Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Крутые виражи Ивана Федорова

Дмитрий  Андреев, Красная звезда

05.05.2007

В предпраздничные дни в редакцию газеты приходит немало писем на тему Великой Отечественной войны. Многие рукописи ветераны приносят лично. Им хочется поведать широкому кругу читателей о фронтовых баталиях, сквозь призму легендарных судеб вскрыть неизвестные факты... Надо сказать, что материалы эти разного калибра: от стихотворных дружеских посвящений до художественной публицистики. При этом о степени достоверности написанного фронтовиками зачастую судить достаточно сложно. Тем не менее их рассказы бывают столь интересны и удивительны, что невольно просятся на страницы газеты. Широта русской натуры, удаль и смелость наших воинов нередко становятся лейтмотивом очерков и зарисовок. Может быть, если бы мы воевали по шаблонам военной науки, то и не смогли бы сломить отлаженную военную машину Гитлера... Именно так считает бывший военный летчик Олег Александрович Кораблев, который предложил опубликовать в "Красной звезде" материал о заслуженном военном летчике-испытателе, Герое Советского Союза Иване Евграфовиче Федорове. Биография человека с мировым именем овеяна многочисленными легендами, в повествованиях о нем всплывают события, которые могут показаться невероятными... Как невероятен и его сегодняшний возраст. Ивану Евграфовичу идет 94-й год. И он по-прежнему в полной памяти и добром здравии.
О Герое Советского Союза, фронтовике, летчике-испытателе Федорове говорят как о человеке "крылатой судьбы". Долгое время его имя не сходило со страниц различных изданий. О легенде отечественной авиации в периодике можно увидеть немало громких метафор - "красный дьявол", "пилотажный циркач", "командир небесных хулиганов", "человек-музей". Многие исследователи Великой Отечественной посвящают офицеру монографии, и совсем недавно вышла в свет книга В. Звягинцева "Трибунал для героев". В современных публикациях все чаще и чаще говорится о том, что Федоров является самым результативным советским летчиком...
Детство Федорова мало чем отличалось от его сверстников, поэтому в многочисленных интервью ветеран рассказывает о нем коротко и сжато.
- Я в самостоятельную жизнь вошел малолетним батраком и беспризорником, - вспоминает он, - 1920-годы. Холод, голод... Когда появилась возможность учиться, за два года прошел программу пяти классов, за девять месяцев освоил двухгодичное обучение по специальности слесаря-инструментальщика, а через четыре - машиниста паровоза. Тогда же при заводах организовывались летно-планерные кружки. По выходным занимался там. В 15 лет взлетел.
Как один из лучших учеников кружка, одаренный подросток был направлен в Ворошиловградскую военно-авиационную школу пилотов, где он, как говорится, вставал на крыло.
- Там мы не знали ни сна, ни отдыха, - с каким-то философским смирением произносит Иван Федоров. - Зато и благодарен я той науке был потом всю свою жизнь. Как бы ни гнула, ни испытывала судьба - всегда мог устоять, не дрогнуть.
Окончил он летную альма-матер с характеристикой: "Не битый по стрельбам и в бомбометании", то есть никто с ним в мастерстве из однокашников сравниться не мог.
С 1934-го Иван Федоров был участником всех довоенных воздушных парадов над Красной площадью.
- Вроде бы неплохо летал, - скромно начинает летчик... - От наркома Ворошилова получал золотые часы, маузер и даже мотоцикл. Но самой большой моей наградой тогда стала командировка в Испанию, где впервые довелось воевать против фашистов в Интербригаде. Там меня и окрестили "красным дьяволом". Сначала испанцы, а потом и немцы. В драку с ними я вступил буквально на второй день после прибытия в страну. Тогда-то у меня и открылся счет - первые три подбитых гитлеровских самолета.
Но дьяволом, по словам летчика, его прозвали не за эту схватку, а за манеру ведения воздушных сражений и способность пойти на таран.
- Когда твой самолет берут в кольцо "мессеры" и трудно выйти из боя живым, - рассуждает офицер, - тогда и решаешься на "лоб в лоб". Немцы всегда отворачивали...
За девять месяцев пребывания в государстве, расположенном на Пиренейском полуострове, Иваном Федоровым было совершено 286 вылетов.
После возвращения из Испании его ожидали высшие офицерские авиационные курсы, где он оттачивал до филигранности свое мастерство. А с 1940-го Федоров испытывал самолеты на полигоне под Горьким.
К своим обязанностям Иван Евграфович относился ответственно. Если он делал в паспорте самолета запись: "К полетам в строевых частях годен", то это означало, что алюминиевая птица может летать во всех режимах.
Особенно запомнились мне полеты на истребителе И-180, - рассказывает Герой Советского Союза, - который четыре раза я поднимал в воздух. Сложными и опасными они были. Самолет был несовершенным. Потому-то и дал я нелестное о нем заключение: "Высоту И-180 набирает медленно, машина тяжелая, выражаясь по-простому, летающий мотор". В серию этот истребитель не пошел.
Общаясь с ветераном, невольно обращаешь внимание на немецкую награду. Каким образом у русского офицера на груди появился "Железный крест"?
- Перед самой войной, - вспоминает фронтовик, - меня с небольшой группой летчиков-испытателей послали в Германию. У каждой из сторон был свой интерес. Немцы хотели нас ошеломить, потрясти новыми самолетами фирм Мессершмитта, Юнкерса, Хейнкеля и Фокке-Вульфа. У наших - раскрыть возможности этих машин и сравнить их со своими. Они были убеждены, что мы, лапотные, их никогда не догоним.
Когда советские асы прибыли на авиационный завод в Десау, в 18 километрах от Берлина, то встретили их чинно, и, конечно же, предложили известным летчикам ознакомительную экскурсию...
- Полетать хочется на вашей новой авиационной технике, - с русской прямотой возразил Иван Евграфович.
- А взлететь-то сможете на нашем самом современном экземпляре? - уточнил главный конструктор "Мессершмитта".
- Смогу! - решительно и без промедления последовал ответ.
Разжигаемый, по всей видимости, азартом, главный конструктор легендарных немецких самолетов дал команду открыть ангар и подготовить крылатую машину к полету.
В этот волнительный момент Иван Евграфович прекрасно понимал, что в своем лице он представляет советскую авиационную школу пилотирования. Наконец, усевшись поудобней в кабине "мессера", Федоров получил команду на взлет. Все, что "вытворял" летчик в небе, казалось фантастикой. Он совершил 24 фигуры высшего пилотажа. Как вспоминали потом очевидцы, от увиденного главный конструктор "мессершмитта" даже схватился за голову - он был обескуражен высоким летным мастерством русского Ивана...
- Мы немецкие самолеты освоили сразу, - без ложной скромности продолжает полковник в отставке, - и это по достоинству оценили наши будущие противники.
Когда командировка закончилась, "прославленная четверка" вернулась на родной завод. Вскоре началась Великая Отечественная.
- Я прославился тем, - восклицает небесный воин, - что в июне 1942 года на опытном самолете из КБ Лавочкина улетел на фронт. Произошло это ночью, и я периодически попадал под шквальный огонь наших и немецких зениток. Долетел до Монино, горючее - к нулям. Под пистолетом, в котором, кстати, и патронов не было, заставил механика заправить самолет. Расстояние до поселка Мигалово было немалое, порядка 500 километров. Именно там располагалась 3-я воздушная армия Калининского фронта, которой командовал Михаил Михайлович Громов.
Командарм принял Федорова доброжелательно.
- Ваня! Я всю жизнь мечтал о таком заместителе, как ты, - по-военному коротко выразил свои эмоции Громов.
Вскоре руководство завода объявило Ивана Федорова дезертиром и потребовало вернуть с фронта.
- Если бы ты отсюда удрал, тогда бы судили, - успокоил летчика Михаил Михайлович, - а ты же на фронт...
Действительно, дело закрыли, но жену, оставшуюся в Горьком, лишили довольствия.
- Попросил я у Громова двухместный истребитель, - рассказывает Иван Евграфович, - слетал за ней. Правда, Громов потребовал не афишировать, что Аня - моя законная супруга. Пришлось представить ее так называемой "походно-полевой" женой. Из-за этого случилась одна из дуэлей. Один офицер грязью ее, как говорится, облил. Я его вызвал стреляться. Он промазал, а я специально пустил пулю поверху.
Если поединок "на пистолетах" у многих исследователей вызывают сомнения, то рассказ Ивана Евграфовича о специальной штрафной авиагруппе, которая была сформирована летом 1942 года в составе воздушной армии на Калининском фронте - факт неоспоримый. В личном деле Федорова черным по белому записано - "командир группы летчиков-штрафников". Командовать "воздушными хулиганами" никто из асов 3-й воздушной армии не захотел. А Федоров сам считался человеком лихой удали, поэтому добровольно вызвался стать вожаком этой группы, включавшей 64 штрафника. В нее входили летчики-истребители Калугин, Минченко, Покровский, Решетов. Кроме того, авиагруппу усилили лучшими асами 3-й воздушной армии - А. Боровых, В. Зайцевым, Г. Онуфриенко.
Авиагруппа штрафников дислоцировалась недалеко от Андреаполя (на аэродроме Башарово) и воевала довольно успешно. А в октябре того же года была преобразована в полк асов (при расформировании штрафной группы Ивана Евграфовича летчиков реабилитировали и представили к орденам и медалям, четверых - к званию Героя Советского Союза), о чем тоже имеется отметка в личном деле офицера.
Формирование штрафной авиагруппы совпало с появлением на том участке фронта немецких асов, самолеты которых были разрисованы игральными картами. Гитлеровскую группу, включавшую 28 пилотов, возглавлял полковник фон Берг.
- У Геринга "картежники" были в любимцах, - уточняет Иван Евграфович. - Как правило, на их фюзеляжах мелькали короли да тузы. А у командира - фон Берга - на стабилизаторе красовался еще и трехглавый дракон. Вот с ним-то одним из первых, и довелось мне схлестнуться в бою. Мастером он был отменным, слов нет, да вот только проявить выдержку, волю в самый ответственный момент так и не смог. Когда я пошел на таран, фашист дрогнул, взмыл вверх и рассыпался под моим огнем. А после боя мне принесли награду: кортик и курительную трубку немца, приземлившегося с горящего "дракона" прямо в наши окопы.
Судьба нередко забрасывала матерого летчика в самое пекло, и сражаться ему приходилось с ударной силой немецкой авиации. По словам боевого офицера, 52-я немецкая авиаэскадра дневных полетов наводила страх на стражей неба.
- Крепко она трепала наших летунов, - продолжает "красный дьявол". - Задачу по уничтожению гитлеровских асов пришлось выполнять моей спецгруппе. Хочу отметить, что операция продолжалась меньше трех месяцев, но все же я потерял четырех летчиков.
Став заместителем командира 269-й авиадивизии, командир "небесных хулиганов" вновь собрал специальную группу... Она состояла из девяти летчиков, вместе с которыми он продолжал заниматься "свободной охотой" за линией фронта. После проведенной воздушной разведки ассы Федорова, как правило, к вечеру пролетали над одним из немецких аэродромов и сбрасывали банку с грузом и запиской внутри. Немецким летчикам предлагалось провести поединок, причем строго по числу самолетов, прилетевших с советской стороны. Немцы принимали вызов, и начинались воздушные дуэли. По словам Федорова, только в этих "дуэлях" он одержал 21 победу, а свой самый удачный бой провел в небе над Восточной Пруссией в конце 1944-го.
Стоит признать, что сегодня сложно говорить о количестве сбитых им самолетов. Цифры противоречивы. Сам Федоров говорит о 134 "подстреленных" дюралевых птицах. Надо заметить, что это больше, чем у Кожедуба и Покрышкина вместе взятых. Официально (то есть документально подтвержденных) ему насчитали всего лишь 17 "немцев"...
После окончания Великой Отечественной войны Иван Евграфович становится старшим летчиком-испытателем ОКБ С.А. Лавочкина. В числе первых он проверил "на прочность" отечественные реактивные истребители. Федоров провел испытания самолетов Ла-150, Ла-150М, Ла-150Ф, Ла-156, Ла-174ТК. В 1947 г. он поднял в небо первый отечественный самолет со стреловидным крылом Ла-160. В 1948 г. при испытаниях Ла-168 офицер первым в стране достиг скорости 1000 км/ч. 26 декабря 1948 г. на самолете Ла-176 Иван Федоров добился скорости звука в полете со снижением.
Выдающегося летчика трижды представляли к званию Героя - в 1938-м, 1944-м и 1948-м... Удачной оказалась только третья попытка. За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, полковнику Федорову Ивану Евграфовичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1948 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (N 8303).На груди у "красного дьявола" немало и других наград: орден Ленина, четыре ордена Красного Знамени, орден Александра Невского, четыре ордена Отечественной войны I степени, ордена Отечественной войны II степени, Красной Звезды.
При желании легенду отечественной авиации можно и сегодня увидеть в полете. Каким образом? По фильмам. В картинах "Им покоряется небо", "За облаками небо" самолеты пилотируются отнюдь не актерами, а Иваном Евграфовичем Федоровым...

http://www.redstar.ru/2007/05/05_05/2_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме