Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пятнадцать лет уступок и компромиссов

Мидыхат  Вильданов, Красная звезда

02.06.2007


Договор СНВ-1 сдерживает планы оптимизации стратегических ядерных сил России …

На Мюнхенской конференции по безопасности президент Российской Федерации Владимир Путин выразил озабоченность очевидным застоем в области разоружения. "Россия выступает за возобновление диалога по этому важнейшему вопросу. Важно сохранить устойчивость международно-правовой разоруженческой базы, при этом обеспечить преемственность процесса сокращения ядерных вооружений", - подчеркнул президент.

По мнению ведущих российских специалистов в области стратегических ядерных сил, необходимость такого диалога назрела давно, прежде всего с целью оценки хода выполнения Договора о СНВ-1 (далее Договор о СНВ) на предмет соответствия его интересам национальной безопасности России.

ВЫПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА О СНВ АМЕРИКАНСКОЙ СТОРОНОЙ


Американской стороной на 5 декабря 2001 года заявлено о выполнении обязательств по Договору о СНВ, снижении своих стратегических носителей и числящихся за ними боезарядов до уровней 1238 и 5949 единиц соответственно.

Результаты анализа свидетельствуют, что основные усилия военно-политического руководства США по реализации договорных обязательств в первую очередь направляются на выполнение требований документа 2001 года "Обзор состояния и перспектив развития ядерных сил США", который, по сути, представляет собой американскую ядерную стратегию, где прямо сказано: "Если российско-американские отношения значительно ухудшатся в будущем, для США может возникнуть необходимость пересмотреть свою ядерную стратегию и взгляды на требуемые уровни ядерных сил".

С целью выполнения данного требования США главное внимание уделяют, прежде всего, сохранению и модернизации своих стратегических наступательных вооружений. Принимают меры по обходу и освобождению от ограничений Договора о СНВ, установленных в период существования СССР, так или иначе препятствующих совершенствованию стратегических наступательных сил. Достижение требуемых уровней сокращения стратегических наступательных вооружений в соответствии с Договором о СНВ осуществили за счет ликвидации устаревших ракетных комплексов ("Минитмен" и "Посейдон"), а также тяжелых бомбардировщиков В-52 первых модификаций.

Выполнение требований Договора о СНП американская сторона осуществляет путем "разгрузки" носителей. В разоруженческий процесс ввели термин "оперативно развернутые ядерные боезаряды". Благодаря использованию "двойной бухгалтерии" в своих интересах трактуют порядок засчета ядерных боезарядов. Это касается МБР "МХ" и их шахтных пусковых установок, четырех ПЛАРБ типа "Огайо", которые переоборудуются под носители крылатых ракет, а также бомбардировщиков В-1В, переведенных в "безъядерный" статус. В соответствии с требованиями Договора о СНВ, данные системы должны учитываться как несущие ядерные боезаряды.

Однако американская сторона не засчитывает носители и боезаряды в числе оперативно развернутых и большую часть из них предполагает хранить на арсеналах в качестве "возвратного" потенциала. При этом руководствуется требованиями единого устава ВС США 2005 года JP 3-12, "Доктрина объединенных ядерных операций", где четко определено: "Оставшееся ядерное оружие стратегического назначения будет находиться на хранении и служить в качестве дополнительного потенциала на случай, если потребность в стратегических ядерных вооружениях возрастет сверх того уровня, который определен Московским договором". Это и есть, по заявлению Путина, та "лишняя сотня ядерных зарядов, которые наши партнеры откладывают на черный день, на всякий случай".

Таким образом, американская сторона, открыто действуя в обход Договора о СНВ, допускает различные нарушения его положений. Это неоднократно фиксировалось в отчетах, составленных российскими экспертами, по результатам более 360 инспекций, проведенных на объектах стратегических наступательных сил США, но большинство озабоченностей российской стороны до сих пор не снято.

Мы приведем только основные нарушения Договора о СНВ в части, касающейся межконтинентальных баллистических ракет.

Так, в п.10 ст. III Договора определено:

"b) существующими типами МБР для мобильных пусковых установок МБР являются:

i) для СССР - типы ракет, именуемые в СССР РС-22 и РС-12М и известные в США соответственно как СС-24 и СС-25;

ii) для США - тип ракет, именуемый в США "Пискипер" и известный в СССР как "МХ".

Таким образом, МБР "МХ" заявлена как мобильная. Применительно к мобильным МБР Договор о СНВ предусматривает ликвидацию под контролем противоположной стороны всех их ступеней, автономного блока разведения, а также головной части, включая платформу боеголовки или боеголовок и обтекатель головной части, которые сминаются, сплющиваются, разрезаются на две приблизительно равные части или уничтожаются с помощью взрыва. Однако в настоящее время ступени этих ракет содержатся в режиме хранения, проводятся работы по продлению сроков их эксплуатации. Головные части находятся на арсеналах и подвергаются модернизации, часть из них поступает на переоснащение МБР "Минитмен-III". Специальные сооружения шахтных пусковых установок, боевых стартовых позиций и пункты управления пуском законсервированы, система боевого управления и связи сохранена. Организованы техническое обслуживание и охрана объектов инфраструктуры.

Таким образом, вместо ликвидации ракет "MX" США осуществили формальный вывод их из засчета и согласились ликвидировать только первую ступень МБР. При этом присутствие российских экспертов, как этого требует Договор о СНВ, не предусматривается. Кроме того, в Соединенных Штатах ведется производство ускорительных ступеней к ракетоносителю "Кастор-120", имеющих практически одинаковую с первой ступенью МБР "МХ" длину и диаметр, по которым, согласно Договору о СНВ, и осуществляется подтверждение типа МБР. Поэтому ступень "Кастор-120" должна рассматриваться как первая ступень ракет "МХ" и подпадать под действие положений Договора о СНВ в отношении МБР мобильных пусковых установок. Однако эта претензия российской стороны американцами отклоняется.

Следовательно, военно-политическое руководство США имеет реальную возможность восстановить боевую готовность ракетной системы "МХ" с количеством ядерных боезарядов до 500 единиц. По экспертным оценкам, сроки приведения в готовность к боевому применению одной пусковой установки могут составить 1-2 суток с момента подачи на авиабазу Уоррен ступеней ракеты, платформы разведения и головной части.

Следующее нарушение Договора о СНВ связано со снижением количества боеголовок, числящихся за МБР "Минитмен-III" на ракетной базе Уоррен, с трех до одной. При этом в п. 5 б) ст. III Договора определено: "Уменьшение количества боезарядов, которое числится за МБР "Минитмен-III", осуществляется с соблюдением следующего: iii) платформа боеголовок каждой МБР "Минитмен-III", за которой числится уменьшенное количество боезарядов, уничтожается и заменяется новой платформой боеголовок".

Американской стороной, вопреки требованиям Договора о СНВ, доказательств установки новой платформы разведения и уничтожения старой не представлено. Процедуры показа головных частей этих ракет, навязанные американцами, не позволяют российским экспертам достоверно установить факты замены платформ разведения и подтвердить, что головные части не содержат большего количества боезарядов, чем количество боезарядов, которое числится за ракетами данного типа согласно этому Договору.

В этой связи 150 МБР "Минитмен-III", заявленные США как моноблочные, в соответствии с договорными требованиями в такой комплектации засчитываться не могут. Таким образом, существует реальная возможность оперативно нарастить количество ядерных боезарядов в группировке ракетных комплексов этого типа до уровня 450 единиц.

Результаты анализа устойчивости международно-правовой разоруженческой базы свидетельствует, что американская сторона до сих пор не представила возможности подтверждения тяжелых бомбардировщиков ВВС США как "неносителей ядерных КРВБ большой дальности", что привело к неоднозначному толкованию сторонами порядка засчета ядерных боезарядов и соответствующих положений Договора.

В результате указанные выше нарушения американской стороной договорных обязательств сформировали главное нарушение - это превышение количественного уровня ядерных боезарядов, установленного Договором о СНВ. При этом заявленные уровни сокращения стратегических наступательных сил США на 5 декабря 2001 года, мягко говоря, вызывают сомнения. С учетом действующих правил легко подсчитать, что превышение количественного уровня ядерных боезарядов сверх установленного пунктом b) статьи II Договора о СНВ (т.е. 6000 ед.) составляет около 1800 ядерных боезарядов.

Возникает вопрос: выполнен ли американской стороной главный пункт Договора о СНВ? Ответ на него можно найти в статье начальника Управления Минобороны РФ по контролю за реализацией договоров генерал-лейтенанта Николая Артюхина: "...был принят условный, а не реальный засчет ядерных вооружений на тяжелых бомбардировщиках, что дает возможность дополнительно размещать на них неучтенные ядерные боезаряды...". Известный военный ученый Владимир Дворкин высказался более определенно: "В США реально в боевом составе находится 6788 ядерных боезарядов, несмотря на то что Договор СНВ-1 ограничивает потолок до 6000 единиц по той причине, что правилами этого Договора не учитывается реальная загрузка тяжелых бомбардировщиков крылатыми ракетами воздушного базирования. Таковы результаты компромиссов, поэтому у американцев фактически имеется больше ядерных боезарядов".

Кроме того, по итогам инспекций, проведенных российскими инспекционными группами на объектах стратегических наступательных сил США, выявлены многочисленные нарушения договорных обязательств. К ним относятся: незаявленное переоборудование ШПУ МБР "Минитмен-III" в пусковую установку ракеты нового типа на Западном ракетном полигоне; проведение неконтролируемых летных испытаний БРПЛ "Трайдент-2"; непредставление возможности подтверждения заявленного количества боеголовок, установленных на БРПЛ "Трайдент-2"; неполная передача телеметрической информации по летным испытаниям МБР; размещение тяжелых бомбардировщиков за пределами национальной территории без соответствующего уведомления; отказ российской стороне в проведении инспекций и др. Представляется, что специалисты из состава морских и авиационных стратегических ядерных сил ВС РФ могли бы существенно дополнить этот перечень.

ВЫПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА О СНВ В СЯС ВС РФ


Российской стороной, на 5 декабря 2001года, также заявлено о выполнении обязательств по Договору о СНВ, снижении стратегических носителей и числящихся за ними боезарядов до уровней 1136 и 5518 единиц соответственно. В отличие от американской стороны выполнение договорных обязательств осуществляется в основном за счет ликвидации уникальных видов стратегических вооружений. При этом в планах строительства и развития СЯС ВС РФ преобладает ликвидационная составляющая, поскольку российской стороне навязано выполнение требований п.2-4 ст. VII Договора о СНВ и Протоколов о переоборудовании или ликвидации, предусматривающих только ликвидацию МБР и дорогостоящих объектов инфраструктуры мобильных ракетных комплексов, к тому же под контролем американских инспекторов.

Необходимо признать, что ликвидация МБР и БРПЛ проводится ударными темпами на базах ликвидации в Перми и Брянске, созданных на американские средства по Программе совместного уменьшения угрозы, а ликвидационные работы ведут коммерческие структуры. Не приходится сомневаться, что финансирование таких работ происходит бесперебойно и в достаточных объемах. С трудом сохранили несколько агрегатов БЖРК для создания музейной экспозиции, на что, кстати, потребовалось согласие американской стороны. При открытии БЖРК - памятника в музее на Варшавском вокзале в Санкт-Петербурге создатели БЖРК, военнослужащие РВСН и специалисты оборонно-промышленного комплекса России отмечали, что исчерпывающих мер по сохранению группировки БЖРК принято не было, а проблема продления сроков эксплуатации нескольких десятков МБР типа РТ-23 УТТХ свыше 15 лет являлась вполне разрешимой. Потребные средства для воспроизводства необходимого количества МБР имелись. Кроме того, можно было бы провести перекомплектацию ракет, головных частей, пусковых агрегатов и содержать в оперативном резерве, например, ракетную дивизию в Красноярске. В научно-исследовательских организациях РВСН было наработано много предложений по сохранению на перспективу ракетных дивизий БЖРК, однако все они отклонялись. Необходимо было в кратчайшие сроки уничтожить БЖРК, его дорогостоящую инфраструктуру и выполнить установленную квоту по сокращению личного состава РВСН.

Анализ информационных материалов прошлых лет показал, что военно-политическое руководство США в январе 1992 года, то есть сразу после заключения Договора о СНВ, объявило о прекращении работ по созданию железнодорожного ракетного комплекса (ЖРК) с ракетой "МХ" и подвижного грунтового ракетного комплекса (ПГРК) "Миджитмен". Утверждалось, что разработка и предварительные испытания основных систем ЖРК "МХ" завершены, изготовлены опытные образцы основных агрегатов. На Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг, шт. Калифорния) был построен и оборудован специальный испытательный комплекс.

Однако первый испытательный пуск ракеты "МХ" из железнодорожной пусковой установки по техническим причинам не состоялся и был заменен бросковым испытанием с использованием грузомакета. Что касается программы ПГРК "Миджитмен", то она была также приостановлена на этапе летно-конструкторских и комплексных испытаний агрегатов мобильного ракетного комплекса. Определение облика головных позиционных районов, мест базирования подвижных ракетных комплексов, выбор способов их боевого патрулирования и применения, формулирование требований к объектам инфраструктуры были прекращены на стадии моделирования. Тем не менее с целью дезинформации российской стороны американцы заявили о создании значительного научно-технического задела и готовности приступить к производству мобильных ракетных комплексов.

Таким образом, к моменту подписания Договора о СНВ в Соединенных Штатах Америки мобильные ракетные комплексы не были развернуты. К тому времени в составе Стратегических ядерных сил ВС РФ уже существовала мощная группировка ПГРК "Тополь" и БЖРК, которая вызывала и вызывает сегодня серьезную озабоченность военно-политического руководства США. Поэтому американская сторона добилась, чтобы все положения и процедуры в отношении мобильных ракетных комплексов были включены в текст Договора о СНВ и его документов, хотя свою мобильную группировку развивать не стали. При этом основные положения Договора базировались на предложениях российских специалистов, разработанных в ущерб себе, особенно в части, касающейся контрольно-инспекционной деятельности и содержания ликвидационных статей.

Однако мы вынуждены вновь обратиться к этой теме в связи с постановкой на боевое дежурство первого ракетного полка, вооруженного подвижным грунтовым ракетным комплексом "Тополь-М". Оценивая увиденное в Тейкове, президент РФ В.В.Путин заявил: "...эти ракетные комплексы не являются ответом на систему ПРО, но им безразлично, есть ли она или ее нет. Эти системы работают на гиперзвуке, меняют траекторию по курсу и по высоте, а ПРО рассчитана на баллистические траектории... Постановка на боевое дежурство грунтового ракетного комплекса с унифицированной ракетой является существенным вкладом в повышение обороноспособности страны". Следует признать, что реализация боевых возможностей нового ракетного комплекса и планов строительства группировки РВСН требуют детального анализа и значительного совершенствования действующего договорного процесса с целью исключения негативного влияния основных положений Договора о СНВ на способы боевого применения и перспективы развития группировки подвижных грунтовых ракетных комплексов "Тополь-М". В первую очередь необходимо решить проблему выполнения п. 12 и 13 ст. V Договора о СНВ: "Каждая из Сторон обязуется не увеличивать количество боезарядов, которое числится за МБР и БРПЛ существующего или нового типа... Не проводить летные испытания и не развертывать МБР или БРПЛ с количеством боеголовок, превышающим количество боезарядов, которое за ней числится".

В противном случае переоснащением ракетных комплексов "Тополь-М" стационарного и мобильного вариантов базирования на разделяющиеся головные части придется заняться после окончания срока действия Договора о СНВ. Кроме того, для начала работ по переоснащению необходимо провести серию успешных испытательных пусков ракет с разделяющимися головными частями.

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ


Представляется, что интерес к Договору о СНВ со стороны органов государственного и военного управления России утрачен, во всяком случае, до выступления Владимира Путина в Мюнхене. 31 июля 2006 года исполнилось 15 лет со дня подписания Договора о СНВ. Однако эта юбилейная дата в России осталась почти незамеченной. Считается, что в настоящее время более актуальной является реализация Договора о СНП по сокращению СНВ до уровней 1700-2200 ядерных боезарядов. "Россия намерена строго выполнять взятые на себя обязательства", - заявил Владимир Путин. Однако для американской стороны выход на эти уровни ядерных боезарядов (вероятнее всего на 2200) не является проблемой, поскольку сокращение СНС США будет проводиться за счет "разгрузки" ударных средств и создания "возвратного потенциала". Вот лишь некоторые из возможных способов: снижение количества ядерных боезарядов на МБР и БРПЛ; переоснащение части этих ракет и стратегической авиации на высокоточные неядерные боеприпасы, ликвидация некоторого количества стратегических бомбардировщиков и ракет "Минитмен-III" ранних сроков выпуска и т.д. Причем эти мероприятия будут выполняться в рамках программ модернизации компонент стратегических наступательных сил США и системы боевого управления ядерными силами.

В то же время достижение требуемых уровней сокращения ядерных боезарядов в СЯС ВС РФ будет осуществляться путем ликвидации стратегических наступательных вооружений, не имеющих аналогов в мире, при этом строительство перспективной группировки базируется на принципе так называемой минимальной достаточности. Вместе с тем ведущие зарубежные ядерные державы и не планируют подключаться к договорным процессам по сокращению СНВ, что подтверждается реализацией масштабных программ развития стратегических наступательных сил этих государств.

Учитывая, что Договор о СНВ будет действовать до 5 декабря 2009 года, предлагается на основании требований статьи ХVIII Договора о СНВ начать работу по внесению соответствующих поправок и исключению из текста Договора и его приложений даже упоминания о мобильных ракетных комплексах, поскольку в США данный тип стратегических наступательных вооружений отсутствует. Проработать возможность приостановления их действия в одностороннем порядке. Пересмотреть в сторону значительного сокращения состав и содержание контрольно-инспекционных процедур, исключить допуск американских инспекторов в специальные сооружения с боевыми ракетами "Тополь-М". Воспользоваться методом перезаявления наиболее ущербных положений и требований Договора о СНВ. Обеспечить выполнение и наращивание темпов перевооружения группировки РВСН на новые ракетные комплексы "Тополь-М", прекратить эксперименты по оптимизации организационно-штатных структур боевых частей. Решить проблему сохранения объектов инфраструктуры РВСН на государственном уровне.

В заключение мы вновь обращаемся к словам генерал-лейтенанта Николая Артюхина, который отмечает: "На современном этапе Договор СНВ-1 не в полной мере соответствует интересам России, так как сдерживает реализацию планов оптимизации СЯС ВС РФ". Таким образом, наши личные выводы почти совпадают с позицией должностного лица Министерства обороны РФ.

http://nvo.ng.ru/armament/2007-06-01/7_dogovor.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме