средой, и каждодневными заботами.

"Без возрождения русской семьи и русской общины все остальные русские дела окажутся малоплодными и пойдут, в конечном итоге, прахом.

Но семья и национальная община это взаимосвязанные веши. А почему? По той причине, что здоровая семья невозможна в ядовитой среде современного безбожного мира. Она отравляется его ядами и заболевает даже в том случае, если строится изначально с намерением быть духовно здоровой. Она не способна, за редчайшими исключениями, воспитывать правильно детей, которые в первую очередь становятся жертвами безбожного окружения. Она не способна, за редчайшими исключениями, созидать и удерживать правильный иерархический строй в самой себе, без которого невозможно её единство. А без единства мужа и жены, без единства родителей и детей семья исчезает как институт. Не сразу, медленно, но неизбежно...

Современный русский человек, как правило, одинок, а потому и беспомощен перед любой нерусской национальной общиной. А эти общины насчитывают уже тысячи, десятки тысяч и сотни тысяч человек. Это настоящие армии, имеющие свои мозговые центры, влияние в государственной администрации и в средствах массовой информации. А если учесть, что и само современное Российское государство, как и современные СМИ, настроены русофобски (не говоря уж об их сильнейшей коррумпированности), то картина будет почти полной. В этой ситуации даже добросовестные учителя и директора школ бессильны противодействовать превращению русских школьников в граждан второго или даже третьего сорта. Но это только начало. Это пока в нашей школе ещё единицы кавказцев и других азиатов. А что будет, когда их число возрастёт в пять или десять раз? А так оно и будет, если только современная политика Российского государства, поощряющего приток иноплеменников в Россию, не изменится.

И такая ситуация не только в школах. Потому что все иммигранты объединены, как правило, в национальные общины, а русские разрозненны и потому бессильны. Бессильны не только русские педагоги. Бессильны и русские милиционеры, и русские юристы, и русские работники жилищных управлений, и русские журналисты. Любой русский чиновник, если это не слишком большая шишка, не может противостоять силе организованных иноплеменников. Особенно самых агрессивных и умеющих по традиции действовать сообща. Он открыт для нанесения по нему и, главное, по его семье сокрушающих ударов, которые при современном состоянии Российского государства совершаются, как правило, безнаказанно.

Не трудно предвидеть, что по мере умножения иноплеменников в России и таяния в ней числа русских последние будут подвергаться всё большей дискриминации. Под неё будут подпадать всё более высокие социальные слои, пока ещё не ощущающие на себе этой дискриминации. Когда им станут демонстративно плевать в лицо и заставлять безропотно сносить это, они, возможно, начнут задумываться о высоких материях. Но, скорее всего, ограничатся тем, что упакуют свои чемоданы и разъедутся по другим странам, чтобы раствориться среди других народов.

Вот о чём следовало бы задуматься уже сегодня тем русским людям, которые ещё принимают за чистую монету лукавые слова об "общечеловеческих ценностях". В качестве которых им подбросили ядовитые "ценности", сработанные на Западе разрушителями народов...

Социальный взгляд на религию, открывающий каждому человеку очень важную правду о ней как об основе его семьи и его народа, есть идейный фундамент и его самого как существа общественного, и членов его семьи, и членов его рода и народа. Этот социальный взгляд на религию есть сила сплачивающая и семью, и национальную общину, и всю нацию в целом...

Но и это ещё не всё. Национальная община есть главное условие выхода русского народа из той демографической катастрофы, в которой он исчезает сегодня."

Национальные общины иноплеменников сплачивает то, что они явились "заработать на жизнь" и представляют из себя меньшинство, осознающее, что чаще всего оно действует противоправно.

Русские общины на своей земле будут лишены этого "стимула", и формирование их будет формальным, пока в одно место не клюнет жареный петух.

Да и сама по себе попытка обособиться на своей земле таким простейшим образом всё же уже умаляет достоинства русской нации: мы обязаны настоять на своих священных правах.

Поэтому я предлагаю не только всерьёз изучить предложение Г. Шиманова и действовать по-шимановски, накапливая практический опыт, но и подумать, как жить дальше, чтобы сдерживание привнесённого терроризма не превратилось в сплошную муку вечного ожидания террора.

Системное регулирование проблемы в сотни раз повысит прочность положения всех россиян, включая русских, которые таким образом сохранят свою ведущую культурную и организующую функцию.

Единственный вопрос, который я вижу: примет ли власть, называющая себя российской, участие в истинно российском проекте или же вновь трусливо уклонится от определённости?

Эдуард СКОБЕЛЕВ, белорусский писатель

http://www.rv.ru/content.php3?id=7048



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме