Заместитель генерального секретаря НАТО Ги Робертс: "Нам нужно продолжать диалог"

Недавно в Москве прошла международная конференция "Приоритеты в области контроля над ядерными вооружениями и ядерного нераспространения: сопоставление подходов России и Запада", в которой приняли участие известные российские и зарубежные эксперты в области контроля за вооружениями. Мероприятие было организовано Федерацией мира и согласия и Центром политических и международных исследований при поддержке Научной программы НАТО и Норвежского института международных отношений. От имени Североатлантического альянса на конференции выступил заместитель генерального секретаря НАТО по вопросам политики в сфере оружия массового уничтожения Ги Робертс, который затем ответил на вопросы журналистов, включая и корреспондента "Красной звезды".

- В чем сегодня состоят, по мнению Североатлантического альянса, приоритетные угрозы для НАТО в области нераспространения и контроля над вооружениями?
- Мы охарактеризовали основные параметры доктрины НАТО в сфере безопасности, нераспространения и контроля над вооружениями в документах саммита
НАТО в Риге, состоявшегося в ноябре прошлого года. В качестве одной из главных угроз нашей безопасности мы рассматриваем международный терроризм, учитывая, что террористические группировки вполне могут получить доступ к оружию массового уничтожения - ядерному, биологическому и химическому. Думаю, что эта угроза всем хорошо ясна и понятна. Фактом наших дней уже стало, например, использование бомб, содержащих хлор, террористами в Ираке. Есть также данные, что ряд террористических групп активно стремится завладеть оружием массового уничтожения, что не может нас не беспокоить.
Второй важной проблемой в сфере безопасности и контроля над вооружениями НАТО считает распространение средств доставки ОМУ, включая баллистические ракеты. Данная угроза состоит в том, что все более широкое распространение получают технологии создания баллистических ракет, которыми сейчас в мире располагают уже 30 стран. Разновидностей ракет существует множество (крылатые, управляемые, баллистические и др.). Растет доступность их изготовления и улучшаются технические характеристики. А как известно, баллистическая ракета может быть носителем ядерного заряда. Все это открывает новую серию угроз, стоящих перед странами НАТО.
В частности, Североатлантический альянс озабочен угрозой со стороны Тегерана. Иранские специалисты продолжают разрабатывать двухступенчатую баллистическую ракету "Шехаб-4" с дальностью пуска до 3.000 км. По нашим данным, уже в ближайшие 10 лет Иран потенциально будет способен создать ракеты, которые смогут достичь любого члена
НАТО. Что в этой связи мы намерены предпринимать? НАТО будет использовать в первую очередь дипломатические средства для того, чтобы Иран не осуществил свои потенциальные возможности в этой сфере. Но при развитии ситуации по наихудшему сценарию, если против хотя бы одного члена НАТО кем-либо будет осуществлен пуск ракеты, мы ответим адекватно. Для этого мы планируем развивать систему перехватчиков, включая тактические системы ПВО/ПРО.
Наконец, хочу рассказать о третьей важной угрозе в области контроля над вооружениями, которую крайне сложно преодолеть. Мы в НАТО обеспокоены широким распространением в мире технологий беспилотных самолетов, используемых, в частности, в радиоуправляемых игрушках. С их помощью заряды массой до 5 кг могут достигать целей за сотни километров от места запуска. Приведу пример. Примерно полтора года назад отец и сын в американском штате Вермонт построили небольшой беспилотный самолет, который преодолел расстояние от Нью-Гемпшира до Великобритании без посадки с пятикилограммовой полезной нагрузкой. Самолет приземлился примерно в 10 метрах от цели. Это было осуществлено с использованием открытой коммерческой технологии. Такая технология потенциально чрезвычайно опасна и имеет двойное применение. Представьте, если тысячи таких беспилотных самолетов, даже не обязательно с ОМУ, а с обычным фугасным зарядом, будут направлены к цели.

- Каковы ключевые направления политики НАТО в ядерной сфере? Что, по мнению альянса, будет в перспективе с Договором о нераспространении ядерного оружия? Сохранится ли он в нынешнем виде, и может ли НАТО каким-то образом "усилить" ДНЯО?
- Ядерная концепция НАТО была принята на вашингтонской встрече в верхах в апреле 1999 года, и в настоящее время она подвергается пересмотру. В этой концепции перед альянсом были поставлены цели и задачи по урегулированию кризисных ситуаций в зоне его ответственности, были предусмотрены меры по ядерному сдерживанию, а также противодействию и обороне в случае возникновения ядерной угрозы. В этом документе указывалось, что в связи с изменениями, произошедшими в международной ситуации после окончания "холодной войны", высокая степень угрозы против стран НАТО становится маловероятной. Однако в перспективе, признается в документе, такая угроза возможна вследствие наличия в мире мощных ядерных сил вне НАТО.
В целом в документе отмечается, что ядерное оружие является уникальным фактором для сохранения мира, а на территории Европы - важным фактором европейской безопасности. Что касается ядерных сил НАТО, то следует отметить, что их численность, если сравнить с ситуацией 1970-х или 1980-х годов, уменьшилась во много раз. В 1971 году на вооружении НАТО находились тысячи различных единиц ядерного оружия. Однако после 1993 года, когда было проведено значительное сокращение ядерного арсенала Североатлантического альянса, количество ядерных вооружений НАТО сейчас составляет несколько сот единиц. В 1971 году в НАТО было 11 систем оружия с ядерными компонентами, а в настоящее время у нас только один вид ядерного оружия - авиационная бомба свободного падения. Следует упомянуть и о том, что начиная с 1985 года ни один самолет НАТО не находится в повышенной степени боеготовности, то есть готовности вылететь в течение нескольких минут после получения приказа. Для того чтобы подготовить самолеты НАТО для выполнения тех или иных задач, требуется от нескольких недель до нескольких месяцев.
Хочу подчеркнуть, что главная цель наличия ядерных сил в структуре НАТО носит политический характер. Наша задача - это удержание кого бы то ни было от применения оружия массового поражения.
Мы продолжаем анализировать нашу стратегию и структуру ядерных вооружений. В результате на саммите в Риге были разработаны дополнительные меры по укреплению наших возможностей по предотвращению распространения ОМУ, а также нашего потенциала противодействия ядерному распространению. Мы рассчитываем, что модернизированная ядерная концепция НАТО будет принята в 2009 году - в год 60-летия Североатлантического альянса.
Что касается ДНЯО, то я весьма оптимистично настроен относительно будущего этого договора. Мы считаем, что необходимо укрепить режим ядерного нераспространения, но это невозможно сделать в рамках самой структуры
НАТО. Тут должны действовать сообща и страны - участницы договора, и различные международные институты. И нужно учесть еще один момент. Любые крупные договоры в сфере разоружения разрабатываются 5-6 лет, затем нужно также предусмотреть сроки на их ратификацию и т.д. Поэтому важно укреплять режим нераспространения, взяв за основу существующий ДНЯО, а не критиковать этот договор, выступая фактически за его пересмотр.

- Вы можете назвать ключевые моменты двусторонних отношений между Россией и НАТО?
- Первое, что я хотел бы отметить в этой связи, это то, что нужно продолжать диалог между Россией и НАТО, и мы активно стремимся к этому. Я, к примеру, являюсь председателем группы экспертов по ядерным вопросам в Совете Россия - НАТО. И могу сказать, что в настоящее время в рамках Совета развивается открытый и прямой диалог по различным вопросам, возникающим в ядерной сфере, в котором принимают участие Россия, ядерные державы - члены НАТО и неядерные страны, входящие в альянс.
Второе. Очень важная задача в наших двусторонних отношениях - это преодолеть негативные настроения, сложившиеся за годы враждебности между Россией и НАТО, и прийти к решению общих задач, в которых все мы заинтересованы. А именно - к созданию подлинного стратегического партнерства России и НАТО для борьбы с общими угрозами, такими как терроризм, и для сотрудничества в ряде регионов, например в Афганистане.
Главное для нас сейчас - провести равноправное, открытое и честное обсуждение проблем, которые волнуют каждую из сторон, и тем самым понять наши взаимные интересы и озабоченности. После этого мы сможем постепенно начать выстраивать новую систему отношений (это мы, кстати, уже делаем), основанных на взаимном доверии и сотрудничестве.

- Как вы можете прокомментировать известные планы Соединенных Штатов о размещении элементов системы ПРО в Восточной Европе? Не скажутся ли они негативным образом на отношениях между Российской Федерацией и НАТО?
- Вопрос о размещении элементов системы ПРО в Европе - это вопрос прежде всего двусторонних отношений между Соединенными Штатами, а также Чехией и Польшей. Структуры НАТО подробно информируются о переговорах, которые ведутся в данной сфере. В дополнение к этому хочу сказать, что 19 апреля состоялось весьма успешное заседание Совета Россия - НАТО по этому вопросу. Соединенные Штаты дали очень подробную информацию в рамках этого заседания относительно предложений о размещении противоракет в Польше и радарной станции в Чехии. США также сообщили Совету Россия - НАТО свои предложения о широкомасштабном сотрудничестве с Россией, которые были сделаны Соединенными Штатами на двусторонней основе. Российские представители в свою очередь дали очень подробную информацию относительно беспокоящих российскую сторону моментов, связанных с размещением в Европе элементов системы ПРО. После чего был проведен подробный обмен мнениями.
В результате НАТО заявило, что альянс будет рассматривать все возможности, касающиеся ПРО, и внимательно следить за ходом переговоров, которые ведут США с Чехией и Польшей. Отмечена необходимость того, чтобы элементы такой европейской системы ПРО дополняли систему ПРО НАТО.
Кроме того, было подчеркнуто значение неделимости альянса, неделимости системы безопасности НАТО. Нашей непоколебимой позицией является также нацеленность на сохранение механизмов коммуникации и диалога с Россией. Мы считаем, что озабоченности России в рамках рассмотрения вопросов о системе ПРО в Европе в полной мере необходимо учитывать.

- Как вы оцениваете сотрудничество НАТО и России по сравнению с прошлым годом? Речь идет об улучшении, ухудшении или стабильных отношениях Москвы с Североатлантическим альянсом?
- Я могу сказать, что со стороны военной организации НАТО, безусловно, есть стремление расширить сотрудничество с российскими военными. В частности, мы предлагаем все большему числу российских военнослужащих принимать участие в деятельности Оборонного колледжа НАТО в Риме, увеличиваем число российских военных, которых мы приглашаем в нашу школу в Обераммергау в Германии. Добавлю, что мы также рассматриваем другие возможности, направленные на расширение совместных программ в области обучения и переподготовки военнослужащих и проведения совместных мероприятий и учений.
Еще раз хочу сказать, что после окончания "холодной войны" НАТО уделяет очень большое внимание отношениям с Россией и стремится укрепить наше взаимное партнерство. Отношения между Россией и НАТО продолжают меняться, эволюционировать, и при этом становятся, на наш взгляд, все более тесными. Очень важно, что это не отношения противостояния и конфронтации, а именно отношения сотрудничества.

http://www.redstar.ru/2007/05/19_05/3_05.html
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Марианна Гришина:
В тупике
Четыре года с момента американского вторжения в Ирак прошли. Чем закончится пятый?
12.04.2007
Америка проигрывает
Новый министр обороны США признал очевидное
08.12.2006
Все статьи автора
Последние комментарии
«Стирается грань между Церковью и расколом»
Новый комментарий от Неизвестный
06.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Сант
04.12.2019
Защитим семью вместе!
Новый комментарий от Александр Копейкин
05.12.2019
Асмолов и Реморенко против Министерства просвещения
Новый комментарий от Коротков А. В.
02.12.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от Александр Тимофеев
05.12.2019
Лукашенко дезавуирует создание Союзного государства
Новый комментарий от Юрий Светлов
06.12.2019
Георгий Франциск Скорина
Новый комментарий от Здравый
05.12.2019