Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Труды В.В. Болотова по борьбе за христианское единство

Фотина-Виолетта  Беляева, Русская неделя

18.04.2007

Каковы бы ни были причины разделения Церквей, но остается фактом отсутствие евхаристического общения между огромными объединениями людей, называющих себя христианами.

Возвращение христианского единства, как известно, задача не простая. И один из наиболее грамотных, глубоких и поистине церковных подходов к решению этой задачи, был показан выдающимся русским богословом В.В.Болотовым.

Известно, что профессор СПбДА В.В.Болотов, как авторитетнейший церковный историк, богослов и человек, обладающий уникальными лингвистическими способностями, нередко был приглашаем к участию в различных церковных комиссиях и государственных делах. Участвовал он и в синодальных комиссиях по реформе календаря в России, комиссиях по переговорам со старокатоликами и несторианами и других.

В XIX веке Русская православная церковь вела переговоры с англиканами, старокатоликами и несторианами.

Что касается работы синодальной комиссии по диалогу со старокатоликами. Она была учреждена Синодом Русской Православной Церкви в 1892 году, и занималась вопросом присоединения к РПЦ членов римокатолической Церкви, отколовшихся от нее после I Ватиканского собора.

Возглавлял комиссию архиепископ Финляндский Антоний (Вадковский), В.В.Болотов состоял делопроизводителем комиссии. Им был написан целый ряд трактатов, касающихся историко-богословских вопросов этого диалога. Но наиболее значимой была его работа в подкомиссии, созданной 29 января 1893 года( ), которая должна была подготовить проект изложения православного учения об исхождении Святого Духа. Результатом его деятельности в этой комиссии явилась работа, известная под названием "Тезисы о Filioque", в которой он изложил свои взгляды в виде 27 тезисов. Но эта работа была впервые напечатана в 1898 году на немецком языке и в журналы комиссии не вошла, в журналах есть "обширные справки и заключения по вопросу о Filioque" (3. С.585).

Именно в этой работе В.В.Болотов и предлагает свою знаменитую триаду - догмат, теологумен и богословское мнение. Следует напомнить, что, ставя высоко теологумены, он "достаточно резко" отличает их от догмата, и считает, что "содержание догмата - истинное, а содержание теологумена - "только вероятное". Василий Васильевич пишет: "Относительно того, что такое догмат, между нами и старокатоликами нет и не должно быть никакого разногласия". Теологумен же "в своем существе это - то же богословское мнение, но только мнение тех, которые для всякого кафолика - более чем только богословы: это богословские мнения святых отцов единой неразделенной церкви". Никто не может ни запретить, ни, напротив, требовать придерживаться того или иного теологумена, как частного богословского мнения.

Отмечает он также и то, что мы и старокатолики "стоим на разных ступенях культурной жизни", что у католиков существует большая разработанность богословских мнений, но он надеется, что "и наша богословская наука выработает...свои определенные богословские мнения, основанные на (теологуменах - В.Б.) отцов восточной церкви". И что трудность с Filioque состоит в том, что в основе этого мнения лежит "чисто западный" теологумен блаж. Августина" (1.С.39).

Из этого В.В. выводит, что "греческие отцы и Августин шли в богословии своими путями и пришли к двум вовсе не тождественным ".

В тезисах он последовательно излагает сначала воззрения св. отцов восточной церкви, заявляя что "православная русская Церковь догматом... почитает только ту истину, что Св. Дух от Отца исходит и единосущен Отцу и Сыну.... Остальные же подробности... только как ". Например, часто встречающееся у отцов высказывание, что Св. Дух исходит от Отца через Сына, зафиксированное во многих текстах и настолько авторитетно, что его можно считать вселенски авторизованным теологуменом православного востока (1.С.63).

Затем дается сравнение западного Filioque с восточным "через Сына". "...невозможно без натяжки ни его (Filioque) объяснить в смысле (через Сына - В.Б.), ни воззрения восточных отцов истолковать в смысле тождественном с западным". (Тезис 9) (1.С.70). Но отмечается также, что "разность воззрении западных от восточных сказывается не столько в словах "ex Patre Filioque" (от Отца и Сына - В.Б.), сколько в тесно связанном с ними августиновом представлении об una spiratio (едином дыхании - В.Б.) Отца и Сына, по которому Они оба представляют unum principium Св. Духа." (Тезис 13) (1.С.71).

Далее идут несколько тезисов, непосредственно касающихся разделения церквей:
- "Многие Западные, проповедовавшие "Filioque" своим паствам, ни с чьей стороны не встречали возражения, жили и умирали в общении с Восточной Церковью".(Тезис 20)
- "Если Западные на VI и VII Вселенских Соборах своего "Filioque" Восточным не предъявляли, то и Восточные не ставили им вопросов об этом для окончательного разъяснения недоумений". (Тезис 23).
- "Фотий и его преемники имели общение с Западной Церковью, не получив (и, видимо не требуя) от нее Соборного отречения (в "прямых словах") от "Filioque". (Тезис 25).
- "Не вопрос о "Filioque" вызвал "разделение между Церквами" (Тезис 26).
- "Следовательно, "Filioque" как богословское частное мнение не может считаться "непреодолимым препятствием" для восстановления общения между Восточной Православной и Старокатолической Церквами" (Тезис 27).

На предполагаемый вопрос по поводу 26 тезиса: "что же расторгло общение единой кафолической церкви?" Болотов отвечает: "Его расторгло р и м с к о е п а п с т в о..."

Тезисы вызвали оживленную полемику "принимавшую иногда личный и нежелательно резкий характер" (1.С.8). Сторону В.В.Болотова занимали А.А.Киреев и проф. прот. П.Я.Светлов, оппонентами были профессора А.Ф.Гусев и В.А. Керенский.

Проф. А.Ф. Гусев утверждал, что "Filioque" надо считать одной из важнейших причин раскола (1.С.9). Отвечая на критику, В.В.Болотов обвинил проф. Гусева в использовании недобросовестных приемов: критиковать старокатолическое учение, "отождествляя с этим учением частные мнения некоторых старокатолических богословов" и, напротив, отождествлять "свои воззрения с воззрениями всей церкви" (1.С.11).

Полемика продолжалась довольно долго, и после смерти В.В., и в ней можно увидеть два противоположных подхода к проблеме разделения Церквей. Проф. Гусев и его сподвижники делают акцент на том, что разделяет, проф. Болотов неизменно ищет возможности объединения.

Этой своей позиции проф. Болотов остался верен и в 1898 году, когда он принимал участие в подготовке присоединения урмийских ассирийцев или айсор или как они сами себя называли сиро-халдеев - несториан к Православной Церкви.

Иеромонах Стефан (Садо) опубликовал архивные документы, касающиеся деятельности В.В Болотова по этому вопросу, и описал предысторию этого дела.

Движение этих христиан к воссоединению с Православием началось еще в 1859 году, потом возобновилось в 1883 году. Перед Синодом это движение ставило немало проблем. Главным вопросом в этом деле был вопрос канонический - каким из трех существующих в Требнике чинов (крещение, миропомазание, отречение от ереси) проводить это присоединение. Для Русской церкви это был первый случай, следовательно, решение этого прецедента должно было стать образцом для всех возможных контактов с восточными христианами в будущем.

И в 1859 и в1883 гг. были испрашиваемы мнения иерархов по этому вопросу. Большинство из них высказывались за присоединение 3-м чином (отречение от ереси). Но некоторые, в том числе митрополит Московский Филарет (Дроздов) предлагали воссоединение 2-м чином (через миропомазание). Но в его распоряжении был текст печатной Кормчей, отличающийся и от оригинального текста. Обстоятельную "Записку" представил Синоду епископ Выборгский Сергий (Серафимов), лучший в то время специалист в вопросах принятии в Православие инославных христиан, в "Записке" он говорит о существовании всех трех основных типов присоединения несториан: "1) до XI века несториане принимались через одно письменное отречение от заблуждений и проклятие своей и других ересей; 2) с XI до половины XVIII века в Греческой церкви они принимались через миропомазание, а в нашей Российской церкви оставалось неизменным первое правило или, точнее, 95-е правило VI Вселенского собора, и, наконец, 3) с половины XVIII века и доныне Греческая церковь держится постановления Константинопольского собора 1756 г. - принимать всех неправославных, следовательно, и несториан - через крещение". И далее епископ Сергий высказывает свое мнение, что Греческая церковь уклонилась от практики Древней Церкви и "...наш долг следовать только правилам и практике древне-вселенской Церкви...", т.е. о приеме 3-м чином.

Вся эта предыстория (записки, справки, мнения иерархов) была собрана в отдельное Дело, которое и было передано Синодом в конце 1897 - начале 1898 года проф. Болотову "для окончательной выработки богословски и канонически точной позиции Русской церкви в этом столь ответственном деле" (5. С99).

Как пишет Б.А.Тураев, Болотову в этом деле "пришлось быть и переводчиком, и экспертом, и ученым секретарем, и даже литургистом и регентом певческого хора. Через его руки прошли все официальные сиро-халдейские документы...; им составлены обширные доклады в св.синод, не без его влияния составлен... и сам чин присоединения;... наконец его редакции подвергался перевод на сирийский язык некоторых русских брошюр духовного содержания..."(Цит. по 3. С. 586).

Эти документы красноречиво свидетельствуют о стремлении Василия Васильевича не соблюсти букву закона, а помочь людям вернуться к общению. С заботой, болью и укором нашей церкви пишет он слова: "Сорок лет представители этой народности толкут в дверь православия, и этот многолетний искус показывает, что они недостойны того, чтобы она им отверзлась"(5. С.119) Давая экскурс в историю возникновения несторианства в Персии проф.Болотов отмечает, что "несторианство как догмат было навязано христианам персидским" и что они "получили ослабленную дозу несторианства", так как оно, "по самому своему утонченно-диалектическому характеру, не могло стать сознательным убеждением народных масс, и когда в VI и VII вв. персидские мученики проливали свою кровь, они умирали не за еретические тенденции, а за Христа апостолов и кафолической церкви". Здесь же он уточняет, что "насколько позволяют судить исторические источники - ни один из епископов персидских не получил хиротонии ни от Нестория константинопольского, ни от его сподвижников", т.е. "по своему преемству, нынешний Маар-Шимон (Рувим) есть епископ не менее законный, чем Лев III римский." (5. С.120)

Что касается других документов Записки, то в письме архиепископу Палладию он пишет о том, что в виду непредусмотренности нашей книгой чинов случая присоединения несториан, есть основания вести дело "строго древнецерковным путем, когда инославные вроде айсор сами воссоединяли себя с кафолической церковью без всякого предварительного "чина", просто приступая ко св. Причащению в Кафолической церкви". Тем более, что "требуемые каноном "прошение" они уже подали. "Акт" в этом смысле с анафемой ("да будут отлучены") уже имеется..." (5. С105).

Затем он приводит краткое исповедание, которое должен был бы прочитать один из представителей айсор по-сирийски, в случае, если Синоду покажется необходимым применить "что-либо вроде чина". Но сам он считал, что "и подобное чтение исповедания ненужно ни для Православной Всероссийской церкви, ни для воссоединяемой айсорской", что достаточно "торжественно осенить православным крестом представителей иерархии и народа айсорского и затем, после келейного и молитвенного приготовления, допустить их к сослужению литургии с православными Архипастырями" (5. С.105).

Обращает В.В. внимание также и на нюансы, связанные с принятием в общение отдельных лиц и целых обществ. Он напоминает, что наиболее простым было вхождение в православную церковь мирян (В.В. приводит свидетельства св. Софрония (впоследствии патриарха иерусалимского) о присоединении к Православию монофизитов в Александрии): "они шли в кафолическую церковь и приобщались в ней св. таин. Ни о каком предварительном отречении от монофиситской ереси не было и речи... Более того, приступали они ко св. причащению также как и до "недавнего прошлого... православные греки: по свидетельству самоиспытующей совести, без предварительной исповеди пред духовником". Через причастие в кафолической церкви, приобщающийся становился чадом кафолической церкви, и, соответственно, принимал IV вселенский (халкидонский) собор и отрекался от своего заблуждения (5. С106).

Далее В.В. пишет: "если присоединялся к кафолической церкви епископ, то, вероятно, всегда или почти всегда он предварительно давал письменное отречение от своей прежней ереси. В VI в. были, однако, примеры, что "икономии ради" с монофиситами епископами, пресвитерами, и дьяконами вступали в общение чрез совместное совершение божественной литургии, не взяв с них предварительно отречения от монофиситских заблуждений. Из этого видно и то, что в VI в. монофиситов принимали в общение в сущем их иерархическом чине" (5. С.107).

Говорит Болотов и о воссоединении с православием целых обществ. "Если к православию присоединяются отдельные личности, то они, словно капля в море, растворяются в церковном обряде той православной поместной церкви, с которой вступают в общение..." и здесь "речь может быть только о догматических убеждениях....Если же присоединяется инославное общество с епископом во главе,... то подле вопросов чисто догматических неустранимо выдвигается весьма сложный вопрос об обряде...". Причем он предлагает не менять обряд, "насколько его можно совместить с православным догматом" (5. С.108).

Из приведенных высказываний В.В.Болотова видно насколько он свободно для своего, и не только для своего, времени, чувствует себя в области канонов, как чутко он видит их смысл и место в жизни Церкви - смысл пользы для Церкви, духовной пользы для человека.

В результате, "благодаря трудам и церковной ревности проф. Болотова,... в марте 1898 года в С.-Петербургской Александро-Невской Лавре несторианский епископ Маар-Ионан с несколькими духовными лицами был воссоединен с Православием и была учреждена Российская Духовная Миссия в Урмии, трудившаяся среди новообращенной паствы до трагических событий 1917-18гг" (5.С.98).

Из вышесказанного совершенно ясно, что богословские и канонические разработки проф. В.В.Болотова по присоединению инославных христиан не теряют своей актуальности, и что они еще не оценены по достоинству, а их практическое применение - дело будущего.

Современным православным необходимо учиться у В.В.Болотова уважению к представителям других конфессий, учиться умению устранять все то, насколько это возможно, что препятствует христианскому общению.

Профессор протоиерей Ливерий Воронов по этому поводу сказал: "Каждое ученое исследование этого корифея русской православной богословской науки имеет своею целью убрать какой-нибудь камень, лежащий на пути к восстановлению христианского единства" (Цит.по 6. С.21)



Список литерутары

1. Болотов В.В. К вопросу о "Filioque". Спб., 1914.
2. Рубцов М.В. В.В.Болотов, Тверь, 1900.
3. Бриллиантов А.И.Профессор Василий Васильевич Болотов: Биографический очерк. // ХЧ. 1910. N 4. С. 421-442; N 5/6 563-590; N 7/8 С.830-854.
4. Якшич Д.Н. Взгляд профессора В.В.Болотова на старо-католицизм и римско-католицизм. Сремски Карловци, 1930.
5. Стефан (Садо), иеромон. Профессор СПбДА В.В.Болотов и вопрос о чиноприеме воссоединения несториан с РПЦ в конце XIX века. // ХЧ. N 14. С.97-123.
6. Боровой Виталий, протопресв., Буевский А.С. Русская православная церковь и экуменическое движение.// Православие и экуменизм. Документы и материалы 1902-1998. М.,1999.
7. Андрианов Игорь, свящ.Вклад профессора В.В.Болотова в изучение вопроса о Filioque.

http://www.russned.ru/stats/1019



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме