Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русская Палестина

Александр  Крылов, Фонд стратегической культуры

19.01.2007


К 125-летию Императорского Православного Палестинского Общества и 160-летию Русской Духовной Миссии в Иерусалиме …

Отечественное востоковедение внесло весомый вклад в изучение истории, этнографии, археологии, религии, языков и культуры народов Ближнего Востока. Немалую роль в накоплении и распространении научных знаний о Палестине, Сирии, Ливане, Египте и других странах ближневосточного региона сыграло Императорское Православное Палестинское Общество (далее - ИППО). Уникальная особенность этого российского Общества состоит, прежде всего, в том, что оно беспрерывно на протяжении 125 лет осуществляет свою научно-исследовательскую и культурно-просветительную деятельность. Созданное 21 мая 1882 г.1 по указу царя Александра III как императорское учреждение, после революции 1917 г. Общество было признано Советским правительством и, получив в 1918 г. другое название, - Российское палестинское общество, - стало одним из авторитетнейших объединений советских ученых в системе АН СССР. 22 мая 1992 г. Президиум Верховного Совета Российской Федерации принял постановление восстановить историческое название Императорского Православного Палестинского Общества, а Министерство юстиции России признало его правопреемником и дореволюционного ИППО и Российского Палестинского Общества.

Сам факт появления ИППО в значительной степени был обусловлен традиционно большим и неуклонно возрастающим интересом народов России к историческим и культурно-религиозным памятникам Ближнего Востока. Знакомство русских с этим районом началось еще задолго до официальной даты крещения Руси в 988 г. Путь из "варяг в греки" и оттуда на Ближний Восток славяне знали еще в VI-VII вв. н. э.2 Н.М. Карамзин в "Истории государства Российского" сообщает, что славянские дружины в середине VII столетия проникали на территорию Сирии и Палестины3. В первом дошедшем до нас древнерусском летописном своде "Повести временных лет" (1110 г.) содержатся точные географические сведения о городах восточного Средиземноморья4.

В начале XI в. появляются сообщения о русских православных паломниках на Святой земле. Одним из первых русских богомольцев, дошедших до Палестины, считается Феодосии Печерский из Курска, который в 1022 г. исполнил свое желание "во Иордане реке искупатися, Гробу Господнему поклонитися".5 С этого времени хождения русских к Святым местам Палестины становятся регулярными.

Путешествия русских паломников на Ближний Восток, несомненно, обогатили историческую науку многочисленными повествованиями, сохраняющими свое непреходящее значение для исследователей средневековой и новой истории народов Передней Азии. К числу выдающихся произведений древнерусской литературы по праву относится труд "Житие и хождения игумена Даниила" (начало XII в.), содержащий не только описание христианских религиозных святынь в Палестине, но также интереснейшие и богатые сведения географического и этнографического характера.6

Императорское православное палестинское общество рождалось в сложной исторической обстановке. Оставаясь провинцией неуклонно ослабевавшей Османской империи, небольшая, но стратегически важная территория Палестины стала предметом геополитических притязаний различных государств, которые намеренно разжигали и поддерживали религиозный сепаратизм, стремясь использовать его для упрочнения своих позиций на Святой Земле.

Еще после захвата Иерусалима крестоносцами в 1099 г. Франция установила полный контроль над святынями христианского мира в Палестине. Однако монополия Франции была поколеблена, когда в 1808 г. греко-православная церковь при поддержке России сумела распространить свой суверенитет над большинством Святых мест, ранее находившихся во владении католиков. До этого православные могли проникать в Палестину только как простые богомольцы. Обеспокоенная усилением греко-православной церкви в Палестине, Франция в 50-х годах ХIХ в. заметно усилила католическую пропаганду, в результате чего латинская паства в стране увеличилась с 3 до 13 тыс. человек, а численность православных сократилась в это время с 40 до 12 тыс. человек.7 Конфликт России и Франции, связанный со спором православной и католической церквей за право опеки над Святыми местами в Иерусалиме и Вифлееме, стал причиной драматических событий Крымской войны (1853-1856 гг.).

Опираясь на протестантскую общину, Англия также стремилась утвердиться в Палестине. С этой целью Великобритания на стыке XIX-XX вв. начинает оказывать всемерное содействие международному сионистскому движению, стремившегося на практике реализовать идею "создания на землях библейских предков государства для евреев". Еще до организационного оформления сионизма началась иммиграция евреев из Восточной Европы, преимущественно России, в Палестину. Всего с 1882 по 1914 г. в страну под влиянием сионистской пропаганды выехало 12 тыс. евреев. Коренные еврейские жители Палестины (старый ишув) насчитывали около 80 тыс. человек и проживали преимущественно в Иерусалиме и его пригородах.

На Палестину посягала также и кайзеровская Германия, которая намеревалась осуществить свои планы колонизации страны с помощью турецких властей.

Что касается арабского палестинского населения, то оно оказалось перед лицом довольно сложной дилеммы: либо пойти на сотрудничество с европейскими державами, либо поддержать Турцию и тем самым сохранить прежнюю зависимость от Порты. Очевидно, что арабы в основной своей массе враждебно относились к политике насильственной тюркизации и поэтому на фоне заката Османской империи склонялись к сотрудничеству с различными, в том числе и российскими, миссиями, которые в буквальном смысле наводнили Палестину в ХIХ в.

Проникновению русских интересов в Палестину благоприятствовала победа российской армии и флота в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. Несмотря на противоречивые результаты Крымской кампании, зависимость Османской империи от западноевропейских держав, в том числе России, продолжала возрастать на протяжении всего ХIХ в. По условиям Гюльханейского мира султан Абдул Меджид (1839-1861) вынужден был принять указы хатт-и-шериф (1839) и хат-и-хумаюн (1856), согласно которым иностранцы получали на территории империи право приобретать земли, распоряжаться концессиями на эксплуатацию природных ресурсов, открывать предприятия и отделения банков. Нововведения предусматривали также равноправие всех подданных империи вне зависимости от религиозной и национальной принадлежности. Следствием уступок, на которые вынуждена была пойти Порта, стало открытие многочисленных религиозных, дипломатических и культурно-просветительских представительств Франции, Англии, Италии и Германии в Палестине. Не осталась в стороне и Российская империя.

В 1820 г. по поручению царя Александра I в Палестину неофициально под видом паломника прибыл советник императорского посольства России в Константинополе Д.В. Дашков с целью изучить возможность открыть в Иерусалиме российское консульство, а также составить план постройки на Елеонской горе церкви Вознесения.8 По инициативе вице-канцлера графа К.В.Нессельроде в апреле 1842 г. в Палестину был направлен настоятель русской посольской церкви в Вене архимандрит (впоследствии епископ) Порфирий (Успенский Константин Александрович, 1804-1885), известный в научных кругах как увлеченный исследователь истории раннего христианства и коллекционер древних памятников и реликвий. Помимо того, что Порфирий (Успенский) приобрел и привез в Россию уникальную коллекцию раннехристианских рукописей,9 он, "оценив положение российских дел в Палестине..., настаивал на учреждении официальной духовной миссии и доказывал необходимость самостоятельного российского консульства в этом районе".10 Официально Порфирий (Успенский) прибыл в Иерусалим 23 февраля 1847 г.,11 а в феврале 1848 г. возглавил первую русскую духовную миссию на Святой Земле.

С благословения Патриарха Иерусалимского Кирилла русская миссия взяла опеку над самой бедной и нуждавшейся в поддержке и покровительстве общиной Палестины - православными арабами. Порфирий (Успенский) был назначен попечителем всех православных учебных заведений на Святой Земле. При его активном участии была открыта семинария при Крестном монастыре, женская православная школа в Иерусалиме, церковно-приходские школы в Яффе, Лиде и Рамле, а также типография при Никольском монастыре. Собранная Порфирием (Успенским) и его единомышленниками библиотека, ныне хранящаяся в Крестовом монастыре, является уникальным собранием книг, манускриптов и документов по истории православия и русского палестиноведения. После смерти Порфирия (Успенского) ИППО осуществило огромнейшую работу, связанную с публикацией его рукописного наследия, которое до наших дней сохраняет большую научную ценность.12 Итог своей жизни Владыка Порфирий подвел такими удивительными словами: "Для чего я странствую так долго? Для того, чтобы подобно пчеле принести прекрасный мёд в родной улей: я пчела Божия, а Россия - мой улей".13 К 200-летию со дня рождения епископа П.Успенского ИППО была переиздана фундаментальная монография русского палестиноведа А.А. Дмитриевского, посвященная жизненному пути и научным трудам первого главы РДМ в Иерусалиме.14

Особое место в укреплении позиций православия и русских духовных интересов на Святой Земле принадлежит главе РДМ в Иерусалиме архимандриту Антонину (Андрей Иванович Капустин, 1817-1894), который был назначен руководить Миссией в 1865 г. и прослужил на этой должности 29 лет. Им была также продолжена начатая Порфирием (Успенским) работа по собиранию древних рукописей, монет и других исторических ценностей, которые пополнили русские музеи и библиотеки. Отец Антонин был одним из первых, кто в 70-е - 80-е годы ХIХ столетия организовал проведение археологических раскопок в различных районах Палестины, в том числе на территории, прилегающей к Храму Гроба Господня в черте Старого Города Иерусалима.

Главное свое предназначение о. Антонин видел в заботе и обеспечении православных паломников из России, расширении русского представительства на Святой Земле. После проведенного им титанического труда по собиранию и обустройству участков, прилегающих к Святым местам, в обиход прочно вошло понятие "Русская Палестина". Несмотря на все потрясения, пережитые Россией и Русской Православной Церковью в ХХ в., до сих пор многие приобретенные о. Антонином на Святой Земле участки и построенные на них храмы, сохраняют свою красоту, величие и удивительную притягательность.

Всего архимандритом Антонином было куплено 18 участков. Многие из них до сих пор принадлежат России и Русской Православной Церкви. Невероятных усилий и изобретательности потребовалось о. Антонину и его переводчику православному арабу Я.Е.Халеби для того, чтобы приобрести участок в Хевроне, где до сих пор возвышается знаменитый Мамрийский дуб. 12 июня 1869 г. о. Антонин совершил первую литургию на месте явления Всевышнего в виде трех ангелов (Святая Троица) перед ветхозаветным Авраамом. Сейчас на вершине этого российского участка возвышается исполненный в типично русской архитектурной манере Троицкий Храм - единственная христианская богоугодная постройка в Хевроне и его окрестностях.

Следующим приобретением главы РДМ (1870 г.) стал обширный участок на вершине Елеонской (Масличной) горы, где сохранились многочисленные останки христианских церквей IV - VI вв. Перед тем, как начать строительство Храма Вознесения сотрудники Миссии провели археологические раскопки и обнаружили ценнейшие армянские мозаики и погребальные пещеры времен первоначального христианства. На фундаменте одной из древних церквей был заложен Храм Вознесения, построенный по чертежам о. Антонина и имеющий очертания, схожие с церквями софийского образца. Это место более всего любил и почитал о. Антонин. Здесь по его завещанию он был похоронен 24 марта 1894 г. Сейчас на "русском месте" на Елеонской горе находится женский православный монастырь, легко узнаваемый всеми, кто посещал Иерусалим, по колокольной башне, так называемой "русской свече" - это самое высокое место в Святом Городе. По евангельскому преданию, именно тут была захоронена усекновенная голова Иоанна Крестителя.

Еще один монастырь, получивший название русского Горненского женского монастыря в Иерусалиме был заложен архимандритом Антонином на участке, приобретенном в Айн-Кареме в 1871 г. В этой гористой местности в новозаветные времена находился дом родителей Иоанна Крестителя Захарии и Елисаветы, и здесь, согласно евангельскому тексту, родился Предтеча Мессии, здесь же произошла знаменитая встреча праведницы Елисаветы и Богоматери, которая ждала появления на свет Иисуса Христа. Позже были приобретены также великолепные по своей красоте и бесценные с точки зрения христианской истории участки в Тверии, Яффе, Хайфе, Назарете, Вифлееме и Иерихоне15.

Принимал о. Антонин также активное участие и в просветительской деятельности: выкупив два участка недалеко от Вифлеема в арабском селении Бейт-Джала, он основал здесь школу для девочек. Позже глава РДМ передал эту школу в дар ИППО, и со временем она была преобразована в женскую гимназию - первую на всем Ближнем Востоке. Передал под попечительство Палестинского общества о. Антонин и участок, выкупленный им в Старом Городе. Этот участок, более известный как Александровское подворье, знают все библеисты и специалисты по истории христианства. Перед закладкой на этом месте фундамента для постройки церкви Св. Александра Невского в 1883 г. на средства ИППО и по инициативе архимандрита Антонина были проведены археологические раскопки. Объектом научных изысканий стала территория, расположенная между Храмом Гроба Господня и иерусалимской базарной площадью. В результате раскопок были найдены остатки Константиновой базилики и второй иерусалимской стены, построенной во времена пророка Неемии в середине V в. до н. э. Были также обнаружены древнеримская городская дорога и Порог судных врат, через который, согласно библейскому преданию, Иисус Христос шел на распятие к Голгофе.16

Говоря об архимандрите Антонине нельзя не отметить его научные труды по истории Византии и историографии и источниковедению раннего христианства,17 за которые он был удостоен звания профессора Киевской Духовной Академии и члена-корреспондента ряда российских и зарубежных научно-исследовательских обществ. "Значение его в истории русского просвещения, русской церковной созидательной работы бесспорно. В сокровищницу русской византологической науки внес он много. Для русского паломнического дела сделал столько, сколько потом не сделал никто. Ознакомил он русских с Востоком прекрасно и объективно, не скрывая ни от себя, ни от нас теневых сторон восточного быта, но ценя в нем то, что было нами забыто, испорчено и не понято...",18 - справедливо отмечалось в статье библиографа о. Антонина архимандрита Киприана (Керн), посвященной 150-летнему юбилею Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В настоящее время ИППО готовит к изданию 30-ти томное собрание сочинений Антонина (Капустина).

Во второй четверти XIX в. не только представители Русской Церкви стали совершать путешествия в Палестину и сопредельные с нею страны, ставя перед собой преимущественно научные цели. По своим результатам большое значение имели экспедиции историка, брата декабриста Александра Муравьева, А. Н. Муравьева в 1830 г.19 и востоковеда и писателя А. С. Норова в 1835 г.20

Следует особо отметить выдающуюся работу К.М. Базили "Сирия и Палестина под турецким правительством".21 Находясь в Сирии и Палестине в качестве российского генерального консула с 1839 по 1853 г. и много путешествуя по странам Восточного Средиземноморья, он сделал первую попытку дать объективный анализ политической и социально-экономической ситуации в Дамасском вилайете Османской империи. Книгу К.М. Базили высоко ценил Н.В. Гоголь, отмечавший, что "Базили написал преудивительную вещь, которая покажет Европе Восток в его настоящем виде. Знаний бездна, интерес силен. Я не знаю никакой книги, которая бы так давала знать читателю существо края".22

Об огромном интересе в России к Святым местам Востока свидетельствует приезд на Пасху весной 1859 г. в Палестину брата Государя Александра II великого князя Константина Николаевича с домочадцами. Князь одобрил приобретение участков на Святой Земле и благословил начало строительных работ в Александровском подворье и на большом участке напротив Яффских ворот, который до сих пор арабы называют "Мускубийя", т.е. "Московская площадь", а евреи - а-Миграш а-Руси ("Русское подворье"). На самом деле к началу ХХ в. на этой территории размещалось несколько русских подворий: Сергиевское, Елизаветенское, Мариинское и Николаевское, а также Вениаминовский приют. Помимо достопримечательного Троицкого собора (освящен в 1872 г.), комплекс построек "Русского подворья" в Иерусалиме включает здания РДМ, консульства, представительство ИППО, несколько гостиниц для паломников и больницу.23 Российское консульство в Иерусалиме (генеральное консульство с 1891 г.) было открыто за год до первого паломничества на Святую Землю членов императорской фамилии в Иерусалиме. Тогда же в 1859 г. Императором Александром II был утвержден Палестинский комитет под председательством князя Константина Николаевича для выполнения двух задач. Первая и главная задача "заключалась... в изыскании новых и особых денежных источников, которые могли бы быть обращены на улучшение нашего (т.е. российского) положения на Востоке...".24 При этом особо подчеркивалось, что такими денежными источниками должны стать исключительно частные добровольные пожертвования. Другой задачей было обеспечение всем необходимым православных паломников на Святой Земле.

Очевидно, что дублирование функций и изначальная нацеленность Палестинского комитета на служение политическим и коммерческим интересам стали причиной разногласий, взаимных упреков, жалоб и постоянных конфликтов между сотрудниками этого государственного ведомства и РДМ. Все эти нюансы отражены в монографии нынешнего заместителя председателя ИППО и главного редактора Палестинского сборника Н.Н.Лисового - одного из лучших современных отечественных исследователей российской политики в Палестине в ХIХ - ХХ вв.25 В этой связи в рамках настоящей статьи мы не будем останавливаться на этом вопросе.26 Отметим только, что великий князь Константин Николаевич возглавлял в чине генерал-адмирала Военно-Морское ведомство и привлек к работе в Палестинском комитете некоторых молодых перспективных чиновников, увлеченных Востоком и честолюбивой идеей продвижения Православия на Святой Земле. Среди них был Василий Николаевич Хитрово (1834-1903) - будущий организатор и вдохновитель создания Императорского Православного Палестинского Общества.

В Палестинском комитете В.Н.Хитрово с присущей ему энергией включился в работу по сбору денежных средств, которые поступали в Палестину и расходовались на приобретение участков и ведение на них строительства. За время своего существования Комитет направил на эти нужды более 1 млн. рублей.27

В 1871 г. в В.Н. Хитрово впервые прибыл в Палестину в качестве высокопоставленного чиновника министерства финансов России. В ходе поездки по Святым Местам он воспылал идеей создания представительного общества для изучения Палестины и поддержания там Православия.28 Итогом его первого путешествия было издание библиографического справочника об исторических и религиозных памятниках Ближнего Востока.29 После посещения Палестины все оставшиеся годы жизни В. Н. Хитрово посвятил организации "русского дела" на Святой Земле. Он всегда был и оставался убежденным сторонником того, что "разграничение в Иерусалиме светских дел от духовных невозможно".30 Объединить всех русских православных - от простого богомольца до пытливого ученого - во имя изучения и соприкосновения со страной, которая в его понимании была "средоточием вероисповедания во Единого Бога", "родиной всего человечества", "дающей каждому столько, сколько кто может в себе вместить".31 Только так он считал можно "утвердить и закрепить имя русское в Святой Земле Обетованной" и только в этом видел свое предназначение и смысл всей жизни.32

До создания Императорского Православного Палестинского Общества в ряде европейских стран уже существовали солидные научные ассоциации по всестороннему изучению Палестины и прилегающих к ней стран. Так, в Англии в 1865 г. был образован English Palestine Exploration Fund, в Германии с 1877 г. действовал Deutsche Palastina-verein. В.Н. Хитрово настойчиво пытался после окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. убедить царское правительство и Синод в необходимости создания аналогичного общества в России. Идея учреждения массового и разностороннего по своим задачам Палестинского общества довольно скоро вызвала большой интерес среди политических кругов России. Буквально за несколько лет вокруг этой идеи сплотились и влиятельные чиновники, приближенные к императорскому двору, и Синод русской православной церкви и маститые русские "ориенталисты и древословы".33 Еще за год до официального учреждения ИППО В.Н. Хитрово подготовил первый номер Православного палестинского сборника, в котором научно обосновал необходимость создания Палестинского общества. С содержанием Палестинского сборника была ознакомлена царская семья, единодушно поддержавшая проект В.Н.Хитрово.

С момента учредительного собрания ИППО в мае 1882 г. и вплоть до революции 1917 г. Общество было окружено особым вниманием и покровительством императорской семьи. В списке его почетных членов значились имена всех представителей правившей династии, а брат царя, генерал-губернатор Москвы, великий князь Сергей Александрович был провозглашен официальным первым председателем Общества. Его супруга Великая княгиня Елизавета Федоровна, герцогиня Дармштадская и внучка английской королевы Виктории, перешедшая после замужества и переезда в Россию из протестантства в православие, после трагической кончины мужа унаследовала председательство в ИППО.34

В 1888 г. кн. Сергей Александрович и кн. Елизавета Федоровна35 совершили паломничество на Святую землю и присутствовали на освящении великолепной русской церкви Св. мученицы Марии Магдалины в Гефсимании, которая была построена во многом благодаря участию императорской семьи.

Следует отметить, что Общество с момента своего основания пользовалось финансовой поддержкой его попечителей - членов императорской фамилии, видных государственных деятелей, иерархов Русской Православной Церкви, видных представителей российской культуры, науки и образования. Государственное субсидирование различных проектов ИППО составляло 130 тыс. золотых рублей ежегодно, а общая сумма годового бюджета доходила в отдельные годы до 900 тыс. рублей.36 Помимо правительственных ассигнований и пожертвований попечителей, важным источником финансирования ИППО были добровольные взносы верующих людей - так называемый кружечный сбор, проводившийся в России в вербную субботу и на Пасху в воскресенье.37 Значительная часть этих денег расходовалась на создание для православных (в основном арабских) жителей Палестины школ, а также гостиниц, больниц и других учреждений, предназначавшихся для поддержания паломников из России.

Вместе с тем поддержание русских научных интересов в Палестине ИППО считало одной из основных своих задач.38 С этой целью по инициативе В.Н. Хитрово в январе 1883 г. в рамках Общества начало функционировать отделение ученых изданий и исследований во главе с известным русским историком Д.Ф. Кобеко. Сам В.Н. Хитрово, исполнявший с 1882 и до 1903 г. обязанности секретаря Общества, стремился придать ему характер истинно научной организации востоковедов и других специалистов в области всестороннего изучения Палестины и сопредельных стран. Неудивительно, что при разработке устава ИППО им был взят за основу устав Российского Географического Общества.39 В первом параграфе устава Палестинского общества говорилось, что издательская и научная деятельность является основной задачей наряду с оказанием помощи паломникам и поддержанием православия в Святых местах.40 Знакомство с публицистическим наследием В.Н. Хитрово убеждает, что он считал научную и издательскую работу основной деятельностью в ИППО. Об этом свидетельствуют следующие его слова: "Мы в настоящее время можем рассматривать Палестину как огромный музей, каталог которому уже сделан, но не приведен в порядок и пользоваться им поэтому крайне затруднительно... тем уместнее взять на себя этот труд Православному Палестинскому Обществу".41

Научная программа Общества сразу привлекла к себе внимание видных русских историков, языковедов, путешественников, писателей. Среди его членов-учредителей были такие выдающиеся ученые, как известный византинист акад. В.Г. Васильевский, филолог акад. Ф.И. Успенский, проф. И.Е. Троицкий, археологи М.А. Веневитинов и А.А. Олесницкий и др.42

Спустя два десятилетия после возникновения ИППО объединяло в своих рядах практически всех крупных русских востоковедов - специалистов по истории, филологии, этнографии, археологии Палестины и других стран Ближнего Востока. В списке почетных действительных и постоянных членов Общества,43 опубликованном по случаю двадцатипятилетнего юбилея, значится немало имен, прославивших русскую науку: акад. В.Г. Васильевский был избран членом Совета ИППО, почетным членом Общества стал акад. В.Р. Розен, о котором акад. В.В. Бартольд сказал, что его "отношение к различным отраслям русского ориентализма определялось не только широтой его научных интересов, но и его взглядом на русское востоковедение как один из важнейших факторов русской культуры".44 Действительными членами Общества были известные семитологи акад. П.К. Коковцов и почетный член Петербургской академии наук Д.А. Хвольсон, основоположник отечественной школы по изучению истории и филологии Древнего Востока, акад. Б.А. Тураев и многие др.

В первые годы существования ИППО развернуло бурную и плодотворную деятельность. На его средства приобретались земельные участки в Палестине, Сирии и Ливане, на которых строились школы, гимназии, медицинские учреждения, странноприимные дома, православные храмы и церкви.45 В начале XX в. ИППО располагало десятью подворьями, крупнейшее из которых в Иерусалиме могло принять и обслужить до 7 тыс. человек.46 Всего за год в Палестину прибывало из России до 12 тыс. паломников. Общество имело также больницу с амбулаторией в Иерусалиме и пять госпиталей в Дамаске, Хомсе, Назарете, Вифлееме и Бейт-Джала.47 Причем если английские и французские больницы и амбулатории принимали на лечение только католиков и протестантов, то медицинские учреждения ИППО оказывали помощь 60 тыс. больных, независимо от их религиозной принадлежности.48

Огромное внимание Палестинское общество уделяло просветительской деятельности. Уже через год после образования Общества было открыто 4 школы для детей православных арабов. В 1907 г. таких школ насчитывалось 101 и их посещало 11 347 учащихся.49 К началу первой мировой войны, которая значительно сократила просветительскую деятельность ИППО, количество школ и учащихся было примерно таким же, как в 1907 г.50

В начальной школе курс обучения продолжался от 4-х до 5-ти лет. Многие начальные школы имели подготовительный класс или детский сад, куда принимались дети от 3-х до 6-ти лет.51 Программа школ была достаточно разнообразной и включала такие предметы, как арабский и русский языки, чистописание на том и другом языках, географию, арифметику, Закон Божий, пение и ручной труд.52

В 1890 г. в Бейт-Джала и в 1900 г. в Назарете были открыты для подготовки школьных учителей соответственно женская и мужская семинарии. Преподавание в семинариях велось только на русском языке. Там также изучали турецкий, английский и французский языки. Лучшие выпускники семинарий, получавшие диплом учителя, направлялись для продолжения учебы в Россию. Число выпускников было невелико: к 1914 г. дипломы получили чуть более 100 учителей",53 но качество их подготовки было достаточно высоким. Программы для школ и семинарий составляли, а также экзаменовали слушателей, такие известные русские арабисты, как акад. И.Ю. Крачковский54, проф. Н.А. Медников, проф. М.О. Аттая, известный специалист по арабским диалектам Д.В. Семенов и др.55

Русские школы и семинарии отличались от других учебных заведений Палестины того времени. В этой связи выпускница женской семинарии в Бейт-Джала Кульсум (Клавдия Викторовна) Оде-Васильева писала: "Характерный штрих рисует разницу в целях деятельности европейских миссионерских обществ и Палестинского общества. Первые... старались арабов-мусульман обращать в христианство и резко высказывались против ислама. A вот в школах Палестинского общества не только никогда не делали этого, но старались знакомить нас, арабов-христиан, со славным прошлым нашего народа, даже с возникновением ислама, знакомили с историей родной литературы".56

На рубеже XIX-XX вв. просветительная работа ИППО повсеместно проявлялась в Палестине и соседних странах. В своих воспоминаниях В.А. Крачковская писала, что "по всей Палестине можно было путешествовать в начале XX в., владея одним русским языком".57 И.Ю. Крачковский, находившийся с 1908 по 1910 г. в командировке в арабских странах Ближнего Востока, отмечал: "Знание русского языка редко находило себе практическое применение в дальнейшей деятельности питомцев русских школ, но прикосновение к русской культуре, русской литературе оставляло неизгладимый след на всю жизнь... И не даром так много современных писателей старшего поколения, не только переводчиков с русского, но и творцов, сказавших свое слово для всего арабского мира, вышло из стен Палестинского общества".58

Русскую школу в Бискинте закончил прославленный ливанский писатель Михаил Нуайме. В Назаретской гимназии учился видный египетский журналист, писатель и переводчик Селим Кубайн. Эту же гимназию окончили палестинец Бандали аль-Джаузи (Пантелеймон Жузе) и ливанские писатели Месих Хаддах и Несиб Арида. Талантливый поэт, прозаик, переводчик и публицист Искандер аль-Хури аль-Бейтджали начальное образование получил в русской православной школе в Дейр ар-Раме. Некоторые питомцы русских школ стали первыми переводчиками на арабский язык произведений русских писателей. Селим Кубайн переводил Л.Н. Толстого, Н.В.Гоголя, А.М.Горького; сириец Халиль Бейдас - прозу А.С.Пушкина и "Войну и мир" Л. Н.Толстого, палестинец Антуан Баллан - А.П. Чехова, Н.С. Лескова и А.М. Горького. С творчеством Ф.М. Достоевского, М.Ю. Лермонтова и Н.В. Гоголя познакомил арабского читателя Михаил Искандер.

Примечательно, что просветительная работа ИППО имела не только прямую, но и обратную связь. Блестящее знание русского языка позволило целому ряду выпускников палестинских школ вести квалифицированное преподавание арабского языка в лучших востоковедных вузах Москвы, Ленинграда, Киева и Баку. С 1904 по 1919 г. в Петербургском университете преподавал арабский язык уроженец Триполи (Ливан) Антуан Хашшаб. Долгое время в Киевском университете читал лекции по арабской грамматике бывший директор Назаретской семинарии, сириец Тауфик Кезма. Палестинец проф. Пантелеймон Жузе вел большую преподавательскую, научно-исследовательскую и переводческую работу в Казанском и Бакинском университетах. Он один из первых составил учебник русского языка и полный русско-арабский словарь для арабских учащихся.59

Удивительна жизнь палестинки проф. Кульсум Оде-Васильевой, которая с успехом преподавала арабскую филологию в различных учебных заведениях России (СССР). В 1900 г. она окончила Назаретскую школу Палестинского общества, а затем - русскую учительскую семинарию в Бейт-Джала. В семинарии она сблизилась с акад. И.Ю. Крачковским, преподавательницей Е.И. Голубевой, врачом И.К. Васильевым и другими представителями русской интеллигенции, принимавшими активное участие в просветительской деятельности ИППО. Общение и дружба с этими людьми определили судьбу палестинской девушки. Вспоминая годы своей юности, Оде-Васильева писала: "Нас тогда было всего несколько девушек в Палестине, которые, получив образование в русской учительской семинарии Палестинского общества, восприняли передовую русскую культуру, сбросили чадру и стойко отстаивали свободу. За это мы были изгнаны из родительского дома и нашли приют в "русском доме".60

В 1910 г. К.Оде-Васильева вышла замуж за заведующего русским госпиталем в Назарете И.К.Васильева, и перед первой мировой войной супруги уехали в Россию, которая стала второй родиной для молодой палестинки. "Россия не была мне больше чужой, - искренне признавала К.Оде-Васильева, - я полюбила ее, как полюбила русский народ... я нашла свое место в жизни этой страны.61 К.Оде-Васильева преподавала арабский языке и арабскую литературу на восточном отделении Ленинградского государственного университета, в Московском государственном институте международных отношений и Дипломатической Академии. Она была первой палестинкой, получившей звание профессора. Эти чувства любви и признательности русскому народу она сохранила до конца дней, и, подводя итог своей жизни, проф. К.Оде-Васильева, внесшая существенный вклад в развитие советской арабистики,62 отмечала: "Памятуя, что я обязана своим образованием и положением России, я считаю себя неоплатной должницей русского народа. Вступая в восьмой десяток жизни, я низко кланяюсь русскому народу и говорю сердечное русское спасибо".63

Другим важнейшим направлением работы Российского палестинского общества была издательская деятельность. Наряду с публикациями различного рода религиозно-православной литературы сотрудниками и членами Общества было издано немало научных исследований по палестиноведению, византиноведению, арабистике, исламоведению, семитологии, этнографии и географии стран Ближнего Востока, археологии и даже медицине. Как отмечалось выше, еще в 1881 г. по инициативе и на личные средства неутомимого В. Н. Хитрово был отпечатан первый выпуск Православного палестинского сборника, который со времени своего выхода в свет и до сегодняшнего дня по-прежнему остается чисто научным журналом. С 1886 г. Общество издавало "Сообщения", выходившие ежеквартально с 1904 по 1917 г. и публиковавшие тоже материалы научного характера. Палестинское общество сыграло большую роль в становлении и развитии научных и литературных изданий Палестины, Сирии и Ирака, таких как "аль-Машрик", "Лугат-аль-Араб" и "ан-Нафаис-аль-Асирийат".64

ИППО обладало коллекцией редчайших книг и рукописей, которая насчитывала 20 тыс. наименований. После 1917 г. эта библиотека была передана Академии истории материальной культуры, а затем Ленинградскому отделению АН СССР.

До 1917 г. в научно-исследовательской деятельности Палестинского общества четко обозначились три основных направления: 1) проведение археологических раскопок в Палестине; 2) организация путешествий на Ближний Восток для сбора географических и этнографических данных, а также поисковых работ по выявлению древних рукописей в храмах и церквах Палестины; 3) систематизация, описание и научная обработка древнехристианских рукописей и других памятников древней письменности.

В 1883 г. на средства Общества продолжались раскопки в Александровском подворье в Старом Городе Иерусалима. Русские археологи нашли большое количество предметов искусства и быта греко-римского периода.65 Отличные результаты были получены археологической экспедицией под руководством акад. Н.П. Кондакова.66 По поручению Палестинского общества эта экспедиция в 1891 г. провела раскопки на Елеонской горе в Иерусалиме и обнаружила хорошо сохранившийся эллинистический саркофаг, а также собрала богатую коллекцию старинной керамики и монет. Все эти и другие находки экспедиции Н.П. Кондакова были выставлены на всеобщее обозрение в музее русской духовной миссии в Иерусалиме. Н.П. Кондаков, А.А. Олесницкий и Я.И. Смирнов провели также научное описание раннехристианских памятников, обнаруженных на территории современной Иордании. ИППО финансировало проведение археологических работ в Бейт-Зохаре и в районе Твери на побережье Галилейского моря, где при постройке подворья были обнаружены развалины города времен Ирода Антипы (начало I в. н. э.). В ходе раскопок в Иерихоне были найдены останки греческого монастыря IV в. н. э. и уникальная мозаика византийского периода67.

Говоря о научных экспедициях, организованных Палестинским обществом, нельзя не упомянуть имени замечательного русского путешественника, врача А.В. Елисеева. За свою короткую жизнь (скончался в возрасте тридцати семи лет) он совершил пять путешествий на Ближний Восток и написал более ста научных работ. Многие из них были собраны в четырехтомном издании "По белу свету",68 публикация которого была завершена уже после смерти автора. Во время своих многочисленных поездок на Восток А. В. Елисеев посетил Палестину, Сирию, Ливан, Тунис, Египет, Судан и Эфиопию. Он прошел через Ливийскую и Аравийскую пустыни, пересек по суше Малую Азию от побережья Средиземного моря до берегов Черного меря. Первое свое путешествие А.В. Елисеев совершил под влиянием идей В.Н. Хитрово еще, будучи студентом Российской военно-морской академии. Объехав многие города Египта, он отправился из Каира на Синайский полуостров, где от монастыря св. Екатерины69 осуществил труднейший пеший переход в Палестину через каменистую Аравийскую пустыню. Материалы экспедиции с описанием особенностей Аравии, а также медицинскими наблюдениями эпидемии холеры, вспыхнувшей в это время в Египте, были опубликованы в Палестинском сборнике.70

В 1884 г., отправляясь в очередную экспедицию на Восток, А.В. Елисеев получил задание от Палестинского общества под видом православного богомольца изучить условия жизни русских паломников в Палестине. Подробно описав древний путь русских богомольцев на Святую землю, А.В. Елисеев попутно отмечал в своих очерках природные, географические и антропологические особенности посещаемых мест.

В 1890 г. ИППО поручило русскому врачу Д.Ф. Решетилло изучить причины возникновения эпидемий малярии, которая была настоящим бичом для жителей Палестины на рубеже прошлого и начала нынешнего столетий. Результаты медицинских исследований Д.Ф. Решетилло были изданы в 25-м выпуске Православного палестинского сборника.71

Огромнейшее внимание Палестинское общество уделяло работе по анализу, переводу и научному комментированию древних рукописей, найденных в Палестине. В разные годы ИППО командировало для поиска рукописей известных византинистов А.А. Васильева, князя И.А. Джавахова, П.В. Безобразова, востоковедов Н.Я. Марра (впоследствии акад. АН СССР) и заведующего кафедрой армяно-грузинской словесности Петербургского университета, проф. А.А. Цагарели.

С научной точки зрения наиболее удачной была поездка А.А. Цагарели в 1883 г. на Синай и в Палестину. Большой успех сопутствовал его экспедиции во время поисковых работ в Синайском монастыре св. Екатерины; и в Крестном монастыре в Иерусалиме.72

Одним из первых в 1845 г. рукописи и иконы Синайского монастыря стал изучать Порфирий (Успенский), обнаруживший первые страницы бесценного памятника древнегреческой письменности - Синайский кодекс, датированный IV в. н. э.73 Порфирий (Успенский) провел палеографический анализ Синайского кодекса и вступил в научную дискуссию по поводу его датировки с немецким библеистом К. Тишендорфом. Работая в 1870 г. в библиотеке монастыря, архимандрит Антонин (Капустин) составил полный каталог 1348 греческих рукописей и 38 славянских манускриптов Х в. Часть славянских текстов была подарена о. Антонину и привезена им в Россию.74

Путешествовавший в 1855 г. по Синаю А.С. Норов обратил внимание на обилие в этом же монастыре рукописей на грузинском языке. Не имея возможности заняться изучением этих памятников, А.С. Норов обратился к архиепископу Синайскому Кириллу с просьбой сохранить рукописи, "могущие еще открыться".75 Позже экспедиция А.А. Цагарели обнаружила в Синайском монастыре 71 рукопись на грузинском языке, из них 4 на папирусе считаются самыми древними памятниками грузинской письменности.76 Bceго было найдено в греческих монастырях Синая и Палестины 138 рукописей, из которых 61 на пергаменте. А.А. Цагарели разыскал также неполный, но хорошо сохранившийся текст Нового Завета на грузинском языке, датированный концом XI - началом XII в.77 Научные открытия А.А. Цагарели доказали, что сношения Грузии с Палестиной начались еще до того, как грузинская церковь в VI в. была приписана к Антиохийской патриархии. Грузинские летописи повествовали о том, что уже в IV в. первый христианский царь Грузии Мириан совершил хождение к святым местам Палестины, а в V в. царь Вахтанг I основал первый грузинский монастырь в Иерусалиме.78

Поиски рукописей были продолжены экспедицией в составе А.А. Васильева, Н.Я. Марра и И.А. Джавахова в 1902 г.79 По заданию ИППО русский византинист А. П. Пападопуло-Керамевс описал 1900 греческих рукописей, хранящихся в библиотеке иерусалимской, патриархии.80

Поистине грандиозную работу осуществляло Палестинское общество по изучению и изданию древних рукописей. В эту работу включилась целая плеяда выдающихся русских ученых: академики В.Г. Васильевский, В.В. Латышев, Н.Я. Марр, Л.Н. Майков, знаменитые историки и филологи Н.П. Барсуков, Г.С. Дестунис, X.М. Лопарев, Н.А. Медников, А.И. Пападопуло-Керамевс, И.В. Помяловский, П.В. Безобразов, П.А. Сырку и др.

По заданию Общества в 1883 г. В.Г. Васильевский и проф. И.Е. Троицкий приступили к переводу и изданию рукописей Епифания - ученика

Сергия Радонежского, посетившего святыни Востока в первой половине IX в. В 1886 г. рукопись, снабженная научным комментарием, была опубликована в Палестинском сборнике.81 И.Е. Троицкий в это же время впервые перевел на русский язык записи греческого паломника Иоана Фоки, совершившего путешествие в Палестину в XII в.82 Всего в Палестинских сборниках было опубликовано 11 греческих и 4 латинских описания хождений паломников на Святую землю. Было издано также несколько памятников древнерусской паломнической литературы. Наиболее известным произведением такого рода, безусловно, стало издание дневников киевского паломника Василия Григоровича-Барского, странствовавшего в течение 24 лет. В первой половине XVIII в. он обошел пешком почти всю Малую Азию, многие страны Западной и Восточной Европы, Сирию, Ливан, Палестину, Синайский полуостров и Египет, на протяжении долгих лет вел дневники, где с фотографической точностью отмечал все, что доводилось увидеть и услышать. По заданию ИППО заведующий архивом министерства народного просвещения, историк Н.П. Барсуков подготовил к печати грандиозный труд Григоровича-Барского, составивший около 80 печатных листов.83

Большой научный интерес представляет рукопись, переданная в распоряжение ИППО акад. Л.Н. Майковым. В ней анонимный пленный русский солдат дает подробное описание порядков и нравов, получивших распространение в Османской империи во второй четверти XVIII в.84

Наконец, особо следует выделить капитальный труд проф. Петербургского университета Н.А. Медникова "Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам".85 Эта монография сразу после выхода в свет получила международное признание и до сих пор остается непревзойденным фундаментальным трудом по истории арабского халифата в раннее средневековье. По поручению ИППО его действительный и пожизненный член Н.А. Медников в течение 15 лет собирал и изучал средневековые арабские тексты VII- XI вв., содержащие сообщения о Палестине, Сирии, Ливане и Египте. Этот титанический труд Н.А. Медникова акад. И.Ю. Крачковский назвал "предметом гордости для всех русских ученых".86 Общепризнанный корифей мировой арабистики и исламоведения Л. Каэтани отмечал, что книга Н.А. Медникова "представляет эпоху в изучении арабо-мусульманской истории".87

Перед началом первой мировой войны деятельность Общества пошла на убыль. Многие ученые возражали против втягивания Общества в орбиту геополитических проблем, обострившихся накануне 1914 года.88 На собеседованиях - регулярных научных дискуссиях, проводившихся под эгидой ИППО, - все чаще раздавались призывы к реорганизации Палестинского общества и превращению его в сугубо научную организацию. Наибольшую известность получил проект создания центра по изучению Ближнего Востока - Российского Передне-Азиатского общества, - предложенный в 1915 г. историком-ассириологом М.В. Никольским. Но эти планы не осуществились из-за начала военных действий на Ближнем Востоке.

Подводя итоги деятельности ИППО за период с 1882 по 1917 г., можно сказать, что оно заложило богатейшие научные традиции, которые были сохранены и приумножены последующими поколениями отечественных востоковедов. Русские ученые, участвовавшие в работе ИППО, заметно пополнили мировую сокровищницу научных представлений о Востоке. В этой связи уместно привести обоснованное утверждение акад. В.В. Бартольда о том, что "в XIX в. изучение Востока сделало в России, может быть, еще более значительные успехи, чем в Западной Европе".89 И в этом, подчеркивал русский ученый, немалая заслуга принадлежит Палестинскому обществу.90

Первая мировая война и установление британского колониального управления в Палестине в 1918 г.91 крайне неблагоприятно отразились на деятельности ИППО и его имуществе в странах Восточного Средиземноморья. Значительная часть строений на территории российских подворий была либо уничтожена турецкими солдатами, либо переоборудована в различные административные учреждения. Англия и Франция, распределившие после окончания войны между собой колониальные мандаты Лиги Наций на значительную часть бывших арабских владений Османской империи, сохранили в отношении российской недвижимости то положение, которое существовало при турецких властях. Разница заключалась лишь в том, что ранее использовавшиеся османской администрацией помещения были переданы на правах аренды различным британским учреждениям. При этом признанные Великобританией в 1925 г. Российское палестинское общество в изгнании со штаб-квартирой в Париже и Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, действующая от имени Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за рубежом, получали мизерные средства за аренду российских площадей и помещений. Этих денег едва хватало на поддержание храмов, церквей и поредевших монашеских общин. Нищенские условия существования толкали русских богомольцев, нашедших приют в Палестине, торговать на базарах предметами, взятыми из гостиниц и школ ИППО. Практику принудительно-убыточной аренды российского имущества в Палестине после ее раздела по резолюции ООН N 181/II от ноября 1947 г. по наследству от англичан переняли израильские власти. С горечью приходится констатировать, что сейчас часть здания Русской Духовной Миссия занята чиновниками израильского суда; помещениями русской больницы в Иерусалиме также распоряжается израильский мировой суд; на территории Елизаветинского подворья находится тюрьма временного содержания, а в стенах русской гимназии в Назарете - полицейский участок. Правда, в отличие от держав-мандатариев, израильское правительство в 1948 г. признало за Российским Палестинским Обществом при Академии наук СССР и РПЦ преемственность права распоряжаться сохранившимся имуществом ИППО и РДМ на территории государства Израиль. Участки и церкви, расположенные на территории Старого Города и в Восточном Иерусалиме, находятся на попечении РПЦЗ. Такая разделенность в значительной мере усложняет вопрос об имуществе русских учреждений на Святой Земле, который до сих пор остается открытым.

Неблагоприятные политические события, из-за которых, по словам акад. В.В. Бартольда, "русская наука после 1914 г. уже не могла принимать живого участия ни в изучении Палестины, ни в изучении Передней Азии",92 безусловно, негативно влияли на деятельность Российского палестинского общества при АН СССР (РПО до 1992 г.). В новых условиях Общество не могло проводить такую многогранную работу, которая была характерна для него в первую четверть века своего существования. Председатели РПО и прославленные русские специалисты в области древней истории акад. В.В.Латышев и акад. Ф.И. Успенский были убежденными сторонниками того, что Палестинским обществом и его учеными был собран огромный потенциал, и в связи с отсутствием возможности вести научные исследования на Востоке, работу следует сосредоточить на обработке накопленного в предыдущие годы.

Одним из немногих, кто твердо верил в возрождение славных научных традиций Общества, был акад. И.Ю. Крачковский. Избранный в 1915 г. действительным и пожизненным членом Палестинского общества, он в 1928 г. стал его вице-председателем, а с 1934 г. и вплоть до самой смерти в 1951 г. - бессменным председателем. В годы, когда отечественные исследователи не имели возможности вести наблюдения "в сплошной массе арабского населения",93 И.Ю. Крачковский считал своей первоочередной задачей необходимость подготовить и собрать в основных научных центрах страны квалифицированных востоковедов, а также создать прочную и разветвленную школу советской арабистики, а точнее, науки более широкой - семитологии.

Благодаря неутомимой деятельности И.Ю. Крачковского, уже в 1920 г. возникли крупные центры арабистики и гебраистики в Ленинградском институте живых восточных языков и Московском институте востоковедения. Отделения арабистики и семитологии открылись в университетах других городов СССР - Ташкенте, Баку, Симферополе, Киеве и Тбилиси.94 В январе 1928 г. начал работать при ленинградском отделении Академии наук кружок арабистов, превратившийся через десять лет в мощную ассоциацию советских семитологов. "Совершенно переменилась за 20 лет (прошедших с 1917 г.) роль в арабистике научно-исследовательских учреждений и обществ, - с удовлетворением отмечал И.Ю. Крачковский в своих непревзойденных "Очерках по истории русской арабистики", -...почти каждое учреждение, занятое вопросами истории культуры, в той или иной мере дает у себя место арабистике. Институт истории искусств, Академия истории материальной культуры, Государственный Эрмитаж, "Всемирная литература", украинская Академия наук, ряд учреждений в Москве и союзных республиках отражают это внимание".95

Среди трудов, изданных в первые послереволюционные десятилетия, следует, прежде всего, выделить такие выдающиеся работы, как фундаментальный перевод "1001 ночи" с подлинника М.А. Салье,96 блестящие монографии акад. В.В.Бартольда по исламоведению,97 "Историю новой арабской литературы" акад. А.Е. Крымского,98 а также хрестоматию произведений современных арабских писателей99 проф. МГИМО и Дипломатической академии К.В. Оде-Васильевой, принятую в качестве учебного пособия в вузах Берлина, Лондона, Алжира, Нью-Йорка, Бейрута и других городах. Кроме того, были изданы десятки учебных пособий, хрестоматий и научно-исследовательских работ по изучению ближневосточных языков и диалектов.

В истории РПО И.Ю. Крачковский оставил видный след, прежде всего, как организатор, благодаря усилиям которого в составе Палестинского общества объединились многие выдающиеся представители русской дореволюционной арабистики и быстро развивавшегося советского востоковедения, - это академики В.В. Бартольд, А.А. Губер (председатель РПО с 1970 по 1971 г.), А.Е. Крымский, С.Ф. Ольденбург, А.П. Окладников, Б.Б. Пиотровский, Б.А. Рыбаков, В.В.Струве, С.Л. Тихвинский, члены-корреспонденты АН СССР М.Н. Боголюбов, Н.В. Пигулевская, 3.В. Удальцова, С.П. Толстов (председатель РПО с 1954 по 1970 г.) и др.

Из всех многочисленных научных достижений и открытий И.Ю. Крачковского выделим только одно - курс лекций по современной арабской литературе, получивший широкую известность и признание, в том числе и в арабских странах.100 Эти лекции появились во многом благодаря поездке И.Ю. Крачковского на Восток, когда, посещая "русские места" в Палестине, Сирии и Ливане, он получил возможность познакомиться с представителями передовой арабской интеллигенции. Именно в этих людях И.Ю. Крачковский увидел "грядущую силу".101 Если ведущие западные и русские арабисты того времени ограничивали свои научные изыскания изучением памятников древней и средневековой арабской письменности, не придавая особого значения арабской общественной мысли конца XIX - начала XX в., то И.Ю. Крачковский сумел предугадать, что "современная арабская литература займет свое место среди мировых литератур".102 Справедливость этих слов была подтверждена временем. И наиболее яркий тому пример - присуждение Нобелевской премии по литературе в 1988 г. египетскому писателю Нагибу Махфузу.

После окончания второй мировой войны и установления дипломатических отношений СССР со многими ближневосточными государствами значительно возрос интерес отечественных исследователей к тем направлениям востоковедения, которыми занимались российские ученые до 1917 г. Отделения РПО в Москве, Ленинграде, Ереване, Тбилиси, Баку, Ярославле, Горьком заметно активизировали научно-исследовательскую и научно-издательскую деятельность, ставшую основной в работе членов Общества. Об этом свидетельствуют цели и задачи, выдвинутые в эти годы РПО:

- продолжая и приумножая славные гуманистические традиции отечественной египтологии, ассириологии, гебраистики, изучения древних цивилизаций Передней Азии, византиноведения, арабистики, иранистики, тюркологии, кавказоведения и других отраслей востоковедения, содействовать защите и охране памятников мировой культуры, установлению мира и добрососедства между народами;

- неустанно подвергать научной критике концепции, проповедующие под видом научных работ национальную исключительность и превосходство одних народов и культур над другими;

- укреплять научные и культурные связи с общественностью Ближнего Востока, развивать научные связи с зарубежными учеными, в первую очередь Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока;

- внимательно следить за новыми работами, выходящими за рубежом, своевременно информировать о появлении наиболее существенных из них советскую научную общественность, равно как и об археологических работах, ведущихся в последние годы в странах Ближнего Востока и Северной Африки;

- продолжать выпуски "Палестинского сборника", отражая в них успехи в деле изучения в Советском Союзе истории стран Ближнего Востока и Северной Африки;

- принимать активное участие в распространении передовых научных знаний среди трудящихся масс нашей страны и среди общественности зарубежного Востока.103

Крупным событием в истории РПО стало возобновление издания выпусков Палестинского сборника. С 1954 г. по настоящее время было опубликовано 39 номеров этого научного журнала, на страницах которого были опубликованы сотни статей и десятки монографических исследований по актуальным проблемам истории, языкознания, литературы, культуры и искусства народов Ближнего Востока. Наряду с изданием Палестинского сборника", учеными-членами РПО были подготовлены сотни монографий. В редакционной статье Палестинского сборника, посвященной столетию Палестинского общества, отмечалось, что это издание стало не только важным вкладом в отечественное востоковедение, но и получило широкую известность и признание за рубежом.104 В этом большая заслуга, прежде всего, принадлежит известному советскому византинисту и сириологу члену-корреспонденту АН СССР Н.В. Пигулевской, которая вплоть до своей кончины в 1970 г. выполняла обязанности вице-председателя РПО (с 1952 г.) и главного редактора Палестинского сборника (с 1954 г.).

В советский период, как видно из материалов Палестинского сборника, наибольшее внимание, отечественные востоковеды уделяли анализу древних и средневековых источников. Вместе с тем появилось немало публикаций, посвященных актуальным вопросам современности, в частности анализу арабо-израильских отношений, палестинской проблемы и других проблем ближневосточного урегулирования.105

Важной формой работы РПО стало проведение научных заседаний, сессий, чтений, дискуссий и других подобных мероприятий с привлечением ведущих специалистов по истории, экономике, литературе и искусству стран Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. С 1970 г. в Ленинграде регулярно проводятся научные чтения, посвященные памяти Н.В. Пигулевской. Научная общественность широко отметила в 1982 г. 100-летний юбилей Палестинского общества. Весьма полезными являются поездки ученых - членов Общества на международные симпозиумы по различным проблемам Ближнего и Среднего Востока, а также участие зарубежных востоковедов в заседаниях Палестинского Общества.

Деятельность РПО вышла на новый качественный уровень в конце прошлого - начале нынешнего тысячелетий после того, как Общество возглавили опытные российские дипломаты и арабисты О.Г. Пересыпкин (1988-2000 гг.) и А.Ф.Чистяков (2000-2003 гг.).106 Обществу было возвращено его прежнее название, восстановлены отношения духовного и практического сотрудничества с Русской Православной Церковью. Знаменательным событием в истории ИППО стало согласие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II взять Общество под свое покровительство.

Выражением единства интересов, общности целей и задач Императорского Православного Палестинского Общества и Православной Церкви стало проведение конференции "Российско-палестинские отношения: история и перспективы", которая была организована в октябре 2000 г. совместно Президиумом Академии наук, Отделом внешних церковных сношений Московской Патриархии, посольством Палестины и ИППО. В конференции приняли участие Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Председатель ОВЦС митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, заместитель министра иностранных дел А.А.Авдеев, председатель ИППО О.Г.Пересыпкин, посол Лиги арабских стран, а также послы Палестины, Египта и других арабских государств. Ранее ИППО и ОВЦЗ совместными усилиями организовали и провели конференции в России, Израиле и Ливане посвященные 150-летию Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Важным научным событием стала проведенная под эгидой ИППО И ОВЦС конференция, посвященная 100-летию со дня кончины архимандрита Антонина (Капустина). В сентябре 2004 г. состоялась церковно-научная конференция "Сердце, вместившее Восток", посвященная 200-летию со дня рождения епископа Порфирия (Успенского) и организованная РПЦ, ИППО и Научным советом РАН "Роль религии в истории". Среди многочисленных научных мероприятий, в организации которых участвует ИППО, отметим также регулярные Свято-Елизаветинские чтения107 и церковно-научную конференцию "Великий князь Сергий Александрович (1857-1905) в истории Русского государства и культуры (к 100-летию со дня трагической гибели)".

В постперестроечные годы окрепли научные и культурные связи с традиционными партнерами ИППО ИРДМ за рубежом, активизировались усилия по возвращению зарубежной собственности, принадлежащей на законных основаниях ИППО и РДМ. В соответствии с распоряжениями правительства Российской Федерации от 30 апреля и 14 мая 1993 г. МИД России было поручено "провести с участием Госкомимущества России переговоры с Израильской Стороной о восстановлении права собственности Российской Федерации на здание Сергиевского Подворья (г. Иерусалим) и соответствующий земельный участок".108 Постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 25 мая 1992 г. квартира в здании Сергиевского Подворья передавалась в бессрочное пользование ИППО.109 7 марта 2006 г. в торжественной обстановке начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Елисей (ныне - епископ Богородский) освятил офис иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества и подарил от имени РДМ членам делегации ИППО икону царственных мучеников страстотерпцев, которые являются духовными покровителями Общества. 5 ноября 2005 г. состоялось учредительное собрание Вифлеемского отделения ИППО. Председателем этого отделения Общества единогласно был избран давний друг России палестинец Дауд Матар.

Отрадно отметить, что по мере преодоления разногласий и сближения РПЦ И РПЦЗ в последнее время наметилась аналогичная тенденция в отношениях между зарубежной и Русской Духовными Миссиями в Иерусалиме, с одной стороны, и ИППО и Православным Палестинским Обществом за рубежом (председатель Иерусалимского отделения Н.А.Воронцов) - с другой. Совместно с Паломническим Центром Московского Патриархата ИППО активно участвует в организации паломнических посещений гражданами России Святых мест в странах Восточного Средиземноморья. Уже сейчас реализуется совместный проект РДМ и иерусалимского отделения ИППО по составлению православного путеводителя по Святой Земле; в ближайшее время начнут работу курсы по подготовке гидов для сопровождения паломнических групп из России.

Как и 125 лет назад, в настоящее время ИППО ведет работу по трем основным направлениям своего Устава: поддержка духовных интересов России за рубежом, оказание помощи паломническому движению и развитие культурно-просветительской работы, связанной с изучением прошлого и настоящего стран библейского региона. В соответствии с этими направлениями построена современная структура Общества, которое имеет три секции. Секцией по международной деятельности руководит заместитель директора Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД России О.Б.Озеров, секцию по паломнической деятельности возглавляет генеральный директор Паломнического центра Московской Патриархии С.Ю. Житенев, секцию по научно-издательской деятельности - председатель Научного совета РАН "Роль религии в истории" А.В.Назаренко. С 2003 г. председателем ИППО является крупный специалист по истории России, Древней Руси, истории Церкви, член-корреспондент РАН Я.Н. Щапов.

Сейчас ИППО обладает большим потенциалом. Оно объединяет многих видных иерархов Русской православной Церкви, представителей государственных органов власти, ведущих общественных организаций, бизнес-структур. Членами ИППО являются сотни квалифицированных исследователей и практических работников - специалистов по странам Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки, которые продолжают традиции русских востоковедов. О высоком авторитете ИППО на международной арене свидетельствует единогласное предоставление Обществу специального консультативного статуса в Экономическом и Социальном Совете ООН (ЭКОСОС).

Взгляд на прошлое Императорского Православного Палестинского Общества показывает, что в его более чем вековой истории были и спады и подъемы, но, характеризуя его деятельность в целом, можно с уверенностью сказать, что ИППО сумело занять достойное место и в истории Государства Российского и в отечественной и мировой востоковедной науке.

_______________________

1 Дата официальной церемонии учреждения ИППО была приурочена к церковному православному празднику поминовения причисленных к лику Святых императора Константина Великого (ум. 337 г.) и его матери Елены равноапостольной (ум. 327 г.), в дни царствования которых были определены и обретены для православия основные Святые для христианского мира места на Синае и в Палестине. По традиции 21 мая на Руси считается также днем начала летних строительных работ.
2 См.: Данциг Б. М. Русские путешественники на Ближнем Востоке. М., 1967.. 7.
3 См.: Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1988. Примечания к первому тому. С. 21.
4 Полное собрание русских летописей. Повесть временных лет. М; Л., 1950. Т. 1. С. 9-10.
5 Соловьев М. П. Святая земля и Россия. СПб., 1884. С. 12.
6 Житие и хождение Даниила. Русские земли игумена. 1106-1108. Православный палестинский сборник (далее - ППС или ПС - Палестинский сборник после 1954 г.). СПб., 1883. Т. 1. Вып. 3 (часть первая); 1885. Т. 3. Вып. 9. (часть вторая).
7 См.: Соловьев М. П. Указ. соч. С. 19.
8 Россия в Святой Земле. Документы и Материалы. М., 2000, Т. 1-2.
9 Коллекция рукописей, собранная во время путешествий Порфирием (Успенским) и насчитывает около 7 тыс. древних текстов на церковнославянском, греческом, арабском, сирийском, эфиопском, грузинском и на других языках. Коллекция была исследована и опубликована с комментариями востоковедом-арабистом акад. Р.В.Розеном. См.: Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. СПб, 1878; Император Василий Болгаробойца. СПб, 1883.
8 Омар Махамид. Россия - Палестина. Диалог на рубеже ХIХ-ХХ вв. Санкт-Петербург. 2002, С. 20.
11 Эта дата празднуется как день основания Русской Духовной Миссии в Иерусалим. По традиции ежегодно 23 февраля начальник Русской Церкви в Иерусалиме проводит в здании РДМ прием с участием представителей различных церквей и зарубежных дипломатических миссий.
12 Порфирий Успенский. Книга бытия моего. Дневники и автобиографические записки. Под ред. П. А. Сырку. СПб., 1894-1902. Т. 1-8.
13 Там же.
14 Дмитриевский А.А. Епископ Порфирий (Успенский) как инициатор и организатор первой Русской Духовной миссии в Иерусалиме и его заслуги на пользу Православия в деле изучения христианского Востока. М., 2006.
15 На Тивериадском участке на берегу Галилейского моря сейчас находится женский монастырь РДМ. По преданию на этом месте у источника Иисус Христос отпустил грехи Марии Магдалине. В ознаменование этого события здесь была построена небольшая церковь. Участок в Яффе был приобретен после проведения археологических работ и обнаружения древнехристианских погребений, украшенных хорошо сохранившейся мозаикой. На территории Яффского участка, получившего за свою красоту название "Золотой жемчужины русской Миссии" находится церковь Св. апостола Петра и Св. Тавифы. И поныне "русское место" в Яффе оправдывает свое название, во многом благодаря стараниям нынешнего настоятеля местного прихода о. Пимена.
Хайфский участок был приобретен недалеко от пещеры пророка Илии на горе Кармель. До 1917 г на участках РДМ в Яффе и Хайфе располагались российские консульства и представительства Российского общества пароходства и торговли, созданного в 1856 г. для доставки паломников из Одессы в Палестину и перевозки всех необходимых грузов для строительства и отделки церквей и других российских богоугодных заведений на Святой Земле. На участках в Яффе и Хайфе захоронены русские дипломаты - вице-консулы В.Н.Тимофеев и Н.В.Агапитов.
На участке в Вифлееме недалеко от церкви Рождества сейчас находится гостиница для паломников из России, а также Вифлеемский офис ИППО.
На месте обнаружения древней мозаики в Иерихоне по указанию архимандрита Антонина был построен дом для отдыха паломников, направлявшихся к водам священного Иордана. Другой Иерихонский участок, знаменитый своим огромным дубом, с которого по преданию низкорослый Св. Заккей взирал на пришедшего в город Иисуса Христа, был передан российскому государству.
Приобретенный о. Антонином Назаретский участок, расположен недалеко от греко-православной церкви Благовещенья. Здесь некогда находился дом для приема паломников и мужская гимназия.
Сохранились сведенья и о других участках, приобретенных о. Антонином, однако они были навсегда утрачены для России либо по причине неправильного оформления документов, либо из-за недальновидной политики, проводившейся в отношении недвижимого имущества за рубежом правительством СССР, особенно в 60-е годы прошлого столетия.
16 Подробно об археологических раскопках РПО в Иерусалиме в 1883 г. см.: Раскопки на Русском месте близ храма Воскресения в Иерусалиме в 1883 году, проведенные под руководством арх. Антонина. ППС. 1984. Т. 3. Вып. 7.
17 Антонин (Капустин), архимандрит. Заметки поклонника Святой Горы. Киев, 1864; Из записок Синайского богомольца. Киев, 1873; О древних христианских надписях в Афинах. СПб, 1874; Из Румелии, СПб, 1886; Поездка в Румелию. СПб, 1879.
18 Киприан (Керн), архимандрит. Памяти архимандрита Антонина (Капустина), 1817-1894. Журнал Московской Патриархии. М., 1997. N 5, С. 36.
19 См.: Муравьев А.Н. Путешествие по Святым местам в 1830 г. СПб., 1832.
20См.: Норов А.С. Путешествие по Святой земле в 1835 году. СПб., 1853- 1854.
21 Базили К.М. Сирия и Палестина под турецким правительством в историческом и политическом отношениях. СПб., 1875. Изд. 3-е М., 1962.
22 Гоголь Н.В. Полн. собр. соч. М., 1952. Т. XIV. С 52-53
23 После арабо-израильского конфликта 1948-1949 гг. по просьбе Советского правительства Израиль признал право Русской Православной Церкви на владение имуществом на израильской территории и той части территорий, которая была оккупирована Израилем в ходе войны. Трансиордания признала собственником русских участков и находящихся на них святынь Русскую Православную Церковь за рубежом. Такое же положение сохранилось после аннексии Израилем в июне 1967 г. Западного берега р. Иордан и Восточного Иерусалима. В настоящее время под попечительством РПЦЗ находятся участок в Гефсимании, женский монастырь на Елеонской горе, мужской монастырь преподобного Харитона Исповедника в Иудейской пустыне, а также Александровское подворье, переданное в 1969 г. западным (парижским) отделением ИППО временно под опеку Начальнику Русской Зарубежной Духовной Миссии в Иерусалиме архимандриту Антонию (Грабе).
Значительная часть российской недвижимости в Иерусалиме (в общей сложности 22 объекта) перешла в собственность государства Израиль в результате подписания 7 октября 1964 г. между советским и израильским правительствами соглашения, в котором оговаривались условия сделки.
После подписания между Израилем и Палестинской национальной Администрацией соглашений по Иерихону и Хеврону об установлении в этих городах и их окрестностях полного контроля ПНА (кроме израильских поселений) по решению первого главы Палестинской Автономии Я.Арафата в 1997 г. расположенные здесь российские участки были переданы в ведение Русской Православной Церкви. Сейчас в собственности РПЦ в Израиле находятся следующие объекты: участок на ул. Пророков, 64 в Иерусалиме, пл. 2,4 тыс. кв. м; еще один участок на улице Пророков, 50, пл. 1 тыс. кв. м; Горненский женский монастырь в Иерусалиме (точная площадь не установлена); участок в Яффе, пл. 32 тыс. кв. м; участок площадью 1,6 тыс. кв. м. в промышленной зоне Хайфы; участок на горе Кармель в Хайфе, пл. 6 тыс. кв. м; два участка в Назарете, площадь которых составляет соответственно 5,6 тыс. кв. м. и 595 кв. м; участок в арабской деревне Кфар-Кана (Кана Галилейская), пл. 4,9 тыс. кв. м; участок в арабской деревне Лубие, пл. участка 3,7 тыс. кв. м; Магдальский сад и источник на берегу Галилейского моря, пл. 43 тыс. кв. м; "Дом со сводами" в центре г.Тверия, пл. участка 864 кв.м.
В октябре 1996 г. израильское правительство перерегистрировало на правительство России три объекта недвижимости в Иерусалиме, которые не были оговорены условиями нелепой с точки зрения практики международных отношений и упомянутой выше сделки от 7 октября 1964 г. Речь идет о здании РДМ, значительная часть которого арендуется мировым судом Израиля (общая площадь здания и прилегающей к нему территории равна 5,7 тыс. кв. м). Это также здание Сергиевского подворья, пл. 3 тыс. кв. м, часть которого арендуется отделом охраны природы министерства сельского хозяйства Израиля, и участок у Дамасских ворот, пл. 12 тыс. кв. м, оказавшийся на границе Восточного Иерусалима и западной части города. Последний участок в силу своего стратегически важного расположения после 1967 г. был расчленен дорожными развязками и застроен заградительными сооружениями. Еще один участок, находящийся в Иерусалиме на пересечении улиц Кинг Джордж и Жаботинский был сдан решением правительства РФ от сентября 1994 г. в долгосрочную аренду под автопарковку израильской фирме.
24 Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество за истекшую четверть века (1882-1907). СПб., 1907. С. 103.
25 Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие на Святой Земле и на Ближнем Востоке в ХIХ - начале ХХ вв. М., 2006.
26 Разногласия между духовным и светским представительствами достигли своего апогея к 1864 г. и поставили под угрозу сам факт существования РДМ. Чтобы избежать дальнейшей конфронтации, было решено передать Палестинский комитет в ведение Министерства иностранных дел. В 1865 г. комитет был реорганизован и стал называться Палестинской комиссией. Полномочия между РДМ и Комиссией были разграничены: Миссия занималась церковными делами и обеспечением паломников, а на сотрудников Палестинской комиссии были возложены консульские и прочие дипломатические функции.
27 Омар Махамид. Россия - Палестина... С. 21.
28 Палестинский сборник (далее - ПС). Столетие Российского палестинского" общества. М.; Л., 1986. Вып. 28(91). С. 4.
29 См.: Хитрово В.Н. Палестина и Синай. Библиографический указатель русских книг и статей о" Святых местах Востока (преимущественно палестинских и синайских). СПб., 1878.
30 Хитрово В.Н. Неделя в Палестине. СПб., 1889. С. 56.
31 Хитрово В.Н. Палестина и Синай... С. 1.
32 Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество...С. 131.
33 Там же.
34 Великий князи Сергей Александрович был убит на территории московского Кремля 4 февраля 1905 г. членом боевой организации эсеров И.П.Каляевым.
35 После гибели мужа Великая княгиня Елизавета Федоровна приняла монашество и жила в Марфо-Мариинской женской обители. Она была арестована и приняла мученическую смерть вместе с другими членами дома последнего российского царя. По распоряжению адмирала А.В.Колчака и стараниями маркизы Милфорд-Хавен мощи Великой княгини и мощи ее постоянной спутницы и помощницы сестры Варвары были перевезены через Шанхай и Суэц в Палестину и захоронены под сводом столь любимой ею Гефсиманской церкви Св. Марии Магдалины в январе 1920 г. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и по инициативе российского Фонда Всехвального апостола Андрея Первозванного в 2006 г., т. е. в год 140-летия со дня рождения Великой княгини Елизаветы Федоровны и 95-летнего юбилея основанной ею в Москве Марфо-Мариинской обители милосердия честная десница Преподобномученицы и частица святых мощей ее верной сподвижницы инокини Варвары были доставлены в Россию "дабы всем нам едиными устами и единым сердцем свидетельствовать миру истину Святого Православия" (в кавычки взяты слова Алексия II, произнесенные им в ознаменование этого события).
36 Там же. С. 211.
37 ПС. 1974. Вып. 25(88). С. 6. 1986. Вып. 28(91). С. 5.
38 Русские научные интересы в Палестине и прилегающих областях. Гермес. 1915. N 9-10. С. 226-230.
39 См.: Дмитриевский А. А. Императорское Православное Палестинское общество... С. 181.
40 Устав Императорского Православного Палестинского Общества. СПб., 1889, С.1.
41 Цит. по: Журнал министерства народного просвещения. 1883. N 9. Отд. 4. С. 6.
42 Полный список членов-учредителей ИППО приводится в кн.: Дмитриевский А. А. Указ. соч. С. 186-187.
43 К 1907 г. ИППО насчитывало около 5 тыс. членов.
44 Бартольд В.В. Соч. М., 1977. Т. IX. С. 589.
45 С 1882 по 1902 г. власти Османской империи не признавали юридического статуса ИППО в Палестине. Поэтому оно приобретало недвижимость в арабских провинциях империи через подставных лиц. Лишь в 1902 г. Порта признала принадлежность к России собственности Общества в Палестине, Сирии и Ливане. К началу первой мировой войны в этих странах ИППО принадлежало более 70 га земли.
46 См.: Семенов Д. Русское палестинское общество и его деятельность до войны 1914 г. Новый Восток. 1926, N 8-9. С. 212.
47 Императорское Православное Палестинское Общество. Члены общества и должностные лица. СПб., 1907. С. 94-95.
48 ПС. 1986. Вып. 28(91). С. 7.
49 Подсчет наш по: Императорское Православное Палестинское Общество... С. 70-94.
50 См.: Старокадомский М.А. О культурно-просветительной деятельности Палестинского общества на Ближнем Востоке. ПС. 1965. Вып. 13(76). С. 177.
51 Там же. С. 178.
52 Там же. С. 179.
53 См.: Семенов Д. Указ. соч. С. 213.
54 Подробно о просветительной деятельности акад. И.Ю. Крачковского на Ближнем Востоке см.: Крачковская В.А. И.Ю. Крачковский на Ливане и в Палестине. ПС. 1954. Вып. 1(63). С. 106-125; Оде-Васильева К. В. Мои воспоминания об академике Крачковском. ПС. 1956. Вып. 2 (64-65). С. 127-136.
55 См.: Шарафутдинова Р.Ш. Русско-арабские культурные связи на Ближнем Востоке. 1978. ПС. Вып. 26(89). С. 57.
56 Оде-Васильева К.В. Взгляд в прошлое. ПС. 1965. Вып. 13(76). С. 175.
57 Крачковская В.А. Указ. соч. С. 123-124.
58 Крачковский И.Ю. Арабские писатели и русский арабист. Соч. М.; Л., 1955. Т. 1. С. 55.
59 Жузе П.К. Полный русско-арабский словарь в двух частях). Казань, 1903.
60 См.: Оде-Васильева К.В. Мои воспоминания об академике Крачковском... С. 128.
61 Там же. С. 130.
62 Подробно о научных достижениях К. В. Оде-Васильевой см.: Крачковский И. Ю. Арабистика в СССР. Избр. соч; Т. V. С. 49-50, 55.
63 Оде-Васильева К. В. Взгляд прошлое... С. 176.
64 См.: Бердников А. Ф. Российское Палестинское Общество. Народы Азии и Африки. 1983. N 6. С. 89.
65Отчет отделения ученых исследований и изданий Палестинского православного общества, читанный председательствующим Д.Ф. Кобеко от 4 октября 1883 г. СПб., 1883; Хитрово В.Н. Научное значение раскопок, произведенных православным палестинским обществом на русском месте близ храма Гроба Господня в Иерусалиме. СПб., 1885.
66 См.: Кондаков Н. П. Археологическое путешествие по Сирии и Палестине. СПб., 1904.
67 Об итогах археологических исследований, проведенных РПО в Палестине до начала первой мировой войны, см.: Ростовцев М. И. Русская археология в Палестине. Христианский Восток. 1912. Т. 1. Вып. 3. С. 247-266.
68 По белу свету. Очерки и картины из путешествия по трем частям старого света доктора А.В. Елисеева. СПб., 1893-1896. Т. I-IV.
69 Греко-православный монастырь Св. великомученицы Екатерины был основан в 330 г. Св. царицей Еленой. За свою долгую историю монастырь ни разу не подвергался грабежам и погромам. Россия до 1917 г. осуществляла особое попечительство над Синайским архиепископатом и Святыми местами п-ова. Россия внесла огромный вклад в изучение древних рукописей и других предметов старины, хранящихся в монастыре. Главной достопримечательностью монастыря является его библиотека, насчитывающая более 3 тыс. редчайших манускриптов на греческом, латинском, арабском, старославянском, армянском, грузинском, коптском и эфиопском языках, а также много исторических документов. Собрание древнехристианских рукописей считается крупнейшим после Ватикана. Сухой климат Синая позволил сохранить рукописи в отличном состоянии. Самый древний манускрипт библиотеки - Евангелие от Луки V в. ("Кодекс Сириакус"). В библиотеке помимо рукописей - около 5 тыс. книг периода начального книгопечатания. Среди них - повествование "Лестница в рай", написанное настоятелем монастыря Иоанном Лествичником (570-649). Монастырь обладает уникальной коллекцией икон ранневизантийского периода. Наиболее древние - 12 икон VI в. - выполнены в энкаустической технике, т.е. методом вкрапления красителей на восковую основу. Самый известный шедевр галереи Синайского монастыря - икона Господь Вседержитель (Пантократор). Четыре иконы, выполненные в этой редкой живописной манере, были подарены монахами монастыря епископу Порфирию и привезены им в Россию. Более подробно об истории и ценностях монастыря Св. Екатерины см.: Крылов А.В. Монастырь Св. Екатерины на Синае. Вестник Московского Университета. 1991, N 4, С. 57-65.
70 См.: Елисеев А.В. Путь к Синаю в 1881 году. ППС. 1883. Т. 2. Вып. 1.
71 См.: Решетилло Д. Ф. Болотные лихорадки в Палестине. Исследование причин и определение микроорганизмов болотных лихорадок. ППС. 1891. Т. 9. Вып. 25.
72 См.: Цагарели А.А. Памятники грузинской старины в Святой земле и на Синае. ППС. 1888. Т. 4. Вып. 10.
73 Порфирий (Успенский). Первое путешествие в Синайский монастырь в 1845 г., СПб., 1856; Иконы Синайской и Афонской коллекций преосв. Порфирия, издаваемые в лично им изготовленных 23 таблицах. Объясн. текст Н.П. Кондакова. - СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1902.
"Кодекс Синайтикус", наряду с Ватиканским кодексом - самый древний из всех известных текстов Нового Завета. В отличие от "Кодекса Ватикануса", Синайский кодекс, помимо евангельского текста, содержит две апокрифические книги: "Письма Варнавы" и "Пастырь Ерма" (117-138). Эти две книги считаются самыми ранними христианскими рукописями из всех сохранившихся.
История открытия Синайского кодекса насыщена драматическими событиями. В 1844 г. Константин фон Тишендорф обнаружил на горе Моисея на Синае первые 130 листов Кодекса, из них 43 листа он увез с собой в Германию, и сейчас они хранятся в библиотеке Лейпцига. В 1859 г. правительство России финансировало вторую экспедицию Тишендорфа на Синай, во время которой ему удалось отыскать еще 346 страниц кодекса. Немецкий ученый оставил монастырю долговую расписку, где обязался вернуть найденные листы после того, как они будут изучены в России. Со своей стороны, Александр II дал под залог 27 тыс. золотых марок, и в 1865 г. 346 листов Синайского кодекса были переправлены в Петербург. С тех пор они уже никогда не возвращались в монастырь. В 1937 г. Синайский кодекс был продан Советским правительством за 100 тыс. фунтов стерлингов Лондонскому музею, где находится поныне. В самом монастыре осталось восемь страниц бесценного манускрипта. Сейчас монахи ревностно оберегают древние рукописи и предпочитают самостоятельно вести реставрационные и исследовательские работы. Лишь редкие ученые, в основном из Греции, удостаиваются разрешения архиепископа Синайского на право пользования библиотечными фондами монастыря.
74 Коллекция рукописей, собранная во время странствий по Востоку архимандритом Антонином, в настоящее время хранится в библиотеке АН Украины в Киеве.
75 Норов А.С. Иерусалим и Синай. СПб., 1878. С. 110.
76 Журнал министерства народного просвещения. СПб., 1883. N 9. Отд. 4_ С. 6.
77 Там же. С. 16.
78 Монастырь Креста (Крестовый монастырь) в Иерусалиме, где по преданию похоронен Шота Руставели, в ХVII в. из-за нехватки средств, необходимых для уплаты налога Османским властям, был передан грузинскими монахами греческому Патриархату, в ведении которого он находится в настоящее время.
79 См.: Васильев А.А. Поездка на Синай в 1902 г. Сообщения императорского православного палестинского общества. 1904. Т. XV, Вып. 3. С. 173-252; Марр Н.Я. Предварительный отчет о работах на Синае, веденных в сотрудничестве с И.А. Джаваховым, и в Иерусалиме в поездку 1902 г. Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. 1903. Т. XIV. Вып. 2. С. 1-51.
80 ПС. 1986. Вып. 28(91). С. 7.
81 Повесть Епифания о Иерусалиме и сущих в нем мест первой половины IX века. ППС. 1886. Т. 4. Вып. 11.
82 Иоана Фоки сказание о городах и странах от Антиохии до Иерусалима. ППС. 1889. Т. 8. Вып. 23.
83 Странствия Василия Григоровича-Барского по Святым местам Востока с 1723 по 1747 г. Издание по подлинной рукописи под ред. Н. Барсукова. СПб., 1885-1887. Ч. I-IV.
84 Описание турецкой империи, составленное русским, бывшим в плену у турок во второй половине XVIII века. ППС. 1890. Т. 11. Вып. 31.
84 Медников Н.А. Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам. ППС. 1903. Т. 17. Вып. 50. Ч. I-IV.
86 Крачковский И.Ю. Памяти Н А. Медникова. Избр. соч. Т. V. С. 202.
87 Цит. по: Надиадзе Л.И. Из истории Палестинского общества. ПС. 1974. Вып. 25(88). С. 165.
88 Россия не имела особых притязаний на арабские владения Османской империи и стремилась установить, прежде всего, свой контроль над проливами Босфор и Дарданеллы. Однако в марте 1916 г. царское правительство подписало соглашение "Сайкс-Пико", по которому в случае победы стран Антанты над Турцией Палестина выделялась в так называемую "коричневую зону", где Россия наряду с Англией и Францией получала преимущественные политические права. Политики обосновывали участие России в "переделе" Палестины необходимостью защиты русского имущества и русских паломников от Османских властей, которые в декабре 1914 г. распорядились выслать за пределы Палестины представителей РДМ И ИППО.
89 Там же. С. 232.
90 Там же. С. 475-477.
91 Официально Великобритания получила колониальный мандат Лиги Наций на управление Палестиной в 1922 г.
92 Бартольд В В. Соч. Т. IX. С. 476.
93 Крачковский И.Ю. Избр. соч. Т. V. С. 153.
94 Там же. С. 143.
95 Там же. С. 144.
96 Книга тысячи и одной ночи. Под ред. акад. И. Ю. Крачковского, пер. М А Салье: М.; Л.,1929-1939. Т.1-8.
97 См.: Бартольд В. В. Ислам. Пг., 1918; Он же. Соч. Т. VI. С. 79-139; Он же. Мусульманский мир. Пг., 1922; Он же. Соч. Т. VI. С. 205-297.
98 См.: Крымский А. Е. История новой арабской литературы (XIX - начало ХХ вв.), М., 1979.
99 См.: Оде-Васильева К. В. Образцы ново-арабской литературы (1880- 1925 гг.). Под ред. И.Ю. Крачковского. Л., 1928-1929. Т. 1-2.
100 По заказу Дамасской академии наук И Ю. Крачковский перевел свои лекции по современной арабской литературе на арабский язык, и они были опубликованы во многих арабских научных журналах. Некоторые арабисты западных стран специально учили русский язык, чтобы познакомиться с трудами И.Ю. Крачковского. ПС. 1956. Вып. 2 (64- 65). С. 131.
101 Крачковский И.Ю. Избр. соч. Т. 1. С 50.
102 Цит. по: ПС. 1956. Вып. 2 (64-65). С. 134.
103 ПС. 1974. Вып. 25(88). С. 9.
104 ПС. 1986. Вып. 28(91). С. 8.
105 См., например: Примаков Е. М. Проблема Палестины в XX в.: истоки, эволюция, перспективы. ПС. 1981. Вып. 27(90). С. 3-23; Соколов Д. Палестинская трагедия и истоки палестинского движения сопротивления (1917-1949 гг.). ПС. 1978. Вып. 26(89). С. 3-22; Колобов О. А. США - Израиль и арабский мир: о некоторых особенностях осуществления и формирования политики американского империализма на Ближнем Востоке и в Северной Африке в 1945-1980 гг. ПС. 1984. Вып. 29(92)-1. С. 3-148.
106 Пересыпкин О.Г. - Чрезвычайный и Полномочный Посол, заслуженный работник дипломатической службы России, бывший ректор российской Дипломатической Академии, президент Общества дружбы, делового и культурного сотрудничества России с Ливаном. Профессор, доктор исторических наук, автор более двадцати монографий по проблемам ближневосточного региона. Член Совета и Комитета почетных членов ИППО.
Чистяков А.Ф. - Чрезвычайный и Полномочный Посол, представитель Российской Федерации при Палестинской национальной администрации в 1995-2000 гг. Кандидат политических наук, член Совета ИППО.
107 1 ноября 2004 г. в день рождения Великой Княгини Преподобномученицы Елизаветы Федоровны в Православном Просветительском Комплексе Паломнического центра прошли шестые юбилейные Свято-Елизаветинские чтения, посвященные 140-й годовщине со дня рождения Великой Княгини.
108 Совет Министров - Правительство Российской Федерации. Распоряжение от 30 апреля 1993 г. N 747-р; Совет Министров - Правительство Российской Федерации. Распоряжение от 14 мая 1993 г. N 832-р.
109 Постановление Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 25 мая 1992 г. N 2835-1.
110 С подробной информацией о паломнической деятельности ИППО можно ознакомиться на Интернет-сайте Общества по адресу: http://www.ippo.ru

http://www.fondsk.ru/article.php?id=511




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме