Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Открытие иконы явилось вовремя..."

Сергей  Фомин, Политический журнал

12.03.2007

2/15 марта 1917 г., в самый разгар Февральской революции в России, в тот самый день, когда царь Николай II был вынужден подписать акт об отречении от русского престола, в селе Коломенском была чудесным образом обретена икона Богородицы, впоследствии названная святейшим Патриархом Тихоном "Державной". О некоторых фактах, связанных с обретением и почитанием этой святыни, рассказывает историк Сергей Фомин. К 90-летию явления "Державной" иконы Пресвятой Богородицы Сергеем Фоминым подготовлена и выпущена книга "Царица Небесная. Державная правительница земли Русской".

Царская семья и "Державная"

Знали ли сами царственные мученики о явлении "Державной" иконы Божией Матери? До недавних пор определенно ответить на этот вопрос не представлялось возможным. Однако не так давно среди бумаг императрицы Александры Феодоровны, изъятых цареубийцами в ее личных вещах, была обнаружена публикуемая нами молитва, собственноручно переписанная рукой царицы-мученицы и несколько отличающаяся от всем известной второй молитвы "Державной" (с которой схожа). Текст этой молитвы, составленный, видимо, не ранее ноября-декабря 1917 г. (мы публикуем его ниже без искажений, сверенным с оригиналом), был доставлен, возможно, при посредстве великой княгини Елизаветы Феодоровны царственным мученикам вместе с копией Державного образа.

Сохранились свидетельства о посылке, полученной царственными мучениками уже в Екатеринбурге.

Из дневника государя (3.5.1918): "Днем получили от Эллы из Перми кофе, пасхальные яйца и шоколад".

Из дневника государыни (3.5.1918): "Получили кофе, шоколад от Эллы. Она была выслана из Москвы и находится в Перми (мы прочитали это в газетах)".

Из парижской статьи 1929 г. мы знаем, что вскоре после большевицкого переворота икона Божией Матери "Державная" находилась в Марфо-Мариинской обители, настоятельницей которой была великая княгиня Елизавета Феодоровна.

Во вторник Светлой седмицы, 24 апреля/7 мая 1918 г., великая княгиня Елизавета Феодоровна была арестована и в сопровождении келейницы Варвары Яковлевой и сестры Екатерины Янышевой отправлена из Москвы поездом в Пермь. Здесь недолгое время августейшая молитвенница пребывала с сопровождавшими ее сестрами в Успенском женском монастыре, утешаясь ежедневным монастырским богослужением. Вскоре их переместили в Екатеринбург, где одной из сестер удалось близко подойти к Ипатьевскому дому и через щель в заборе увидеть даже самого государя. Недолгий приют предоставил им Ново-Тихвинский женский монастырь, откуда вскоре будут носить съестное царственным мученикам в Ипатьевский дом. Сама великая княгиня, несмотря на просьбы встретиться с сестрой, не была допущена к ней.

1/14 мая все находившиеся в Екатеринбурге члены царского дома (кроме самих царственных мучеников) получили предписание переселиться в заштатный город Алапаевск Верхотурского уезда Пермской губернии. Алапаевские мученики прибыли туда 7/20 мая, когда церковь вспоминает явление на небе Креста Господня в Иерусалиме (351 г.).

Итак, посылка была отправлена великой княгиней из Перми.

В "Описи иконам, найденным при осмотре дома Ипатьева" после цареубийства, значатся две иконы, одна из которых, по крайней мере, несомненно, "Державная": "Образ Божией Матери, большого размера, на дереве, старинного письма, на красном фоне черной краской. Вверху - Бог Саваоф". Однако самым значимым фактом является свидетельство следователю Н. Соколову Попова-Шабельского 1921 г.: "...В 4 часа утра 17 июля [1918 г.] все стихло. Мужики тотчас же кинулись к Ганиной яме и там нашли [...] несколько вещей [...] Потом стали откачивать воду из шахты, привлекли учащуюся молодежь, офицерство и нашли разные вещи, из которых помню [...] икону Божией Матери Великодержавной, исколотую штыками, которую великая княгиня Елизавета Феодоровна через графиню Толстую прислала государю".

В показаниях речь идет о Зинаиде Толстой, супруге полковника Кавалергардского полка Петра Толстого, сестре известного русского поэта Сергея Бехтеева и фрейлины обеих императриц Екатерины Бехтеевой. Вместе с государыней и великими княжнами Зинаида Сергеевна трудилась в лазаретах Царского Села, ухаживая за ранеными. Впоследствии она сблизилась с царственными мучениками, в годы заточения которых в Тобольске отправляла им посылки и письма, нередко вкладывая в них стихотворения брата. Сохранилось 11 ответных писем к ней царицы и ее дочерей. Об обстоятельствах одной из таких оказий впоследствии было опубликовано свидетельство в эмигрантской печати: "Весною 1918 г. Зинаида Сергеевна Т[олстая], постоянно сносившаяся с царской семьей, во время ее заключения в Царском Селе, Тобольске и Екатеринбурге, послала своего доверенного человека Ивана Иванова в Екатеринбург, дабы узнать об условиях жизни государя там. Посланный с величайшим затруднением исполнил свое поручение и ознакомился, насколько мог, с грустными и трагическими подробностями страданий царской семьи".

Та майская посылка от Эллы, полученная царственными мучениками в Екатеринбурге, была также послана через Толстую. Об этом свидетельствует запись в дневнике государыни, сделанная на следующий день после получения посылки (4.5.1918): "Огромное наслаждение, чашечка кофе. [...] М[ария] написала в 22-й раз детям и Элле и Зиночке [Толстой] (не отослала их)".

Посылка иконы "Державной" и, скорее всего, вместе с ней текста молитвы была, кроме всего прочего, формой покаяния. На наши расспросы о размолвке великой княгини с ее сестрой-царицей в конце 1916 г. старец о. Николай Гурьянов отвечал, имея в виду великую княгиню Елизавету Феодоровну: "Она покаялась".

Революция. Иконы. Россия

В годы Первой мировой войны и революции произошло еще одно важное событие: открытие в России иконы. Речь идет не об открытии иконы образованным обществом - это дело вторичное по отношению к проявлению (трудами реставраторов) скрывавшихся под потемневшей олифой и позднейшими записями первообразных ликов.

Первым об этом стал писать русский философ князь Е. Н. Трубецкой.

"До самого последнего времени, - отмечал он в 1915 г., - икона была совершенно непонятной русскому образованному человеку. Он равнодушно проходил мимо нее, не удостаивая ее даже мимолетным вниманием. Он просто-напросто не отличал иконы от густо покрывавшей ее копоти старины.[...] Оказывается, что лики святых в наших древних храмах потемнели единственно потому, что они стали нам чуждыми; копоть на них нарастала вследствие нашего невнимания и равнодушия к сохранению святыни..."

Далее, завершая статью, он почти пророчествует: "Возможно, что переживаемые нами дни представляют собою лишь "начало болезней"; возможно, что они - только первое проявление целого грозового периода всемирной истории, который явит миру ужасы, доселе невиданные и неслыханные. Но будем помнить: великий духовный подъем и великая творческая мысль, особенно мысль религиозная, всегда выковывается страданиями народов и великими испытаниями.[...] Но, в таком случае, мы должны твердо помнить о той радости, в которую обратятся эти тяжкие муки духовного рождения. Среди этих мук открытие иконы явилось вовремя".

И в третьей, заключительной статье, опубликованной в самом начале 1918 г.: "В исторических судьбах русской иконы есть что-то граничащее с чудесным. [...] Можно ли считать случайностью, что она явилась именно в последние десять-пятнадцать лет? Конечно, нет! [...] Она явилась как бы накануне тех исторических переживаний, которые нас к ней приблизили и заставили нас ее почувствовать. [...] Икона - явление той самой благодатной силы, которая некогда спасла Россию".

* * *

Первые печатные сведения о Державном образе, записанные настоятелем храма, в котором находилась чудотворная икона, о. Николаем Лихачевым, появились в журнале "Душеполезный собеседник" в октябре 1917 г. К этому же времени (сентябрю-октябрю), вероятно, относится отдельная листовка аналогичного содержания. Почитание образа верующими, по воспоминаниям современников, началось сразу же после его явления. Видимо, все же оно росло постепенно, по мере вразумления свыше и под воздействием опамятования народа. Известно, что патриарх Тихон приезжал прославлять явление "Державной". Но раз патриарх - значит, уже после ноября 1917 г. "Патриарх после прославления иконы приказал в акафист этой иконе собрать по частице из каждого акафиста, какие написаны были для других икон Божией Матери, явленных в России, и велел назвать этот акафист "Акафист акафистов". Одна из служб "Державной" и акафист были составлены с участием самого патриарха Тихона.

Как бы то ни было, но со 2 марта 1917 г. Матерь Божия стала "земли Русския Царицей Небесной" (величание из иной службы явлению иконы Богородицы "Державной").

Замечательно было самоощущение участников грандиозного крестного хода изо всех московских церквей Первопрестольной к поруганным кремлевским святыням в захваченной большевиками Москве 9/22 мая 1918 г., выраженное в письме Е. Н. Трубецкого: "...Недаром льется теперь кровь мучеников, недаром мы теперь пьем чашу до дна. Верьте, великое теперь совершается над нами. [...] такого светлого подъема я не видал за всю мою жизнь... Мы шли крестным ходом из Успенского собора на Красную площадь. Толпа, где были сотни и тысячи только что приобщившихся, ожидала расстрела и шла с пением "Кресту Твоему поклоняемся, Владыко..." А пройдя Спасские ворота и увидав площадь, полную десятками тысяч, в порыве неудержимой радости запела: "Христос воскресе..." Вот смысл всероссийской Голгофы! То, что мы видели на Красной площади, - есть начало воскресения России, а воскресение не бывает без смерти..."

Народное почитание

О почитании народом Божиим "Державной" иконы, по условиям времени, сохранилось немного свидетельств.

"Весть о явлении новой иконы в день отречения государя от престола 2-го марта 1917 г., - писал профессор Андреевский, - быстро понеслась по окрестностям, проникла в Москву и стала распространяться по всей России. Большое количество богомольцев стало стекаться в село Коломенское и перед иконой были явлены чудеса исцеления телесных и душевных недугов, как об этом стали свидетельствовать получившие помощь. Икону стали возить по окрестным храмам, фабрикам и заводам, оставляя в Вознесенской церкви села Коломенского только на воскресные и праздничные дни..."

В 1929 г. в парижских "Сергиевских листках" рассказывалось о почитании "Державной" иконы в России (правда, известие это, как нам кажется, относилось к более раннему времени): "В настоящее время, как мы слышали, чудотворная "Державная" икона Божией Матери очень чтится по всей России; нам передавали, будто ее носят по селам крестными ходами".

О народной потребности молитвенного обращения к чудотворному образу свидетельствуют изданные с трудом, полулегальным уже образом при большевиках молитвы-листовки, два издания акафиста. А чего стоят выходные данные на одной из таких книжек: "Издание Свято-Николаевского Братства странников и отшельников Христа ради".

В этом же ряду было писание и распространение копий чтимой иконы. Профессор Андреевский свидетельствовал: "...Икона, в бесчисленных копиях, стала украшать все русские храмы. Появился дивный акафист и канон этой иконе, слушая который, вся церковь падала на колени. Прошло несколько лет - и жесточайшие гонения обрушились на головы почитателей этой иконы, молившихся пред ее копиями по всей России. Были арестованы тысячи верующих, расстреляны составители службы и канона, а сами иконы изъяты из всех церквей".

В настоящее время "Державных" икон того времени сохранилось немного. Один подобный образ удалось увидеть в Пюхтицкой обители, другой находится в храме Св. Николая Николо-Перервинской обители в Москве; еще один пребывает в храме Покрова Пресвятой Богородицы в селе Акулове под Москвой. Принадлежал он некогда старцу, иеромонаху Серафиму (протоиерею Сергию Орлову).

В своем письме митрополиту Арсению (Стадницкому), датированном "2 марта 1922 г. 1 ч. ночи", епископ Ямбургский Алексий (Симанский), будущий Патриарх Московский и всея Руси, писал из С.-Петербурга: "Я сейчас только что приехал из Иоанно-Предтеченской ц[еркви], где служил всенощную по случаю празднования в честь иконы Божией М[атери], именуемой "Державная". Было очень много народу, и служба очень затянулась".

Особо чтил чудотворный образ известный московский священник протоиерей Владимир Николаевич Воробьев (14.7.1876-16.2.1940), настоятель храма Св. Николая в Плотниках. Известно, что он часто ходил в Коломенское служить перед ней акафист. Почитание это, несомненно, усилил случай. Будучи арестованным в декабре 1924 г. и ввергнутым в Бутырскую тюрьму, о. Владимир был освобожден 2/15 марта 1925 г. - в день празднования "Державной" иконы.

Тем временем богоборческие власти подвергли "контрреволюционную", "монархическую" икону особому преследованию. Прекратились службы. Это было сделать тем легче, что она так и не была растиражирована типографским способом, бытовала в списках.

Постепенно дело дошло до того, что боялись даже упомянуть само имя иконы. Автору этих строк довелось держать общую тетрадь с неопубликованным трудом епископа Арсения (Жадановского) "Молитвы Божией Матери на каждый день года", переписанным его духовными чадами. Листы, на которых шла речь о "Державной" иконе Божией Матери, были вырваны владельцем тетради...

ДОСЬЕ

Явление иконы Божией Матери "Державная"

Крестьянке Евдокии Андриановой, из подмосковной слободы Перерва, в феврале 1917 г. было два сновидения. В первый раз она услышала голос: "Есть в селе Коломенском большая черная икона. Ее нужно взять, сделать красной и пусть молятся". Во втором сновидении Евдокия увидела белый храм, а в нем величественную женщину, в которой крестьянка узнала Божию Матерь.

Крестьянка, отправившись в Коломенское, пришла туда 2 марта, а увидев Вознесенский храм, узнала в нем тот самый, в котором она узрела во сне Божию Матерь. Священник храма Николай Лихачев пригласил крестьянку в храм, где она осмотрела все находившиеся там иконы, но ни в одной из них не узнала явленного ей во сне образа.

Тогда по совету сторожа настоятель стал искать икону на колокольне, на лестнице, даже в чуланах. И вот в церковном подвале среди старых досок была найдена большая старая черная узкая икона. Когда ее промыли от многолетней пыли, то увидели на ней изображение: Божию Матерь, восседающую на царском престоле в красной порфире, с венцом на голове, со скипетром и державой в руках. У Нее на коленях - благословляющий Богомладенец Иисус Христос. Именно в этой иконе Евдокия узнала явившийся ей во сне образ.

Спустя некоторое время "Державная" икона явила чудо обновления. Профессор Андреев был свидетелем этого: "Через несколько недель мне вторично удалось побывать в селе Коломенском, и я был глубоко потрясен изменением иконы: она сама собой обновилась, стала светлой, ясной и..."красной", так как особенно стала бросаться в глаза царская порфира, как бы пропитанная кровью".

Вскоре после явления иконы Воскресенский женский монастырь в Москве по записям в своих книгах установил, что икона эта прежде принадлежала ему и в 1812 г. перед нашествием Наполеона в числе других икон при эвакуации монастыря из Кремля была передана на хранение в Вознесенскую церковь села Коломенского, а потом она возвращена не была, и о ней в монастыре забыли.

В начале 1920-х гг. подлинник "Державной" иконы отправили в Исторический музей, но уже было создано несколько почитаемых списков с нее, один из которых в советские времена находился в никогда не закрывавшемся московском храме Св. пророка Илии в Обыденском переулке и в некоторых других московских храмах.

Весной 1991 г. в Москве настоятелю храма Святителя Николая Николо-Перервинского монастыря, протоиерею Владимиру Чувикину принесли список иконы Божией Матери "Державная". Икона благоухала и источала миро, и очевидцами этого чуда, наблюдавшегося не менее полумесяца, были все, кто приходил в Николо-Перервинскую обитель.


ДОСЬЕ

Молитва Пресвятой Богородице пред Чудотворною Иконою Ея, именуемою "Державная "

О, Державная Владычице Пресвятая Богородице, на объятиях Своих держащая Содержащаго Дланью всю вселенную, Царя Небеснаго! Благодарим Тя за неизреченное милосердие Твое, яко благоволила еси явити нам, грешным, сию Святую Икону Твою во дни сии лукавые и лютые, яко вихрь, яко буря ветренная, нашедшие на страну нашу, дни срама нашего и позора, во дни разорения и поругания Святынь наших от людей безумных, иже не точию в сердце, но и языком и устнами дерзостно глаголют: "Несть Бог!" и во всех делех своих сие безбожие показуют. Благодарим Тя, яко призрела еси с высоты Святыя Своея на скорбь и горе чад православных и яко солнце светлое увеселяеши ныне изнемогшие от печали очеса наша пресладостным зрением Державнаго образа Твоего! О, Преблагословенная Матерь Божия, Державная Помощница, Крепкая Заступница, благодаряще Тя со страхом и трепетом, яко раби непотребнии, мы припадаем со умилением, с сокрушением сердечным, со слезами и молим Тя и стеняще вопием Ти: спаси нас! спаси! Помози нам, помози! Потщися - погибаем. Се живот наш аду приближися, се обышедше обыдоша нас греси мнози, беды мнози, врази мнози. О, Небесная Царица, скипетром власти Твоея Божественныя разсей, яко прах, яко дым, враги наши видимые и невидимые, борющие ны, хулящие Церковь нашу Православную, губящие Отечество наше, сокруши горделивые замыслы их, запрети им! Вкорени в сердцах всех нас правду, мир и радость о Дусе Святе, водвори в стране нашей тишину, благоденствие, безмятежие, любовь друг к другу нелицемерную! Державою Твоею всесильною удержи, Пречистая, потоки нечестия, беззакония, хотящие потопити землю Русскую в страшной пучине своей. Поддержи нас слабых, малодушных, немощных, унылых, подкрепи, возстави! Яко да под Державою Твоею всегда хранимии поем, величаем и славим Тя, Державную Заступницу рода Христианскаго во веки веков. Аминь.

http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=50&tek=6670&issue=187



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме