Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Православие в Южной Корее

Светлана  Царева, Татьянин день / Мы в России и Зарубежье

17.04.2007

Наверное, многие замечали чувство легкости и радости после молитвы в церкви. В эти минуты как никогда ощущается близость и защита Ангела Хранителя. И как важно иметь такой храм и православную общину в чужой стране.

Наверное, многие замечали чувство легкости, счастья и радости после молитвы в церкви. В эти минуты как никогда ощущается близость и защита Ангела Хранителя.

На днях еду из института мимо Храма великомученика Димитрия Солунского в Измайлово и думаю, надо остановиться и зайти. Тут же возникает другая мысль: лень, устала и хочется домой. И вдруг, будто не я, а кто-то другой паркует мою машину у ворот Храма. И как же я была благодарна Ангелу Хранителю, что все-таки остановилась и зашла помолиться. Вышла совсем другим человеком, на душе стало светло, исчезли мысли о нерешенных проблемах, и внутри все время повторялось то, что в самые тяжелые минуты мы забываем: "Да будет на все воля Божья".

Но это в Москве и в других городах России, где, Слава Богу, число храмов сильно увеличилось за последние 15 лет. А как важно иметь такой храм и православную общину в чужой стране.

В этой статье я хочу Вам рассказать об удивительном Храме св. Николая Чудотворца в Сеуле, Республике Корея и о его доброй, сплоченной и гостеприимной православной общине, где вместе молятся корейцы, греки, русские, американцы, словаки, белорусы, украинцы, болгары и румыны.

Столетний путь Православия на Корейском полуострове

Православию на Корейском полуострове уже более 100 лет, хотя христианство появилось там в конце XVIII века. Традиционными религиями и верованиями в Корее были буддизм, конфуцианство и шаманизм. "Будда, Конфуций, шаман, обожание гор - все это смешалось и составило религию простого человека в Корее, - писал в начале ХХ-го столетия русский писатель и публицист Н. Г. Гарин-Михайловский, совершивший путешествие в Корею в 1898 г. Первыми русскими, ступившими на землю Кореи, были моряки фрегата "Паллада", обследовавшие в 1854 г. прибрежные воды Корейского полуострова. Среди них был писатель И. А. Гончаров, изложивший затем свои впечатления об этой стране в известной книге "Фрегат "Паллада".

В 1884 году Россия установила с Кореей дипломатические отношения, в 1885 году между двумя странами был заключен договор, 4-я статья которого гласила, что в корейских портах, открытых для иностранцев, русским подданным "предоставляется право свободного отправления богослужений". В сентябре 1888 г. Сеул посетил великий князь Александр Михайлович. Тогдашний правитель Кореи выразил ему глубокую благодарность "за нравственную поддержку", которую оказывает Россия его стране. Корея "из всех стран более всего уповает на Россию и на поддержку с ее стороны". Отношения между нашими странами укреплялись, и уже в 1897 году в Сеуле насчитывалось более 120 русских и 30 православных корейцев. Большинство из этих корейцев окончило курс в православной миссионерской школе Южно-Уссурийского края. Но в корейской столице не было православного священника, и поэтому по праздникам в российской миссии богослужение совершалось в "помещении десанта" (охраны), куда собирались все православные и где один из матросов читал молитвы. Но этим все и ограничивалось, поскольку таинства и требы мог совершать только священник.

В 1897 г. Синод Русской Православной Церкви принял решение об учреждении Русской духовной миссии в Корее, в задачу которой входило бы попечение о русских православных христианах, пребывающих на Корейском полуострове, а также проповедь Православия среди местного нехристианского населения. Было принято решение о строительстве здесь первого православного храма.

Основание русской духовной миссии

Начальником Русской Духовной миссии был назначен архимандрит Хрисанф (Щетковский), выпускник Казанской Духовной академии, в течение пяти лет трудившийся миссионером среди донских калмыков. 12 февраля 1900 г. архимандрит Хрисанф и псаломщик Иона прибыли в Сеул. Собственного помещения новая миссия еще не имела, и русский посланник в Сеуле А. И Павлов предоставил в ее распоряжение здание бывшего русско-корейского банка. О цели прибытия миссии было напечатано во многих корейских газетах.

Русская колония радостно встретила приехавших миссионеров. На следующий день, в присутствии всех русских, во главе с посланником Александром Ивановичем Павловым, и некоторых крещеных корейцев, был совершен благодарственный молебен. Сообщение об этом было опубликовано в русской церковной печати. В корреспонденции из Сеула сообщалось: "Прибывший архимандрит новой церкви при миссии после молебствия сказал членам миссии и всем русским в Сеуле приветствие: "...Мы, православные русские, привыкли, где соберемся, там первым делом позаботиться о храме Божием. Благодаря стараниям нашего поверенного в делах, церковь устроена..." Потом архимандрит вынес крест и провозгласил: "Этот крест нам особенно дорог потому, что подарен отцом Иоанном Кронштадтским, который обещал молиться за нас".

17 февраля состоялось освящение домовой церкви и совершена Божественная литургия. Так в 1900 году было положено основание Русской Духовной миссии в Корее. С этого времени архимандрит Хрисанф стал периодически совершать литургию в домовой церкви русского консульства в Чонг Донге, что означает "Долина Добродетели". В 1901 г. приступили к строительным работам по благоустройству территории миссии, и в 1902 г. были выстроены дом для миссионеров, колокольня, дом для переводчиков, здание школы с комнатами для преподавателей и подсобные помещения.

В Москве специально по заказу миссии были отлиты колокола. Для строительства храма архимандриту Хрисанфу был отведен угол русского участка, прилегавший к Западным Воротам возле вершины холма. Он построил маленькую кирпичную церковь на участке, возвышавшемся над Посольской улицей. Она была освящена 17 апреля 1903 года в честь Святителя и Чудотворца Николая. Корейской миссии большую поддержку оказал протоиерей Иоанн Кронштадтский, поддерживавший с о. Хрисанфом тесные связи. В знак своего благословения новому очагу Православия о. Иоанн прислал свое праздничное золотого цвета облачение, которое до сих пор хранится в миссии как драгоценная реликвия. (В "нижнем" храме преп. Максима Грека, где совершается богослужение для русскоговорящих прихожан).

Вскоре некоторые жители Сеула и его окрестностей стали приходить к отцу Хрисанфу с просьбой познакомить их с православным вероучением. Самой большой трудностью для членов миссии было незнание корейского языка, но неожиданно для себя они получили помощь со стороны православных корейцев, ранее проживавших в Уссурийском крае, а впоследствии переехавших в Сеул.

Таким образом, число корейцев, принимавших Православие, постоянно росло. Псаломщик миссии Иона Левченко писал: "Будучи воспитаны на конфуцианских книгах, предписывающих своим последователям исполнение всевозможных церемоний, большинство корейцев являются поборниками внешнего обрядового служения, в котором выражается та или иная религиозная идея. Все наши православные обряды отличаются той именно драгоценной особенностью, что весьма наглядно выражают христианские истины, которые через эти обряды и легче воспринимаются, глубже вкореняются в сознании. Вот почему и корейцы с таким вниманием наблюдают за всеми действиями священника во время богослужения, с детской любовью и почтительностью относятся к священным изображениям и предметам, с особенной тщательностью полагают на себя крестное знамение и вообще питают благорасположение ко всей обрядовой стороне нашего православного богослужения".

Время испытаний и перемен

Тяжелым временем для русской миссии стала русско-японская война 1904-1905 гг. Корея подверглась японской оккупации, и все русские граждане были вынуждены покинуть ее пределы. 12 февраля 1904 г. русская дипломатическая миссия на французском крейсере "Паскаль" покинула Корею. С большой скорбью расстался с паствой и о. Хрисанф. В феврале 1904 г. вместе со своими сотрудниками он выехал из Кореи. Имущество миссии было описано и вверено на сохранение французскому посольству.

Новый период в истории Русской миссии в Сеуле наступил после нормализации отношений между Россией и Японией. Достойным преемником о. Хрисанфа стал архимандрит Павел (Ивановский). С четырьмя помощниками, прибывшими вместе с ним из России в Сеул, он энергично трудился на миссионерском поприще. За 6 лет своего пребывания в Корее отец Павел широко развернул проповедническую деятельность и создал 5 миссионерских станов, 7 школ на 220 мест для корейских детей, а также ряд молитвенных домов. Число христиан в каждом из этих мест составляло от 50 до 100 человек (к сожалению, все эти церкви были упразднены в 1920-х гг.). Отцу Павлу удалось построить церковно-приходскую школу даже во Владивостоке, где, как известно, с давних времен жили выходцы из Кореи.

Значительное внимание о. Павел уделял переводу богослужебных книг на корейский язык. Часть переводов была отпечатана в нескольких изданиях. Эти переводы давали возможность совершать все богослужения и требы для корейцев на их родном языке. Вместе с корейским переводчиком Каном они проделали большую работу, переведя молитвослов, часослов, паримийник, служебник, требник, избранные службы из Октоиха, Триоди и праздничной Минеи, а также краткую историю Ветхого и Нового Завета, катехизис, последование ко Святому Причащению и чин панихиды. Однако драматические события на корейском полуострове прервали эту деятельность.

В 1910 г Корея потеряла независимость и стала японской колонией. Большинство русских предпринимателей, которые вели с Кореей дела до 1910 г., предпочли покинуть Корею. В 1912 г. архимандрит Павел был отозван в Россию и возведен в сан епископа Никольско-Уссурийского, викария Владивостокской епархии. Но и на родине он не оставил попечения о корейской миссии, продолжая управлять ею из Владивостока и оставаясь фактическим начальником вплоть до самой кончины в 1919 г.

Октябрьская революция 1917 года, произошедшая в России, многое изменила в положении русских, живших в Корее. Утрата связей с Россией значительно осложнила деятельность миссии. Так, при иеромонахе Палладии пришлось закрыть все школы из-за отсутствия средств на их содержание, а при иеромонахе Феодосии в связи с революционной обстановкой прекратилась высылка денег из России. Миссия оказалась в бедственном положении.

Переломным временем для русской миссии в Корее стали годы после Второй мировой войны и Корейской войны 1950-1953гг. После окончания Второй мировой войны южнокорейские власти и американская оккупационная администрация в течение нескольких лет вели борьбу за овладение Русской Православной миссией в Сеуле, пытаясь вывести ее из-под юрисдикции Московской Патриархии. Не имея возможности сделать это каким-либо законным путем, власти Южной Кореи незаконно выслали из страны архимандрита Поликарпа, отказавшегося передать миссию в юрисдикцию митрополита Феофила (Пашковского, 1874-1950 гг.) - главы независимой от Московского Патриархии Русской Православной Греко-кафолической Церкви в Америке (с 1970 г. - автокефальной Православная Церковь в Америке).

В середине декабря 1948 г. архимандрит Поликарп был арестован и выслан из страны. Так власти Южной Кореи незаконно изгнали главу Русской Православной миссии.

После окончания Корейской войны Православие в Корее оказалось под угрозой исчезновения. Стараниями архимандрита Андреоса (Халкиопоулоса), прибывшего в Корею вместе с греческими вооруженными силами, и при участии православных верующих был воссоздан церковный приход в Сеуле. Прежде чем покинуть Сеул и вернуться домой отец Андреос приложил все усилия для того, чтобы его преемник, благочестивый мирянин Борис, кореец по национальности, избранный членами православной общины в Сеуле, смог принять духовный сан в Токио 9 февраля 1954 г. С этого времени богослужения в сеульском храме стали совершаться регулярно. Но проблема заключалась в том, что Корейская Православная Церковь не могла существовать автономно. Это и было причиной того, что съезд корейских православных христиан, состоявшийся 25 декабря 1955 г., после долгих обсуждений и молитв, принял решение присоединиться к Константинопольскому Патриархату в лице Греческой архиепископии в Америке. Сегодня Корейская Православная Церковь является экзархатом Константинопольского Патриархата во главе с Его Преосвященством Митрополитом Дионисием Новозеландским.

В это время русская община в Сеуле практически прекратила свое существование, из "довоенных русских" остались в городе считанные единицы. Советских дипломатических представительств в Корее не было, так что в Сеуле осталось только несколько русских семей.

Итак, с середины 1950-х годов основную тяжесть приходской деятельности в Сеуле нес священник-кореец Борис Мун, отдавший миссионерскому делу 21 год своей жизни. К концу 1950-х гг. в стране насчитывалось около 400 православных корейцев. Спустя два десятилетия православная миссия в Южной Корее активизировала свою деятельность благодаря трудам новых пастырей, прибывших сюда из Греции.

В конце 1970-х - начале 1980-х годов работниками православной миссии в Южной Корее являлись два священника: настоятель-грек архимандрит Сотириос (Трампас) и молодой клирик-кореец о. Даниил На. В их ведении находились три православных общины, расположенные в самых густонаселенных центрах страны: в Сеуле, Пусане и Инчхоне. В 1978 году был воздвигнут храм Святого Николая Мирликийского. Храм построен в византийском стиле и в то время, когда Сеул еще не был заполнен высотными домами, был виден издалека. Православные храмы были построены в портовых городах Пусане и Инчоне, а позже и в Чонджу и Палангли. В конце 1990-х гг. в городе Ульсан была возведена часовня, а в Капьёнге (недалеко от Сеула) был построен монастырь в честь Преображения Господня.

Работа духовной миссии в Сеуле проходит в тесном контакте с Ассоциацией православной молодежи Кореи, которая является членом Международной молодежной православной организации Синдесмос. Активисты этой организации проводят тематические встречи, лекции, ведут работу с детьми.

В 1993 году Константинопольский Патриарх возвёл архимандрита Сотириоса (Трампаса), который живёт и служит в Корее с 1975 года, в сан епископа Новозеландской епархии. А в апреле 1995 года Константинопольский Патриарх Варфоломей впервые посетил Православную Церковь в Корее. Во время этого визита православные корейцы получили особое благословение Патриарха, после чего Православная Церковь в Корее была официально признана корейским правительством.

Истекшие десятилетия существования Православной Церкви в Корее являются временем её непрерывного развития. Все основные литургические тексты, богословские и духовные книги, а также 70 катехизических книг были переведены на корейский язык. Греческие иконописцы-волонтеры полностью расписали собор Свт. Николая в Сеуле, а также сеульские часовни, монастырь в Капьёнге и часовню Воскресения Христова на православном кладбище.

В конце 1980-х гг. между Россией и Республикой Корея были установлены дипломатические отношения и в Сеуле опять появилась небольшая русская община. В мае 1999 г. президент Республики Корея Ким Де Чжун во время своего официального визита в Россию посетил Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В ходе их встречи обсуждался вопрос об открытии храма Русской Православной Церкви в Южной Корее. Вскоре такой храм был открыт близ собора Свт. Николая, в одном из помещений приходского дома. Церковь освятили в честь Преп. Максима Грека, чья судьба была связана с Россией.

Пути Господни не исповедимы

Моя жизнь также оказалась связанной с Южной Кореей и непосредственно с Храмом Святителя Николая Чудотворца. Мы с родителями приехали в Сеул в 1991 году и прожили там два года. Архимандрит Сотириос крестил меня в этом храме, когда мне было 5 лет. Мы приезжали в Храм почти каждые выходные и действительно находили там второй дом и вторую семью. Отец Сотириос относился ко всем с большой любовью, как к своим детям. Он дарил всем много православных книг на корейском, английском, греческом и русском языках. На некоторые праздники вся община выезжала в монастырь Преображения Господня. В начале 90-х г. русских было еще немного и православная община по-настоящему всех сплотила. Там царила дружелюбная атмосфера, после воскресных богослужений все обязательно собирались на чаепитие. Эти радостные моменты сохранились в моей памяти и по сей день. Но прошли два года и мы вернулись в Москву, и я даже не думала, что когда-нибудь еще окажусь в Сеуле. Но пути Господни неисповедимы. В институте я оказалась в корейской языковой группе и моим первым языком стал корейский. А 2005 году мне представилась возможность поехать в Южную Корею на учебу. Это было невероятное счастье увидеть родное место спустя 12 лет. Храм Св. Николая Чудотворца преобразился - теперь он был расписан, вокруг него возведены здания, в которых расположился Миссионерский центр, а также две новые церкви - Успения Пресвятой Богородицы и Преп. Максима Грека. Встретила я и о. Сотириоса. Он постарел, но по-прежнему источал радость и любовь к окружающим. Сейчас о. Сотириос живет в монастыре в честь Преображения Господня и приезжает в Сеул по большим церковным праздникам.

Важным событием для русской православной общины стал приезд в 2000 году русскоговорящего батюшки, отца Феофана (Кима). О. Феофан родился в г. Южно-Сахалинске в корейской семье, в 2000 году окончил Смоленскую Духовную Семинарию и в настоящее время проходит обучение на заочном секторе Московской Духовной Академии. В 2006 году отец Феофан был возведен в сан игумена, а также ему было присвоено звание "Почетного гражданина Сеула".

В храме Св. Николая Чудотворца богослужения совершаются каждое воскресенье на корейском языке, которые ведет греческий священник протоирей Антоний. Игумен Феофан совершает богослужения на церковно-славянском языке в храме Св. Максима Грека в Сеуле, а также в храмах в Пусане и Ульсане. Бывало и такое, что когда о. Феофан уезжал служить в другой город, приходилось исповедоваться на английском языке греческому священнику, а потом слушать службу на корейском.

В храме Св. Николая Чудотворца находятся две иконы, которые были привезены еще первыми русскими миссионерами: икона Тихвинской Божьей Матери и Преп. Серафима Саровского. Эти иконы глубого почитаются всеми православными прихожанами: корейцами, греками, американцами, румынами, белорусами, украинцами и русскими.

Мы видим, что история Православия и русской духовной миссии в Южной Корее была непростой, но стараниями, терпением и любовью русских батюшек, а потом и греческих, православная вера на Корейском полуострове была спасена. И сейчас наша православная община в Сеуле является для многих опорой и поддержкой в жизни вдали от дома.

Светлана Царёва (МГИМО, Москва)

В статье использовались материалы из интернет-ресурса www.korea.pravoverie.ru, а также из книги "100 years of orthodoxy in Korea: 1900-2000".

http://www.taday.ru/text/40059.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме