Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Новый облик границы

Владимир  Мохов, Красная звезда

26.05.2007


Меняются и форма, и содержание …

В канун профессионального праздника заместитель руководителя Пограничной службы ФСБ России генерал-лейтенант Николай Рыбалкин рассказал представителям некоторых российских СМИ (в их числе была и "Красная звезда") о том, чего удалось добиться пограничникам с 1 июля 2003 года. Именно тогда их включили в состав Федеральной службы безопасности. Этот почти четырехлетний этап характеризуется серьезными изменениями как в структуре Пограничной службы, так и в характере ее деятельности.

Погранвойск больше нет...


Основные направления охраны Государственной границы, напомнил Николай Рыбалкин, определены 30 сентября 2003 года на заседании Совета Безопасности РФ. С тех пор и началась плановая реорганизация пограничного ведомства. Суть ее сводится к тому, что в России должна появиться профессиональная Пограничная служба.
Сегодня идет формирование принципиально нового облика Пограничной службы. Из существующей законодательной базы исключен сам термин "пограничные войска". Переход от войсковой составляющей к профессиональной специальной службе, которая борется с трансграничной преступностью, стал необратим.
Переход на профессиональные рельсы обусловил ряд первоочередных шагов в этом направлении. Самый "революционный" из них состоит в том, что на Лубянке решили отказаться от солдат-призывников. Срочники в зеленых фуражках уходят в прошлое. Последний призыв в погранорганы прошел осенью прошлого года. Так что осенью 2008-го Пограничная служба попрощается с последним дембелем.
Но массовым порядком заменять военнослужащих срочной службы на специалистов-контрактников начали еще в 2004 году. На северо-западных границах сегодня не осталось ни одного солдата. Нет их и в Центральном федеральном округе, на казахстанской границе. "Последние могикане" остаются только на Северном Кавказе, на границе с Китаем и Монголией, а также на некоторых морских участках.
Генерал Рыбалкин не стал скрывать, что процесс этот шел непросто. Отдельные руководители на местах поначалу не представляли, как охранять границу без привычного солдатского контингента. А на контрактников распространяли прежние, укоренившиеся за десятилетия подходы, раздувая их штаты сверх всякой меры. С этим пришлось столкнуться, к примеру, в Республике Алтай.
Беспокоились и некоторые зарубежные коллеги - финские, норвежские. Однако в результате оргштатных мероприятий, оптимизации пограничной деятельности охрана границы с нашей стороны не только не ухудшилась, а стала гораздо эффективнее (в чем иностранцы смогли убедиться во время посещения наших погрануправлений). И дело здесь не в том, что срочники на границе служат хуже, чем контрактники. А в том, что характер угроз, по словам Николая Рыбалкина, требует специалистов совершенно другого качества. Солдат не в состоянии организовать оперативно-разыскную деятельность в борьбе с трансграничной преступностью. Не его это уровень. Не вписывается он и в многоступенчатую систему переподготовки, существующую в Пограничной службе ФСБ (в ней задействовано несколько пограничных вузов, потенциал других учебных заведений).
Переходя на профессиональную основу и отказываясь от срочников, в Погранслужбе стараются набирать тех специалистов, которые могут решать задачи нового качественного уровня. Потому и в само понятие "контрактник" здесь вкладывают несколько иной смысл, нежели в Минобороны. Скажем, большинство новейших технических средств на границе по силам эксплуатировать только человеку с высшим образованием. Специалисту высочайшей квалификации. Не временщику. Вот почему, по словам Николая Рыбалкина, в перспективе Пограничная служба должна уйти в том числе и от контрактников (в нынешнем понимании этого слова). В основе своей здесь хотят иметь корпус офицеров и прапорщиков. И по большому счету основа эта не связана с каким-то воинским званием. Основа - это специалист. Профессионал. Такой подход, кстати говоря, нашел полное понимание у зарубежных коллег. Как-никак они-то давно сделали ставку на технический, а отнюдь не человеческий, то бишь количественный, фактор.
Но одной пограничной романтикой профессионала не привлечешь. Нужны материальные стимулы. Прежде всего весомые оклады (а они уже сегодня на порядок выше, чем в военном ведомстве). Далее - служебное жилье. И в этом плане пограничники серьезно продвинулись вперед. Генерал Рыбалкин рассказал о впечатлениях своей жены, с которой он во время отдыха в Сочи заехал на одну из погранзастав.
Эта женщина семь лет находилась вместе с мужем на погранзаставе. И когда она увидела комфортабельные квартиры, в которые въезжают сегодня с семьями офицеры-пограничники, то была просто изумлена. Примечательно, что новейшие пограничные комплексы на Северном Кавказе и на границе с Казахстаном сегодня сдаются сразу со служебным жильем. И каждая квартира закрепляется за конкретной должностью. Согласно штатному расписанию. Так что лейтенант, приехавший сюда служить, сразу же получает ключи от служебной однушки или двушки. Причем вместе с мебелью и бытовой техникой. Где еще вы такое увидите?
Что касается своей квартиры, то и здесь есть перспективы. Прежде всего в рамках ФСБ активно ведется жилищное строительство. А молодые офицеры, как и в Минобороны, становятся участниками накопительно-ипотечной системы.

...но военная служба осталась


Вместе с тем, отметил генерал Рыбалкин, военную службу для пограничников никто не отменял. Все они остаются офицерами, прапорщиками, сержантами, готовящимися в том числе к выполнению задач по обороне страны. Более того, с переходом Пограничной службы на профессиональную основу ее потенциал и возможности в этом смысле существенно увеличатся. Наряду с техническим перевооружением, перестроением управления здесь активно наращивают и боевой потенциал.
Скажем, за последние годы подразделения специального назначения сформированы на Северном Кавказе, на казахстанском направлении. Борьба с трансграничной преступностью требует не только техники и профессионального интеллекта, но и мощной силовой составляющей. Через границу порой пытаются прорваться целые караваны с оружием или наркотиками. Один пограничный наряд здесь не справится. При серьезном столкновении ему требуется серьезная поддержка.
Меняются некоторые подходы к организации службы, подчеркнул генерал Рыбалкин, но неизменным остается подход к усилению боевых возможностей пограничников. В этой связи Пограничная служба ФСБ России продолжает активно сотрудничать с Министерством обороны. В частности, по подготовке офицерских кадров. В военных вузах для Погранслужбы по-прежнему будут готовить и финансистов, и тыловиков, и других специалистов. Эти и другие вопросы недавно обсуждались в ходе встречи с начальником Генерального штаба ВС РФ генералом армии Юрием Балуевским. На ней еще раз было подчеркнуто, что силовые ведомства будут идти навстречу друг другу во всех вопросах.

На территориальный принцип


Еще один краеугольный камень реформирования Пограничной службы - переход на новую систему управления. До недавних времен она также была построена по войсковому принципу - с опорой на взвод, роту, батальон, то есть воинскую часть. Соответственно эта система управления была экстерриториальной. Она привязывалась к задаче, а не к территории. В результате пограничные органы управления оказывались в определенной рассогласованности с правоохранительными органами, системой МВД, ФСБ, службой наркоконтроля, таможенниками - все они действуют по территориальному принципу. На территорию же одного приграничного района зачастую приходился стык двух погранотрядов. Вот и приходилось "раздваиваться"...
На Лубянке пришли к выводу, что в рамках территориального построения ФСБ надо строить и структуру Пограничной службы. После этого были сформированы пограничные управления в каждом приграничном субъекте РФ. Сейчас их 35. Управления эти имеют районные или межрайонные структуры. Вслед за этим пограничные заставы трансформировались в пограничные отделения, которые в большей степени привязаны к муниципальным образованиям. В результате одни и те же субъекты работают теперь как на областном, так и на районном уровне. Пограничники получили возможность строить единую оперативно-разыскную систему совместно с МВД, ФСБ и другими ведомствами. Облегчилось взаимодействие и с местными органами власти.
В этой связи отпала необходимость в промежуточном органе управления - в пограничных округах, которые также во многом копировали армейскую систему. По примеру других ведомств в федеральных округах были созданы региональные структуры Пограничной службы, которые взаимодействуют с аппаратами полномочных представителей Президента РФ, осуществляют организационно-контрольные функции и т.д. В какой-то степени они являются кураторами пограничных управлений и связующим звеном с центральным аппаратом Пограничной службы (как выразился генерал Рыбалкин, из Москвы в Хабаровск не налетаешься). Вся же ответственность за состояние охраны границы и борьбу с трансграничной преступностью отныне легла на пограничные управления. Для проведения соответствующего комплекса мероприятий им переданы необходимые силы и средства.
Сделано все по аналогии с ФСБ. Поскольку Пограничная служба уходит от военного построения, это потребовало изменения не только системы управления, но и порядка материально-технического снабжения, финансирования и т.д. В результате часть задач удалось снять и с центрального аппарата Пограничной службы. В том числе задач снабженческих.
К концу нынешнего года планируется окончательно отказаться от практики централизованных закупок продовольствия. Все финансовые ресурсы вместе с ответственностью за принятие решения переданы в пограничные управления. На местах лучше знают, что в данный момент нужнее - лук или тушенка. Да и зачем тушенка, если на месте за "живые" деньги можно купить свежее мясо? Благодаря этому, кстати, отпала необходимость и в большинстве складов. Часть имущества с них, например вещевого, в связи с отказом от призыва солдат срочной службы передается Министерству обороны.
Что касается техники или вооружения, то погрануправлениям выделяют соответствующие финансовые лимиты, на которые централизованно заказывается та или иная номенклатура изделий. Исключение здесь составляют только крупные пограничные суда. С одной стороны, тем самым усиливается степень ответственности пограничных управлений за расходование финансовых средств и материально-технических ресурсов, а с другой - усиливается контрольная функция центрального аппарата. За счет этого, кстати, его удалось сократить.
Основным критерием, заявил Николай Рыбалкин, сегодня становится эффективность органов управления. Становление пограничных управлений где-то уже завершилось, где-то еще продолжается. Это объяснимо. В новом качестве многие офицеры служат недавно. В чем-то им надо помочь, в чем-то поправить. А порой - сделать оргвыводы.
К примеру, за последние четыре года в пограничных органах произошло несколько серьезных ЧП, в том числе с применением оружия. Основной предпосылкой к этому стало то, что при приеме на контрактную службу те или иные должностные лица формально отнеслись к отбору кандидатов. А некоторые из них и сами оказались замешаны в серьезных преступлениях. С такими, заверил Николай Рыбалкин, будем вести беспощадную борьбу. Что касается системы подбора кадров в Пограничную службу, то сегодня она функционирует по тем же принципам, что и в ФСБ. И хотя в этой связи не могли не возникнуть определенные проблемы с комплектованием, изменять этим принципам нельзя. Качество в данном случае важнее, чем количество.

Мундир - темно-синий, фуражки - зеленые


Изменения происходят не только в содержании пограничной деятельности, но и в форме одежды. Николай Рыбалкин продемонстрировал журналистам два своих генеральских кителя. Старый практически не отличается от армейского образца. Новый же, только пошитый, непосредственно связан с меняющимся обликом Пограничной службы и полностью копирует форму одежды, введенную в системе ФСБ в целом. Цвет у нее - темно-синий (не черный, как трактуют некоторые СМИ). Кстати, он используется и в пограничных структурах многих европейских стран.
Нынешние реалии таковы, заявил Николай Рыбалкин, что на границе должен находиться человек не в форме Вооруженных Сил. У них своя задача, связанная с обороной страны. А контрольные функции на пунктах пропуска через госграницу или ту же проверку документов в поездах должны выполнять люди в другой, не в военной, форме. Но непременный атрибут российских пограничников - зеленые фуражки - остается и с новой формой одежды.
Безусловно, в системе обороны страны, отметил генерал Рыбалкин, Пограничная служба, как и органы ФСБ в целом, играла и играет важную роль. Но их специфическая деятельность все-таки должна отличаться и по форме одежды. Как парадной, так и повседневной.
Что касается формы полевой, то и она должна быть привязана к специфике пограничной деятельности, к соответствующим средствам связи, вооружению и т.д. Ведь одно дело, когда военнослужащий наступает или занимает оборону в окопе, и совершенно другое, когда он решает специфические задачи на границе.

Долой землянки в три наката!


После распада СССР почти 14 тысяч километров наших государственных рубежей оказались необорудованными, пограничная инфраструктура на них отсутствовала. Пограничникам приходилось занимать те помещения, которые удавалось найти. Стыдно сказать, но штабным помещением для погранзастав подчас становилась... кинопроекционная будка. Хорошо, если удавалось арендовать какое-то заброшенное строение.
Спасибо тем пограничникам, сказал Николай Рыбалкин, которые в этих неприспособленных условиях выполняли свой воинский долг. Но если мы хотим профессионально бороться с трансграничной преступностью, на месте кинобудок и землянок надо строить современную пограничную инфраструктуру. На границе должно быть комфортно жить и удобно служить. Ее надо оборудовать в инженерном отношении. Надо видеть, что происходит на охраняемом участке. В противном случае придется многократно увеличивать численность "зеленых фуражек". А курс взят, напротив, на их сокращение. На то, чтобы охранять не числом, а умением.
В этом году завершается программа обустройства границы на Северном Кавказе. 38 новых погранзастав здесь уже построены, еще 34 строятся. Наступает черед казахстанского направления, скоро там тоже будут сданы первые пограничные объекты. Но если в основе обустройства северокавказской границы лежат "классические" погранзаставы, то на российско-казахстанских рубежах - районные и межрайонные погранструктуры. Упор здесь делается на взаимодействие с правоохранительными органами, создание единой оперативно-разыскной системы в приграничье. А со следующего года тут приступят и к строительству погранзастав, которые называют теперь пограничными отделениями.
Пока же ситуация на границе с Казахстаном в этом плане еще плачевная. Службу зачастую приходится нести в арендованных, наспех приспособленных зданиях, жить где придется. Между тем оперативная обстановка здесь не такая простая. По этой причине только на оренбургском направлении численность погранорганов решено увеличить в полтора раза. Но увеличить мало, надо создать нормальные условия. Федеральная целевая программа, рассчитанная до 2010 года, предполагает выделение внушительных средств на решение этих задач.
Кстати, на Лубянке собираются расширить параметры федеральной программы. Ибо изначально она готовилась только под новые, необустроенные участки границы. А пограничная инфраструктура советского периода (на границе с КНР, Монголией, на северо-западе, на морских направлениях) за минувшие годы тоже физически и морально устарела. Проблема эта, по словам генерала Рыбалкина, поставлена на Государственной пограничной комиссии, и в программе обустройства наших внешних границ сейчас готовятся существенные изменения. Полноценная инфраструктура должна быть всюду.

Две линии


Морской участок Государственной границы составляет ни много ни мало 38 тысяч километров. Спектр потенциальных угроз здесь шире, чем на сухопутье. Это не только нелегальная миграция, наркотики, контрабанда оружия, но и расхищение морских биоресурсов. Работать здесь приходится во взаимодействии с сопредельными государствами. Не случайно на морских направлениях построение пограничной деятельности существенно отличается. Если на сухопутье все привязывается к линии госграницы, то на морских направлениях - колоссальное пространство. Несколько миллионов квадратных километров, включая внутреннее море, территориальное море, исключительную экономическую зону и т.д. Принцип работы здесь совершенно другой.
Проанализировав эти особенности, на Лубянке пришли к выводу о необходимости формирования пограничных управлений береговой охраны. В Петропавловске-Камчатском - Северо-Восточного. В Краснодаре - Черноморско-Азовского. Здесь ведь добавляются такие вроде бы несвойственные Пограничной службе задачи, как обеспечение экологической безопасности на море, проведение спасательных операций и т.д. Чтобы не создавать "параллельные" флоты, систему береговой охраны решено было сделать структурой, позволяющей выполнять в интересах государства весь комплекс задач на морских пограничных пространствах.
С этим связано и некоторое перестроение управленческих функций в центральном аппарате Пограничной службы. Выстраиваются две основные линии работы с территориями. Первая - сухопутная (где охрана производится по четко обозначенной границе). Вторая - береговая (все, что связано с морскими направлениями). Вокруг этих линий и концентрируется вся работа, связанная с обустройством границы, набором специалистов, техническим перевооружением и т.д.

В режиме онлайн


В Пограничной службе существует и программа перехода на современные технические средства охраны границы. Изучив как зарубежный опыт, так и возможности отечественной промышленности, на Лубянке пришли к выводу, что на границе надо внедрять самые современные охранные комплексы. Комплексы автоматизированного сбора, обобщения и визуализации информации.
На границе с Казахстаном это становится реальностью. Модель такого комплекса сейчас проходит здесь апробацию на базе одного из погрануправлений. Предварительные результаты показывают его высокую эффективность. Поэтому такой же подход планируется распространить на весь казахстанский участок. Здесь, заявил Николай Рыбалкин, будут применяться самые современные технические средства охраны. Вплоть до применения беспилотных самолетов, оснащенных видеокамерами и в реальном режиме времени поставляющих "картинку" с неба непосредственно пограничникам.
На Северном Кавказе подобные комплексы эксплуатируются уже больше года. И за это время у пограничников появился ряд технических замечаний. Разработчикам комплексов пришлось их дорабатывать. В результате повторных испытаний все претензии сняты.
Генерал Рыбалкин напомнил, что во второй половине прошлого века пограничники тоже провели техническое перевооружение. Тогда на границе были внедрены сигнализационные комплексы и рубеж основных инженерных сооружений. Такая же серьезная работа проводится сейчас. И выделяются такие же серьезные деньги. Только сегодня все будет без высоких заборов и колючей проволоки. На принципиально новой основе и с применением новых информационных технологий.
На повестке дня между тем - повсеместное создание по периметру Государственной границы, в каждом пограничном управлении так называемых ситуационных центров. Требуются они не только для того, чтобы в реальном режиме времени информация поступала наверх, но и для того, чтобы принимались грамотные управленческие решения. Работа в этом направлении развернулась серьезная. А курирует ее существующее в центральном аппарате Погранслужбы управление технического развития. Оно освобождено от всех задач, кроме тех, которые непосредственно связаны с внедрением современных технических средств охраны границы. Альтернативой этому является только увеличение численности погранорганов. А она, напротив, сокращается.
Но на место каждого уволившегося в запас солдата срочной службы, подчеркнул Николай Рыбалкин, автоматически не приходит военнослужащий-контрактник. Да и нет в этом никакой необходимости. За счет перестройки системы охраны границы, внедрения новых технических средств, наращивания оперативной составляющей здесь с лихвой компенсировали отсутствие прежнего количества солдат на границе.
В рамках ФСБ меняется и структура пограничной авиации. Приоритет отдается легкомоторным самолетам. Тяжелые транспортники предназначены для передислокации большого количества грузов и людей. А, к примеру, для освещения надводной обстановки они не требуются. Эти задачи можно и нужно выполнять более экономично, без расходования гигантского количества ГСМ. То же самое касается пограничных кораблей. Они призваны решать не столько военные, сколько специальные пограничные задачи. Если на Каспийском море браконьерские байды развивают скорость до 60-70 узлов, то и пограничные корабли и катера должны располагать таким комплексом технических средств, который позволяет их обнаруживать и задерживать.
Кстати, внедрение новейших технических средств охраны границы наряду с ее обустройством заместитель руководителя Пограничной службы ФСБ России назвал важнейшим фактором стабилизации, наметившейся на наших северокавказских рубежах. И хотя на том же чеченском участке российско-грузинской границы угроза прорыва боевиков со стороны Панкисского ущелья, как заявил Николай Рыбалкин, еще сохраняется, ситуация в корне изменилась. Численность погранзастав на Северном Кавказе на потенциально опасных направлениях увеличена в два с лишним раза. Это позволяет предотвратить любые попытки прорыва на российскую территорию. А дабы в принципе исключить такие попытки, налажено тесное взаимодействие с грузинскими пограничниками.

http://www.redstar.ru/2007/05/26_05/3_03.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме