Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Основы православной культуры. Протоиерей Глеб Каледа и Московский университет

Елизавета  Рудкова, Фонд стратегической культуры

Основы православной культуры / 05.02.2007

Духовное просвещение молодого поколения, будущего нашей страны, сегодня представляется задачей насущнейшей - этому делу отдают свои силы многие преподаватели высших учебных заведений, средних школ, лицеев, училищ, движимые человеколюбием и глубоким уважением к делу строительства Отечества нашими предками, нашими святыми подвижниками, русским народом. Предмет "Основы православной культуры" уже введен во многих школах России, он с интересом воспринимается юными слушателями. Отрадно наблюдать, как меняется отрок, внимающий Слову Божию. Начало же этой новой тенденции в современном российском образовании было положено более 15-ти лет назад, и одним из подвижников православного просвещения нашей молодежи стал протоиерей Глеб Каледа (1921-1994), профессор Московского геолого-разведочного института.

У о. Глеба есть замечательные слова, проливающие свет на цели и необходимость духовного просвещения человека: "Для нашего спасения и назидания трудились Апостолы, святые отцы Церкви, преподобные подвижники благочестия. В их трудах дается разъяснение Священного Писания, из поколения в поколение передается опыт духовной жизни, духовного делания. Чтобы воспользоваться этим богатством духовным, чтобы человек оказался в состоянии стать искупленным кровью Христа, ему необходим труд для восприятия этих даров, ему нужно усилие воли" (прот. Глеб Каледа. "Полнота жизни во Христе. Проповеди". М., 1996. С. 20). Обращение к традициям православия в образовании учит труду и дисциплине, воспитывает смирение и волю, открывает путь к жертвенности. Недаром известные слова "Свет Христов просвещает всех" издавна украшали здание университета на Моховой.

В 1989 году в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова прошли первые Кирилло-Мефодиевские чтения, приуроченные к 24 мая, дню памяти свв. равноапостольных первоучителей славян Кирилла и Мефодия, а 20 февраля 1990 г. состоялись первые Сергиевские чтения; конференции получили свое продолжение, и как результат возникли две духовно-просветительские и научно-методические программы, которые и осуществляются в Московском университете по настоящее время. На сегодняшний день проведено 35 Сергиевских конференций и 18 Кирилло-Мефодиевских. Параллельно с проведением чтений была основана и межфакультетская Школа духовной культуры России, которую посещали студенты физического и механико-математического, биологического, геологического и, конечно же, гуманитарных факультетов, приходили на лекции и студенты других вузов Москвы.

Начало этой важной духовно-просветительской, педагогической деятельности в Московском университете было положено усилиями всего лишь одного человека - Натальи Викторовны Масленниковой, тогда старшего преподавателя филологического факультета МГУ. Деятельность эта сразу же получила одобрение ректора университета, выдающегося русского ученого академика А. А. Логунова, который одновременно являлся и вице-президентом АН СССР. Ректор МГУ (с 1992 г.), академик В. А. Садовничий также поддерживает работу духовно-просветительских программ, а с мая 2006 года он возглавляет Оргкомитет Сергиевских и Кирилло-Мефодиевских чтений. В 1995 г. обе программы получили благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Итак, межфакультетская Школа духовной культуры России; она проработала в университете с 1990 по 1992 г. Лекции читали замечательные профессоры Московского университета В. В. Кусков, А. Ч. Козаржевский, А. Л. Доброхотов, а также доцент Московской Духовной Академии О. В. Шведов, который блестяще преподавал историю Русской Церкви и агиологию, священник Артемий Владимиров, тогда преподаватель МДА, и диакон Андрей Кураев, архимандрит Платон /Игумнов/, профессор МДА и славист-энциклопедист А. И. Рогов, ведущий научный сотрудник Института славяноведения и балканистики АН СССР и другие. Это была общественная структура. Воистину имени Твоему служили наши ученые-бессребренники.

Целью образовательной программы школы было выявление православных корней русской культуры. Среди предметов, изучавшихся в Школе, значились история философии, начиная с античности, история и культура Византии, основы богословия, церковное искусство, русская религиозная мысль, литература...

Свое особое место заняла в череде научных дисциплин и апологетика. Чтение этого курса лекций как раз и осуществлял профессор протоиерей Глеб Каледа. Заметим сразу, что о. Глеб выступал с докладами и на Сергиевских чтениях. Кроме того, тогда он принимал живейшее участие в создании Катехизаторских курсов и Свято-Тихоновского богословского института, рождению которого много способствовал и наш ректор В. А. Садовничий.

Отец Глеб был человеком живым и каким-то молодым, хотя батюшке уже было под семьдесят, за плечами многотрудная жизнь, война, которую он прошел солдатом, заботы о большой семье, не только чад родных по плоти, но и отроков и отроковиц духовных (Г. А. Каледа был тайно рукоположен во иереи в 1972 г. митрополитом Ярославским и Ростовским Иоанном /Вендландом/), долгие годы научной работы и педагогической деятельности и тысячи верст в геологических экспедициях по Туркестану, Поволжью, Уралу...

С молодыми людьми он удивительно легко и просто находил взаимопонимание. Быстрый, остро-мудрый и одновременно добрый взгляд говорил о душе чистой, мысли плодовитой, спорое движение которой так чудно выказывал батюшка в различных дискуссиях. Студенты впервые видели перед собой профессора-священника да еще и доктора геолого-минералогических наук. Вопросы так и сыпались... Удивление - геолог и священник?!

Какие только проблемы не поднимал профессор Г. А. Каледа в своих лекциях. Происхождение Вселенной, - а рядом Книга Бытия и Шестоднев святителя Василия Великого, происхождение человека - и опять библейское предание. Ярко и отчетливо, подобно лейтмотиву, звучала мысль о том, что нет и не бывает науки без Бога. Имена Кеплера и Ньютона, Паскаля, Резерфорда, Теслы и даже Дарвина, Сеченова, Менделеева, Обручева... напоминание о бесконечной работе человеческого ума, созданного Творцом, о радужно-пестром многообразии научных идей, разговор о Земле и земле и человеке - все это можно было услышать на лекциях отца Глеба. И открывались новое видение творения, подобное тому, о котором гениально сказал наш великий Ф. И. Тютчев:

Как океан объемлет шар земной,
Земная жизнь кругом объята снами;
Настанет ночь - и звучными волнами
Стихия бьет о берег свой.

То глас ее: он нудит нас и просит...
Уж в пристани волшебный ожил челн;
Прилив растет и быстро нас уносит
В неизмеримость темных волн.

Небесный свод, горящий славой звездной,
Таинственно глядит из глубины, -
И мы плывем пылающею бездной
Со всех сторон окружены.

И возникал манящий образ неуловимого и таинственного мира и человека, работающего по воле Божией и в своем стремлении уподобиться Творцу ищущего разгадать великие тайны Бытия.

Особенно увлеченно о. Глеб рассказывал о Плащанице Христовой - этой великой святыне человечества. Он приносил с собой превосходные слайды, тут же с кафедры древних языков исторического факультета, которой тогда заведовал профессор А. Ч. Козаржевский, доставлялся проектор и начиналось чудесное, самозабвенное путешествие в Науку - этот Божественный дар человеку. "Я вложил персты мои в раны гвоздиные и руку в ребра Его. Мне кажется, что не верить в воскресшего Христа может только тот, кто все в мире пытается объяснять лишь своим ограниченным и греховным опытом; тот, кому Бог мешает жить по его страстям и гордости" (Полнота жизни... С. 30), - эти слова о. Глеба прекрасно выявляют суть концепции прочитанного им курса апологетики.

Протоиерей Глеб Каледа написал небольшую, но очень емкую и содержательную работу о Св. Плащанице, - это была его последняя прижизненная публикация ("Альфа и Омега". 1994, N 2), к которой и теперь мы часто обращаемся в своих лекциях. Этот материал всегда с большим интересом воспринимается студенческой аудиторией. В последние годы издательство Зачатьевского монастыря (настоятельницей этой обители является дочь о. Глеба, игуменья Иулиания) выпусило несколько его книг, например, "Плащаница Господа нашего Иисуса Христа". М., 1995; "Остановитесь на путях ваших... Записки тюремного священника". М., 1995; "Полнота жизни во Христе. Проповеди". М., 1996 и другие.

Облик отца Глеба носил все черты человека духовного. Вроде бы и не приметный, роста невысокого, а тот самый дорогой золотник - воистину светильник Божий. Скромный и непритязательный в быту, в костюме, открытый и доступный в общении, с неукротимым желанием приотворить собеседнику хоть частицу Истины - он неутомимо шел навстречу, на встречу с Богом...

Лекции о. Глеб всегда читал в рясе с наперсным крестом и в скуфье. Так же, как и другие священники. Теперь этим никого не удивишь, но тогда... в университете... Это было необычно, ново, хотя мы знаем, что новое - это хорошо забытое старое. Ведь образованное духовенство, богословы преподавали до октября 1917 г. в университете, равно как и университетская профессура передавала свои знания будущим священникам в стенах Московской Духовной Академии.

Как могли и как сумели, мы возродили эту замечательную, животворную традицию в начале 1990-х гг. в Московском университете, возможно, стоить продолжить работу этой Школы и теперь.

* * *

Вспоминает М. Ф. Султанова, сотрудница геологического факультета МГУ: "Пригласила читать лекции по апологетике протоиерея Глеба Каледу Н. В. Масленникова. Я всегда встречала о. Глеба у самого входа в I-ый корпус гуманитарных факультетов МГУ. Приходил батюшка на лекции всегда скромно одетый, подтянутый, аккуратный. Но видно было, что это не совсем обыкновенный человек. Живые, добрые и проницательные глаза его излучали любовь, от о. Глеба исходил мир... В небольшом темном портфеле, который всегда был при нем, помещались книги и ряса. Переоблачившись, о. Глеб прямо-таки преображался. Мы поднимались в поточную аудиторию. Очевидно, батюшка все же несколько волновался: ведь впервые в стенах Московского университета читался курс апологетики, и эта почетная обязанность легла на его плечи. Вспоминая о своем образовании, полученном на геологическом факультете Московского университета, с горечью думаю, как необходима была нам эта увлекательнейшая дисциплина.

Лекции профессора Г. А. Каледы звучали всегда эмоционально, они буквально захватывали слушателей. Аргументы, которые приводил о. Глеб, рассуждая о взаимодействии религии и науки, были неопровержимы. После лекции он обычно меня спрашивал: "Ну, как, понравилось ребятам, было ли им интересно, все ли поняли?" Хотя и так все было ясно. Ведь ретивые и любопытные студенты и аспиранты прямо-таки засыпали батюшку вопросами, спорили, недоумевали... Затем мы отправлялись с о. Глебом в буфет пить чай, и наша незатейливая беседа продолжалась.

Иногда батюшка говорил: "Мне сегодня только хлеб и чай. Сегодня среда (или пятница)". Я, к стыду своему, тогда была уверена, что правило постных дней только для священников. И лишь позже, в храме Ильи Пророка, услышав разговор прихожан, поняла, как я заблуждалась, - ведь пост для всех. Удивительны тактичность и деликатность батюшки, который понимал, что все придет в свое время и просто не хотел меня обидеть замечанием. Этот нравственный урок я помню всегда. Ведь отец Глеб умел воспитывать и молчанием. Молчанием воспитывала меня только моя дорогая мама...

Замечательная доброжелательность и приветливость были присущи батюшке, и это неизменно помнят все знавшие его.

Удивительно, но я часто поминаю отца Глеба в молитвах о живых.

Служил одно время о. Глеб в храме преп. Сергия в Крапивниках. Однажды со знакомыми мы были на Рождественской ночной службе, после которой он устроил, по древнему христианскому обычаю, агапу ("агапку", как говорили прихожане), или вечерю любви. Как же это было трогательно! Добрые, просветленные лица, улыбки, много детей и взрослые словно дети. Сам батюшка просто светился - Рождество Спасителя, радость духовная. Мы немного подустали от долгой службы, но эта чудная вечеря и общая трапеза подкрепили наши силы, и телесные и духовные, и подарили счастливое общение. Расходились домой под утро, исполненные многой бодрости. Легко кружились снежинки, было очень тихо и воздух был необыкновенно вкусным".

* * *

Наука и вера - две вещи неразделимые. В своей замечательной рождественской проповеди о волхвах о. Глеб, говоря о мудрецах древности и как бы подразумевая ученых современных и добро зело им желая, отмечал: "Путь волхвов - это путь от изучения природы к Библии, от Библии к непосредственному богообщению, к высшей степени богопознания и духовной жизни. Свою жизнь они окончили как благовестники Евангелия" (Полнота жизни... С. 59).

Великий Ломоносов написал в 1747 г. поразительные стихи, в которых кратко высказал суть апологетической мысли:

Устами движет Бог; я с Ним начну вещать.
Я тайности свои и небеса отверзу,
Свидения ума священного открою.
Я дело стану петь, несведомое прежним!
Ходить превыше звезд влечет меня охота
И облаком нестись, презрев земную низкость.


Но еще короче она высказана в простой русской пословице: "Без Бога не до порога".

Сербский гений Никола Тесла, сын православного священника, величайший физик, по крайней мере, в обозримых пределах науки, 150-летие которого недавно отмечало все просвещенное человечество, тот самый полу-бог, что "руками молнии ловил", размышляя над вопросами увеличения энергии человечества, писал следующее: "Много лет я раздумывал, потерявшись в спекуляциях и теориях, о человеке, рассматривая его как массу, которой управляет некая сила, наблюдая за его необъяснимым движением в свете механического и применяя простой принцип механики для анализа его, до тех пор, пока я не пришел к настоящим выводам, поняв, что всему этому меня учили в детстве. Эти три вещи суть ключевые принципы христианской религии. Их научное значение и назначение теперь мне ясны: пища, для увеличения массы, покой, для снижения силы сопротивления, и труд, для увеличения силы, которая ускоряет движение человека. Это единственно возможные три решения той великой проблемы, и все они имеют одну цель, один исход, а именно - увеличение энергии человека. Когда мы это поймем, то не сможем не надивиться, насколько глубоко мудра и научна, как невероятно практична христианская религия и в каком резком контрасте она находится с другими религиями. Она несомненно есть результат живого опыта и научных наблюдений, сделанных на протяжении многих столетий, в то время как другие религии кажутся производным лишь абстрактного рассуждения. Труд, неутомимое напряжение, полезное и накопительное, с периодами отдыха и покоя для большей эффективности - вот ее главная и вечно повторяемая заповедь. Именно так мы призваны и христианством и наукой, чтобы сделать все возможное для умножения человечества и его творчества" (Тесла Н. Проблем повећавања људске енергије. Београд, 2006. С. 133-134).

Истинная же задача апологетики заключается в широком распространении христианства и в выявлении неверных исходных постулатов знания или конкретно какого-либо учения. Сегодня более чем очевидно, что преподавание именно этого предмета и в средней, и высшей школе совершенно необходимо, если только человечество хочет иметь будущее.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=546



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме