Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Проект "Дом милосердия" (из опыта работы с детьми-сиротами, имеющими сложные психофизические нарушения)

Л.  Могилевский, Prokimen.Ru

Дети-сироты / 02.06.2007


Доклад на секции "Дети-инвалиды в семье, обществе, Церкви". Рождественские чтения 2007 …

В последнее время проблема социального сиротства стала привлекать к себе внимание не только средств массовой информации, правозащитных и общественных организаций, но и внимание руководства страны. При резком снижении рождаемости, процент социальных сирот, а особенно сирот, со сложными психофизическими нарушениями, имеющих живых родителей, но живущих вне семьи, неуклонно растет.

Резкий рост социального сиротства делает эту нелегкую проблему пугающей не только потому, что государство с ней давно не справляется, и не только потому, что потенциальные возможности этих детей практически не изучены, но и потому, что те немногочисленные общественные организации, которые занимаются этой проблемой, часто бывают поставлены бюрократической системой в нелегкие условия.

Семилетний опыт работы с такими детьми показал нам, что государственными органами не предусмотрена системная психолого-педагогическая коррекция для них, а также медицинское сопровождение с учетом индивидуальных особенностей и показаний. Для данной категории детей положен только санитарский уход. Детям со сложными нарушениями априори присвоен термин "необучаемый", при этом, однако, с ними не проводилась специальная работа, следовательно, возможности данной категории детей не изучены.

То, что детям, имеющим столь тяжелое психофизическое поражение, положен по нормативам только санитарный уход и минимальное медицинское обслуживание без учета индивидуальных особенностей, поставило эту категорию детей в нашей стране в самые тяжелые условия из всего контингента детей и взрослых, которые находятся под опекой системы социальной защиты.

Десять лет назад группа милосердия от общественной организации "Православный центр "Живоносный источник в Царицыне" пришла в один из интернатов города Москвы, где находились дети, признанные "необучаемыми" и "лежачими". Детям этого интерната, как и всем детям данной категории, по существующим тогда в России нормативам был положен только элементарный санитарный и медицинский уход. Белые кровати и стены, белые халаты персонала, пустой манеж, отсутствие красок и общения, до крайности бедная сенсорная среда и категорическая убежденность персонала, что "эти дети ничего не понимают, не чувствуют и потому не страдают".

Первый же день пребывания рядом с детьми показал, что это совсем не так. Дети, взятые нашими сотрудниками на руки, приникали к телу взрослого, как бы "прилипали", ручонки намертво оплетались вокруг шеи взрослого, и видно было, что у ребенка одно желание - чтобы никогда не вернуться в кровать.

Нам стало ясно, что перед нами стоит очень непростая задача - помочь этим детям обрести то, чего они были лишены от рождения - любовь и уважение окружающих.

Нами была продумана программа, которая включала в себя следующие пункты:

- Создание жизненной среды, по атмосфере напоминающей домашнюю, что предполагало увеличение персонала и принципиально иные критерии его подбора.

- Адекватное медицинское обслуживание по индивидуальным показаниям;

- Адекватная педагогическая абилитация;

- Интеграция детей в жизнь общества, с целью изменения общественного мнения по отношению к этой категории детей;

- Работа с родителями и теми людьми, которые могут заинтересоваться их судьбой и будут готовы оказать им посильную помощь.

В 1996 году журналисткой компании Би - Би - Си Манон Люазо был снят фильм о положении таких детей и о нашей инициативе. Результатом показа этого фильма телекомпаниями стран Европы стало финансовое участие частных лиц и благотворительных организаций (немецкая "Лебенсхильфе" и французская "БИСЕ", помощь компании "Статойл") в нашей работе.

Благодаря помощи спонсоров наша работа стала более независимой, более устойчивой и более профессиональной. Кроме того, с первых месяцев нашей работы нам стал помогать Международный Женский Клуб, в частности миссис Мэри Дадли, которая в то время была вице-президентом этого клуба. Впоследствии миссис Дадли, увидев результаты нашей работы, учредила благотворительный фонд "Димас Дрим", который до сих пор поддерживает нашу работу.

Итак, осенью 1996 года началась работа с детьми одного их интернатов города Москвы. В основу был положен так называемый материнский метод. Этот метод требовал соответствующего морального облика и уровня сотрудников, которые должны были осуществлять уход за детьми. Поэтому мы обратились к священникам нескольких московских православных храмов с просьбой порекомендовать тех из прихожан, которые могли бы работать с такими детьми.

Наши сотрудники назывались "санитары-воспитатели", т.к. они не только ухаживали за детьми, но и обучали их. Каждый сотрудник на время работы становился "мамой" или "папой". Вначале все мы работали, как волонтеры, каждый приходил, когда мог и на столько времени, насколько позволяли силы и обстоятельства. Но постепенно мы поняли, что работа с детьми должна быть непрерывной - с утра до вечера. Более того, стало ясно, что с одними детьми хорошо работает один сотрудник, с другими - совсем другой. У одного хорошо получается уход за лежачими детьми, другой лучше умеет научить чему-то ребенка, играть с ним, петь ему...

Кроме того, выбранный нами "материнский метод" требовал, чтобы "папы и мамы" были по возможности постоянными. Поэтому, мы стали предлагать нашим сотрудникам не волонтерскую, а постоянную работу. Люди, которые работали с нами, должны были сделать нелегкий выбор - стать санитарами, т.е. оставить свою постоянную работу, а ведь многие из них были с высшим образованием. Спонсорская поддержка была необходима для того, чтобы оплата труда была адекватна затрате сил - как физических, так и психических.

Мы старались создать вокруг детей атмосферу, приближенную к домашней. Ребенка брали на руки, ласкали, разговаривали с ним, называли по имени - многие дети не знали своего имени. Каждое действие санитар-воспитатель комментировал. Он одевал ребенка и не только учил одеваться, но и называл предметы одежды, называл части тела, он кормил ребенка, учил, как называется различная посуда, учил ребенка держать ложку. Работая с детьми, наши сотрудники одевались не так, как обычно одеты санитары таких учреждений. Белые халаты, напоминающие о больнице, не подходили для домашней атмосферы, которую мы пытались создать. Все наши сотрудницы были одеты в домашнюю одежду, как правило, разноцветную, многие специально надевали бусы, серьги, и даже душились, для того, чтобы разнообразить и оптимизировать бедную красками сенсорную среду интерната.

Многие из детей не умели жевать и получали пищу из соски. Наши сотрудники научили жевать большинство детей, кормили их медленно, давали время на то, чтобы ребенок успел прожевать пищу.

Постепенно полупустые палаты (в них стояли только кроватки и пустой манеж) стали заполняться игровым материалом, яркими картинками и иконами на стенах. В каждую палату был куплен магнитофон, и в палатах зазвучала детская, классическая и церковная музыка.

Для начала мы попытались расширить жизненную среду настолько, насколько позволяли возможности интерната и учить детей всему, чему обычно мать учит своего ребенка. Дети - все, даже лежачие, были выпущены из кроваток "на свободу".

Они уже не проводили весь день (как это было раньше) в кроватях. Мы приобрели большие маты, которые расстилали почти по всему пространству палаты, оставляя лишь небольшие проходы. Маты были обтянуты дерматином, и их было легко и мыть, и дезинфицировать. Маты и были тем островом свободы, на который дети просились, лишь только открывали глаза поутру.

На этих матах дети и проводили весь день и лишь ночью возвращались в кровать. На матах мы учили детей играть, взаимодействовать с взрослыми и друг с другом. Там же дети учились садиться, вставать на ножки, ходить - мы не боялись, если ребенок случайно упадет - на матах это было безопасно. Мы брали детей на руки и подносили к окну - так дети впервые увидели мир за окном - деревья, небо, снег. Мы обращались с детьми так, как будто они все понимают и всему могут научиться. Так любая мать верит и до конца надеется на то, что всё поправимо. Без этого невозможно помочь ребенку. Может быть, поэтому первые результаты не замедлили появиться.

Дети очень быстро научились выделять наших сотрудников, предпочитать их сотрудникам интерната, и даже узнавать их по шагам в коридоре - они начинали улыбаться, смеяться, жестикулировать. Приход взрослого для них теперь означал, что их возьмут на руки, умоют, переоденут, будут с ними разговаривать, играть...

У каждого из детей появился свой любимый санитар-воспитатель, которого ребенок узнавал, выделял, и при общении с которым, он более всего оживлялся. Мы увидели, что дети не только оживляются, но начинают требовать внимания к себе, проситься на руки, ревновать, если подошли сначала к другому ребенку...

Многие из них прекрасно разбирались в том, с кем из санитаров-воспитателей можно покапризничать, а с кем это бесполезно, кто может и отругать, а из кого можно "вить веревки".

Работая с этими детьми, мы увидели, что любовь спасает и лечит и она же создает условия для того, чтобы развивать ребенка.

Приязнь - это великий стимул, и, когда ребенок чувствует, что его принимают, он начинает раскрываться.

Через некоторое время стало ясно, что многих из детей можно обучать: собирать пирамиду, складывать кубики, держать в руках куклу, играть в мяч, заводить юлу, обращаться к взрослому за помощью, показывая жестом или произнося, в чем нужна помощь. Некоторые дети быстро научились самостоятельно кушать и начали приучаться к навыкам опрятности. Те дети, которые научились жевать, были переведены на обыкновенный, не протертый стол.

Мы старались стимулировать и поощрять любой, хотя бы самый маленький успех, закрепляя вновь приобретенное умение ежедневным повторением. Мы увидели, что дети понимают и похвалу, и любое поощрение.

Летом 1997 года в жизни детей произошло поистине революционное событие. Мэри Дадли, которая стала нашим другом и единомышленником, привезла в интернат прогулочные и инвалидные коляски - и мы получили возможность вывозить детей по очереди - поначалу в холл интерната, а потом и на улицу.

Трудно описать восторг детей, впервые покинувших стены интерната и увидевших деревья, небо, цветы. Прогулки продолжались все теплое время года, и дети их очень полюбили. Если была дождливая погода, то дети гуляли в холле. Как они радовались, когда выползали, выезжали, выходили самостоятельно или держась за руку, за пределы палаты. Коляски расширили возможности детей, помогли им САМОСТОЯТЕЛЬНО передвигаться, а для детей, которые так долго жили в замкнутом мире одной и той же палаты, важность такой возможности трудно переоценить.

Коляски открыли для нас еще одну возможность - вывозить детей на экскурсии, и в конце лета 1997 года некоторые дети впервые посетили зоопарк.

Поначалу они почти не обратили внимания на животных - так необычна и волнующа была сама поездка на машине, за пределы интерната. Само пространство, на котором расположен Зоопарк, множество людей, шум, воздушные шары в руках других детей и сами другие дети, которые смотрели на них и пытались с ними разговаривать.

Но постепенно выезды за пределы интерната стали привычными - зоопарк, дельфинарий, экскурсии по городу, кукольный театр... так мир начал постепенно раскрываться навстречу детям.

Параллельно с работой по уходу и развитию детей была налажена и медицинская работа.

Нами были приглашены врачи - психиатр и педиатр, которые провели всестороннее обследование детей, вакцинацию и стали лечить их только согласно показаниям, а не по стандартной схеме.

Это позволило значительно уменьшить, а во многих случаях и снять психотропные средства, и заменить их более слабыми транквилизаторами, а в некоторых случая назначить просто общеукрепляющее лечение. Дети стали получать витамины. Впоследствии наши врачи стали назначать детям-аллергикам гипоаллергическую диету, а для детей с серьезными нарушениями пищеварения специальный стол.

В 1998 году дети были переведены в ДДИ N8, где для работы с детьми были предоставлены и ставки воспитателей. Так дети стали получать и квалифицированную воспитательскую помощь.

К концу 1999 года многие дети дали такую положительную динамику в развитии, что мы стали думать о том, чтобы изыскать возможность начать коррекционно-педагогическую работу с ними.

На одной конференции, посвященной проблемам обучения детей с особенностями в развитии, мы познакомились с профессором И.М. Бгажноковой, которую заинтересовал наш доклад о проблемах так называемых "необучаемых" детей, на примере тех детей, с которыми мы работали. Мы предложили ей сотрудничество.

Весной 2000 года нами был совместно написан Проект "Дом милосердия", в котором мы попытались обобщить наш опыт и развить его.

Экспериментальная часть проекта предусматривает коррекционно-педагогическую работу с детьми, а весь Проект - всестороннюю абилитацию детей. Результаты этой работы должны были лечь в основу специальных методик.

Проект был предложен на рассмотрение Департамента социальной защиты и был им одобрен. Был составлен и подписан договор, согласно которому проект должен был развиваться в интернате N8 в течение 4 лет.

Одна из групп интерната была переоборудована под классные комнаты, туда было куплено специальное оборудование, дидактический материал, подвижные модули. Весной 2000 года руководитель Проекта выиграл грант Американской благотворительной программы АРО, что дало возможность финансировать работу профессиональных педагогов.

В вечернее время классы служили в качестве зала, где дети проводили свой первый в жизни досуг. Теперь они могли покинуть группу, в комнатах для досуга они играли, пили чай, смотрели телевизор, видеофильмы, слушали музыку, общались. Те дети, которые обучались игре на пианино (а у нас есть и такие!), могли повторять те небольшие музыкальные отрывки, что выучили с музыкальным педагогом. Кроме того, там был установлен компьютер, и некоторые дети начали учиться элементарной работе на компьютере. Экспериментальная часть проекта под руководством И.М. Бгажноковой проводилась специалистами кафедры специальной психологии и олигофренопедагогики МИОО. Уже результаты обследования показали, что в интернате есть дети, которым необходимо занятие с педагогами по специальной программе. В результате занятий с педагогами дети дали серьезную положительную динамику.

Одной из важнейших сторон нашей программы является интеграция ребенка в жизнь общества, изменение общественного сознания по отношению к детям с тяжелыми психофизическими нарушениями.

Нами была задумана программа "семья-друг", суть которой состояла в следующем.

Ребенок, более чем все другие люди нуждается в том, чтобы у него были близкие люди, взрослые, которые могли бы постоянно навещать ребенка, приходить к нему в гости, приглашать к себе на выходные, которые могли бы хоть отчасти заменить семью. Ребенку необходимо хоть иногда покидать интернат, куда-нибудь хоть изредка поехать на выходные, кого-то ждать и кого-то любить. Кроме того, когда по достижении совершеннолетия, ребенок неминуемо перейдет в интернат для взрослых, то у него должны быть близкие люди, которым не безразлична его судьба и которые будут следить за соблюдением его прав.

Первыми откликнулись на наш призыв некоторые наши сотрудники, которые забирали полюбившегося им ребенка на выходные, или навещали его в нерабочее время. Так, например Зося Вешняковская проводила отпуск в семье Елены Максимовой, ездила к ней в гости, жила по две - три недели. В семье Максимовой Зося научилась ходить, самостоятельно кушать, играть, понимать обращенную речь.

Алешу Дубровского стал приглашать в гости наш сотрудник Алексей Шуваев, Алеша проводил в семье Алексея выходные. Затем над ребенком была оформлена опека, и Алеша обрел приемную семью. Он стал ежедневно заниматься и, через полгода с него был снят диагноз "олигофрения". Мальчик был признан нормальным, сейчас он обучается по программе общеобразовательной школы, учится играть на пианино, изучает английский язык.

Эрика Хакимова забрали в свою семью его собственные бабушка и дедушка, которые увидели, насколько мальчик изменился с тех пор, как в интернате стала работать группа милосердия, когда поняли, что ребенок не безнадежен.

В семье Эрик научился навыкам опрятности, самостоятельно кушать, ходить, играть, лазить по шведской стенке, взаимодействовать с взрослыми, манипулировать различными предметами. Сейчас он адекватно понимает ситуацию, знает названия всех окружающих его предметов, хорошо катается на велосипеде. Он обрел семью, а бабушка с дедушкой, по их словам, обрели смысл жизни, они полюбили внука и не представляют своей жизни без него.

На наш призыв откликнулись несколько прихожан из близлежащего храма.

Например, к Жене Мещерякову стала постоянно приходить одна из прихожанок, которая сразу привязалась к нему. Что касается Жени, то он всем сердцем полюбил "приходящую маму". Он знает, что через день, ближе к вечеру, она обязательно придет поиграть, погулять, поговорить. Он ждет её, и в часы, когда она обычно приходит, он смотрит на дверь, и ничто не может его отвлечь от этого ожидания. Когда "мама" приходит, Женя расцветает и его лицо излучает счастье.

Мы постоянно проводили работу с родителями, мягко и в ненавязчивой форме, мы предлагали им чаще навещать ребенка, активнее контактировать с ним. Нужно сказать, что многих родителей воодушевили результаты занятий с детьми, они увидели, что дети не безнадежны, что многие из них частично обучаемы. Сейчас около сорока детей посещаются своими родителями (в начале нашей работы их было восемь), десять детей проводят отпуск и выходные дни в семье. Но, тем не менее, в силу многих причин, в том числе и социальных, родная семья не всегда откликается на наш призыв.

Мы считаем, что программа "семья-друг" должна иметь развитие именно потому, что сирот с особенностями развития - много, а семей, готовых их усыновить - почти нет. Но, навещать ребенка, общаться с ним, проводить с ним свободное время - могли бы многие.

Результатом работы программы "Дом милосердия", явилось то, что 150 детей вернулись к жизни, из них 70% детей научились ходить или передвигаться с помощью инвалидных колясок, 60% научились навыкам опрятности, сами одеваются, 60% теперь умеют самостоятельно кушать. Многие из детей активно взаимодействуют с взрослыми и друг с другом, умеют объясняться жестами, слогами, дети владеют простой фразой, некоторые из детей владеют развернутой фразовой речью.

Они веселы, ухожены, открыты к общению. В свою очередь мир открывается постепенно навстречу этим детям. Дети ездят на экскурсии, они посещали кукольный театр, зоопарк, дельфинарий, имеют возможность во время выездов общаться со здоровыми сверстниками.

II

Как мы уже писали, замыслом Проекта "Дом милосердия", начало которому было положено в конце 1996 года, является создание для детей-сирот ДДИ N8 жизненных условий, позволяющих организовать реабилитационное обслуживание детей по всем направлениям: медицинское, педагогическое, социальное, интеграционное.

Семилетняя деятельность по осуществлению Проекта имела свои этапы развития, отвечающие состоянию детей на тот период и их предполагаемым потенциальным возможностям.

Первый этап, который длился около двух лет, включал в себя организацию нормальных жизненных условий: организацию ухода за детьми, согласно принципам "семейного метода", организацию адекватного медицинского обслуживания.

Результатом первого этапа явилось значительное улучшение физического и эмоционального состояния детей. Позитивные изменения в состоянии детей доказали возможность их социальной и психолого-педагогической абилитации.

Второй этап включал в себя организацию воспитательской работы в каждой группе и организацию работы по интеграции детей в жизнь общества.

Положительная динамика в социальном и психофизическом развитии детей позволили перейти к следующему, третьему этапу развития Проекта.

Третий этап, который начался в конце 1999 года, включал в себя организацию профессионального коррекционно-педагогического и психологического сопровождения детей. С этой целью к работе с детьми были привлечены специалисты: коррекционные педагоги, психолог, артпедагог, музыкальный педагог.

Развитие Проекта предполагает расширение и углубление реабилитационной деятельности по всем направлениям в соответствие с современным законодательством РФ.

Успешное развитие Проекта по всем направлениям предполагает расширение жизненного пространства:

- для уменьшения числа детей в каждой группе;

- для создания специально оборудованных кабинетов и служб.

Программа развития, опираясь на результаты комплексной деятельности по всесторонней абилитации детей интерната, предполагает проведение мероприятий по изменению социального статуса и государственных нормативов для детей данной категории.

Программа развития также предполагает организацию на территории ДДИ N8 консультативного центра не только для детей интерната, но и для детей данной категории, проживающих в семьях. В перспективе программа предполагает при консультативном центре организовать группу дневного пребывания для детей, проживающих в семьях.

Реабилитационный процесс должен развиваться в соответствии с мировым и отечественным опытом комплексной реабилитационной практики работы с детьми, имеющими сложные психофизические нарушения.

Цель Программы развития:

- Создание условий, способствующих максимально возможному развитию ребенка со сложными психофизическими нарушениями, что необходимо для более полноценной жизни ребенка-инвалида, оказавшегося вне семьи;

- Составление методических программ по результатам экспериментально-педагогической деятельности, проводимой на территории ДДИ N8, с целью их дальнейшего внедрения в интернаты системы социальной защиты;

- Обобщение опыта работы с детьми со сложными психофизическими нарушениями, разработка и внедрение новых подходов: к планированию территории, к составлению типового штатного расписания для учреждений системы социальной защиты, к планированию необходимого перечня оборудования и т.д.;

- Дальнейшее развитие и распространение практики применения семейных форм жизнеустройства детей-сирот.

Задачи Программы развития

Комплексные мероприятия по всесторонней реабилитации детей, которые включают в себя следующие направления:

- Создание для детей интерната жизненной среды, по своей внутренней атмосфере и по внешнему виду подобной домашней;

- Физическая реабилитация детей, страдающих детским церебральным параличом;

- Педагогическая реабилитация детей, включающая их социальную адаптацию;

- Интеграция детей в жизнь общества, включающая в себя развитие программы "Семья-друг".

В настоящее время Программа развития Проекта "Дом милосердия" одобрена и разрешена к реализации Департаментом социальной защиты населения города Москвы. Подписан договор о сотрудничестве по развитию Проекта между Департаментом социальной защиты и спонсором Программы президентом благотворительного фонда "Diema's Dream" Мэри Дадли.

Ожидаемыми результатами реализации Программы развития являются:

- Значительное улучшение психофизического и интеллектуального состояния детей;

- Приобретение устойчивых социальных навыков даст детям более полную независимость в дальнейшей жизни;

- Позитивные изменения в состоянии ребенка, а также возможные позитивные изменения в психологии общества, которые в свою очередь будут способствовать сокращению количества сирот среди детей данной категории;

- Изменение нормативов жизнеобеспечения и государственного финансирования, что значительно улучшит уровень жизни детей и уровень предоставляемых услуг и привлечет более подготовленный нравственно и профессионально контингент сотрудников в детские учреждения;

- Распространение модели совместного долгосрочного сотрудничества государственного учреждения, общественной организации, Православной Церкви и спонсорских фондов;

- Постепенное изменение структуры закрытых учреждений для детей со сложными дефектами психофизического развития в учреждения открытого "семейного" типа.

Все участники Проекта "Дом милосердия" приглашают к сотрудничеству тех, кому небезразлична судьба детей-сирот - инвалидов России.



Участники Проекта:

Региональная общественная организация "Православный Центр в Царицыне" (Москва, ул. Солнечная, 2), Детский дом-интернат N8 (Москва, Борисовский проезд, 3/3), Кафедра специальной психологии и олигофренопедагогики МИОО (Москва, Пречистенский пер, 7).

Проект согласован с Департаментом социальной защиты населения г. Москвы.

Руководитель Проекта Могилевский Л.Ш.

Реквизиты Православного центра:
Акционерный банк "ИНТЕРПРОГРЕССБАНК" ИНН 7724096412, р/с N40703810700000000280. "Интерпрогрессбанк" имеет К/С N30101810100000000402 в Оперу Московского ГТУ Банка России.

Контактные адреса и телефоны:
Адрес интерната: Москва, Борисовский проезд, 3, кор.3.
Тел. 394-93-11 - Бритаус Леонид Георгиевич (директор интерната)
393-58-77 - Могилевский Леонид Шмульевич (руководитель Проекта)
glmog@comail.ru
тел. 259-64-68, 8-9032748964.

Президент фонда Diema's Dream:
mary@diemasdream.com
http://www.diemasdream.com/

Л.С. Могилевский, руководитель благотворительного проекта "Дом милосердия", заместитель директора Православного центра по социальной работе

http://www.prokimen.ru/article_2698.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме