Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Бородино

Алексей  Рапота, Красная звезда

05.06.2007

1941 год, октябрь. Лейтенант Боднарь, окончив Ульяновскую танковую школу и прикрепив два "кубаря" на петлицы, прибыл в Дорохово, где заканчивала формирование 20-я танковая бригада. Он был назначен командиром танка KB - предел его мечты - с почти укомплектованным экипажем: механиком-водителем старшиной Мирошниковым, уже участвовавшим в боевых действиях и награжденным медалью "За отвагу", и молодыми красноармейцами - заряжающим Семеновым и радистом Тарасовым. Командир орудия, которого ожидали, пока не прибыл. Не исключалось, что воевать придется без него.
Командир роты, подойдя с Боднарем к танку и выстроившемуся экипажу, представил:
- Вот ваш командир, лейтенант Боднарь Александр Васильевич. Прошу любить и жаловать... Думаю, делить вам нечего. Он - командир, вы - подчиненные. Воевать вам вместе. Подробнее познакомитесь на марше и в бою... А сейчас готовьтесь. Выступаем сегодня, - он подал Александру руку и ушел.
- О вас мне кое-что известно... Об остальном поговорим потом. Сейчас вы слышали задачу командира: подготовиться к маршу. Поэтому прошу доложить, товарищ старшина, все ли готово. Танк исправен, заправлен?
- Да, лейтенант...
Такой ответ Боднаря несколько смутил, но он промолчал, решив не становиться в позу и не начинать с замечаний: человек бывал в бою, старше по годам... к тому же звание лейтенант, к которому Боднарь еще не привык, прозвучало приятно и польстило самолюбию. Он подошел к Семенову. Тот представился и доложил:
- Боеприпасы уложены! Все готово, товарищ командир!
Тарасов доложил о готовности связи.
- Радиостанция не подведет? - спросил Боднарь.
- Нет, товарищ лейтенант!
- У нас ничего не подведет, лейтенант, - добавил Мирошников. - Машина - первый класс...
- Это хорошо, - сказал Александр. - Значит, остальное будет зависеть от нас... Командир роты сказал, что ты уже воевал... Да и по наградам вижу... На каких танках?
- Проще сказать, на каких я не воевал... Последним был Т-34. Ну, а теперь этот доверили, - и он хлопнул рукой по броне. - Ваня говорит: "KB - это качество".
- А до армии?..
- Артист театра его императорского величества...
- Даже так?
- На сцене - пять лет... А потом партия сказала: "Надо", а комсомол ответил: "Есть!" Женат...
- Об этом - потом... - остановил его Боднарь.
Пока лейтенант Боднарь знакомился с экипажем и осматривал танк, прошло около часа, и вот команда:
- По машинам!
Экипаж занял свои места. Боднарь опустился в люк и, не закрывая его крышкой, осмотрелся; он командир, на нем ответственность... Он подаст сейчас первую команду.
Теперь многое будет зависеть от его умения наблюдать, все видеть и принимать грамотные решения.
Бригада длинной нитью вытянулась на дорогу в сторону Минского шоссе. Солнце село; потянуло прохладой. Мирошников вел машину спокойно, уверенно, соблюдая указанную дистанцию. Шли почти не останавливаясь. К утру вышли в район населенного пункта Язево, расположенного на магистрали Москва - Минск. Боевая задача: не допустить прорыва противника по шоссе к Москве! Александр посмотрел на карту: справа, совсем недалеко, Бородинское поле. Первый раз он о нем услышал из уст учителя истории, а затем прочел в романе Толстого "Война и мир". Бородино оставило у него такое впечатление, что ему казалось: он слышит гром сотен орудий и видит падающих в бою солдат. Неужто и ему суждено на этом поле встретить врага?
Бригада еще продолжала занимать район, а Боднарь уже увидел колонну тридцатьчетверок с пехотинцами на броне, направляемую в район Вереи, где, по данным разведки, высадился десант противника. А через несколько минут его вызвал к себе командир батальона капитан Медведев и поставил задачу: выйти в район деревни Артемки, стать в засаду и, наблюдая за шоссе, не допустить продвижения по нему противника. О прибытии доложить по радио и постоянно информировать об обстановке. Возвратившись, Боднарь построил экипаж и довел задачу:
- На подготовку - полчаса... Идем по шоссе... Скорость - максимальная. Вопросы есть?
- Нет, - за всех ответил Мирошников.
Все заняли места. Тарасов надел шлемофон и услышал голос комбата:
- Товарищ командир, капитан вас...
- Я слушаю.
- Как дела? Все ясно? Выход по готовности...
- Все ясно. Выдвигаюсь. Но мне бы хоть три-четыре автоматчика.
- Автоматчиков нет. Справишься без них...
Боднарь подал команду: "Вперед!"
Километров через десять они встретили на шоссе группу солдат. Они шли на восток, грязные, оборванные, одни с винтовками, другие - без... Их остановил капитан с двумя автоматчиками и, уведя с дороги, приказал построиться. Они послушно выполнили команду. Боднарь остановил танк и, подбежав к капитану, представился, доложил, куда и для выполнения какой задачи направляется, а затем спросил:
- Кто эти солдаты?
- Это вырвавшиеся из окружения у Гжатска.
Александр возвратился к танку и не успел еще занять свое место, как почти над головами пронеслись два самолета противника. Он увидел их первый раз, а потому не мог сказать, что за типы.
- "Мессера"! - произнес Мирошников. - Теперь не оставят нас в покое...
Он включил максимальную скорость, а через четверть часа были у Артемок, стоявших на возвышенности, дающей возможность вести наблюдение за шоссейной дорогой.
Боднарь доложил комбату о прибытии на место и о занятии позиции. Экипаж быстро замаскировал танк ветками кустарника и занял свои места, Александр определил ориентиры по фронту и в глубину, измерил до них по прицелу расстояние и записал на планшете. Все молчали. Боднарь вдруг вспомнил, что со вчерашнего дня танкисты ничего не ели.
- Семенов, у нас есть что-нибудь пожевать?
- Есть, товарищ командир.
- Давай! Другого времени может не быть...
Тот достал два сухаря, отрезал ломтик сухой колбасы и налил в алюминиевую кружку воды. В это время над ними вновь пролетели самолеты, но, не заметив, ушли.
"А где же наши? - с горечью подумал Боднарь. - Почему их не видно?"
Но из головы не выходило главное: не пропустить противника и выполнить задачу, поставленную комбатом. Сумеет ли он это сделать? Ведь ему придется стрелять не по мишени... Но это враг, и он откроет огонь без колебаний.
Шла вторая половина дня, а на дороге - никого!
"Может, зря я сюда прибыл? - подумал он. - А может, комбат ошибся".
Поле стало затягивать слабой дымкой, намеченные ориентиры теряли свои очертания. Александр опустился на сиденье, и вдруг Мирошников:
- Лейтенант! Противник... Смотри - колонна...
Боднарь вскочил. Да, это был враг.
- Слушай мою команду: приготовиться к бою! - он прильнул к прицелу.
А как идут! Словно на параде: впереди два мотоцикла, за ними - танк и два бронетранспортера с пехотой. "А может, это наши? - вдруг мелькнуло в голове. - Уж очень смело и уверенно..." Александр напряг зрение. Но нет! Наши так не ходят, а потом, зачем же им идти на восток?
- Бронебойным заряжай! - подал он команду.
- Бронебойный готов! - доложил Семенов.
Расстояние быстро сокращалось. Теперь он четко видел движущиеся цели. Выстрел, и танк, вспыхнув, остановился. Мотоциклы проскочили в разные стороны от дороги. С бронетранспортеров посыпалась пехота и тут же у дороги залегла. Еще выстрел - промах... Еще один - и бронетранспортер окутал черный дым; второй, перескочив через кювет, направился к лесу.
- Уйдет! - крикнул Мирошников.
- Не уйдет! - и Боднарь выстрелил. - Ну вот и не ушел.
Огонь открыли автоматчики.
- Лейтенант, давай из пулемета...
- Бесполезно. Очень далеко...
Боднарь доложил комбату о бое и о его результатах.
- Смени позицию!
- Старшина, заводи! Уходим...
Но они не прошли и двести метров, как прозвучала команда Медведева:
- Сынок, возвращайся!
Боднарь перевел дыхание: "Кажется, получилось..."
- Лейтенант, хорошо бил... - произнес Мирошников.
- Это прицел хороший.
Когда они возвратились в бригаду, на свое место, их уже ждал капитан Медведев. Он указал на аппарель у самой опушки леса. Мирошников развернул машину и с ходу въехал в укрытие и выключил двигатель. Боднарь, соскочив с танка, подошел к комбату и доложил о выполнении боевой задачи. Тот пожал руку и приказал построить экипаж. Когда все выстроились, он объявил благодарность, поздравил с боевым крещением и, улыбнувшись, произнес:
- Значит, до Москвы не дошли... Ну, что ж - это хорошо.
Александр был доволен: экипаж работал хорошо. Теперь, как он узнал от капитана Медведева, его танк входит во взвод управления, а значит, подчиняться будет только ему.
- Кроме вас, одна тридцатьчетверка, один Т-40 и один новенький Т-60. Как видите, не густо... Основная надежда на вас... - пояснил Медведев.
С наступлением темноты откуда-то стали доноситься глухие раскаты артиллерийской стрельбы. Александр на это не обратил внимания, но Мирошников сказал:
- Где-то бой идет... - и как бы про себя стал декламировать:
Пробили зорю барабаны,
Восток туманный побелел,
И от врагов удар нежданный
На батарею прилетел.
И вождь сказал перед полками:
"Ребята, не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали".
И мы погибнуть обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой...
Дослушав, Боднарь подошел к Мирошникову.
- Спасибо за такое стихотворение! Не Лермонтова ли?
- А кто еще мог так написать?
- Д
а, Москва снова за нами...
- Товарищ лейтенант, комбат вас к себе вызывает, - доложил Тарасов.
Александр схватил планшет с картой и побежал на командно-наблюдательный пункт. Там уже были командир одной роты и некоторые командиры взводов, с которыми он еще не успел познакомиться. Капитан Медведев представил его присутствующим, сказал об успешно выполненной им боевой задаче и заговорил об обстановке:
- Противник занял Артемки, Нижнюю Ельню и совхоз Александровский, то есть вышел непосредственно к Бородинскому полю. В батальоне осталось семь танков. Тридцатьчетверки, как вы знаете, ушли с Нестеровым к Верее, где принимают участие в уничтожении десанта противника. Когда возвратятся, неизвестно. Батальону приказано в течение ночи выдвинуться к деревне Семеновское, занять Багратионовы флеши и не допустить прорыва фашистов на этом направлении. Там сейчас дерется дивизия генерала Полосухина. Нам приказано поддержать ее. Всем все ясно?
- Ясно.
- По подразделениям, довести задачу и готовиться к выдвижению. Начало марша - по моей команде. Я иду первым, за мной - лейтенант Боднарь... - И он коротко объяснил порядок построения колонны: - На марше - никаких огней. Об этом строго предупредите. Максимум внимания...
Шли всю ночь. Перед рассветом батальон вышел к женскому монастырю, перед которым и располагалось Бородинское поле. Боднарь занял указанную комбатом огневую позицию и тут же увидел... Что это? Шли раненые. Некоторых несли на носилках. Откуда? Он даже хотел спросить, но Мирошников упредил:
- Вот она, война... На такие вещи, лейтенант, насмотришься. Я все это уже видел...
Смотрели и Тарасов с Семеновым. На их лицах видны были тревога и подавленность. Они знали, что на войне убивают, но чтобы вот так...
- Вот так, Вася... - сказал Мирошников, положив Тарасову руку на плечо. - Война, брат, вещь страшная... Нашего брата, танкиста, она тоже не щадит... даже за броней. А каково пехоте? Многих только на одну атаку хватает.
К танку подошел комбат.
- Экипаж, становись!.. - подал Боднарь команду.
- Не надо... - подняв руку, остановил Медведев. - Отдыхайте.
Александр доложил:
- Товарищ капитан, экипаж, совершив марш, занял указанную вами позицию и готов к выполнению боевой задачи.
- Очень хорошо, - сказал тот и, улыбнувшись, спросил: - Ну, как настроение?
- Нормальное, - ответил Мирошников. - Вот только бы поспать...
- Спать, товарищ старшина, будем после войны, а сейчас надо готовиться... Вчера здесь был очень сильный бой... Немцы несколько раз атаковали наши обороняющиеся части, но прорвать оборону не сумели. Весьма вероятно, что они сегодня будут стремиться это сделать... Наша задача - помочь стрелковым частям...
Пока капитан Медведев говорил, Боднарь рассматривал его небритое, почерневшее, со впалыми щеками лицо: его воспаленные глаза и потрескавшиеся губы. Он говорил сорванным голосом и не столько требовал, сколько просил:
- Стоять! Стоять во что бы то ни стало!
Комбат произнес еще несколько слов и быстро ушел.
- Итак, "быть или не быть", - произнес Мирошников. - "Я иду по полю брани, ты услышь мои молитвы, вспомни обо мне".
Не прошло и десяти минут, как, словно в подтверждение сказанному комбатом, противник открыл ураганный огонь по переднему краю. В небо взметнулись клубы дыма и пыли. Открыла огонь и наша артиллерия. Все загудело и смешалось.
- По местам! - скомандовал Боднарь и сам вскочил в люк. Совсем рядом разорвался снаряд. На танк посыпались осколки и комья грунта. Александр закрыл люк и посмотрел в прицел. Все поле затянуло темной мглой, которая, поднимаясь к небу, заволокла его непроницаемым шатром.
Прошло уже несколько минут, а кошмару, казалось, не будет ни конца ни края. Нервы Александра напряжены до предела. "Куда стрелять и по кому? Ничего не видно!" - эта мысль не давала ему покоя.
Словно подслушав ее, Мирошников сказал:
- Сейчас они перенесут огонь и пойдут в атаку.
Александр продолжал всматриваться в происходящее, стремясь не упустить момента открытия огня. Обстрел дополнился ударом авиации: взрывы бомб дополнили огонь артиллерии. Казалось, враг поставил целью не оставить ничего живого. И вдруг - удар по башне! Боднарю показалось, что снаряд разорвался внутри танка. Он быстро опустился и посмотрел вокруг.
- Обнаружили, гады, - выругался Мирошников.
Александр посмотрел в прицел, затем открыл люк и увидел танки, а рядом с ними - автоматчиков.
- Бронебойным заряжай! - скомандовал он Семенову.
- Бронебойный готов!
Выстрел, затем еще... Идущий в их направлении немецкий танк загорелся. Рядом окутались дымом два других...
...Прошло еще долгих три года. Старший лейтенант Боднарь Александр Васильевич после ранения и излечения в госпитале вновь возвратился в свою 20-ю танковую бригаду, дважды побывавшую на формировании и почти полностью обновившую свой состав. Он теперь командовал взводом тридцатьчетверок. 2 мая 1945 года бригада вошла в Берлин и остановилась на Александр-плаце. Это был конец войне! "Неужели это правда?" - подумал Александр, обнимая всех, кто был рядом или пробегал мимо.

http://www.redstar.ru/2007/06/05_06/4_05.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме