Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Описание боя, состоявшегося 23 августа 1920 года у г. Царицына

Победа.Ru

27.01.2007

18 августа сего года, по переправе вверенного мне полка с левого берега Волги в город Царицын, мною было получено через Штаб 3-й Кубанской казачьей дивизии приказание, согласно которому полк входил в подчинение Командира 2-й Кубанской пластунской бригады Полковника Запольского. Для пополнения полка предназначался сборный батальон из остатков Астраханского полка и остатков запасного батальона 6-й пехотной дивизии.
В ночь с 18 на 19 августа мною получен приказ Начальника обороны города Царицына Командующего 2-й Кубанской пластунской бригадой от 18 августа за N03111, согласно которому Сводный Саратовский пехотный полк с четырьмя легкими орудиями 1-й батареи 6-й артиллерийской бригады получил задачу занять и прочно удерживать укрепленную позицию северного сектора от реки Волги до балки Грязная, что севернее Уваровки исключительно (группы укреплений А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, И, К, Л и М).

По получении этого приказа мною, совместно с Командирами батальонов была произведена рекогносцировка указанной позиции и к 12 часам 20 августа была занята полком следующим образом:
А) 1-й батальон (4 роты, 3 пулемета, 1 бомбомет) - участок от реки Волги укреплений А, Б, В, Г, Д и Е, причем все четыре роты были в передовой линии
Б) 2-й батальон (3 роты, 2 пулемета) - укрепления Ж и З
В) 3-й батальон (4 роты, 3 пулемета) - укрепления И, К, Л, и М
Г) Полковой резерв (5 рота, учебная команда и команда конных разведчиков) - находился в овраге Мокрой Мечетки, за левым флангом 1-го батальона, кроме учебной команды, расположенной при Штабе полка.
Д) Штаб полка находился в Верхнем поселке Пушечного завода
Е) На участке полка находились на правом фланге за укреплением Д четыре орудия 1-й батареи
Ж) На участке за укреплением З восточнее Дубовского тракта, находилась 8-я гаубичная батарея.
21 августа получен приказ за N03159 от 20 августа от Полковника Запольского, согласно которому весь участок Саратовского полка составляет северный сектор обороны под общим командованием Полковника Невзорова и задача оборонять этот участок во чтобы то ни стало.
21 августа, днем, в полк прибыло пополнение из запасного 6-й пехотной дивизии в количестве 15 офицеров, 567 солдат, из коих 250 человек безоружных. Все пополнение совершенно не обучено и очень плохо одето. Относительно пополнения от Астраханского полка, мне лично передал Генерал-Квартирмейстер Штаба Армии, что таковое полком получено не будет.
21 и 22 августа прошли спокойно.
23 августа на рассвете, в 4 часа, мною получено от Полковника Невзорова сообщение, что части Генерала Писарева отходят, последними отойдут Уманцы и Запорожцы. В резерв нам дается еще две сотни 4-го пластунского батальона, которые так и не прибыли до конца боя.
В 9 часов конный разведчик привез сообщение, что пехотные наши части отошли назад по Саратовской дороге. Разъезды казачьих полков и конных разведчиков наблюдают за противником. Одновременно с этим донесением, Командир 1-го батальона по телефону донес, что цепи красных показались, и просил обстрелять их. Командир 1-й батареи обстрелял противника только после того, как полковник Невзоров сообщил, что впереди окопов нашей пехоты нет. Попадания батареи были удачны и показавшиеся цепи скрылись в треугольном леску. Немного ранее этого Командир 1-го батальона доносил, что им было замечено появление теплохода красных, который артиллерийским наблюдателем не был обнаружен, но можно было предполагать, что с этого парохода выше деревни Мечетки была произведена высадка красной пехоты.
После 10 часов командиры 2-го и 3-го батальонов также стали доносить о появлении наступающих цепей красных, которые стремились спуститься вниз, но, будучи обстреляны нашей артиллерией, рассеялись. Спустя очень короткое время был открыт красными артиллерийский огонь с целью отыскать нашу батарею. После этого Командир 2-го батальона опять доносил о неоднократных появлениях небольших групп, которые, видимо, стремились накопиться внизу.
До 12 часов 25 минут на участке полка было почти затишье. Но с этого времени противник открыл сильный огонь, как по нашему тылу (Штаб полка, резерв), так и по окопам. В обстреле нашей позиции принимали участие неприятельские суда.
В 12 часов 40 минут командир 1-го батальона донес, что на правом фланге против его батальона, со стороны треугольного леса показалась быстро двигающаяся густая цепь пехоты, которую он просил обстрелять. Но несмотря на беглый и меткий огонь артиллерии, которая производила сильные опустошения в рядах противника, цепь продолжала двигаться вперед. Вскоре после этого начали поступать донесения от Командиров 2-го и 3-го батальонов, что против них показались цепи противника в три и даже четыре волны.
К 13 часам окончательно выяснилось наступление противника против всего фронта полка в превосходных силах и особенно интенсивно против правого фланга ( 1-й батальон), где наступали почти исключительно матросы. 1-й батальон и две роты второго тотчас же открыли ружейный и пулеметный огонь. При приближении противника к нашим проволочным заграждениям некоторые части полка дрогнули и частью сдались в плен, особенно выделились 3-я, полурота 8-й, 10 и 11 роты, которые при приближении противника сдались почти без выстрела, за исключением одиночных людей, которые убежали назад, а более стойкий элемент, видя, что позицию при этих условиях удержать нельзя стали отходить на резерв, задерживаясь на каждом рубеже и отстреливаясь. На помощь отходящим частям была двинута, находящаяся в резерве 5-я рота, совместно с которой, отходившие части полка приостановились и открыли сильный ружейный огонь по противнику, и некоторое время задерживались, но будучи охватываемы с обоих флангов стали отходить, при этом 6-я и 7-я роты были совершенно окружены, но не смотря на это пробились назад и не сдались в плен. 1-я, 2-я, 9-я и 12 роты, оставаясь верными своему долгу, дрались с особым ожесточением и нанесли большой урон противнику и в свою очередь понесли огромные потери убитыми и ранеными.
1-я батарея, открыв беглый огонь, по наступающему противнику, вскоре должна была замолчать, кроме первого орудия, т. к. стоя на закрытой позиции она имела большое мертвое пространство и не могла обстреливать подступы к 1-му батальону.
Когда же артиллеристы увидели людей уходящих с позиции, среди них поднялась паника. Командир 1-го батальона в это время подошел к батарее и попытался восстановить порядок, дабы увезти пушки, для чего остановил артиллерийские тачанки с пулеметами и открыл из них огонь. Но т. к. передки не подходили, тачанки не выдержали огня приближающихся красных и уехали назад оставив орудия на позиции.
Находившаяся в резерве при Штабе полка учебная команда лично двинутая мною (из северо-восточной окраины поселка Пушечного завода) на выручку 1-го батальона и орудий, рассыпалась в цепь в направлении к батарее открыв сильный огонь и временно (на 20-30 минут) остановила продвижение красных. Но вследствие своей малочисленности и обхода со стороны оврага, что сзади 8-й роты, стала отходить по направлению к поселку Французского завода. Около 13 ч. 40 мин. весь участок, обороняемый полком, был занят противниками.
Дальнейшему продвижению противника на правом фланге помешала команда конных разведчиков под командой прапорщика Чепрасова, которую я встретил стоящей в лощине западнее Верхнего поселка Пушечного завода, и указал прапорщику Чепрасову на серьезность положения и необходимость задерживать противника до подхода подкреплений, не останавливаясь даже перед атакой в конном строю, несмотря на малочисленность команды.
Я приказал рассыпать лавой команду и двинуться на противника. В это время подъехал ординарец от полковника Невзорова и спрашивал о положении на участке. Не имея времени и возможности донести письменно, я приказал ему, как можно скорее, ехать обратно и просить выслать пулеметных тачанок и кавалерии, т. к. противник занял поселок Пушечного завода и продвигается дальше.
Неожиданно появление конных разведчиков Чепрасова заставило красных временно остановиться и даже несколько попятиться назад, но вскоре они залегли и открыли сильный ружейный и пулеметный огонь по разведчикам, заставив последних остановиться. Завязалась перестрелка, продолжавшаяся не менее получаса, и при всякой попытке красных продвигаться вперед разведчики сами переходили в атаку, чем и заставляли их каждый раз залегать.
Посланный мною к полковнику Невзорову ординарец, не нашел его, а обратился к начальнику 4-й Кубанской казачьей дивизии с просьбой дать подкрепление. Начальник дивизии приказал трем сотням с пулеметами выдвинуться и спешить на помощь. Конные разведчики при подходе подкрепления и под прикрытием огня из прибывших пулеметов перешли в третий раз в стремительную контратаку. Красные матросы приняли атаку и встретили разведчиков криками "ура" и ружейным огнем, но не выдержав натиска врезавшихся в из ряды разведчиков стали отходить, а потом бежать, одни к Волге, другие к укрепленной позиции за Пушечным заводом, преследуемые пулеметным огнем.
На участке 2-го и 3-го батальонов, оставшиеся группы 6-й, 7-й, 9-й и 12-й рот с боем медленно отходили в направлении на Городище, замедляя своим огнем продвижение красных, давши возможность во время подойти высланным подкреплениям 6-й дивизии и 9-го пластунского батальона, совместно с которыми они перешли в контратаку выбили противника из занятых ими окопов. К 21 часу бой совершенно закончился и положение на фронте было восстановлено.
В заключение считая своим долгом выяснить и осветить то тяжелое положение, в которое попал полк в день боя 23 августа.
Причины неудач: растянутость позиции, отсутствие резервов, а главное - контингент полка.
Перед боем полк, насчитывая 1230 штыков, 68 офицеров, 77 шашек и 8 пулеметов, занимали участок позиции протяжением свыше 12 верст, при пересеченной местности, что, конечно, сильно влияло также и на моральный дух каждого солдата в отдельности, не чувствовавшего поддержки ни справа, ни слева, ни сзади. На этом участке полк смог выделить в резерв лишь одну роту, за 1-м батальоном и учебную команду (малого состава) в поселке Пушечного завода.
Подобный резерв был слишком мал для такого растянутого фронта и я доносил 21 августа полковнику Невзорову, прося его принять меры по сокращению участка, дабы иметь возможность выделить в полковой резерв один батальон. На это донесение я получил ответ, что моя просьба о сокращении участка принята к сведению, и приказано держаться с имеющимися силами на занятой позиции. И к моменту начала боя участок позиции остался тот же. Упорно оборонять такой участок, не имея резервов, при интенсивном наступлении противника было крайне трудно, что и подтвердил бой 27 августа на правом участке той же позиции, которую 23 августа только три роты 1-го батальона.
Перехожу к главной причине неудач - контингенту полка.
До сего времени полк пополнялся пленными красноармейцами преимущественно из Саратовской губернии. Села большинства из них заняты красными и, естественно, проявляется их стремление попасть к своим домам и семьям, не считаясь совершенно с положением Родины, ставя свои личные интересы на первом месте. К тому же большинство солдат не перебежчики и не добровольно давшиеся в плен, а взятые с боя; а на такой элемент не могли подействовать ни влияние офицеров, наиболее здорового элемента полка, а при пополнении полка принималось во внимание главным образом его происхождение из Саратовской губернии, тесно связанное с самим названием полка.
С другой стороны, считаю долгом отметить безупречные действия 1-й, 2-й, 6-й, 7-й, 9-й и 12-й рот, которые вели себя с полным сознанием долга и защиты Родины и особенно в этом отношении выделилась команда конных разведчиков во главе с прапорщиком Чепрасовым, которая с беспримерной храбростью и беззаветной отвагой три раза в конном строю атаковала отряд матросов более, чем в 10 раз превосходивший численностью, и в конце концов не только остановила его, но и обратила в бегство, чем дала возможность подошедшему подкреплению восстановить первоначальное положение.

Потери в бою 23 августа
Убитых
офицеров: Штабс-капитан Лебедев, поручик Минкевич
подпоручики: Борщенко, Воронин, Калмыков
солдат - 75 человек

Раненых
офицеров: Штабс-капитан Нечаев, поручик Охлонин, подпоручик Крыжман
прапорщики: Захаревский и Булгаков
солдат - 126 человек

Без вести пропавших
офицеров: сотник Храмушкин
прапорщики: Копычеев, Семенов, Успенский
солдат - 690 человек


(РГВА, ф. 39540, оп. 1, дело N40, с. 142)

http://www.pobeda.ru/content/view/4955/10/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме