Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ленинский удар по России

Александр  Самоваров, Столетие.Ru

21.04.2007


Сколько еще будет жить "дело Ленина" в нашей стране …

О Ленине писать сложно и просто. Просто потому, что весь он как на ладони в своих книгах, статьях и записках. Сложно потому, что более закрытого в человеческих отношениях человека мир не знал. Он сознательно скрывал всякую информацию о себе, которая могла раскрыть его.

Ленина как-то попросили сказать, какие книги он любит. В ответ он хмыкнул: "Ишь, чего захотели узнать". В самом деле, подбор любимых книг многое может сказать о человеке.

Но был еще один существенный момент. В своих человеческих проявлениях Ленин невероятно скучен. И строй, который он породил, тоже был невероятно скучным и серым. Самым близким типажом Ленину в современной политике является, на мой взгляд, Егор Тимурович Гайдар. Полное отсутствие юмора, неспособность мыслить вне привычных книжных доктрин, попытка на основе этих доктрин выстраивать живую человеческую жизнь. Абсолютная неспособность воспринимать чужие мысли. Безразличие к России и безразличие к человеческим судьбам. Способность убеждать в своей правоте аудиторию, убеждать в том, что иного пути, кроме того, который они предлагают, просто в природе не существует. Ну, нет другого пути, кроме как поубивать половину страны или провести в жизнь демографический геноцид.

И тот же Керенский это понимал хорошо, когда сказал в эмиграции, что будь в 1917 году телевидение, то он никогда бы не проиграл Ленину.

Как такой человек, как Владимир Ульянов, прорвался к власти? Он был наделен тем специфическим умом, который приносит успех именно в политике. Неслучайно то, что, как юрист, Ленин проиграл все процессы, но выиграл политическую борьбу.

Ленин сочетал в себе, казалось бы, несочетаемое. Он был фанатиком и одновременно совершенно беспринципным человеком. Оправдывая свою бесчеловечность, Ленин говорил, что нет добра и зла, а есть целесообразность. Это кредо любого политика, который добивается успеха в смутную эпоху.

Он делает быструю карьеру в революционной среде сначала благодаря тому, что был братом казненного Александра Ульянова. Затем он предлагает некое сочетание народничества и марксизма. От народников он берет страстное желание разрушить власть любыми средствами. От марксистов берет их фразеологию, которая тогда была невероятно популярна в интеллигентской российской среде.

Но Ленин действительно верил в догмы марксизма. Кроме марксизма его мало что интересовало. Он не был исследователем, которому интересно само познание, он не был даже любопытным человеком. Например, русскую историю он почти не знал, что-то читал только в рамках гимназического курса. Это кажется невероятным, но это факт. Все последующие знания об истории страны, в которой он родился, Ленин черпал из Маркса и Энгельса, известных своей русофобией. Для него Маркс все прояснил раз и навсегда.

Ленин был уверен в своей миссии и всегда хотел быть только первым. Тридцатилетним молодым человеком он встречается с Плехановым, другой был бы счастлив просто общаться с этим действительно образованным и выдающимся политиком. Но Ленин тут же начинает интриговать и бороться против Плеханова. Хотя видимых причин для раскола еще нет.

Плеханов увидел в Ленине природного русака (в чем он сильно ошибся) и решил заключить с ним союз.

Он предложил Ленину в личном письме как-то обособиться от "иудова племени". Владимир Ильич тут же "заложил" Плеханова, обнародовав это его предложение. Для Георгия Валентиновича это никаких последствий не имело. Его ближайшими соратниками были евреи, и его жена была еврейкой. Уж в антисемитизме его заподозрить никто не мог. Мало ли о чем говорится в частной переписке... Также Ленин обладал уникальной способностью чувствовать опасность и вовремя "смываться". Так он поступил, эмигрировав из России в возрасте тридцати лет, поскольку не сделай он этого, то после ссылок последовали бы реальные наказания. А Ленин предпочитал, чтобы их несли другие. Он вовремя сбежал из России во время первой революции, буквально накануне ареста. Он вовремя спрятался от Временного правительства. Керенский ничего бы с ним не сделал, но всю степень опасности Ленина понимали другие люди, и он мог бы пострадать. Видно, на эту свою особенность Ленин рассчитывал и в 1918-1919 годах. Денег у верхушки большевиков было полно, не зря через много лет после гражданской войны нашли тайник Свердлова, в котором были: золото, валюта и бриллианты. И Ленин вполне мог сбежать на Запад и готовить там еще одну революцию.

Всю свою жизнь с шестнадцати лет он посвятил обдумыванию того, как можно захватить власть. Он был полностью поглощен именно этими думами. И Ленин придумал орудие борьбы за власть - партию нового типа. Это гениальное политическое открытие - партия с армейской дисциплиной, с "демократическим централизмом", когда вроде и приличия соблюдены, но выполнение нижестоящими решений вышестоящих было обязательно.

Ленин стал диктатором задолго до 1917 года. Он уже в юности понял, что его успех будет зависеть от того, сумеет ли он подчинять себе людей. И он научился этому, научился манипулировать людьми. Он весь был поглощен этой наукой. Он стал прекрасным практическим психологом, понимал и чувствовал людей, как никто. Ошибся за всю свою жизнь один единственный раз с провокатором Малиновским, к которому благоволил и которого считал выдающимся революционером.

Ленин сам отмерил себе срок жизни в 50 лет. Срок подходил, а революции, казалось, не предвиделось. Он стал мрачным мизантропом, носителем множества фобий, которыми страдали революционеры-изгнанники. Но грянул февраль, и Ильич стал оживать. Он вернулся в Питер и со своим политическим чутьем понял, что ему противостоять некому. Охранное отделение сокрушено, умелые и жесткие царские бюрократы свергнуты, а во власти либеральные говоруны... Этих "дурачков" Ильич искренне презирал.

И наступил его звездный час. Он понимал, что реальная власть не у того, кто выбран всем народом, а у того, кто может мобилизовать вооруженных людей себе на службу.

Он пишет: "Реальная власть - это юнкера и казаки". Почему? Потому, что они, по мысли Ленина, "палачи". То есть они способны действовать и, если нужно, пролить кровь. Он понял значение юнкерских училищ намного раньше своих врагов. В отличие от деморализованного офицерства юнкера могли и желали действовать.

Парадокс гражданской войны в России заключался в том, что здесь не было класса, который хотел бы большой крови. Во времена Великой французской революции крови жаждала буржуазия, она хотела отомстить за столетия унижений со стороны дворянства. В России крестьяне заняли силой земли дворян, там, где этого хотели, пролетарии бастовали, но в меру. Им не нужна была братоубийственная бойня.

Единственной силой, которая могла начать проливать кровь, были некоторые люди в Советах. Персонажи с криминальными наклонностями вкусили крови офицеров и полицейских, они хотели продолжения... Для Ленина было очевидно, что реальной властью в стране являются именно эти люди, с одной стороны, и юнкера и казаки с другой.

Но всю свою энергию первоначально он направил на то, чтобы убедить своих соратников по партии пойти на новую революцию. Они этого страшно не хотели и боялись. Ленин их убеждал, он твердил, что они легко возьмут власть. И ход событий подтверждал эту ленинскую уверенность. Постепенно "массы", а конкретно - матросы, солдаты Петроградского гарнизона и пролетарии столичных заводов добивались всего, чего хотели. Под их давлением к власти пришли социалисты. Но этого было мало, "массы" хотели крови. И они постепенно стали делать ставку на радикалов, на анархистов и большевиков. Особенным садизмом почему-то отличались балтийские морячки.

И дело не в том, что им нужна была социалистическая революция. Они жаждали власти и насилия.

Ленин и Троцкий чувствовали эту жажду и готовы были ее удовлетворить. Горький прямо обвинял эту пару, что они потакают самым низменным, животным инстинктам толпы. И не случайно, что значительная часть в руководстве большевиков не хотела играть в эти игры, Зиновьев, Каменев, Рыков, Томский явно боялись, что "массы" и их могут порубать в куски. Не случайно, что большевистское руководство на второй день после своей победы, 8 ноября 1917 года, обратилось к "массам" с кратким призывом, в котором требовало не допустить "антиеврейских и каких-либо других погромов". Ленин написал о том, что: "Честь рабочей, солдатской, крестьянской революции требует, чтобы никакие погромы не были допущены". Видно, большевики особенно не заблуждались на счет морали и нравственности братков, которые совершили октябрьский переворот.

Интересно, что все революционеры, кроме кучки людей, называвших себя "левыми эсерами", поняли довольно быстро, что собой представляет Ленин и его "команда". Ленина пытался остановить революционер и боевик Борис Савинков, он привлек на свою сторону Плеханова, но тот уже был тяжко болен, и генерала Корнилова. Они были очень разные: Корнилов, Плеханов и Савинков, но они были патриоты России. А Ленин ненавидел историческую Россию. Приход к власти Корнилова провалил Керенский. Который потом сам говорил, что его, Керенского, нужно было убить, и Россия была бы спасена.

Братва, совершавшая революцию, никаких особых симпатий к Ленину сначала не испытывала и понимала свою силу. А друг друга они сначала не трогали. Так, матросы Дыбенко предлагали солдатам, которые еще оставались верными Керенскому, сдать того. Солдаты то ли в шутку, то ли всерьез предложили обменять "Сашку на Ленина". Дыбенко и его моряки ответили одобрительным ржанием.

Именно эта братва правила бал в 1918 году. Они выдвинули своих вождей, некоторые из которых были идейно убежденными, решительными и умными. Имен этих людей множество, но большевиками они точно не были: Махно, Чапаев, Кочубей, Думенко, Миронов... Большинство из них было потом уничтожено большевиками же.

В противовес им Ленин стал создавать профессиональную армию из бывших царских генералов, офицеров и крестьян.

Это была опять же гениальная игра, когда столкнули лбами "военспецов" и братву. Большевики прекрасно понимали, что армия у них совсем не большевистская, а по сути русская. Они просто сыграли на противоречиях, на том, что они вовремя сумели занять нишу радикальных революционеров.

Но втянуть в гражданскую бойню страну Ленину стоило большого труда. Он понимал, что если не прольется большая кровь, то энергия бунтарей скоро войдет в берега и тогда большевикам, как говорится, нечего ловить. Страна успокоится, и избавится от него легко и быстро. Нежелание русских убивать друг друга бесило Ильича, он даже с ненавистью воскликнул: "Добер русский человек!".

Первоначально воевали между собой ничтожные по численности отряды. Лавр Корнилов набрал всего четыре тысячи штыков, но этого оказалось достаточно, чтобы внести перелом в ситуацию! О противостоянии Корнилова и Ленина забавно сказал президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Он заявил, что это было соперничество двух калмыков, в котором победил Ленин. Если Кирсану хочется считать Ленина калмыком, то мы возражать не станем. А вот Корнилов был русским генералом. У него была особенность, спасительная в тот момент для России. Он не умел отступать.

Со своим четырехтысячным отрядом он атаковал Екатеринодар, который защищали 20 (!) тысяч красных, то есть на одного его бойца приходилось пять большевиков, вооруженных артиллерией и пулеметами. И взял бы город, но был убит шальным снарядом. А Ленина не брали отравленные пули. А известный бандит, который признавался, что готов был убить Ленина, не узнал его и отпустил с миром, только ограбил, забрав машину и деньги.

Если перечислять все то невероятное везение, которое выпало большевикам, то места здесь не хватит.

Глава Финляндии генерал русской службы Маннергейм был готов бросить на Петроград свою стотысячную армию, он хотел только одного, чтобы адмирал Колчак дал ему слово офицера, что после победы Финляндия останется независимой.

Колчак не мог дать такого слова. Вот хохотал Владимир Ильич, когда узнал об этом.

Сам он шел на все. Основная причина победы Ленина заключалась в том, что он запустил машину смерти... И весь этот ужас большевикам простили. Говорили, что иначе было нельзя. Пора бы пересмотреть историю в этой части. Для нашего собственного блага, пока не поздно.

Русская интеллигенция сопротивлялась. И опять же настало время увековечить имена мучеников и героев национального сопротивления. Все эти бесчисленные профессора, приват-доценты, агрономы, инженеры, учителя и директора гимназий... Кажется иногда, что помнят одного расстрелянного поэта Гумилева, и то спорят - вроде сам был виноват, не донес. Пока у людей нынешней России такое сознание, мы будем наказываться Богом. Пора бы задуматься об этом.

Ничего так Ленин не хотел, как уважения и поклонения именно со стороны русской интеллигенции. Он жадно читал всю эмигрантскую литературу, искал там про себя. И безумно радовался, когда находил что-то у того же Аверченко. Поклонения он жаждал именно со стороны интеллигенции. Он же их переиграл, он же всех победил.

Победил ли? Расплата пришла к нему чрезвычайно быстро. Последние его годы были мучительными. И тут были не только физические страдания и наплывавшее временами безумие. Он был абсолютно одинок. Молодым соратникам, которых он привел к победе, он изрядно надоел.

Они его изолировали в Горках, к нему приезжал только Сталин, который всегда декларировал личную преданность вождю, и именно у него Ленин просил яд.

Но Ленин дал новой системе свое "лицо". Системе перешли его личные качества, так всегда бывает. Юлий Цезарь определил лицо Римской империи, Наполеон лицо своей империи, Петр I придал свои черты российскому государству.

Так вот власть, которую он создал, была жестокой именно к своим согражданам, к чужим она была более благосклонна. Это от Ленина. Русофобия советской власти, явная в 1920-е годы и скрытая потом, это от Ленина. Гигантомания и пренебрежение к человеческой личности, это от Ленина.

И еще невероятное ханжество. Лицемерие и ханжество - это основные черты Ленина. С одной стороны, в подвалах убивают честных русских людей, с другой, Ильич ну очень сочувствует обезумевшим от горя людям, которые имеют возможность обратиться к нему, спрашивает: "Товарищ Дзержинский, а нельзя ли освободить этого профессора? Нельзя? Виновен. Ай-ай! Ну, ничего не могу поделать".

Ленин понял, что его идеи с коммунизмом потерпели крах уже к концу 1921 года. Пролетариат не смог стать правящим классом в новой стране. Но людей большевики продолжали мучить, чтобы оставаться у власти. Они вещали на весь мир, что создадут неслыханное по производительности труда производство. А на деле им потребовались 50 (!) лет, чтобы сделать жизнь людей хоть сколько-нибудь сносной в материальном отношении. Ведь только к концу 60-х годов XX века СССР вылез из нищеты...

http://stoletie.ru/minuvshee/070420125309.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме