Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Двадцать три ступени вверх

Владимир  Волков, Столетие.Ru

14.04.2007


Ранняя смерть не позволила молодому полководцу Скопину-Шуйскому побороть Смуту …

Во все времена внимание общества привлекали молодые способные полководцы, решительно и храбро сражающиеся с врагами. Они быстро становились народными любимцами, приобретали политический вес и в удачном для себя случае становились вождями нации. За примерами далеко ходить не надо - в Европе к подобным героям можно смело причислить Наполеона, у нас, в советский период, такой фигурой при благоприятном для этого развитии событий и личных амбициях мог бы стать Георгий Жуков. Однако если внимательно пролистать страницы российской истории, можно найти еще одного такого героя. Речь идет о князе Михаиле Васильевиче Скопине-Шуйском, выдающемся полководце эпохи Смутного времени.

Двадцатилетний воевода

Родился Михаил Васильевич 8 ноября 1586 года. Рано лишившись отца, боярина Василия Федоровича Шуйского, Михаил оказался на попечении матери, Елены Петровны, урожденной княжны Татевой. В разрядных книгах он впервые упоминается при описании произошедшей в 1604 году встречи кизилбашского (персидского) посла.

После избрания на царство в мае 1606 года князя Василия Шуйского заметно возросло значение и его юного родственника. Михаил Скопин-Шуйский командовал русскими войсками, сражавшимися с восставшими казаками атамана Болотникова под Калугой, на реке Пахре (23 сентября 1606 г.), где ему удалось разбить шедший на Москву отряд Истомы Пашкова. Однако разгромленному повстанческому отряду удалось соединиться с другими ватажными "воеводами" и прорваться к русской столице, впервые за годы Смутного времени оказавшейся в осаде. Сдаться москвичи не пожелали и дали бунтовщикам отпор.

26 ноября 1606 года болотниковцы попытались ворваться в город, но были отбиты с большим для них уроном. На самом опасном участке обороны у Серпуховских ворот стояли войска Михаила Скопина-Шуйского.

Стычки продолжались и в последующие дни. Именно тогда полностью раскрылось военное дарование юного полководца. Однако главная битва с врагом была еще впереди. Произошла она под Москвой 30 ноября - 2 декабря 1606 года. Жаркие бои шли в окрестностях столицы у деревни Котлы и села Коломенское. Михаил Скопин-Шуйский, расположивший свои полки у стен Данилова монастыря, сумел разгромить разбойное войско, загнал его в лагерь и три дня громил мятежников из орудий. Не в силах более держаться, болотниковцы бросили свой стан и бежали к Серпухову, а затем к Калуге. При осаде этого города Скопин-Шуйский командовал одним из полков, затем преследовал мятежников до Тулы. В июне 1607 года разбил их в тяжелейшем сражении на реке Вороньей и вынудил Болотникова запереться в Туле. В конце концов, оказавшиеся в безвыходном положении, восставшие вынуждены были сдаться и выдать царю Василию Шуйскому своих вождей.

Во всех этих сражениях воевода, которому во время декабрьских боев 1606 года под Москвой едва исполнилось 20 лет, выказал себя не только храбрым воином, но и способным военачальником. Еще 5 декабря 1606 года царь Василий Иванович разослал по дальним и ближним городам грамоты с извещением о победе над "ворами", в тот же день Скопину-Шуйскому было "сказано" боярство. Отныне он занимает одно из первых мест в окружении царя. Об этом свидетельствует достаточно показательный факт - одновременная свадьба государя и его молодого воеводы. 17 января 1608 года Василий Иванович Шуйский взял за себя княжну Марию Буйносову-Ростовскую. В тот же день была сыграна свадьба и Михаила Скопина с девицей Александрой, дочерью царского казначея Василия Головина.

Главный подвиг полководца

Однако насладиться тихим семейным счастьем новобрачным не удалось. В пределы Московского государства ворвались отряды второго самозванца - Лжедмитрия II. В начале мая 1608 года он разбил направленные против него царские войска в кровопролитном сражении под Болховым и двинулся на Москву. Встревоженный сложившейся ситуацией, Василий Шуйский отстранил от командования армией своего брата-неудачника Дмитрия Ивановича и, поставив во главе полков Скопина-Шуйского, направил его навстречу самозванцу - к реке Незнань. Битвы тогда не произошло. В полках Скопина-Шуйского был раскрыт опасный антиправительственный заговор. Его главных участников - князя Ивана Михайловича Катырева-Ростовского, князя Юрия Никитича Трубецкого и Ивана Федоровича Троекурова - Скопин-Шуйский арестовал и под крепким караулом отослал в Москву. Озабоченный этим обстоятельством, царь побоялся рисковать последними силами и отвел стоявшую на Незнани армию в столицу. Лжедмитрий II беспрепятственно подошел к Москве и стал лагерем в пригородном селе Тушино, превратившемся в "воровскую" столицу и давшем прозвище самозванцу "Тушинский вор".

Страна была наводнена неприятельскими отрядами, добиравшимися даже в заволжские места. Многие московские дворяне в поисках чинов и поместий уходили в Тушино, заслужив в народе презрительное определение "тушинских перелетов".

В борьбе с растущим воинством самозванца Василий Шуйский решил прибегнуть к помощи шведского короля Карла IX, давно уже предлагавшего ее московскому царю. В том же 1608 году Михаил Скопин-Шуйский был послан царем из осажденной Москвы в Великий Новгород для переговоров со шведами. Кроме того, он должен был организовать сбор земского войска с территорий, еще не занятых вражескими отрядами. 28 февраля 1609 года послы Скопина-Шуйского - стольник и воевода Семен Васильевич Головин и дьяк Семен Зиновьевич Сыдавный-Васильев - подписали со шведскими представителями Выборгский договор. По этому соглашению Карл IX обязался направить в Россию наемное войско, заручившись обязательством Скопина-Шуйского передать шведам город Корелу с уездом (Кексгольмскую область).

Собрав ратные силы северных и поморских городов (около 5 тысяч воинов) и соединив их со шведским наемным войском, в мае 1609 года воевода Скопин-Шуйский выступил к Москве. Первую победу передовой русско-шведский отряд генерала Эверта Горна и воеводы Семена Головина одержал под Старой Руссой, которую затем беспрепятственно заняли 10 мая 1609 года. 22 мая в Старой Руссе сосредоточилось все войско, двинувшееся навстречу главным силам польского полковника Кернозицкого. Тот попытался захватить инициативу и атаковал русских и шведов под селом Каменкой, но двухтысячный его отряд был разбит и сам он едва спасся от гибели или плена. В результате этой важной победы Скопину-Шуйскому удалось очистить от врага город Торопец. Затем уже последовали его блестящие победы над "тушинцами" под Торжком и Тверью. 5 июля полки Скопина-Шуйского подошли к Калязину монастырю, где к ним присоединились ополчения из Каргополя, Вологды, Устюга и Белоозера. Силы русского войска настолько возросли, что Скопин-Шуйский смело выступил против одного из главных тушинских военачальников поляка Яна Сапеги, стоявшего лагерем у села Пирогово. Искусным маневром польскую кавалерию выманили на болота в районе реки Жабки, где и разгромили в пух и прах, осадив самого Сапегу в его Пироговском стане. Там и разгорелась решающая битва, завершившаяся убедительной победой русского полководца.

Известие о ней разнеслось по стране. И, как на Русском Севере, в волжских городах поднялись народные рати, освободившие от "тушинцев" Старицу, Осташков, Ржев, Зубцов, Кашин, Невель, Холм, Ярославль, Кострому, Романов, Углич и Владимир. После недолгого пребывания своего войска в Ярославле, Скопин-Шуйский возобновил поход. 10 сентября 1609 года земские полки заняли Переяславль-Залесский, а 6 октября русские ратники вступили в Александровскую слободу, где войско остановилось для пополнения и отдыха. Поляки и "русские воры" попытались воспользоваться этим и выбить гарнизоны Скопина из занятых ими городов, но были разбиты у села Каринского. Передовые русские отряды стали тревожить поляков под Дмитровом и даже под осажденным ими тогда Троице-Сергиевым монастырем. Полтора года обитель отбивалась от осажавших ее врагов, но силы защитников истощались, им требовалась действенная помощь.

В январе 1610 года русские и шведские войска выступили из Александровской слободы и двинулись на помощь Троице-Сергиеву монастырю. После ожесточенных боев Ян Сапега вынужден был снять осаду обители и отступить к Дмитрову. Но там его вскоре атаковали отряды русских лыжников, которые, не вступая в открытое сражение с польской кавалерией, блокировали все ведущие в город дороги. Между тем к Дмитрову подтягивались и основные силы русского войска. 20 февраля 1610 года грянул "великий бой". В ходе упорного сражения, которым руководили младшие воеводы Григорий Валуев и Давыд Жеребцов, русским воинам удалось овладеть острогом и уничтожить большую часть неприятельского войска.

Остатки его укрылись в самом городе, но удержаться там надежды у поляков не оставалось. 27 февраля Сапега приказал зажечь Дмитров и, уничтожив тяжелые пушки, ушел на соединение со стоявшим под Смоленском польским королем Сигизмундом III.

Успех сопутствовал русскому оружию и в других местах. В начале марта 1610 года польский воевода Вильчек сдал русским город Можайск. В Суздале был блокирован Лисовский, в Брянске - отряд пана Млоцкого. Опасаясь полного уничтожения, остатки войска Лжедмитрия II вынуждены были бежать из-под русской столицы в Калугу.

Так свершился главный подвиг Скопина-Шуйского, развеявшего планы стоявших за "Тушинским вором" польских и литовских магнатов. Историки давно уже раскрыли секрет побед молодого воеводы. Его ратники обучились приемам пехотного боя в плотном строю и освоили технику быстрого сооружения острожков - полевых укреплений, в которых можно было остановить атаки польской панцирной гусарии.

Лавры и крест победителя

Заслуги Скопина-Шуйского в разгроме врага бесспорны. После многих лет бед и тяжелых поражений в стране наметились перемены к лучшему. Молодому воителю была подготовлена пышная встреча. 12 марта 1610 года Скопин-Шуйский вступил в Москву. Въехавшего в город полководца окружили не только бояре, но все москвичи. Люди падали перед героем ниц, целовали его одежду и называли отцом Отечества. Во встрече участвовал и царь Василий Шуйский, плакавший от умиления. "И была в Москве радость великая, и начали во всех церквах в колокола звонить и молитвы к Богу воссылать, и все радости великой преисполнились".

Увенчанный лаврами победителя Михаил Васильевич Скопин-Шуйский, "стебель царского рода, подлинный воевода", стал готовить новый поход - на помощь осажденному поляками Смоленску. В разгар этой подготовки он тяжело заболел и умер 23 апреля 1610 года. Было ему в ту пору всего 23 года от роду.

По одной широко распространенной версии, Михаила Скопина-Шуйского отравила его тетка Екатерина Григорьевна Шуйская - дочь знаменитого опричника Григория (Малюты) Скуратова - на пиру по случаю крестин сына князя Ивана Михайловича Воротынского.

Родственники царя, якобы, опасались распространившегося в народе желания именно Михаила Скопина-Шуйского видеть новым русским государем. Между тем, именно Шуйским в то время смерть Скопина была не выгодна. Элементарный расчет - необходимость изгнания польских войск из пределов государства отодвигала все другие резоны на достаточно долгий срок. Интересное свидетельство оставил современник этих событий польский гетман Станислав Жолкевский, назначенный королем командовать идущей на Москву армией и потому внимательно изучавший события, происходившие в русской столице. Он написал: "Скопин в то время, когда он наилучшим образом приготовился вести [военные] дела, умер, отравленный (как на первых порах носились слухи) по наветам Шуйского, вследствие зависти, бывшей между ними; между тем, если начнешь расспрашивать, то выходит, что он умер от лихорадки". Вряд ли царь Василий Шуйский лицемерил, убиваясь и причитая над гробом племянника. Другого полководца, равного талантом Скопину-Шуйскому, у него просто не было.

Смерть Михаила Скопина-Шуйского имела катастрофические последствия для страны. Московскую рать, вскоре двинувшуюся на Смоленск, возглавил самый неудачливый из всех русских воевод - брат царя князь Дмитрий Иванович Шуйский. 24 июня 1610 года у деревни Клушино, недалеко от Гжатска, лучшие русские войска, старательно собранные и обученные Скопиным-Шуйским, были разбиты польским гетманом Станиславом Жолкевским. Для Московского государства наступила самая трудная пора, современниками метко прозванная Лихолетьем. Отечеству снова были нужны герои, и они один за другим встали на защиту страны. Продолжателями дела Скопина явились Ляпунов, Минин и Пожарский.

http://stoletie.ru/zodchiy/070412163313.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме