Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Союз русского народа и будущее русской монархии

Сергей  Белов, Русский вестник

11.05.2007


Мнение обозревателя …

«Православие. Самодержавие. Народность». Под таким исконно русским лозунгом и с такой идейной основой появилась на свет самая массовая организация начала ХХ века в Российском государстве - Союз Русского Народа. Отличие Союза Русского Народа от других религиозных, национальных, монархических движений и партий того времени заключалось в поддержке и одобрении его работы со стороны Русского Императора Николая II. Русский Монарх видел в Союзе Русского Народа общественную силу, способную сохранить единство Русского Царя и Русского народа, объединить сословия, не считаясь с состояниями, и тем самым удержать Российскую державу от политической раздробленности, от изменчивости и измены аристократии, от грядущего хаоса многопартийности, влияния тайных обществ и государственного падения. Государь видел в Союзе Русского Народа возможность соборного единства русских ради блага дорогого Отечества и принял на себя и Наследника Цесаревича знаки союзного отличия. Государь прилюдно носил на своём мундире знак Союза Русского Народа. В свою очередь, союзники видели в Русском Самодержце и в Русской монархии державное воплощение Русской идеи и единственно верный путь, по которому должна идти Россия. Сегодняшнее воссоздание Союза Русского Народа является свидетельством начала возрождения русского национально-исторического и православного самосознания.

Русское державное домостроительство

Для Союза Русского Народа, преследующего цели воссоздания традиций русского домостроительства, будущее государственное устройство современной России не мыслится иначе, как возрождение Русской монархии во главе с Русским Самодержцем и Помазанником Божиим. Само понятие «домостроительство» означает действие Промысла Божьего относительного государственного устройства России. Вот каким образом раскрывает это понятие профессор В. Н. Лосский в своей известной и едва ли не единственной работе по систематическому изложению православного богословия. «Бог, - пишет автор, - непрестанно «сходит в мир» действиями Своего промысла через свою экономию, что означает буквально «домостроительство» или «домоуправление». В исполнение «полноты времён» Премудрость Божия, действующая в мире как сила, энергия, промышление, входит в исторический процесс как Личность» (см. В. Н. Лосский. Очерк мистического богословия Восточной Церкви, с. 106).

С этой точки зрения, Русский Царь есть поставленный Богом глава державного домостроительства. Под его покровительством и защитой государствообразующий православный русский народ веками проживал в дружбе и согласии с другими малыми народами и этносами России, в том числе исповедующими иные религии. Все народы Российской Империи, за исключением, как показал исторический опыт, еврейского народа, отождествляли себя с русским народом и разделяли его христианское державное мироощущение.

Подлинное восстановление в России в ближайшее будущем её исконно русской государственности, её промышленного потенциала, русского духа и традиционного культурного бытия, военного могущества и политического влияния на международные отношения и глобальные мировые процессы, на реальный выход из-под давления мировой закулисы и освобождение от засилья инородных государственных управленцев, будет возможным только как следствие глубокого духовного осознания русским народом необходимости возврата к Русской монархической форме государственного управления Великой Русской Империей. В противном случае, ползучая колонизация русской земли, разворовывание её природных богатств, эксплуатация громадного хозяйственного потенциала России на фоне подавления воли и самосознания русского народа, его физическое и нравственное уничтожение будет продолжаться и усиливаться. Ни мировая закулиса, ни внутренние враги России останавливаться на этом пути не собираются. И речь здесь идёт не только (и не столько!) о потерях вещественных, сколько духовных. Накопленные русскими богатства и их благосостояние при обнищании православного духа оказались в Очах Божьих непреодолимым препятствием на пути спасения православного русского народа. Это главное препятствие, как не больно нам вспоминать о трагических людских, духовных и материальных потерях на пути Российского государства после 1917 г., было Богом удалено.

Однако национальная катастрофа начала ХХ века, развалившая богатейшую Российскую Империю и отнявшая у русского народа возможность жить под защитой Русского Монарха, продолжается и пока только нарастает. Предвидя предстоящие России испытания, святой праведный Иоанн Кронштадтский провозглашал: «Вера слову Божию, слову истины исчезла и заменена верою в разум человеческий, печать в большинстве изолгалась - для неё не стало ничего святого и досточтимого, кроме своего лукавого пера, нередко пропитанного ядом клеветы и насмешки. Не стало повиновения детей родителям, учащихся - учащим... Браки поруганы, семейная жизнь разлагается; твёрдой политики не стало, всякий политиканствует... Не стало у интеллигенции любви к Родине, и она готова продать её инородцам, как иуда предал Христа злым книжникам и фарисеям... Враги России готовят разложение государства» (Цит. по: Одоление смуты, с. 291). Многое ли изменилось с того времени? Только вера слову Божьему деградировала не только в веру в разум, но скатилась дальше, до веры в пресловутую силу денег. Средства массовой информации, сменившие место печати, окончательно превратились в источник дезинформации и нравственного разложения взрослых и детей. Политика стала источником наживы. Вообще впечатление такое, что угодник Божий говорит сегодня и описывает наше время. И в этом виноваты только мы сами. До сих пор Господь не дождался от нас должного действенного покаяния за совершённые нами и нашими отцами грехи вероотступничества, богоборчества, святотатства и клятовопреступления и, как результат, цареубийства - убийства Православного Государя и Божьего Помазанника. Грех пролития крови царского рода, поставленного Богом управлять русским народом и Русским Царством, грех убийства Царя-Батюшки и Брата во Христе Святого Царственного Мученика Николая II до сих пор большинством русского народа до конца не осознан, а покаяние не принесено. По сути, вероотступничество не преодолено, грехи не раскаяны. Отказ русского народа от помощи Божьей в восстановлении державного домостроительства Русского Христианского Государства продолжается.

Ясно, что вывод из не столь удалённых от наших дней кровавых событий истории начала ХХ века, как и из отдалённого на четыре столетия от наших дней опыта Смутного времени, для православных русских людей может быть только один. Российское государство не может существовать вне утерянной, но ещё исторически и духовно не утраченной формы государственного правления, которой может быть только Русская монархия, но которую следует у Господа вымолить покаянием и практическими делами.

Ведь дело в том, что хотим мы этого или не хотим, понимаем или не понимаем, но мистическая сущность Божественного домостроительства и, в том числе, устройства русского государства как способа и условия для спасения православного русского народа в лоне Русской Православной Церкви и под эгидой Русского Царя, от этого не меняется. Именно в этом, в спасении душ подданных, прежде всего и заключается Божественная и историческая миссия Русского Самодержца. Понять, как следует членам Союза Русского Народа действовать в отношении воссоздания исторически предопределённой Самим Творцом монархической власти в России, можно только с этих позиций.

Убийство венчанного и помазанного на Царство Русского Государя означает, что предопределённый Господом путь спасения его подданных самих подданных не устраивает. Они, таким образом, осознанно или неосознанно отказываются от помощи Божьей в собственном спасении и закрывают этот спасительный путь не только себе, но и своим соплеменникам, своим детям и потомкам. Нераскаянность во грехах вероотступничества, клятвопреступления и невозбранения цареубийства усугубляет наказание, ещё больше соделывает нас самих грешниками, согласными и причастными к грехам наших отцов. Не бодрствовали отцы наши, как завещал Господь, и попустили цареубийство. Не бодрствуем и мы, называя себя христианами, и Отчизна наша разваливается на глазах. Русским пора просыпаться!

Грех бунтарства и невозбранения цареубийства

В «Русском Вестнике» (N 4, 2007) в опубликованном отрывке из книги «От покаяния к воскресению» проведена вполне очевидная историческая аналогия с периодом Смутного времени 12 в. «В новое Смутное время, - говорят авторы книги, - вероотступничество русского общества, клятвопреступление правительства, военного руководства, армии, Синода и всего народа при всеобщем молчаливом попустительстве открыли дорогу цареубийству и последующему крушению Российской Империи. В этом падении повинен весь народ: руководящие, безусловно, более, руководимые - менее, но повинны все, подобно тому («подобие не требует равенства» - по определению митрополита Филарета), как вина за беззаконное убийство Господа нашего Иисуса Христа руками непосредственно римских воинов легла на весь иудейский народ». Русские, Слава Богу, Христа не предавали, от Христа не отказывались и Господь ждёт от нас принесения всенародного покаяния. В том, что оно должно быть принесено всенародным, всецерковным чином с прощальной разрешительной молитвой, ни у кого из православных христиан сомнения не вызывает.

Впрочем, иногда создаётся впечатление, что нас подталкивают к покаянию в собственно грехе цареубийства, которого русский народ не замышлял и физически не совершал. Зачем? Угодно ли такое покаяние Богу? Да и покаяние ли это тогда? Ведь Таинство церковного покаяния не предусматривает возможности покаяться за кого-либо другого. Покаяние приносится кающимся только за свои личные грехи. За других людей, живых и ушедших, мы можем молиться и просить у Бога для них прощения. Святого мученика Царя Николая II и его Августейшую Семью убили по замыслу инородцев инородческие злодеи. Иудей Юровский первым выстрелил в Государя, хотя рядом с ним стоял и стрелял в Царя иуда, фигурирующий под русской фамилией Медведев. Сегодня поимённо известны устроители ритуального убийства Русского Государя и малолетнего Престолонаследника - это Свердлов, Ленин, Белобородов, Голощекин, Сафаров, Радзинский. Но осознали ли мы, чью похоть они вожделели исполнить!? Прошло ли нашу душу оружие, как прошло оно душу Матери Господа нашего Иисуса Христа, открылись ли нам самим помышления сердца нашего в нераскаянном грехе богоотступничества, еще бьющегося по неизреченной милости Создателя?

Прославление Царя мученика в лике страстотерпцев, то есть чином убиенных от своих единоверцев-христиан, как, например, святых страстотерпцев Бориса и Глеба, дало возможность неоправданно широкой трактовки греха цареубийства в отношении Царя мученика Николая 2 и участия в нём русского православного народа. Таким образом получается, что истинная картина и истинные причины его ритуального убийства по талмудической схеме умалчиваются, а его истинные виновники под вуалью лукавого продолжают оставаться в тени. Мировая закулиса осталась очень довольна такой постановкой дела. Еврейская Антидиффамационная лига в связи с этим выразила надежду, что решение Русской Православной Церкви о канонизации Николая II и Его Семьи в таком виде будет способствовать развенчанию антисемитского мифа о ритуальном характере убийства Царской Семьи (см. Т. Миронова. Из-под лжи, с. 38).

Неужто нам предлагают покаяться в том, что мы не совершали, и забыть то, в чём мы действительно повинны? Похоже, что русскому народу предлагают проникнуться мыслью о непосредственном участии в цареубийстве и, таким образом, всё-таки если не физически, то уж мистически поучаствовать в убийстве Русского Самодержца, подтвердить своё непосредственное участие в насильственном прекращении царственного рода Романовых. Тем самым вновь, всенародно, уже в новом поколении русских людей отвергнуть данную этому роду пред Богом клятву на верность.

Почему антирусские силы и христоненавистники пытаются этого добиться? Дело в том, что «цареубийство в духовном понимании есть бунт против Бога, вызов Его Промыслу, богоборческий порыв сатанинских сил. Грозен глагол Божий, предостерегающий дерзких и неразумных: «Не прикасайтесь к помазанным Моим» (Пс. 104:15). Вольно или невольно, сознательно или несознательно весь народ соучаствует в цареубийстве хотя бы тем, что попускает его, не стремясь загладить страшный грех богоотвержения покаянием и исправлением. И лишь затем, ввергнутый в пучину нестроений и мятежей, в страданиях и скорбях сознаёт, наконец, свою ошибку. В начале 17 столетия на это потребовалось восемь лет. В ХХ веке - на исходе уже восьмое десятилетие смуты...» (Митр. Иоанн. Очерки.., с. 39). Продлить время смуты, втянув в неё новые поколения русских людей, укрепить их в мысли о невозможности и ненужности возврата к традициям монархического самодержавного устройства Российского государства и сохранить таким путём богоборческую власть и далее - вот в чём заключается задача рода бесовского. Ведь отвержение, убийство и непротивление убийству Помазанника Божия являет собой оскорбление Бога, установившего сей священный обряд помазания на царство ещё во времена Ветхого Завета. Сам Господь избирает Помазанников Своих, Сам, через угодников Божьих ставит их над народами и Сам помазывает их на царство. «Итак, слушайте, цари, и разумейте... От Господа дана вам держава, и сила - от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытывает намерения» (Прём. 6:1, 6:3). В Первой книге Царств повествуется о том, что начиная с Царя Саула обряд помазания, который совершался ранее только над священнослужителями, теперь совершается и над государями. «И взял Самуил сосуд с елеем и вылил на голову его и сказал: «Вот, Господь помазывает тебя в правители наследия Своего [в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним...]» (1 Цар. 10:1). Перенесённый через тысячелетия на русскую почву обряд помазания на царство проводился при коронации Русского Монарха Русской Православной Церковью. Таким образом, с одной стороны, говоря современным языком, происходила легитимация Наследника как представителя царственного рода, получившего свою власть от Бога. С другой стороны, в Таинстве миропомазания вновь подтверждалась и закреплялась полнота симфонии властей. Несомненно, что мистическую природу богоборческого акта по отвержению Помазанника Божия, Его убийству и непротивлению Его убийству понимают те, кто убил Царя, и отец которых, по словам Спасителя, был дьявол (Ин. 8:44).

Преступление клятвы, данной Царю - Помазаннику Божиему, и уж тем более его убийство являются преступлением закона Божиего, т.е. святотатством, похищением у Бога служащего Ему (Рим. 2:22, 2:23). В конечном итоге всё это - преступление против Божественной природы державного домостроительства. Предки наши присягали и клялись в вечной верности «не человеку, не «высшему должностному лицу государства», не племенному или сословному вождю», - пишет по этому вопросу митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. «Нет! Они присягали в верности Помазаннику Божию, хранителю и оберегателю Заповедей Христовых на просторах Земли Русской. Потому-то и «заповедано», чтобы избранник Божий, царь Михаил Федорович Романов был родоначальником правителей на Руси из рода в род, С ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ В СВОИХ ДЕЛАХ ПЕРЕД НЕБЕСНЫМ ЦАРЕМ. Здесь - истоки русского самодержавия!» (Митр. Иоанн. Очерки христианской государственности, с. 56).

Непрояснённость этого момента смущает многих православных русских людей. В результате таким путём решается задача мировой закулисы по истреблению в головах православных русских людей самой идеи Русской монархии, изменению ума русских в противоположную от истинного покаяния сторону.

Вина наша и предков наших заключается в попустительстве греха цареубийства, которое смогло совершиться вследствие вероотступничества русского народа и которое есть и попустительство в клятвопреступлении и клятвопреступление пред Господом, данное предками нашими в виде соборной клятвы на Всероссийском Земском Соборе 1613 г. о верности роду Романовых, поставленных Господом на Русское Царство. Вероотступничество привело к цареубийству, совершённому инородцами, и к попустительству цареубийства, допущенному русским народом. В Послании Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви к 75-летию убиения Императора Николая 2 и Его Семьи этот вопрос разъясняется достаточно ясным образом. «Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского, и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании...». Очевидно, что только в этом смысле и можно понимать происшедшие события и то, в чём именно состоит нераскаянный грех народа. Из текста Послания ясно, что граждане России несут ответственность за грех цареубийства не своим физическим участием, а сопричастностью к нему как следствию своего попустительства и равнодушия. Несколько ложных сообщений о расстреле Царя, которые были сделаны большевиками ещё до расстрела Царской Семьи для выяснения возможных последствий задуманного убийства, оставили тогда большинство людей безучастными. Равнодушие по поводу этого катастрофического для России события большинством русских не преодолено и сегодня. Многие до сих пор не только не понимают то, в чём именно следует каяться, но даже не осознают того, что это следует делать. К сожалению, достаточно точного ответа, который был бы широко освещён, доведён до прихожан Русской Православной Церкви и им подробно разъяснён, как это было сделано в 1607 г. в грамоте к народу, оглашённой Патриархом Иовом, в наше время не сделано. Более того, некоторые священники сами не понимают сути происходящего, если утверждают, что канонизация Царственных мучеников как бы сама собой снимает с России проклятие, нависшее над страной со дня цареубийства (см. «Русский Вестник» N 8-9, 1999, с. 10). И зачем тогда покаяние?

Впрочем, в связи с Посланием Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви тоже возникает вопрос. Почему послание адресовано не к пастырям и чадам Русской Православной Церкви, а к гражданам России? Создаётся впечатление, что к покаянию призывается не православный народ, но и те, кто Христа не исповедует и в Таинствах Православной Церкви участвовать не может. Непонятно и другое. Всех православных, в абсолютном большинстве своём русских людей, которые после разрушения СССР остались на Украине, в Белоруссии, в Литве, Латвии, Эстонии, Казахстане, находятся на иных территориях, в том числе на канонических территориях Русской Православной Церкви, к покаянию, таким образом, то ли не призывают, то ли они в этом не нуждаются. Разве их деды не так же повинны в грехах вероотступничества и попустительства цареубийства? Разумеется, такой стиль Послания не отвратит от покаяния тех православных людей, которые осознали свою сопричастность к грехам отцов и готовы их исповедовать, но тех, кто ещё сомневается, к покаянию не подвигнет.

При сравнении событий нынешнего смутного времени с событиями четырёхсотлетней давности невольно обращаешь внимание на одно немаловажное обстоятельство. Россия 16-17 вв. находилась под польской оккупацией и в состоянии открытой и кровавой междоусобной войны. Наша страна сегодня оказалась под тайной властью инородцев, и далеко не все русские в силу своей малой воцерковлённости и неверной информированности понимают её опасность и само существо происходящего с ними. Более того, многие не задумываются об этом, а зачастую и не хотят об этом думать. Во всяком случае, народ русский пока ещё не обратился к Патриарху с грамотой, подобной той, с которой он обратился к Патриарху Иову и которая была зачитана патриаршим архидиаконом с амвона в Успенском соборе перед ответной грамотой патриарха и последовавшим за этим разрешением от грехов. «В сей бумаге народ (и только народ, а не царь) молил Иова отпустить ему, именем Божиим, все его грехи перед законом, строптивость, ослепление, вероломство и клялся впредь не нарушать присяги, быть верным государю; требовал прощения живым и мёртвым, дабы успокоить души клятвопреступников и в другом мире; винил себя во всех бедствиях, ниспосланных Богом на Россию, но не винился в цареубийствах, приписывая убиение Феодора и Марии одному самозванцу; наконец, молил Иова благословить царя, бояр, христолюбивое воинство и всех христиан, да торжествует царь над мятежниками и да насладится Россия счастьем тишины» (История Русской Церкви, с. 473). То есть уровень понимания народом необходимости соборного покаяния в грехах был неизмеримо выше сегодняшнего. Слышен ли сегодня соборный голос народа, вопрошающий Господа: «поставь над нами царя, чтобы он судил нас..?» (1 Цар. 8:5).

Приводя отрывок из Утверждённой грамоты Великого Московского Собора 1613 г., митрополит Иоанн пишет: «Нет на свете уз крепче, нежели узы осмысленного религиозного долга, нет и наказания страшней, чем отлучение от Церкви - врачевательницы падших человеческих душ, надёжной проводницы верующих ко спасению в блаженной вечности. Поэтому «кто убо не похощет послушати сего соборного уложения и начнёт глаголати ино, то таковой... по священным правилам Свв.Апостол и Вселенских седми соборов... всего извержен будет, и от Церкви Божией отлучён, и Святых Христовых Таин приобщения, яко раскольник Церкви Божией и всего православного христианства, мятежник и разоритель Закону Божьего, отвержен.» (Митр. Иоанн. Очерки христианской государственности, с. 57). Речь идёт здесь о соборной клятве и наказании за клятвопреступление, которое последовало для всего нашего народа после убийства святого Царя мученика Николая 2 и Его Семьи. Поскольку грех попустительства и невозбранения цареубийства родителями нашими не изглажен и Богом не прощён, то продолжает лежать и на нас. Грех нарушенного обета Михаилу Романову и его царственным потомкам продолжает действовать в нашей жизни, влиять и на неё и на её исход. Духовное восстановление и благополучие Отчизны нашей без соборно принесённого покаяния невозможно.

Чтобы понять, почему это так, необходимо помнить, что покаяние в переводе с греческого означает «изменение ума». То есть покаяние - это не только осознание умом греха цареубийства и нашей причастности к нему через равнодушие предков, не только называние греха на исповеди и получение разрешения в Церковном Таинстве покаяния, но вследствие этого изменение ума кающегося человека, смена образа его мыслей относительно того, в чём он только что исповедовался. Это означает, что вслед за покаянием последует изменение представлений о допущенном с нашей стороны действии как греховном и осознание его греховности. «Что значит покаяться? - разъясняет И.Брянчанинов, ссылаясь на св. Пимена Великого. - Значит: сознаться, раскаяться в грехах своих, оставить грехи свои - отвечал некоторый святой Отец на такой вопрос - и уже более не возвращаться к ним» (курсив наш. См. Святитель И. Брянчанинов. Аскетические опыты 1, с. 97). Покаяние может всегда снова привести нас к Богу. В нашем случае это означает преодоление всей глубины своего собственного вероотступничества и, как результат, восстановление (исправление) в нашем собственном сознании представлений о царской власти в России как власти, установленной Промыслом Божиим. Это означает также, что каждому из нас необходимо проникнутся мыслью о своей личной сопричастности обещаниям, данным нашими отцами в 1613 г., и осознать невозможность впредь отступить от клятвы Богу и Русскому Самодержцу. Тогда покаяние, основанное на силе Божией (там же, с. 95), превратит наше стремление измениться в Таинстве покаяния в изменение ума. Тогда у нас есть надежда, что тяжкие грехи клятвопреступления, святотатства и сопричастности к цареубийству, которыми мы обременены, будут прощены нам Господом.

Четыреста лет назад соборное покаяние спасло Россию и стало началом её невиданного исторического развития. В разгар небывалой на Руси смуты, когда в разных концах России появились новые самозванцы, Царь Василий и Собор решили принести всенародное покаяние. Патриарх Гермоген пригласил для этого в Москву бывшего Патриарха Иова. «Молим со усердием святительство твоё и колена преклоняем: сподоби нас видети благолепное лице твоё и слышати пресладкий глас твой: презельне бо желаем тя чувственными очима зретии и Богом благословеныя десницы твоея лобзания сподобитись, паки же о сих, еже благосердне препослеши о нас молитву твою к Трисобственнаго Естества Владычеству, да сподобит премилостивый Бог за молитв святых твоих Российское государство житии в мире и в покое и в тишине». (см. Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. 12, прим. 160). По приезде, 20 февраля 1607 года, Патриарх Иов в одежде простого инока встал у патриаршего места в Успенском соборе, который был переполнен людьми. В ответной к русскому народу грамоте Патриарх Иов «изобразил в ней величие России, созданное умом и счастьем её монархов.., соболезновал о гибельных последствиях Дмитриева заклания.., напоминал единодушное избрание Годунова в цари и народное к нему усердие; дивился ослеплению народа, прельщённого бродягою; говорил: «Я давал вам страшную на себя клятву в удостоверение, что он самозванец: вы не хотели мне верить и сделалось то, чему нет примера ни в священной, ни в светской истории». Описав все измены, бедствия отечества и Церкви, своё изгнание, гнусное цареубийство, если не совершённое, то, по крайней мере, допущенное народом (курсив наш), воздав хвалу Василию, «царю святому и праведному», за великодушное избавление России от стыда и гибели.., Иов, исчислив все клятвопреступления, не исключая и данной Лжедмитрию присяги, закончил следующими словами: «И в тех во всех прежних и нынешних клятвах и в преступлении крестного целования, аз Ермоген, патриарх Московский и всея Руси и аз смиренный бывый Иов патриарх царствующего града Москвы, по данной нам благодати от Пресвятыя и Животворящия Духа, и полагаяся на премилостивые щедроты Божия, вас вкупе всех православных христиан прощаем и разрешаем в сий век и в будущий» в надежде, что народ более не изменит снова Царю законному (см. История Русской Церкви, с. 473, 479). Спустя немногим более двух недель, 8 марта 1607 года, Патриарх Иов преставился. Патриарх Гермоген закончил свой подвиг спустя пять лет 17 февраля 1612 года. Заточённый поляками в тюрьму, он в ответ на их требование написать увещание Кузьме Минину и его нижегородскому ополчению оставаться в верности королю Владиславу твёрдо ответил: «Да будет над ними милость от Бога и благословение от нашего смирения! А на изменников да изольётся гнев Божий и да будут они прокляты в сём веке и в будущем!». За эти слова его заточили ещё теснее, и вскоре Патриарх Гермоген умер голодной смертью (см. Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей, с. 704).

Нет сомнения, что искреннее соборное, всенародное покаяние вызволит нашу Отчизну и сейчас. Для начала следует много потрудиться на этом поприще над самим собой и помочь другим соратникам. Сколько времени займёт такая работа, ведает один Господь. Но приблизить счастье жить православным при Русском Царе и увидеть подлинный духовный расцвет Родины в наших силах. Господь намерения целует, а, видя старание и нашу свободную волю, служащую не греху, но благу дорогого Отечества, несомненно, поможет. В практическом отношении это означает, что работа Союза Русского Народа должна сочетать в себе как шаги по разъяснению Божественных, исторических и законодательных основ и традиций Русского Самодержавия в сочетании с организацией работы для его непременного возрождения, так и продолжение поддержки призыва к покаянию за грехи предков наших, сопряжённых с грехом цареубийства.

Делать это следует в соответствии с постановлением I съезда Союза Русского Народа «О Чине всенародного и соборного покаяния», который с определённой ясностью выразил мнение своих членов относительно вины русского народа и его отношения к греху цареубийства. «Спасительным для России шагом смиренной веры нашей, - отмечается в постановлении, - явится акт соборного покаяния в самом страшном грехе нашем, в котором повинны активно или пассивно все русские люди, - в грехе бунтарства против самодержавной власти и невозбранения убийства нашего Царя, Помазанника Божия (курсив наш), происшедшего в день памяти святителя Андрея Критского, автора Великого покаянного канона. В Отечественной нашей истории в смутное время при двух Патриархах святых Иове и Гермогене в 1607 году принесено было всенародное покаяние после содеянных грехов святотатства, клятвопреступления и цареубийства и произнесена Патриархом над народом разрешительная молитва. Этот исторический прецедент даёт нам сегодня твёрдое основание верить в необходимость разрешительной молитвы за грехи вероотступничества и попустительства цареубийства, к покаянию в которых призывают Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий и Священный Синод в своих посланиях 1993 и 1998 годов, а Сам Господь говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы» (Мф. 11:28).

Русская идея и Русский Монарх

Русская монархия родилась отнюдь не как следствие исторически обусловленных причин географической громадности Русского государства. Широко распространённое мнение такого рода появилось в результате засилья в русской исторической науке безбожных и бездуховных политологических доктрин многочисленных западных исследователей. На самом деле всё обстоит иначе. Рождение Русской монархии следует искать в Божественном Промысле о России, в Русской идее, в отличиях национального характера русского народа. Величественные просторы Русской Империи стали лишь следствием особой духовности русского самосознания, религиозного и национального стремления к исторически сложившейся и Богом данной иерархии небесного и земного домостроительства. Приобретённая русским народом естественная природно-историческая идея ранга (небесной и земной иерархии), которая укрепилась христианской верой и религиозным благоговением (см. И. Ильин. О грядущей России, с. 72) вольно или невольно притягивала русских людей к монархии, к устройству имперской государственной власти.

В своём большинстве исследователи Русской монархии делятся на несколько категорий. Одни утверждают, что причины монархического государственного устройства следует искать в «земных» причинах. Другие не сомневаются в её Божественном происхождении. Иные намеренно или невольно не придают этому значения или даже спекулируют на лучших чувствах русского народа, на Русской идее, на русском взгляде на Самодержавие. Так, современные приверженцы «географического» происхождения Русской монархии, как правило, исполняют конкретные заказы западных исследовательских центров и стараются сначала обосновать Русскую монархию и её возникновение необходимостью удержать под своей единоличной властью громадные просторы Российской Империи. Затем они доказывают, что либерально-демократические основы государственного строя в сегодняшней России столь современны и эффективны, что от традиционной тяготы монархического сознания русским следует поскорее избавляться.

Среди этой категории есть и маститые авторы. Те поступают более хитро и пишут большие работы. Сводятся они, как например, «Народная монархия» И. Солоневича, получившая распространение в сегодняшнем патриотическом движении, к апологетике воли народа в зарождении и осуществлении идеи монархического государственного устройства на Руси. Автор видит источником «московского самодержавия» княжеских времён его «чисто народное демократическое рождение» (И. Солоневич. Народная монархия, с. 330), а в отношении Русской Православной Церкви к монархии - своего рода неизбежное национальное обрядовое тягло, деятельность которой следует поправить (Там же, с. 574), поскольку по его мнению: «Наиболее коренной, наиболее русской формой православия следует считать, собственно, только старообрядчество» (Там же, с. 563). В целом у авторов, настаивающих на «земных» причинах возникновения русской монархии, особенности национального духа и характера русского народа, роль Русской Православной Церкви и специальный подбор исторических событий сильно притянуты в виде доказательств своей правоты. Для православного человека такой подход выглядит как неумная выдумка атеиста, исполненная под заказ.

Целый ряд известных историков, таких как Н. Костомаров, Н. Карамзин, В. Ключевский, стараются не акцентировать внимание на вопросе об источнике Русской монархии. Наиболее ясную позицию в этом отношении занимают русские исследователи Л. Тихомиров, С. Соболев, митрополит Иоанн (Снычёв), св. пр. Иоанн Кронштадтский, К. Победоносцев, проф. И. Ильин, проф. М. В. Зызыкин и многие другие, не говоря уже о сонме святых, высказывавшихся на эту тему. Для них Божественное устройство Русской монархии не вызывает сомнения. Особое место занимают ангажированные специсследователи вроде М. Назарова. Не отрицая неземной сути государственного монархического строя в России, он лицемерно навязывает читателю заведомо искажённые оценки закона о Престолонаследии и даже мысль о том, что ритуальное убийство Царя мученика и Его Семьи могло было быть совершено вменяемыми убийцами неосознанно! (см. М. Назаров. Кто наследник Российского престола?, с. 301). А как будто ритуальное убийство может быть неосознанным! Пропагандируя очередной виток вероотступничества и клятвопреступления путём призыва к «всенародным выборам нового царя» по методике мировой закулисы, М. Назаров пытался втянуть в этот процесс Союз Русского Народа, подтолкнуть русский народ к «снятию клятвы на верность роду Романовых» и совершить святотатство - присягнуть лжемонарху (подр. см. «Наш самодержец» на Русском Престоле, «Русский Вестник» N 25, 2006).

Национальное русское самосознание духовно и генетически содержит в своей исторической глубине неистребимое представление о Божественной природе государственной власти во главе с православным Самодержцем. Русский Царь, восседающий на троне по праву первородства, отвечает пред Богом за спасение душ и спасительное бытие своих подданных на Земле. В этом состоит воля Божия. В этом состоит главное предназначение Помазанника Божия и коренное отличие русского Самодержавия от абсолютной власти западных монархов. Душа и тело русского человека неразрывно, соединяясь со Христом в таинствах Русской православной церкви, и прежде всего в таинстве Святого причастия, впитывала в себя идею неразрывного единства Божиего промысла об устройстве государственной власти на Руси во главе с Помазанником Божиим с практикой государственного домостроительства. Поэтому постмонархические политические режимы в России, несмотря на наличие у них мощнейшего в истории человечества карательного аппарата, истребившего миллионы русских, и не менее сильных средств массовой политической пропаганды и агитации, остаются исторически бесперспективными. Задача окончательно вытравить из памяти русских людей понимание того, что без самодержца русскому народу жить невозможно, остается непосильной. Зато ее можно исказить и изгадить. И процесс этот длится уже не одну сотню лет. Разложение Русского Самодержавия изнутри инспирировалось русофобскими силами почти двести лет, пока не достигло своего результата в 1917 г. Процесс уничтожения самой мысли о том, что возврат к монархической форме государственного устройства в России возможен и необходим, имеет уже столетнюю большевистско-советскую и постсоветскую историю. Средствами инородческой пропаганды, через ложное обучение детей и молодежи, через продажную культуру и купленную интеллигенцию в головах многих русских людей Божественная идея Русского Самодержавия оказалась затуманенной набором приземленных и, по сути, плебейских стереотипов. Создававшиеся за сто лет политической лжи подрывные стереотипы имели целью превратить монархическую идею в ее массовом восприятии в маргинальную. При таких обстоятельствах ею легко манипулировать. При таких обстоятельствах призыв к немедленному восстановлению Русской монархии есть призыв политического карьериста к воплощению маргинальной идеи.

Это особенно опасно сегодня, поскольку даже приблизительно верное представление о существе монархической власти имеют немногие. Представления же о том, как и когда произойдет ее возрождение в России, не имеет никто, кроме Господа Бога. Однако путь, по которому нам следует идти, известен. Он предопределен православным вероучением и исторически апробирован во время разрешения от Смуты 17 в., о чем уже шла речь ранее.

Замечательные качества русского на-ционального характера послужат на этом пути неоценимой подмогой. Среди них - смирение и природное терпение, которое И.Ильин справедливо называет выражением духа свободы и которое невольно ведет к вере и покаянной молитве (И. Ильин. О грядущей России, с. 233). Понятно, что в этой тонкой душевной работе недопустима никакая спешка. Здесь требуется кропотливый труд каждой русской души и соборные усилия всего русского народа, готового обратиться к иерархам Русской Православной Церкви с просьбой о разрешении нас от тяжкого греха невозбранения цареубийства, как это было сделано в народной грамоте к патриархам Гермогену и Иову. Первый современный опыт в этом отношении у нас есть. Ведь именно по соборному народному обращению к Русской Православной Церкви, несмотря на сопротивление христоненавистников и богоборцев, в лике святых был прославлен Царь мученик Николай 2 и его Семья.

Лишь голос любящего Отчизну русского сердца и искреннее покаяние в грехе вероотступничества и невозбранения цареубийства смогут изменить наш ум и душевный настрой, возвратить нам способность ощущать в полноте Божественную природу Русской монархии и видеть в ней народное благо. Без этого любые попытки восстановления монархии в России есть подлог и фальсификация по дороге к воцарению не Русского Самодержца, а с нетерпением ожидаемого жидами машиаха. В этом состоит главная угроза будущей Русской монархии, и мистической сути этой реальной опасности нельзя не понимать.

Нельзя не понимать и другого. При имеющейся в распоряжении закулисы колоссальной финансовой мощи, при ее громадном пропагандистском потенциале и государственно-принудительных возможностях заметный, на первый взгляд, рост монархических настроений, вызванный недовольством политикой правящего режима, нельзя переоценивать. Во-первых, - потому, что людей нетрудно обмануть. Грязные пиар-#технологии для этого всегда под рукой. Во-вторых, - следует вглядеться в цифру подъема монархических настроений внимательнее. По данным опроса Всероссийского центра исследования общественного мнения (ВЦИОМ), проведенного в сентябре 2006 г., более 20% граждан России готовы жить при монархии. За последние десять лет число сторонников реставрации монархического строя увеличилось в 2 раза. В середине 1990-х годов сторонников монархии было всего 5-6%. При этом 3%, выступая за монархию, уже имеют своего претендента на Русский Престол. Еще 19% «в принципе не против монархии», но пока не видят восприемника - нового Русского Царя. Среди опрошенных на референдуме о восстановлении монархии 10% были не против голосования за смену политического режима. По существу дела, данная статистика говорит лишь об одном. Налицо рост неосознанных, разрозненных и несформированных монархических настроений. Делать из этих цифр иные выводы было бы просто неверно.

Обнадеживает иное. Судя по этой же статистике, идея Божественной иерархии и традиционные представления о светском ранге, воплощенные в практике Имперской державной власти в России, русским национальным сознанием не утрачены до настоящего времени. Несмотря на усилия противников, идея Русского Самодержавия прошла сквозь тысячелетие. Начало традиции русской державности восходит к 12 в. Первым, кто осмелился на Руси утвердить внеплеменную иерархию в государственном строительстве взамен родовых прав на удельное княжение, был Святой князь Андрей 1 Георгиевич Боголюбский (время правления 1157-1174 г.г.), основатель великого княжения суздальского, «которое промысел Божий предназначил быть истинным сердцем Русского государства. Чувствуя, что Россия гибнет от раздробления власти, Андрей старался ввести единодержавие» (М. В. Толстой. Рассказы из истории русской церкви, с. 77). Святой князь носил звание великого князя и, раздав своим родичам земельные уделы, требовал от них еще непонятного в то время полного повиновения его указаниям как высший правитель. Ослушавшимся его родственникам он показал на их проступки и повелел исполнить его владычную волю: «Не ходишь ты, Роман, - передавал он приказ своему старшему племяннику, - в моей воле со своей братией, так пошел вон из Киева, ты, Мстислав, вон из Белгорода, а ты Давид, вон из Вышгорода; ступайте все в Смоленск и делитесь там, как знаете». В первый раз великий князь, названный отец для младшей братии, обращался так не по-отечески и не по-братски со своими родичами - князьями. Он видел в них подручников и простых людей - комментировал В. О. Ключевский приводимые им слова Андрея Боголюбского. Так, «впервые сделана была попытка заменить неопределенные, полюбовные родственные отношения князей по старшинству обязательным подчинением младших старшему, политическим их подданством наряду с простыми людьми» (В. О. Ключевский, т. 1, с. 321). Таким путем он предупредил попытки междоусобицы и сосредоточил в своих руках единую власть над всею ростовско-суздальскою землею. «Это изгнание, - отмечает Н. И. Костомаров, - не только не было событием противным земле, но даже в летописях оно приписывается как бы земской воле» (Н. И. Костомаров. Русская история.., кн. 1, с. 79). Племенное родство, лежавшее в основе распределения властных полномочий на право управления уделами, было явно нарушено в пользу светского ранга, а не племенного родства. Дальнейшие шаги в этом направлении были завершены через четыре века великим князем и государем Иоанном 4 Васильевичем Грозным (время царствования 1533-1584 гг.). Постепенно ко времени его правления представления о возможности политического подданства и подчинения единому правителю превращались в идею политического подданства и неделимости национальных интересов Русского Царя и Русского народа. «...Эта мысль вышла из чувства национального единства и сознания внешних опасностей, угрожавших народной свободе. Теперь подданным стал считаться русский, т.е. частный человек одного племени и веры с московским государем» (В. О. Ключевский, т. 6, с. 307). Монархическая традиция русской державности в этот период приобрела ясно выраженные основополагающие признаки: национальный (единство племенного русского происхождения), вероисповедный (единство православной веры на всей русской земле) и монархический (закрепление государственного, а не удельного подданства бывших княжеских холопов). Ко времени правления государя Иоанна 4 эта традиция закрепляется и начинается «бытие самостоятельного монархического русского государства» (Н. И. Костомаров. Русская история.., кн. 1, с. 241). В дальнейшем, с упрочением власти Русского Самодержца и расширением государственных границ, царское самодержавное управление приобретает всероссийский имперский характер, упроченный Петром I (время царствования 1689-1725 гг.). Принятие им императорского титула в 1721 г. и его международное признание (см. В. Соловьев, соч, т. 15, 45; А. Г. Брикнер. История Петра Великого, с. 571-582) наряду с реформой в сфере управления государством придала традиции державного домостроительства, уже принявшей отчетливые очертания, новый, особый характер. «До него в ходячем политическом сознании народа идея государства сливалась с лицом государя, как в частном общежитии домохозяин юридически сливается со своим домом. Петр разделил эти понятия, узаконив присягать раздельно государю и государству» (В. О. Ключевский, т. 4, с. 193).

Русские люди невольно почувствовали себя ответственными в своих поступках не только перед Царем-батюшкой, но и перед Отечеством. Теперь мессианские представления русского народа о роли России - Третьего Рима - подтвердились международным признанием ее нового государственного статуса - статуса сильной имперской державы. Выделилась и другая сторона обновленных представлений о внутреннем государственном устройстве России. Политические возможности Русского Императора заметно выросли. Наряду с упразднением Боярской думы и патриаршества Государь стал управлять подданными и обращаться к ним не через князей, не через бояр и даже не через церковную иерархию, а напрямую, опираясь на закон. По всей видимости, именно этой возможностью, отложившей свой отпечаток в национальном самосознании, и воспользовался спустя почти двести лет Царь Николай II. Войдя в Союз Русского Народа, он, таким образом, в труднейшее время своего царствования напрямую обратился ко всему народу, ко всем своим подданным как к единомышленникам. В Союзе Русского Народа вне сословий и состояний, в деятельности которого принимал участие Царь и Помазанник Божий, была не только политическая польза для собирания воедино русских единомышленников, радеющих за Отечество. Союз был воплощением традиции русской державности, где Царь и Отечество были неразделимы, где в симфонии Царского покровительства и Божьего благоволения в лице Ионна Кронштадтского русским людям виделась надежда не потерять дорогое Отечество.

Трудно однозначно сказать, сумела ли эта юридическая разделенность между Государем и государством, выведенная Петром 1 из необходимости управлять Российской Империей на новых условия службы не государю, но государству, отразиться на существе державной традиции. Нельзя забывать, что власть русского царя всегда воспринималась в народе, как власть от Бога, а русское Отечество, как дом его Матери - Пресвятой Владычицы Богородицы. Поэтому Вера, Царь и Отечество всегда воспринимались русским национальным самосознанием, как триединое целое. Однако если мы вспомним, что произошло 17 июля 1918 г., то должны констатировать: триединая державная традиция не сумела удержать натиск либерально-революционной бесовщины и отступила. Но из народной памяти она не стерлась и тем более не исчезла.

Об этом можно судить, если мы вновь обратимся к немногочисленным цифрам статистики роста монархических настроений в наше время. В глаза бросается удивительный факт, на который нельзя не обратить внимания, - сколь короткий промежуток времени понадобился, чтобы пятая часть населения современной России вновь мысленно обратилась к утраченной столетие назад традиционной форме государственного управления. За десять лет господства антирусской либерально-демократической власти количество приверженцев монархического строя (с середины 1990-х гг.) увеличилось в два раза. Традиция русского державного домостроительства вытолкнула на поверхность затуманенного национального самосознания спасительный круг монархизма. Все это вновь убеждает, что русский человек всегда видел и видит в русской монархической власти и в Русском Самодержце не представителя интересов различных групп населения в данный момент, ни даже представителя данного поколения, но верховного «представителя всей нации в ее истории. Только на этом основании династия выбирается не на данное поколение, а в долготу веков. Она во времени - основная ось народная, поддерживающая общее единство: вот почему ее право выше общественной популярности» (М. Меньшиков. Письма.., с. 38). Вот почему цареубийство, прервавшее династию, не только богопротивно, но и антинародно. Без династического законного государя державная соборность русского народа, его умение единодушно жить и действовать в условиях исторических испытаний ослабли и стали добычей его врагов. Вместо Богом данной власти мы получили царство сатанинской демократии.

Но даже в эпоху разгула пагубного либерального мировоззрения, постперестроечных демократических реформ и стремления растащить нашу Родину на приватизированные уделы, русская монархическая идея продолжает ещё удерживать Великую Русскую Империю от окончательного глобального распада и раскола русской земли на части.

Вслед за митрополитом Иоанном мы утверждаем, что империя - это не «тюрьма народов», где центр, как нам пытаются объяснить приверженцы чуждых нам либерально-демократических принципов, нещадно эксплуатирует обнищавшие окраины. Русская Империя в христианском её понимании - это государственная власть, «почитающая сохранение веры своей главной обязанностью, государство, объединяющее в себе различные культуры, народы и племена, спаянные в единый общественный организм вокруг некоего державного ядра. Таким ядром является народ - носитель державной идеи, народ - защитник святынь и страж устоев государственного бытия, блюститель мировоззренческого единства, политической стабильности общества и экономической дееспособности страны» (см. Очерки христианской государственности, с. 91). В России таким носителем державной идеи и объединяющей народы национальной силы всегда был и есть Русский народ. Поддержание его силы как силы основного племени, отмечал Л. Тихомиров, должно составлять главный предмет заботливой политики. Без этого государству грозит разрушение (Л. Тихомиров. Монархическая государственность, с. 647). До сих пор мы пользуемся плодами духовно-государственного величия и державного здравомыслия наших предков. В 18-19 веках в России был окончательно выработан русско-национальный творческий акт, верный историческим корням славянства и религиозному духу русского Православия - «имперский» акт такой глубины, ширины и гибкости, что все народы России смогли найти в нём своё родовое лоно, своё оплодотворение и водительное научение, смогли, наконец, узреть и выговорить русскую национальную идею, ведущую Россию через пространства истории (см И. Ильин. О грядущей России, с. 273-274). Поэтому Русская национальная идея в концентрированном виде, как справедливо отмечено в постановлении Союза Русского Народа от 21.11.2005 г. - это «Православие, Самодержавие и Народность. Это триединство, как подобие Святой Троицы, выстрадано и обретено русским народом».

Историческая Русская монархия как форма и способ имперского державного строительства на Руси и в России духовно присуща русскому народу. Для русских - это форма самоорганизации, связывающая мирскую власть с нравственным долгом, силу со святыней (Очерки христианской государственности, с. 101). Русская монархия необходима для существования народа в органически приемлемых для него условиях. В этом состоит самобытность, творческий акт, своеобразие мысли и действия русского народа.

Русский народ отличает драгоценное чувство державности, чувство государственного самосознания народа, добровольно принявшего на себя роль «удерживающего», т. е. готового стоять насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла. Державность предполагает государственное воплощение религиозно-нравственного идеала по удержанию мира от смут и хаоса, построение общества, признающего своей целью не только земное преуспеяние, но и создание условий для спасения души (митр. Иоанн. Одоление смуты, с. 30-31). Ради спасения Родины и её православной государственности русские люди не щадили ни денег, ни живота своего, умирали за дорогое Отечество, положив душу свою за други своя. Описывая отношение русского народа к Первой мировой войне, известный русский публицист и теоретик национального Русского пути М. О. Меньшиков, убитый за свои убеждения евреями, приводил многочисленные примеры высокого духа русской державности и уверенности простых русских людей в необходимости защищать свою Родину до смерти. Вот один из них: «То и дело приходят в деревню вести о раненых и убитых, и народ остается спокоен. У одного старика убили 23-летнего сына, чудного парня, единственную опору отцу. Потемнел старик и, может быть, поплакал в сторонке, но с виду совершенно спокоен. Жаль небось парня? - спрашивает помещик. Вестимо, жалко, да что поделаешь. Надо держать державу... Вот каким великим словом обмолвился простой крестьянин, продолжает М. О. Меньшиков, - «Надо держать державу» (курсив наш.). Вот на какой глубине народной залегает государственный инстинкт» (О. Меньшиков. Письма к русской нации, с. 508).

Следует особо подчеркнуть, что расширение Российского государства никогда не сопровождалось угнетением или уничтожением местного населения. С каким народом Российская Империя обращалась так, как это было с индейцами и неграми в США, с ирландцами в Великобритании или с арабами со стороны французских колонизаторов в Алжире? Напротив, присоединяя к Империи большие и малые народы, защищая единоверцев и инославных, русские несли им свет Православия, Русского духа любви и добродетели, создавали для них письменность, умиряли страсти и стабилизировали политическую обстановку, помогали в хозяйственной деятельности, избавляли инородцев от массового истребления соседними агрессорами. Права подданных Российского Монарха распространялись на все народы и малочисленные этносы, включённые в общую систему российской государственности. Подданные Российского Монарха, несмотря на то, что ст. 62 Свода основных государственных законов Российской Империи устанавливала: «Первенствующая и господствующая в Российской Империи вера есть Христианская Православная Кафолическая Восточного Исповедания», пользовались полной свободой вероисповедания, что было закреплено законодательно и исполнялось неукоснительно. Так, ст. 67 и ст. 68 Свода основных законов гласила: «Свобода веры присвояется не токмо Христианам иностранных вероисповеданий, но и Евреям, Магометанам и язычникам. Да все народы, в России пребывающие, славят Бога всемогущего разными языками по закону и исповеданию праотцов своих, благословляя царствование Российских Монархов и моля Творца вселенной об умножении благоденствия и укреплении силы Империи. Дела церковные Христиан иностранных исповеданий и иноверцев в Империи Российской ведаются их духовным властями и особенными правительствами, Верховной Властью к сему предназначенными». Ни одна другая империя не имела подобного законодательства и такой политической практики.

Самодержавная власть в Российской Империи хранилась не силой могучих русских штыков и не крепостью юридических рогаток. Её основу составлял русский, православный дух любви всех подданных к своему Отечеству и Царю-Батюшке. Поэтому Российская Империя имела столь длительную и величественную историю. Великой сделал нашу Отчизну дух соборного единения всех сословий и состояний во главе с Русским Самодержцем, вокруг которого объединяются другие народы. И этот соборный русский дух ещё жив в умах и сердцах миллионов наших соотечественников. «Православная самодержавная власть нужна русскому народу как отвечающая его религиозно-нравственным идеалам, как сильная централизованная власть в его непрекращающейся борьбе против иностранных завоевателей. Эта власть всегда стояла на страже интересов народа. Самодержавная монархия является символом нации, наилучшей гарантией равноправия и самой крепкой духовной скрепой братской духовной близости для многочисленных народностей, населяющих Российскую Империю, символом величия и могущества Империи Добра в глазах народов всего мира», - говорится по этому вопросу в постановлении Союза Русского Народа от 21.11.2005.

Русская идея, или, как определяет её И. Ильин, «живая очевидность сердца» русского человека, стала духовной основой Русской монархии. «Именно эта живая очевидность сердца, - пишет он в работе, посвящённой исследованию Русской идеи, - лежит и в основе русского исторического монархизма. Россия росла и выросла в форме монархии не потому, что русский человек тяготел к зависимости или политическому рабству, как думают многие на западе, но потому, что государство в его понимании должно быть художественно и религиозно воплощено в едином лице, - живом, созерцаемом, беззаветно любимом, и всенародно «созидаемом» и укрепляемом этой всеобщей любовью» (см. О грядущей России, с. 320). Отсюда проистекает любовь русских к Великому Князю, Царю-Батюшке, Помазаннику Божиему, к державной власти Русского Самодержца как венчанного Русской Православной Церковью на Русское Царство защитника русского народа пред Богом и людьми. Иными словами, Русская идея государственно воплощается в Русской монархии, а суть Русской монархии кроется в Русской идее и в самом сердце русского человека.

Казалось бы, аналогия двух столь разнородных понятий как монархия и сердце слишком неуловима, чтобы делать столь серьёзный вывод. Ведь, на первый взгляд, монархия - это лишь форма (и способ) государственного управления, которая, как нам и пытаются внушить уже не одну сотню лет, должна быть заменена на более прогрессивную и современную. «Когда прислушиваешься к современным политическим мнениям и толкам, - пояснял по этому поводу проф. И. Ильин, - то незаметно приходишь к выводу, что наши радикальные современники внушают сами себе и друг другу, будто эпоха монархии безвозвратно «минула» и наступила «окончательно» эпоха республики и будто монархист есть тем самым реакционер, а республиканец есть друг всего «высокого и прекрасного», всякого света, свободы и просвещения. Воззрение это прививается и распространяется искусственно, из-за кулисы и притом в расчёте на политическую наивность и слепоту массового «гражданина» (см. О грядущей России, с. 286). Сердце же - не более как орган человеческого тела. Взгляд забывшего о Боге прагматика и рационалиста, отрицающего Божественный источник нашего тварного бытия, будет именно таковым. Но если посмотреть иначе, вспомнив о том, что «Господь взвешивает сердца» человеческие, а «Сердце Царя - в руце Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его» (Притчи, 21:1), то всё становится на свои места. Тогда становится очевидным, что Русская идея - есть идея любящего сердца и идея Государя одновременно. Венчать её может только беззаветно любимый и всенародно почитаемый всем народом правитель - Русский Самодержец, верховная власть и служение которого ради спасения душ его подданных предопределены Божиим Промыслом. Любовь к православному Монарху как Помазаннику Божиему, обладающему правом и обязанностью служить воле Божией, внимая гласу народному, всегда была природным чувством русского православного человека. Неразрывная историческая связь Русской идеи, любви православного русского народа к Богу и Богом данного державного домостроительства Российской Империи воплотилась в Своде её основных государственных законов, которыми жил и русский народ, и Русский Царь.

Само существо верховной самодержавной власти в России мыслилось русскими людьми не как следствие экономических факторов и юридических ухищрений, но как Божий Промысел и повеление подчиняться Императору Всероссийскому не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает (п. 4 Свода основных государственных законов). Совершаемое при священном короновании по вступлении на Престол Таинство миропомазания по чину Православной Греко-Российской Церкви устанавливало с этого момента неразрывную законную (земную) и мистическую (духовную) связь между вступившим на Престол Наследником, его подданными, которыми он управляет по законам Российской Империи и по которым живёт Сам, и Богом, перед которым с этого момента Государь несёт ответственность за Россию и её народ. Божественный источник власти Русского Императора и священная связь Русского Самодержавия с Отцом Небесным, как и Божественный статус Русского Царя, - верховного правителя русского народа и Российского Государства - также нашли своё природное, историческое и законодательное отражение в Своде основных государственных законов Российской Империи. «Особа Государя императора священна и неприкосновенна», - устанавливается в п. 5 гл. 1 «О существе Верховной Самодержавной Власти». Отсюда отступление от клятвы, данной Царю, и покушение на его Особу и саму жизнь является ещё святотатством и преступлением крестного целования.

Любовь к Православному Царю всегда проистекала от любви православного русского народа к Богу и естественным образом переносилась на Помазанника Его, которому Господь вверил русский народ. В глазах не испорченного потусторонней пропагандой православного русского человека Государь всегда был и остаётся сегодня живым воплощением совершенства личности, средоточием лучших моральных качеств и, конечно, власти по произволению Божиему. Вопрос авторитета личности Самодержца, вопрос его моральных качеств и державных способностей, несомненно важный и весомый в государственных делах, тем не менее всегда уступал место пониманию того, что Царь исполняет волю Божию по произволению Господню. Сердечная любовь русского народа к своему Великому Князю и Государю Императору, неразрывная духовная связь между ним и народом, в совокупности с русской соборностью, не раз выручали Россию от военных катастроф и политических катаклизмов.

В помыслах и делах русских их стремление увидеть подлинное совершенство через творчество, доброту и нестяжательность как раз и есть корень Русской идеи в её державном воплощении - в Русском Самодержавии и в Русском Царе. Именно поэтому интересы русского народа в полной мере могут быть воплощены в жизнь и защищены только с восшествием природного православного Русского Царя на Русский Престол. Именно поэтому п. 4 Устава Союза Русского Народа провозглашает и утверждает: «САМОДЕРЖАВИЕ НАШЕ В ЕДИНЕНИИ ЦАРЯ С НАРОДОМ». Более того, Русская монархия немыслима без творческой и созидательной поддержки народа. Она может быть восстановлена в последующем только как творческое развитие механизмов соборной русской государственности на духовной основе Православия.

Эволюция демократического режима и «выборы» Русского Самодержца

Рост монархических настроений в России, в основном среди русского населения, не может не обратить на себя внимание закулисных правителей Российского государства. Как видно, для подрыва России с ее могучей имперской традицией русской державности недостаточно осуществления талмудистского завета о свержении власти земных владык: «Только тогда Бог примет молитву, когда сгинет владыка: о них ведь написано: умер царь египетсткий, и вскоре вздохнули сыны Израиля от рабства» (Цит. по О. Меньшиков. Письма к русской нации, с. 252). Убить Царя и сменить политический режим историческим врагам и расчленителям Руси оказалось мало. Недостаточным оказалось и «уничтожение всего образованного и культурного класса людей России, дабы исчез ее мозг, руководитель и выразитель ее идеалов и стремлений, дабы обескровленная и обессиленная Россия не служила бы помехой для дальнейших завоеваний жидовства» (Н. Жевахов. Еврейская революция, с. 283).

Несмотря на засилье пропаганды наихудшего для России общественного демократического строя, глубоко укоренившееся в сознании государствообразующего русского народа имперское мышление все отчетливее дает о себе знать. Шаткость немонархической системы государственного управления, искусственно построенной по федеративному принципу для громадной по территории России, становится все более очевидной. Казалось бы, тенденция к развалу национально-исторической, духовно самобытной и культурно-творческой России путем навязывания ей искусственной федерации (см. И. Ильин. О грядущей России, с. 58) впрямую отвечает интересам мировой закулисы по разделу России на удельные территориальные образования. В то же время искоренить многовековую традицию русского самодержавия невозможно, а с ростом монархических настроений возможность безраздельного государственного господства и тотального контроля за развитием общества со стороны еврейско-олигархических сил начинает снижаться.

Поэтому инородному племени, заполонившему государственную власть в России, кажется, что избрать обманным путем управляемого бутафорского царя, а заодно «освободить» русский народ от клятвы на верность царскому роду Романовых, данную им пред очами Божиими, будет значительно легче. И тогда «сыны Израиля» смогут дышать на Руси еще более спокойно. Даже легче, чем после рабства египетского. И со своим антихристианским царем-машиахом на Руси.

Надо отметить, что идея «выбора нового царя» путем подмены природного русского православного Самодержца с кровью царственного рода на управляемую марионетку становится для нынешней власти все более актуальной необходимостью. И не только из-за роста еще неоформленных монархических настроений в народе, вызванных недовольством внутренней политикой в сегодняшней России. Эксплуатация ложного тезиса о христианской покорности любой власти со ссылкой на апостола Павла уже достаточно долгое время распространяется проповедниками из числа священников-евреев, активно используется в СМИ и в пропагандистской псевдо- и антихристианской литературе. Постепенно скрытый обман становится достоянием все более широких слоев православных. В послании к Римлянам апостол Павел якобы писал, что «Нет власти не от Бога». На самом деле это подделка перевода Священного писания: «Несть власть, аще не от Бога, сущия власти отъ Бога учинены суть (Римл. 13, 1), что означает: «Не признается власть властью, если она не от Бога. Подлинные власти (по церковнославянски это - «сущия власти») от Бога учреждены» (Т. Миронова. Русское православие перед лицом господствующего в России зла, с. 11).

События последних лет также во многом способствуют пониманию, что далеко не всякая власть от Бога. Беспредел этнокриминальных банд, которые насилуют, убивают и глумятся над русскими при попустительстве властей, показная демонстрация заказного уголовного преследования русских патриотов под видом признаков преступления, ложно квалифицируемого по ст. 282 УК РФ «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды», развитие провокационной кампании вокруг искусственного «русского фашизма», беспрецедентный рост смертности русского населения России как результат антирусской политики властей - все это не может остаться без негативной реакции в отношении правящих на русской земле инородцев. Ловкий ход с выбором фиктивного царя в такой обстановке был бы несомненной удачей для нынешней власти. Таким образом можно быстро сбить тенденцию к росту недовольства фальшивыми демократическими идеалами как прикрытием для антирусской политики (подр. см. «Русский Вестник», N 25, 2006, с. 4-5).

Здоровая российская государственность невозможна без Русской идеи, без осознания русскими вновь своего собственного духовного достоинства и державного величия Русской монархии. Отступление от Русской идеи, вероотступничество, клятвопреступление и цареубийство прекратили по воле Божией существование Русской Самодержавной Империи и ввергли русский народ в хаос и ад людоедского режима большевиков. Тысячи русских православных людей всех сословий и состояний, прославленные сегодня Русской Православной Церковью в лике новомучеников Российских, своей кровью запечатлели пред всем миром покаяние за грех вероотступничества и цареубийства. Затем было разрушено построенное кровью и потом русских людей мощнейшее в истории человечества советское государство. Гонения на Церковь богоборческого советского большевистского и тоталитарного политического режима, массовая атеистическая пропаганда и богохульное воспитание новых поколений надолго устранили саму возможность не только всенародного покаяния, но даже возможность осознания русским народом совершённых им тяжких грехов. Сегодня Россия вступила в период пошлой постсоветской демократии, разрушающей нашу Родину и духовно губящей её с ещё большей силой. Как и после февраля 1905 г., «самая прогрессивная» республиканская форма правления вновь разваливает Россию на наших глазах, губит её армию и флот, промышленность и культуру, умерщвляет русский народ, духовно и физически калечит наших детей, окончательно развращает государственную власть и намеренно насаждает в русском народе худшие инстинкты. По сути своей немонархическая форма государственного устройства в современной России держится на химере тотального информационного оболванивания русского народа и всего населения страны. Существование нынешнего политического режима «оправдывается» не прекращающейся 24 часа в сутки пропагандой сатанинского образа жизни, когда во главу угла положены демократические идеалы наживы и нравственного убожества, давно усвоенные Западом. Ведётся целенаправленная борьба по уничтожению традиционного имперского сознания, что привело в своё время к распаду Римской империи (М. Зызыкин, Царская власть и Закон о престолонаследии в России, с. 8).

Говоря по существу, никаких исторических и нравственно-религиозных корней ни в русском традиционном сознании, ни в традициях быта и государственного устройства других народов, живущих в России, так называемые демократические идеалы не имеют. Они искусственно выдуманы и имплантированы агентами влияния мировой закулисы и средствами массовой информации во все национальные государства для их превращения в управляемые из-за рубежа марионетки. Во главе всех таких государств стоят приверженцы антихристианских демократических ценностей. До сих пор нами правят потомки революционеров 1917 г., узаконивших уголовщину. «Революция превратила разбойника в чиновника и заставила своё чиновничество править разбойными приёмами. Вследствие этого политика пропиталась преступностью, а преступность огосударствилась. Шли годы. На этих основах сложилось и окрепло новое коммунистическое чиновничество: запуганное и раболепно-льстивое пред лицом власти; - пронырливое, жадное и вороватое в делах службы; произвольное и беспощадное в отношении к подчинённым и к народу; во всём трепещущее, шкурное, пролганное; привыкшее к политическому доносу и отвыкшее от собственного, предметного и ответственного суждения; готовое вести свою страну по приказу сверху - на вымирание и на погибель» (см. И. Ильин. О грядущей России, с. 254).

Сегодня в государственном аппарате разного уровня на ответственных должностях трудятся продолжатели дела своих революционных дедов и коммунистических отцов, сохранившие и приумножившие перечисленные черты большевистско-советского чиновного слоя. Нетрудно также проследить и то обстоятельство, что мы давно имеем дело с «династическими» чиновничьими семьями, наследственным образом занимающими главные видимые и закулисные посты в системе государственной власти России. Большинство из них скреплены не только узами родственных связей, круговой поруки и тотальной коррупции, совместными преступлениями против русского народа, но и принадлежностью к единому иудейскому племени потомков Сима, а также к уже открыто пропагандируемым масонским организациям. Эта чиновничья власть, управляемая мировой закулисой и тесно связанная с ней общими интересами, деньгами и тайными связями управления, будет стоять насмерть против любых попыток восстановления Русской монархии.

Прекрасно понимая, что в долговременной исторической перспективе продолжать управление страной на всё более дискредитирующих себя в глазах населения принципах демократии станет невозможно, в настоящее время уже началась активная работа СМИ, с одной стороны, по оболганию Русских Царей и самой идеи «неправильной» дореволюционной Русской монархии. С другой стороны, пока ещё не в массовом порядке, но в качестве «пробных шаров» среди патриотически настроенных русских людей, в отдельных дискуссионных телепрограммах, в национально ориентированных движениях, партиях и объединениях, в том числе и в Союзе Русского Народа, начался инспирируемый извне «мониторинг общественного мнения» относительно того, насколько глубоко укоренившиеся традиционные представления русских о монархической власти в России влияют на массовые народные настроения и представления о её будущем государственном устройстве. По сути, начались активные исследования того, насколько долго сможет удержаться нынешний политический режим властного демократического разгула. Сколько времени русский народ будет его терпеть и не пора ли готовить массовое сознание к новой идее - к выборам на Русское Царство заранее подготовленного мировой закулисой «русского государя»? Как политический режим нынешнего всевластия инородцев, который уже всё более приобретает черты тоталитарного контроля за настроениями, поведением и образом мысли русского народа, путём всенародных выборов должен запланировано превратиться в тайно управляемую псевдомонархию?

Ответ на этот вопрос можно найти в получившей распространение книге М. Назарова «Кто наследник российского престола?», подробный анализ которой был дан в статье «Наш самодержец» на русском престоле», опубликованной в газете «Русский Вестник», N 25, 2006. Так, исследователь книги М. Назарова отмечает, что на основе ложного анализа закона о престолонаследии ее автор делает абсолютно верное теоретическое заключение о том, что «в православной монархии принцип первородства - необходимый, но не достаточный. Наследник Российского Престола должен непременно соответствовать правилам Церкви» (М. Назаров. Кто наследник Российского Престола?, с. 300).

Затем автор книги делает шаг, которым дезавуируется сама суть закона о престолонаследии. Верное первоначальное заключение о неразрывном единстве двух требований к наследнику Престола переиначивается. На первый план выдвигается некая непонятная, но явно неправославная «религиозно-#мистическая причина», которая превращает сущностный фактор престолонаследия - кровь царского рода, которая является первоосновой права на наследственный престол, - во второстепенный. «Высчитывать наследника, механически следуя букве Законов без учета их духа и религиозно-#мистической стороны всего случившегося с Россией в ХХ веке - значит заведомо получить декоративную монархию», - учит автор (Там же, с. 325). Таким образом, им проводится мысль о том, что в настоящее время право первородства в престолонаследии по непонятной причине якобы уже не столь значимо, как раньше. При этом в подтверждение своей мысли о главенстве в современных условиях «религиозно-#мистической стороны» Назаров беззастенчиво смешивает мистику с христианским вероучением и при этом ссылается на то, что и так всем известно: претендент на престол должен исповедовать Православие (Там же, с. 306).

Такой прием подмены и смешения понятий, как отмечает митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский, является одним из способов диверсии против русской духовности для выхолащивания ее смыслового содержания, для выдвижения ложных целей (Митр. Иоанн. Одоление смуты, с. 103). Этот прием использовался для подтасовки как исторических событий, так взглядов на эти события еще далекими предшественниками искателя нового наследника на русский Престол - левитами - при подтасовке «Моисева закона» (Д. Рид. Спор о Сионе, с. 16).

Дальнейшая логика рассуждений Назарова сводится к следующему. Чтобы избежать сохранения власти «номенклатурно-финансовой олигархии в РФ под видом восстановления монархии при помощи кирилловской ветви Романовых», необходимо созвать Всероссийский Земской Собор, который для облегчения выбора Царя отменит требование равнородного брака (т.е. окончательно упразднит значимость кровного высокородства) и рассмотрит в порядке первородства всех потомков Романовых, сохранивших свою русскость и верность Православию». Заодно Всероссийский Земской Собор «снимет с народа соборную клятву 1613 г. о верности Романовым из-за ее невыполнимости». Говоря иначе, русскому народу предлагается на этот раз уже своими руками, пусть не физически убить, но мистически поучаствовать в убийстве Русского Самодержавия, всенародно отвергнув данную пред Богом клятву на верность царственному роду Романовых (подр. см. «Русский Вестник» v 25, 2006)

Следует сказать, что крупнейшая и наиболее перспективная организация русских людей - Союз Русского Народа - уже была испытана в этом отношении. Агентура мировой закулисы и местных инородцев пытались втянуть Союз Русского Народа в попытку превратить его в опору для продвижения на Русский Престол подставного «русского царя-самозванца», который бы смог и впредь обеспечивать интересы тайных русофобских сил в российском государстве.

Получив поддержку в массовой организации русских патриотов, такой как Союз Русского Народа, имеющей громадный общественно-политический потенциал, можно с легкостью устроить созыв фиктивного Всероссийского Земского Собора, инсценировать выборы «правильного» царя, угодного властям предержащим и закулисным правителям России. Зная методы тотальной обработки электората, нетрудно представить, что в ходе выборов традиция русской соборности будет подменена нерусской коллегиальностью. В отличие от соборности, которая предполагает нравственную цельность и монолитность соборян, в отличие от цели собора - всеобщее примирение и объединение в рамках высшей идеи, коллегиальность представляет собой рационалистическую систему тотального недоверия, в основе которой лежит убеждение о природной недобросовестности людей. Эта недобросовестность может быть якобы преодолена через «взаимный контроль членов коллегии друг над другом, позволяет избежать печальных следствий людских пороков и страстей» (Митр. Иоанн. Очерки христианской государственности, с. 114-115). В результате мы получим вместо Царя неугодную народу марионетку. Ещё в 1923 г., оценивая роль и методы тайных организаций и масонских лож, действовавших в Советской республике, осведомлённый в этих вопросах П. Н. Врангель писал, что «они пойдут и на монархию, если монарх будет окружён ими или сам станет членом их организации».

В наше время в этом отношении мало что изменилось. Для закулисы будет хороша любая форма государственного управления, если она послужит ширмой. Русскому народу такое правление и такой государь не нужны. Союз Русского Народа допустить подобного поворота событий не должен. «Русский народ, - отмечается в его постановлении от 21.11.2005 г. - имеет священное право на восстановление своей исторической государственности, прерванной в 1917 году. Никто не может отменить законную форму государственности в России - православную самодержавную монархию, ибо на то не было решения главного исторического органа соборной воли народа - Всероссийского Земского Собора».

Восстановление Самодержавной Русской монархии и новый расцвет Российской Империи зависит от наших усилий. Но и сейчас Русский Престол не пустует. Сама Владычица и Царица Небесная незримо хранит любимую нами Отчизну и управляет ею, а Господь Наш Иисус Христос терпеливо и милостиво ждёт нашего покаяния в грехах вероотступничества, святотатства, клятвопреступления, бунтарства и невозбранения цареубийства. Медлить, братия, больше нельзя.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме