Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Большая русская нация как реальность и как проект

Сергей  Баранов, Агентство политических новостей

30.06.2007

Социальные процессы XX века привели к тому, что давно уже стала реальностью большая русская нация, не вписывающаяся в номенклатуру этносов СССР, а в определенной степени их поглощающая. Характерно, что эта номенклатура всячески поддерживается постсоветскими элитами и современными прозападными этнологами как некая данность, — устраивающая всех политкорректная версия.

Движущими силами широкого русского проекта были и традиции российский империи, и создание советского человека, и единая экономика и государство, а также многие другие. Но, так или иначе, возник феномен русского, отличаемый представителями других этносов, как внутри России, так и далеко за её пределами. Речь идет не о цивилизации, не о суперэтносе, а именно о нации как конкретной общности людей, которую можно вычислить. Что мы и попытались сделать (см. таблицу).

Большая русская нация сложилась таки образом, что её границы прошли буквально «по живому»: через другие этносы, государства, территориальные общины, через души и судьбы отдельных людей, получивших так называемую сложную или же «двойную» идентичность. Сегодня они живут в государствах, которые навязчиво утверждают свои собственные этнические проекты, настойчиво достраивая их до уровня и набора признаков «нации».

Не пора ли мыслящим русским пересмотреть слишком узкие и устаревшие границы? И сделать новый образ русского народа своего рода целью, лозунгом, форс-идеей, настоящей национальной идеей?

Численность и состав большой русской нации (с включениями смежных этносов):

 

Субэтнические группы большой русской нации /подгруппы (в скобках даты всеобщих переписей данных государств)

Численность млн. чел.

% от общей численности русских (180 млн.)

% русских

в данном этносе /субэтносе/диаспоре

1.

Русские СНГ и Балтии (великороссы)

136—137

75%

100%

2.

Украинцы с русской идентичностью СНГ и Балтии

20—21

11%

45% от 45 млн.

2.1.

Все русские украинцы Украины, в т.ч.

15,5

8%

40% от 37 млн.

2.1.1.

Украинороссы Украины (по переписи родной — русский язык)

5,5

3%

15% от 37 млн. ук

2.1.2.

Центральноукраинцы русскоязычные (до 50% центральноукраинцев)

10

5,5%

50% от 20 млн. (цен.укр.)

2.2.

Украинцы СНГ без Украины, в т.ч.

4,68

2,5%

10% от 45 млн. (всех укр.)

2.2.1.

Украинцы РФ (2002)

2,94

1,5%

6,5% от 45% (всех укр.)

2.2.2.

Украинцы Казахстана (1999)

0,54

   

2.2.3.

Украинцы Молдавии

0,5

   

2.2.4.

Украинцы Белоруссии

0,3

   

2.2.5.

Украинцы остальных стран СНГ и Балтии

0,4

   

3.

Белорусы

10—11

5,5%

90—100%

3.1.

Белорусы Республики Беларусь (2001)

8,15

4,5

90%

3.2.

Белорусы РФ (2002)

0,81

 

100%

3.3.

Белорусы Украины (2001)

0,57

 

100%

3.4.

Белорусы остальных стран СНГ

0,5

 

100%

4.

Ассимилированные угро-финские народы РФ

4,23

2,4%

100%

4.1.

Чуваши

1,64

 

100%

4.2.

Мордва (мокша, эрзя)

0,84

 

100%

4.3.

Удмурты

0,64

 

100%

4.4.

Марийцы

0,6

 

100%

4.5.

Коми (зыряне, пермяки)

0,42

 

100%

4.6.

Карелы

0,09

   

5.

Ассимилированные представители народов РФ и СНГ

5,6

3%

5.1.

Немцы РФ и СНГ (Казахстан 0,22 Украина)

1

 

100%

5.2.

Татары РФ и СНГ

1,5

 

25% от 6 млн.

5.3.

Евреи РФ и СНГ

0,3

 

70%

5.4.

Греки РФ и СНГ

0,1

 

50%

5.5.

Молдаване РФ

0,1

 

50%

5.6.

Армяне

0,2

 

25%

5.7.

Грузины

0,1

 

25%

5.8.

Корейцы

01

 

25% от 0,4

5.9.

Болгары СНГ

0,3

 

50% от 0,6 млн.

6.

Русские Дальнего Зарубежья

3—5

2%

100%

 

Всего

178—184

100%

 

Данную цифру косвенно подтверждает также сумма населения СССР, считавшая своим родным языком русский — 163,58 млн. чел. по данным переписи 1989 г. (Энциклопедический словарь «Народонаселение». М., «Большая Российская энциклопедия», 1994, С. 416). С учетом депопуляции за годы реформ (около 20 млн.) эта цифра не может быть сегодня менее 143-144 млн.

С учетом 15-20 млн. русскоязычных украинцев и белорусов, отметивших в качестве родного языка своей народности, а также русскоязычных дальнего зарубежья, сумма вырастает до 160-165 млн. чел.

Сходные данные приводят авторы недавней монографии о миграции: «С учетом русских в странах ближнего зарубежья, число которых сократилось к началу 2001 г. до 18 млн. человек, общая численность этнических русских, проживающих вне России, составляет в настоящее время примерно 23 млн. чел., что составляет 19% от русского населения России» (Ионцев В.А., Лебедева Н.М., Назаров М.В., Окороков А.В.. Эмиграция и репатриация в России. М.: Попечительство о нуждах Российских репатриантов, 2001. С. 375.). Используя эти расчеты, с учетом 25 млн. украинцев и белорусов, а также других ассимилянтов из других этнических групп (5-10 млн.), прибавив их к 115 млн. русских-россиян, мы получаем те же 170-180 чел.

Речь идет не о суперэтносе, не о «цивилизации» или иной другой надэтнической конструкции, а именно об этнонации в собственном смысле, хотя и не вполне сложившиеся («рыхлой»), с обширной периферией, и более того, подвергающейся интенсивному разрушению.

Данный расчет носит приблизительный характер, основываясь на ряде допущений о степени включенности тех или иных этнических групп бывшего СНГ в русский этногенез. (Всё же основные цифры, положенные в его основу, базируются на данных переписей в странах СНГ).

Допущения о включенности в большой русский проект базируются на следующих группах — типах участия:

Первая группа: восточно-славянская, антропологическое ядро нации. Согласно таблице, эта группа составляет сегодня не менее 90% всех русских. Вхождение в состав, интеграция в русский проект происходит на сходной этнокультурной и расовой основе (великороссы, белорусы почти полностью, украинцы, частично, 50%), поэтому это неправильно считать ассимиляцией. Данные процессы идут наряду с процессами дезинтеграции большого русского проекта и формированием самостоятельных этносов: украинской этнонации и белорусской нации-государства. Это особенно верно в отношении включенности половины украинцев и определённых небольших групп белорусов.

Здесь не всё так просто, как считалось ранее: мы имеем разные народы, идущие в направлении интеграции. Их степень изначальной интеграции искусственно завышалась (пример — конструкция древнерусской народности, которой, как известно, на самом деле, не было). Они объединяются из разных групп населения, которые считаются восточно-славянскими. Не все из них хотят объединяться, например, западные и частично центральные украинцы.

С украинцами вообще не всё так просто: это этнос, конструируемый на разной расовой основе (южно-североевропеоидной), в отличие, например, от великороссов и белорусов. Поэтому существенной оговоркой здесь является невключение более половины украинцев в состав большой русской нации. Но всё же половина центральноукраинцев является скорее русскими, чем участниками особой нации, но они-таки ими станут, если процесс будет пущен на самотёк. К ним нужно прибавить такую значительную группу, как украинороссы, то есть украинцев, считающих родным языком русский и соответственно являющихся украинцами с однозначной русской идентичностью (не путать просто с носителями просто украинских фамилий!).

Очевидно, что белорусы — это народность с очень слабо выраженными особенностями по отношению к русским вообще. Белоруссия — это разновидность русского государства.

Украинцы — это «перезревшая» народность с достаточно сильно выраженным проектом отдельной нации, но, увы, лишь в ограниченном объеме: западноукраинский субэтнос, плюс часть центральноукраинского (пусть даже половина). Половина же этнических украинцев входит в большую русскую нацию, но с сохранением автономии в виде народности. (Украинцы и русские — это тема отдельного материала в силу сложности проблемы).

При всей критической важности украинцев и белорусов для судьбы русского этноса (именно их самих как социальной силы, а не их территории проживания), нужно отметить, что они составляют в сумме лишь 16,5% русских. Это заметная цифра, но не критичная с точки зрения выживания нации.

Вторая группа. Полная или почти полная русская ассимиляция ряда этносов и диаспор, длительное время проживающих в русской среде (угро-финские народы, русские немцы, евреи). Процессы их ассимиляции практически не имеют обратного хода, за исключением отдельных лиц и малых групп, а также процесса эмиграции немцев и евреев в Германию, Израиль, Дальнее Зарубежье. Данные группы занимают позиции на периферии русского этноса, но всё же можно считать их уже «внутри» большого русского проекта.

Если мы попытаемся выявить общее среди этих народов, то мы видим следующее: в основном это североевропеоды, за исключением евреев и некоторой части угрофиннов. В этом смысле вхождение в состав североевропеодиной массы русских органично. Что касается плавного вхождения угрофиннов, то это, по сути, продолжение процесса великорусского этноегенеза, который и начался с этого в период великого переселения народов. Просто особенностью его является то, что при общей не такой уж большой доле угрофиннов в составе нации, в некоторых частях влияние угро-финского субстрата может быть преобладающим или очень высоким, как например, в титульных автономиях РФ. Актуальная важность участия угро-финнов в русском проекте хоть и незначительных по численности (4% русских) состоит в том, что они сохраняют исторический код русской нации, включавшей в себя и их на начальной фазе формирования хотя бы в отдельном ареале (Северо-Восток и Северо-Запад).

Евреи, как известно, составляют особую субэтническую группу, не склонную сливаться с остальными, и отстаивающую собственные интересы, по крайней мере, длительное время сохраняя свою автономию. Но как отдельный этнос внутри русских существует лишь маленькая часть евреев. Причисление евреев к русским является наиболее правильным решением еврейского вопроса в России.

Третья группа: частичная, но массовая ассимиляция диаспор. Она достаточно мала по сравнению с размерами нации, чтобы посвящать ей особое место, если бы не устойчивые политические и бытовые предрассудки, касающиеся их. Для представителей разных народов характерна частичная, но достаточно значительная русская ассимиляция в русской и русскоязычной среде (татары, армянские, грузинские диаспоры, греки, болгары, молдавская диаспора). Данные группы даже в русскоязычной среде в целом сохраняют длинную дистанцию по отношению к русским, но в то же время происходит и массовая ассимиляция их представителей. Группы эти в этнокультурном плане самые разные, но удельный вес их как в целом весьма мал. Бояться того, что их включение в русский проект изменит расовый, а тем более культурный тип русских, довольно глупо и является признаком инфантилизма. Большинство из них — это южные европеоиды, или смешанные северно-южные европеоиды (молдаване, татары, отчасти грузины). Некоторые из них являются носителями довольно чистой индоевропейской культуры и расовых типов (армяне, молдаване, грузины), что опять-таки сближает их с русскими.

За пределами большого русского проекта остаются народы, подверженные единичной или замедленной ассимиляции. Данный процесс затрагивает большинство остальных народов, сохраняющих этнокультурную дистанцию по отношению к русским, как в русскоязычной, так и инонациональной среде. Их можно отнести к русскому суперэтносу, но не к нации.

Однако нет оснований говорить об их заметной включенности в русский этногенез. Это большинство народов Северного Кавказа, тюркских и монгольских народов. Но и среди них мы можем наблюдать, например всё большее доминирование русского языка (калмыки, башкиры). Если зададимся целью проанализировать то, что их объединяет, за некоторыми исключениями (осетины, в частности), так это резко отличающийся иной расовый и антропологический тип (палеокавказский, или монголоидный, или тюркский). Данные же типы сыграли в формировании русского этноса сравнительно малую роль (вопреки предрассудкам о татарском влиянии и т.д.). Индоевропейские черты проявляются слабее или отсутствуют вовсе. Именно антропологические особенности, совмещённые в социально-политическом плане с трайбализмом (клановостью как чертой родоплеменной организации этноса), и препятствуют их интеграции в русский проект, который предполагает отказ от них в пользу общерусских черт культуры.

Новая этническая карта

Данная ситуация диктует новый взгляд на этническую карту России и СНГ. В значительной степени он продиктован как подведением итогов имперского этнического развития, так и отказом от стереотипов советского времени.

Во-первых, очевидно, что нет никакой российской нации (нации-государства) или россиян как этноса. Это мифологические структуры постсоветского порядка. Равно как и многонациональной России. Есть русская нация, но в других границах и с другими чертами соответственно. Об этом многократно писалось в последнее время, но, тем не менее, все это остается в повестке дня правящих групп СНГ.

Русские восточнославянского происхождения составляют подавляющее большинство как в РФ (90-95% населения), так и на ряде других стратегических территорий своего проживания (Украина, Белоруссия, часть Казахстана, часть Молдавии).

Во-вторых, русские РФ (116 млн.), составляют всего лишь 2/3 или 64% русской нации. Речь идет о 60 млн. русских, выходящих за рамки русских собственно России в узком смысле. Следовательно, жизненные интересы не менее чем трети нации не учитываются, если речь идет только о великороссах России. Это неучтенный сектор и представляет собой продукт весьма сложной борьбы и политических манипуляций со стороны внутренних и внешних сил.

В-третьих, советская номенклатура этносов бывшего СССР устарела и приносит очевидный вред, прежде всего русским и выходцам из самих же этих этносов. Она мешает признать свою фактическую идентичность. Это не значит, что я предлагаю её отменить, и ликвидировать этнонимы. Они должны остаться и даже вернуться некоторые забытые из них. Но необходимо ввести новые реалии в оборот в качестве официальной идеологии государства и политических сил, сделать их законными, не боясь выглядеть шовинистом.

В-четвертых, анализ этнического состава показывает, что сегодняшняя Россия никакая не многонациональная империя, а моноэтническое государство с преобладанием 90% русских. СССР был империей, но РФ ею не является. Конечно, в РФ есть национальные меньшинства, в том числе и проживающие компактно, в том числе и в титульных автономиях, в которых они являются как бы основным этносом, но, как правило, не преобладают даже численно.

Понятие империи имеет два аспекта: социально-этнический и геополитический. В геополитическом плане Россия перестала быть империей с развалом СССР. В этносоциальном плане РФ (ранее РСФСР), империей и не была. Поэтому нарушение правил «имперскости» не может привести к её развалу, это своего рода предлог, отговорка. Имеет место небезуспешная попытка заинтересованных кругов, прежде всего меньшинств, придать ей многонациональный статус, прикрывшись имперскостью для отвода глаз.

Должна и может ли Россия быть империей, а русские имперской нацией? — Да, России необходимо быть империей, но империей современного типа, подобной США или формирующейся КНР. Особенность этих империй — растущая национальная однородность на базе проекта одной нации, пусть и довольно пестрой. В геополитическом плане власть этих империй строится не на прямом включении других этносов и государств, а на многоплановом манипулировании ими. Особенностью новой империи русских будет её евразийский характер, евразийский не в этническом, а в геополитическом смысле.

СССР же был модернизированной империей старого типа, подобной прежним империям: Российской, Австрийской, Османской. По своему этносоциальному составу они были весьма неоднородны и поэтому непрочны. Центробежные силы включенных этнических проектов значительно превышали центростремительную силу имперских этносов или групп. Поэтому СССР был обречён, хотя и вовсе не обязательно в катастрофическом Беловежском варианте. Проблема ещё и в том, что сами имперские этносы традиционных империй не были зрелыми нациями, не была зрелой и русская нация, распадавшаяся на народности. Проект интернациональной общности, — советского народа, — ускорил этот процесс, но и усложнил его за счёт этносов, которые заведомо не будут русскими.

Большая русская нация

Здесь надо сказать несколько слов о степени зрелости русской нации. Вышеприведённая таблица субэтнического состава русских указывает на то, что процесс складывания большой русской нации пока не завершён. Вместе с тем понятны её границы и максимальная численность.

На нынешнем этапе стоит стратегическая задача её социокультурной и политической интеграции в указанных этнических границах. А именно, во внешнеполитическом плане — интеграция Украины и половины украинцев, а также Белоруссии и целиком, — независимо от того или иного решения вопроса о власти в этих государствах. Именно поэтому русским, в том числе и населению этих государств, осознающих себя как русские, предстоит битва за Украину и Белоруссию. И необходимо объяснить им эту цель открытым текстом с изложением настоящих мотивов, а не сравнительно мелких интересов типа Крыма, Черноморского флота и газотранспортной инфраструктуры.

Во внутреннем плане, что гораздо важнее, осознание себя особым этническим и геополитическим проектом, не сводящимся ни к СНГ, ни к СССР, ни к РФ в нынешнем виде. Пора поменять образ русской нации от устаревшего образа народности, которой давно нет. От сермяжной деревенской Великороссии со стереотипным русским и исчезнувшим интеллигентом или мужиком-алкоголиком, — к современным жителям больших городов и мегаполисов.

Необходимо также отделить интересы русской нации как политического субъекта — от интересов государства, выступающего от его имени. Национальная стратегия — это не стратегия только государства, или контролирующей его группы, это стратегия, учитывающая интересы всей нации в целом как антропологического и социального организма.

Рассмотрим наиболее важные признаки современных русских как нации, показывающие её как объект (временно воздержавшись от скользких тем о характере, мифах, стереотипах, истории, языке).

1.Общность экономической жизни русских. Марксисты считали общую экономику базой нации, в отличие от народности, состоящей из экономически не связанных территориальных общин. Это, конечно, преувеличение, которое работает не в эмпирическом («здесь и сейчас»), а в историческом ключе.

Общность экономики действительно создало большую русскую нацию в XX веке. Благодаря общей экономике СССР и ранее Российской империи, мы имеем сейчас в составе русских весьма однородную РФ, половину украинцев, большую часть белорусов, и крупные группы русских, разбросанных в других республиках, а также русских из числа других этносов.

Характерно, что в состав нации вошло то население СССР, которое было непосредственно интегрировано в двухсторонние взаимно продуктивные экономические связи с Россией на развитой индустриальной основе. Дотационные регионы и республики в состав нации не вошли и отпали от империи сразу, как это стало возможно вместе со своим традиционным сельским и полугородским населением. Реальной экономической основы этнической и социальной интеграции здесь не было, русская нация выступала донором, в целях сохранения политического контроля. Это Закавказье, Средняя Азия, провинциальная Прибалтика. К ним можно отнести и Западную Украину, и сельскую часть Центральной Украины. Все они переживают состояние устойчивого спада и трудовой эмиграции, там избыточное население и избыточные претензии к русским. Но и в этих регионах русские и обрусевшие — это та часть населения, которая работала в интегрированной экономике СССР.

Экономика Центральной, Восточной, Южной Украины составляла с российской экономикой единое целое. Ведь кем сейчас являются русские украинцы? Это этнические украинцы — жители крупных промышленных центров Украины и участники их хозяйственных структур, кооперированных с аналогичными центрами и структурами в России. Экономическая кооперация связывала не только структуры, но именно индивидов, их судьбы. Именно поэтому они говорили и говорят по-русски.

Сегодня единой экономики России и Украины не существует, хотя конечно остается множество экономических связей (энергетика, транспорт, торговля, миграция рабочей силы, даже разделение труда на отдельных производствах). Но развалившаяся 15 лет назад экономика создала социальные и культурные механизмы, которые продолжают существовать и воспроизводиться.

2. Общность территории и пространства. Подавляющее большинство русского населения, приведенного в таблице, проживает на смежных территориях, образующих единое пространство, хотя и перерезанное границами. 1/3 его находится за пределами России, но геополитически — это Россия. Простой взгляд на карту РФ и сопредельных государств показывает, что большинство русских территорий за рубежом являются явными изъянами из её контура, небрежно вырезанными чьей-то рукой.

Особенность территории русской нации — это полоса, вытянутая по центру Евразии в направлении изначальной миграции славянского населения с запада на восток. Она позволяет держать под контролем Евразию, охватывая её поясом. В этом смысле русские — евразийская нация. Белоруссия является крайней западной и исходной позицией в этой территории и даёт выход из Европы в Евразию. Нетрудно заметить, что утраченные и неподконтрольные РФ прилегающие территории с русским населением (Северная, Восточная и Южная Украина, Северный Казахстан) находятся к югу и расширяют полосу с русским населением до безопасной широты, делая полоску земли не беззащитной погранзоной, а объемным пространством.

3. Расово-антропологические особенности русской нации. Расовый фактор является одним из существенных факторов идентификации нации, хотя и не единственным. Это верно именно по отношению к нации как к типу этноса, но не к народности, и племени, у которых фактор расы несравненно важнее.

Опровергнем сразу несколько мифов о расовой природе русских.

Во-первых, о тюркской примеси. Последние исследования показывают отсутствие у русских тюркской и монголоидной крови. Впрочем, специалистам это было известно и ранее. Русские — евразийская нация, но не в том плане, как принято говорить у евразийцев, как смешанная в расовом отношении с восточными народами.

Русские — евразийская нация, но как исторический (но не прямой в биологическом плане) наследник индоевропейских народов, населявших степные пространства Евразии от Байкала до Дуная в течение нескольких тысячелетий. Да, они соседствовали с монголоидами, но не смешивались с ними. Именно они были носителями особого северо-восточного евразийского варианта индоевропейской архетипической культуры, основные представители которого сегодня — русские. В сохранении контроля над Евразией — своеобразная историческая миссия русских перед лицом Запада, своего рода «бремя белого человека».

Во-вторых, миф о преобладании угро-финской крови. Угрофинская примесь значительна, но отнюдь не доминирует среди русских. В рамках большого русского проекта его влияние еще ниже. Только один из расовых типов русских подвержен широкому влиянию угро-финского субстрата — среднерусский восточноевропейский тип.

Интеграция большой русской нации приводит к постепенному смешиванию в больших городах изначальных расовых групп восточноевропейского населения, сложившегося к концу XIX века у великороссов, белорусов и украинцев:

• Верхнеднепровско-валдайского типа (смесь славян и балтов), к которому относились белорусы, русские западных регионов и северо- и восточноукраинцы;

• восточноевропейского среднерусского типа (смесь славян, балтов и угро-финнов);

• днепровского типа — смешанный южно-северноевропеоидный тип (центральноукраинцы), в основном южные славяне;

• северорусского типа (славяне и угрофинны);

• северопонтийского (рязанского или «черноземного») типа — смешанный южно-северноевропеодный тип (славяне плюс южные индоевропейцы плюс европеоидные тюрки).

Русская нация и в широком составе является белой по-преимуществу североевропеоидной индоевропейской нацией. Южноевропеоидные и смешанные (южно-североевропеоидные) включения у русских являются также существенными, как и у любой крупной европейской нации. (Таков, например, расовый состав немцев, французов, итальянцев, британцев). Но всё же их доля в генофонде русских вряд ли превышает 20%, даже с учётом южноевропеоидных и смешанных украинских типов, являющихся основными их поставщиками.

Ассимиляция представителей южноевропейских народов ситуацию в целом не меняет — в силу их низкого удельного веса в общем массиве русского генофонда. Наоборот, их привлечение является полезным, так позволяет противостоять натиску многочисленных азиатов из Китая и Средней Азии.

В заключение отметим, что позиционирование русских как белых индоевропейцев с «местной» (угро-финской) спецификой отнюдь не исключает интеграцию в состав русской нации некоторого числа монголоидов (башкиры, калмыки, якуты, казахи и др.).

http://www.apn.ru/publications/print17225.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме