Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Мастерские спасения

Анна  Пальчева, Нескучный сад

08.06.2007

На приходе в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" в Минске свечи, записки и сувениры для церковной лавки производят инвалиды - люди с отклонениями в умственном и психическом развитии. Всего 76 человек. Они находят тут наставников, друзей и даже любовь. Наши корреспонденты Анна ПАЛЬЧЕВА и фотограф Екатерина СТЕПАНОВА попытались заглянуть в этот маленький рай.

СПРАВКА

Приход в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" существует около 15 лет. Все это время ведется строительство одноименного храма - будущего кафедрального собора. А пока действует небольшой храм в честь св. Евфросинии, игумении Полоцкой. При приходе действуют мастерские для инвалидов, которые принимают людей с психическими и умственными расстройствами - олигофренией, деменцией, эпилепсией, шизофренией, ДЦП, синдромом Дауна - по достижении 18 лет. Сейчас там работают 76 человек. Основная часть мастерских открыта с 10.00 до 16.00, одна из учебных - во вторую смены (с 14.00 до 19.00). В мастерских более 20 наставников - старших на производстве. Продукцию сдают в приходскую лавку или продают на выставках-ярмарках. Руководитель мастерских - Марина Кравцова, настоятель прихода - прот. Игорь Коростелев.

И кто только придумал отпуск?!

На улице холодно, минус 26, и поэтому многие сотрудники мастерской опаздывают. Слышно, как в соседней комнате распахивается дверь, голос не разобрать. Но Коля-младший, неуклюже всплеснув руками, уже подскочил: "Это Егор пришел! Мой лучший друг!" Выглядывает в соседнюю комнату, чтобы удостовериться - да, это он! - и скорее за стол. Коля переживает, если Егора нет рядом. И очень дорожит дружбой. И еще тем, что Егор - не просто друг, а коллега по работе. По самой настоящей работе.

Мастерские для людей с умственными отклонениями действуют при храме в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" города Минска уже десять лет. Настоятель прот. Игорь Коростелев решил, что на каждом церковном производстве (швейном, свечном, столярном) должны быть задействованы инвалиды. Все начиналось с четырех человек. Теперь в мастерских трудятся 76 людей с отклонениями в развитии.

"Все они живут дома, у них есть родственники. Но проблема в том, что, хотя для детей с задержкой развития существуют школы, кружки, потом, когда такие дети вырастают, они оказываются никому не нужными. А ведь им, уже взрослым людям, необходимо и заниматься каким-то делом, и общаться, - рассказывает руководитель мастерских Марина Кравцова. - Наш принцип - создать производство, а не просто кружки". Таких производств пять: швейная, свечная, столярная, переплетные мастерские и типография. Четыре года назад появился новый проект - три учебные мастерские (столярка, швейная и подразделение по предпечатной подготовке текстов), где выявляют способности молодых людей, приучают их к постоянному труду. Потом их устраивают на работу здесь же, на приходе, либо где-то в городе.

В свечной мастерской стоит постоянный шум от агрегата, который плавит воск, протягивает сквозь него фитиль и формирует длинную "колбасу". Когда колбас становится достаточно много, очаровательный голубоглазый Коля-старший странно пожимает плечами, берет со стоящей рядом электроплитки кошмарного размера раскаленный тесак и нарезает их на более мелкие колбаски - будущие свечи. Тесак дымится, Коля улыбается.

Десять лет назад на строительство здания для мастерских средства выделила ЮНЕСКО. На приходе рассказывают об этой истории с улыбкой: "Вы можете представить себе проект, под который дает финансирование ЮНЕСКО? Это обычно разработанный план минимум на нескольких десятках страниц. А у нас было два абзаца на листке А4. И они сочли наш проект серьезным!" Оборудование и некоторые материалы закупили немецкие партнеры - организаторы поселка для инвалидов Бетель, расположенного в земле Северная Рейн-Вестфалия. Теперь мастерские существуют только на средства прихода. "У нас сейчас сложности с финансированием, - рассказывает о. Игорь Коростелев. - И встал вопрос о том, можем ли мы себе позволить кормить наших ребят бесплатным обедом, как раньше. Но я подумал: вот, Господь нам во всем помогает. Но Он не просто так помогает, а за то, что мы помогаем другим. И если мы ребят кормить перестанем, то и Он не будет больше поддерживать нас в строительстве храма. Ведь то, что мы ребят кормим, - это помощь их семьям". Помимо бесплатных обедов сотрудники мастерских получают зарплату. Пусть чисто номинальную - всего 7 долларов, - но для здешних работников важно, что их труд оценивается. К тому же зарплата - признак настоящей работы.

Шесть вечера. Завершилась вечерняя смена в учебных мастерских. Милый, хорошо одетый юноша Юра, борясь с не всегда послушной ему шваброй, старательно моет пол. Из-за стеклянных дверей выглядывает пришедшая за ним бабушка: "Юрочка! Посмотри, вот тут еще сухо!" - а у самой в глазах слезы. "Представляете, Юру дома ничего не заставляют делать. Ну, разве что чашку за собой вымыть, да и то не всегда", - говорит Марина. И такая история не с ним одним. Почти всех воспитывают так, что они - больные и никаких требований к ним предъявить нельзя. Только в мастерских они начинают самостоятельно что-то делать. "Мы берем всех. Но они у нас не просто так, а принятые на работу, - продолжает Марина. - Поэтому при оформлении мы всем сотрудникам показываем список их обязанностей, объясняем наши правила. И они сами должны принять решение, оставаться ли у нас на таких условиях или нет. Ну а потом уж они должны этих условий придерживаться. Бывает, конечно, и недовольство. Случалось, что кто-то уходил. Но ненадолго". Самое страшное наказание - отлучение от работы. Ребята больше всего боятся, что снова придется сидеть в четырех стенах и "смотреть в окно на автобусную остановку". И когда бывают праздники, они очень расстраиваются. А когда отпуск (на июль-август мастерские закрываются) - сколько Марине приходится выслушивать: "И кто только придумал этот отпуск?! Зачем он нужен?!"

Без сомнений

Приход с самого начала (а отца Игоря, по сути, назначили "настоятелем пустыря") создавался именно для жителей этого района - Фрунзенского, самого крупного в Минске. Поэтому и наставников для мастерских подбирали из здешних жителей: чтобы далеко не ездить и всем было удобно. "Вы знаете, откуда взялась наша Марина? Из воскресной школы. Я из пришедших на первые занятия назначил тех, кто бы вел их дальше. Говорю Марине, тогда еще совсем девчонке: "Давай, ты будешь преподавать!" Она удивилась: "Я ж и сама ничего не знаю!" - "А ты учись: литературу читай, готовься". Теперь наша Марина психолог, кандидат наук, руководит мастерскими и преподает в педагогическом университете".

Потом подобрались другие. Бывшая учительница в школе для детей с задержкой развития Ирина Петровна Савенок. Теперь она преподает в обычной школе, а вечером учит ребят из мастерских вырезать из фанеры фигурки, шлифовать их: "Деревообработке я нигде не училась - жизнь заставила!" Она сама и разрабатывает дизайн поделок. Получаются детские развивающие игрушки, сувениры, настольный театр. Ведущая швейной мастерской Нина Николаевна Сергиенко - мама мальчика с детским церебральным параличом. Тут есть и бывшая медицинская сестра, и матушка приходского диакона - она работает с ребятами из свечной мастерской.

"Наставники в наших мастерских должны знать свое дело во всех тонкостях, чтобы суметь выделить операцию, которую сможет выполнять тот или иной наш сотрудник. Операции эти подбираются очень индивидуально. Например, Андрей в слесарке - тот и вовсе может работать на промышленном станке самостоятельно. Кто-то может делать сам только элементарные вещи, да и то под контролем", - объясняет Марина.

Помимо этого от преподавателей требуется огромное терпение. Оля заканчивает прелестные детские носочки: "Вяжу их дня за четыре. Каждый. А то, может, неделю. А то и вовсе два месяца". "Если обострение болезни", - добавляет Нина Николаевна. И все эти два месяца она сидит рядом, советует, поддерживает, помогает. А у обычной вязальщицы на такие носочки уйдет не больше часа!

В каждой мастерской наставникам приходится изобретать специальные приспособления. Например, для тех, кто формует свечи, сделали деревянную подставку с дырками на сто свечей - чтобы считать было удобно. Если все дырки заполнены, значит, набралась пачка свечей, можно упаковывать. В переплетной мастерской Алексей, низко склонившись над столом, приклеивает обложечки к картонным складням. Он известен тем, что говорит исключительно по-белорусски. В основном сам с собой. "Леша очень старается, но у него с глазомером плоховато, - говорит старшая в мастерской София Яковлевна Бурда. - Я картоночку вырезала, чтобы он мог приложить ее и увидеть, сколько места нужно оставить для образов". И так на каждом производстве.

Ребят стараются занять и во внерабочее время. Вот хор организовали. Поют сотрудники вместе со своими наставниками. Репетиции обычно раз в неделю, а перед выступлениями - каждый день. В репертуаре русские и белорусские народные песни, духовные гимны. Одно из первых выступлений состоялось в расположенном неподалеку ортопедическом госпитале. Ребята поздравляли его пациентов с Рождеством. Говорят, слушатели плакали: "Мы-то думали, что нам приходится хуже всех!" На выступлениях хора плачут все: ребята поют так искренне, что пробирает дрожь.

По средам до работы сотрудники мастерских посещают литургию. А те, кто работает в вечернюю смену, приходят на молебен по пятницам. Здесь нет "сомневающихся". И никто специально креститься-молиться не заставляет. Просто так устроен внутренний мир этих людей, что они глубже, чем здоровые, чувствуют присутствие Бога, Его заботу. "А вы видели, как они молятся?! - восклицает отец Игорь. - Вытянутся, как струночка, и говорят к иконе, как если бы стояли перед Самим Спасителем: не повернутся, не шелохнутся... А что от нас требуется? Да просто любить их!"

Маленький рай

В залитой светом комнате по периметру большого стола сидят девушки. Перед каждой - коробочка, в ней клубки самых радостных цветов. Глухо позвякивают спицы, девушки переговариваются: "Оля, посчитай мне петли!", "Любаша, передай ножницы!". У окна сидит старшая швейной мастерской - Нина Николаевна. Она сшивает заготовки, набивает, пришивает глазки - мишка готов! "Старенькие" сотрудники мастерской работают тут уже шесть лет. Но и самым опытным постоянно требуется помощь.

Нина Николаевна рассказывает, как оказалась в мастерских: "Когда Витя родился, я все забросила, чтобы с ним сидеть. Одно время работала в организации родителей детей-инвалидов, вела кружки. А потом, узнав, что при храме есть мастерские, пришла к настоятелю просить, чтобы они моего Витю взяли. А отец Игорь мне и говорит: "А вы сами у нас работайте! Вот вам нитки, спицы - вяжите!" Вязание - не слишком сложное занятие, к тому же успокаивает. Но, конечно, пока я их учила, мне некоторые такие концерты устраивали! Лена - она у нас теперь самая лучшая в мастерской - все время боялась, что у нее не получится, истерики закатывала. У некоторых до сих пор периодически бывают срывы. Тогда все бросаем, приходится успокаивать".

Когда люди устраиваются на работу в мастерские, они первое время страшно стесняются. Того, что они не такие, как все. Боятся, что над ними начнут смеяться. А то и вовсе ругать. Эпилептики особенно волнуются, что может случиться припадок. Но в мастерских к этому готовы: персонал обучен оказывать помощь в таких случаях, есть лекарства. Новички постепенно успокаиваются, становятся общительными, начинают доверять окружающим.

На столе вдоль стены - стопки глаженого белья. Полотенца, простыни, пододеяльники один к одному, как блинчики. Печет эти "блинчики" улыбчивый молодой человек Саша с синдромом Дауна. Вжик-вжик, пшик-пшик - и очередная идеально отглаженная скатерть отправляется в стопочку. "Я так и дома-то белье не утюжу, как наш Саша! Он на весь приход гладит белье: и для гостевых комнат, и для трапезной - для всех", - говорит Нина Николаевна. Если у Саши есть свободная минутка, он подсаживается в общий круг - хочет научиться вязать, но на обучение времени всегда не хватает. Слишком много работы.

"Первое время у нас тут был прямо-таки цирк. У нас ведь так не получается, как на уроках труда в школе - чтобы учитель встал у доски: так, девочки, сегодня мы делаем то-то! Нет. И я, как лошадь на арене, бегала по кругу от одного к другому. И только одному что-то объяснишь, тут же из другого конца комнаты: "Нина Николаевна!" И так изо дня в день. Вроде все покажешь-расскажешь, а на следующее утро все уже снова забыли. Уставала страшно, в том числе и физически. Я только потом поняла, что на обучение ушло два года", - вспоминает Нина Николаевна.

Как-то собрались ребята с нижнего этажа чай пить (чаепития предусмотрены расписанием). Была тут и новенькая, Наташа. После паузы подходит к Ирине Петровне: "А кто этот мальчик, что со мной за столом сидел?" - "Виталик" - "А..." С тех пор каждый день Виталик после работы ждет свою Наташу, иногда приходит к ней на занятия учебных мастерских и помогает шлифовать фигурки. А потом провожает до дома. "Я у себя только в девять вечера появляюсь: Наташка моя живет далеко, от нее потом добираться долго", - серьезно говорит он. Не стесняется. А чего стесняться-то? Здесь все чувства на виду, скрыть ничего невозможно. Да и не умеют ребята ничего скрывать. В мастерских есть несколько таких пар. "Мы беседы с нашими кавалерами проводим, рассказываем, как себя с девушками вести: руку при выходе из автобуса подать, до дома проводить, - говорит Ирина Петровна. - И с девушками тоже беседуем про то, как ведут себя леди. Инвалиды в этом отношении - как дети: просты, доверчивы и слушают все, что им говорят. Но разговоров о том, чтобы семью завести, у нас не бывает. Обычно родители сильно против. Ведь это означает, что помимо одного проблемного ребенка у них на руках окажется еще и второй, так как эта семья не сможет существовать самостоятельно". Так что ребята, по сути, "вечные романтики" - их отношения ничем не заканчиваются. И закончиться-то не могут.

Ребята расходятся по домам. Медленно и нехотя. Какое-то время еще болтают в холле, ждут друзей из других мастерских. Нина Николаевна вздыхает: "У нас тут маленький рай: все друг друга любят, друг другу нужны. Но как только они выходят за ворота, начинается прежняя жизнь".

Электронная страница прихода: http://www.hramvsr.by/index.php

Банковские счета для желающих оказать помощь приходу:
Приорбанк ОАО ЦБУ 111, г. Минск, код банка (БИК) - 153001749
Адрес банка: 220123 Минск, пр. Машерова, 40
УНН - 100390622
Расчетный счет в белорусских рублях 3015001100018
Расчетный счет в долларах США 3015001100513
Расчетный счет в евро 3015001100614

Благотворительный счет в белорусских рублях 3135001100015
Благотворительный счет в евро 3135001100510
Благотворительный счет в долларах США 3135001100510

http://www.nsad.ru/index.php?issue=40§ion=10004&article=647



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме