Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Остров" Лунгина

Павел  Лунгин, Российская газета

Остров / 21.12.2006


Чувство больной совести - нормальное состояние человека, считает известный режиссер …

На дворе конец декабря. За окном дождь. К концу года в нашем кино тоже наблюдаются аномалии. 2006 год был начат с "Дневного дозора" - отечественного блокбастера, сделанного по американским законам, а закончен "Островом", фильмом, поднимающим, казалось бы, несовременные понятия греха, совести, покаяния...

Количество зрителей стало расти на второй неделе показа (по данным информационного агентства "Метрополитен", на фильме "Парфюмер" на второй неделе проката пошло падение зрительской аудитории на 38 процентов. У "Дневного дозора" на второй неделе проката произошло падение интереса публики на 40,5 процента, у "9 роты" на второй неделе проката падение составило 13,9 процента).

По соотношению первого и второго уикендов картина "Остров" поставила абсолютный рекорд в широком прокате.

Российская газета: Павел Семенович! Чем объясняется успех фильма "Остров"?

Павел Лунгин: Четвертый уикенд фильм идет в кинотеатрах, количество которых увеличивается. Для такого фильма это удивительно. В этом я вижу принципиальную причину. Это значит, что есть возможность делать другое кино. Не все в нашей жизни отформатировано. Есть зритель, каждый хочет духовного кино, а не форматного зрелища, он хочет видеть отражение своей внутренней жизни и готов платить за это деньги.

Одно время показалось, что наша жизнь как супермаркет. Идея супермаркета в том, что ты покупаешь сосиски одного и того же размера, одного и того же вкуса, в той же упаковке. В супермаркете духовного применения ты покупаешь книжки в красных и синих обложках и знаешь, что тебя там может ждать. В телевизоре - формат, в кино - формат...

РГ: Как "Остров" вышел на экраны?

Лунгин: Канал "Россия" осознанно взял на себя решение, наполненное риском, выпустить фильм.

РГ: Почему решение, наполненное риском?

Лунгин: Непонятно было: окупятся расходы, не окупятся? Пойдет зритель на этот фильм, не пойдет? Руководство телеканала "Россия" - Олег Добродеев, Антон Златопольский, Сергей Шумаков заявили о своем желании, чтобы фильм был снят. Другие каналы точно знают, что надо людей либо смешить, либо пугать, и пытаются воздействовать на уровне инстинктов. Канал "Россия" пробил брешь этим фильмом и, доказал возможное духовное возрождение кино. Риск канала оправдался. Я думаю, что все мы должны быть благодарны ему за это.

РГ: Как попал к вам сценарий?

Лунгин: Когда мы делали с Юрием Николаевичем Арабовым "Мертвые души", один из его учеников Дмитрий Соболев предложил мне сценарий "Острова". Я его прочел, отложил. Потом опять прочел. Потом наступил момент, когда я без сценария уже не мог жить. Я не знал, к кому идти, и обратился на канал "Россия", так как они купили мой фильм "Бедные родственники". Спустя время мне позвонил Сергей Шумаков и сказал, что канал "Россия" хочет, чтобы этот фильм вышел, и они готовы стать полными его продюсерами.

РГ: Из каких побуждений было принято это решение?

Лунгин: По-моему, из идеологических и духовно-христианских. Хотя руководители церкви не читали сценария. И на канале не знали, как к этому отнесутся православные священнослужители. Герой фильма - монах, да еще с преступлением за спиной, он поучает. Понятие юродивости, молитва - не те понятия, которые мы привыкли видеть в кино. И совершенно было непонятно, что из этого получится.

РГ: Перед съемками вы не пересматривали другие фильмы на подобную тему?

Лунгин: Я даже не пошел смотреть фильм Мела Гибсона "Страсти Христовы", чтобы его фильм не влиял на меня своим языком и стилистикой.

РГ: Мамонов не играет, а выступает в качестве проводника?

Лунгин: Стопроцентный актер не смог бы такое сыграть. Например, шла молитва с экрана. Мы это снимали крупным планом, но сомневались - можно ли это показывать? Нравственно или нет? Но Петя не играл эту роль, он действительно молился. Это были как документальные кадры. От его молитвы пошла сильная энергия - и вдруг, как чудо, заплакал поселковый мальчик, игравший роль больного.

РГ: Где проходили съемки фильма?

Лунгин: Это городок Кемь, откуда корабли с паломниками идут в Соловки. Это место русской святости, место мученичества. Там были серые причалы из прогнивших бревен, откуда заключенных отправляли в Соловецкие лагеря. Причалы из досок, затонувшая баржа, вокруг которой мы построили декорации, вода, камни - этот пейзаж сыграл в фильме не меньшую роль, чем актеры.

Мы жили на отшибе, в маленькой гостиничке. Местные там пьют "Снежинку", играют в "однорукого бандита" в игровых клубах.

РГ: Почему герой Петра Мамонова в фильме во время литургии стоял не лицом к алтарю?

Лунгин: Показывал на пожар. Природа юродивости - не совсем нормальная. То, что юродивый чувствует и знает, простым языком сказать не может. Он не может сказать герою Дмитрия Дюжева, что он - белоручка. Он мажет ручку двери сажей, чтоб герой Дюжева испачкался. Поучение иносказанием. Василий Блаженный играл в храме на дудке, чтобы показать, что никто не молится и кидался сырым мясом, обличая кровавость своего времени.

РГ: Герой Мамонова изначально в сценарии был таким?

Лунгин: Сценарий принципиально не меняли. Петя словно "натянул" на себя эту роль. Для меня сразу было понятно, что главную роль должен сыграть Мамонов.

РГ: Мамонов понимал, что он выполняет миссию?

Лунгин: Он мне говорил, что, если после нашего фильма хоть два человека войдут в храм, мы свою задачу выполнили.

РГ: В интервью журналу "Фома" Мамонов сказал, что искусство на нравственное совершенствование человека не влияет...

Лунгин: Да, искусство - не проповедь. Проповеди как раз в кино не получаются.

РГ: Почему?

Лунгин: Место проповеди - церковь, а в искусстве должен быть конфликт, правда характеров. Герой Мамонова и жесток бывает, и гордыня у него есть. Небезгрешны и герои Дюжева, и Сухорукова, но втроем они, сплетаясь, создают другую правду. Я верю тому, о чем они говорят, спорят.

РГ: У вас были сомнения перед съемками сцены изгнания беса?

Лунгин: Ужасные. Мы с Петей не спали две ночи. Он отказывался сниматься. Надо было снять как-то максимально целомудренно, потому что много насмотрелись в американских фильмах компьютерных изгнаний беса, поэтому мы ушли на природу. Господь помог. И еще замечательная актриса Виктория Исакова. Она сыграла свою бесноватую нежно и точно. Сцена стала кульминацией фильма.

РГ: Ваш фильм вызвал бурную полемику в Интернете, в православных приходах. Какие вопросы в основном задают?

Лунгин: Сегодня было обсуждение фильма в храме Св. мученицы Татьяны при факультете журналистики МГУ. Меня потрясло большое количество народа, нельзя было протиснуться в зал. Мы поставили лавки, но и их не хватало. Пришли дети, родители, старики... Эта церковь сейчас - настоящий живой организм. Много было вопросов по содержанию фильма, его истолкованию: виноват ли герой? Связано ли это с героем Достоевского - Раскольниковым? Я ответил, что нет. Раскольников, совершив убийство, шел от ума, хотел проверить себя, а в "Острове" - современная картина, когда зло вокруг тебя. Сделал шаг - и можешь оказаться в ситуации, в которой либо ты убьешь, либо тебя.

РГ: Но главное - есть ли выход и спасение из тяжкого греха?

Лунгин: Думаю, что есть. Чувство греха, чувство стыда, чувство больной совести - это нормальное состояние для человека. Это не означает, что ты - лузер, что ты проиграл свою жизнь, что ты - слабак...

РГ: Каждый фильм делаешь для людей и для себя. Это сложно соединяется. Что вы осознали для себя?

Лунгин: Больших грехов у меня нет, но чувство вины и боли есть. В фильме нет философских мыслей, и этим он хорош. Там есть две простые истины: что Бог есть и что через стыд и через грех ты становишься человеком. Вроде бы это все знают, но напоминание об этом оказалось нужным людям.

РГ: Ваш фильм представил принципиально нового героя нашего времени - монаха - человека духа, отмаливающего и людей, и Россию.

Лунгин: Никто не верил в успех на экране. Сначала мы думали, что будет копий двадцать, потом - пятьдесят... В результате напечатали двести и оказалось, что этого не хватает... По Интернету я получаю письма, что в провинцию не доходит фильм. А то бы мы могли собрать еще больше зрителей.

РГ: С другими вашими фильмами происходили подобные истории?

Лунгин: Нет. Правда, "Олигарх" хорошо прошел.

РГ: А "Бедные родственники"?

Лунгин: Очень плохо.

РГ: На премьере в Доме кино двери сносили!

Лунгин: Это было незабываемо, а в прокате ничего не собрал. С "Островом" все наоборот. И я этому рад.

РГ: Как Петр Мамонов воспринял премьеру?

Лунгин: По-моему, он счастлив... Он мне написал большое письмо, как ему помог фильм, насколько ему стало жить легче... Я не знаю, насколько легче ему стало. Сегодня легче, завтра будет тяжелее. Мамонов - это особая натура. Но мне кажется, что он очень доволен собой, фильмом. Он человек очень верующий, но его религиозная жизнь была несколько в стороне от его искусства, а тут впервые у него совпало: то, что думал, с тем, что делал.

РГ: Сегодня не нужны особые духовные подвиги, говорит он. Сегодня трудно просто оставаться порядочным человеком.

Лунгин: Порядочным человеком всегда быть трудно.

РГ: Но раньше порядочных людей, на мой взгляд, было больше.

Лунгин: Новый мир выедает внутренне. Если при советской власти давила внешняя опасность, то сегодня через искушения, мелкие уступки, через потребление вкусненького, веселенького, идет отравление. Сегодня труднее удержаться. Я знаю людей, которые выдерживали противостояние с властью и оказались бессильными перед властью денег. Но люди остаются людьми, Россия остается Россией. Россия всегда жила идеями, борьбой идей. Она никогда не станет супермаркетом, в который будут заходить люди только ради потребления.

РГ: В девятнадцатом веке Оптина пустынь окормляла всю Россию через интеллигенцию, через Достоевского, Гоголя... В каких монастырях побывали вы перед съемками фильма?

Лунгин: Когда я искал места для съемок, я объездил северные монастыри - Валаам, Соловки. "Остров" - фильм особенный. Счастье такое бывает раз в жизни. Мы все вместе сделали что-то большее, чем каждый из нас. Это - уникально.

РГ: Ходили ли вы за благословением перед началом съемок?

Лунгин: Петр Мамонов меня познакомил с иеромонахом Донского монастыря Косьмой. Он с нами был во время съемок. Мы с ним ездили в лавру, где я получил одобрение на фильм. Но формального церковного одобрения до начала съемок не было.

РГ: Когда вы поняли, что фильм стал получаться?

Лунгин: Когда придумали мостки и появилась ржавая тачка. Это было в первые дни съемок. Вдруг покатилась эта ржавая тачка - тык-тык-тык по мосточкам... Вода поднимается и опускается... И так он ходил тридцать лет.

РГ: Тачка - символ покаяния?

Лунгин: Смирения, когда человек прикован к своему греху. Уголь, который он возит, и есть грех.

РГ: Почему Мамонов ушел из мира?

Лунгин: Он, живя в деревне, себя спасает, так как болезненно и обнаженно реагирует на окружающий мир и не выдерживает его давления. У него жена, кошки... Он бы один не выжил. Но ведь он не монах и не затворник.

РГ: А вы городской житель?

Лунгин: Да, но на природе хочется жить все сильнее и сильнее.

Хотя больше всего мне хочется сейчас работать. У меня такой прилив сил, так много надо сделать. После "Острова" я снял фильм о Рахманинове.

РГ: Каким будет, на ваш взгляд, искусство через 25 лет?

Лунгин: Надеюсь, что это будет настоящее искусство. Ведь неважно, каким оно будет, важно, в какую сторону оно пойдет - в манипулирующую, развлекательную или в духовную. Искусство, конечно, должно быть интересным, но оно может тянуть человека либо вниз, либо вверх.

РГ: Куда тянуть легче?

Лунгин: Конечно, вниз. Человек слаб и так устроен, что вниз идти легче, чем вверх. Хочется, чтобы канал "Россия" продолжал духовное возрождение России.

РГ: "Остров" высоко оценил Святейший Патриарх всея Руси Алексий II, из рук которого вы получили Патриаршую грамоту. Как проходила ваша встреча?

Лунгин: Во время встречи с патриархом мы разговаривали минут сорок. На патриарха произвело впечатление, что жизнь монастыря, монашеское бытие, глубоко интимные православные вещи стали сюжетом фильма, что сама плоть монашеской жизни становится востребованной и интересной. Мы получили Патриаршую грамоту впервые в истории современного российского кино "за работу во славу Русской церкви".

РГ: Новый год любите?

Лунгин: Люблю. Но на этот раз я буду встречать его не дома. Мои друзья придумали путешествие в Африку. Я только сказал "да!"

Татьяна Хорошилова

http://www.rg.ru/2006/12/21/lungin.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме