Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Бизерта. Площадь Анастасии Ширинской

Галли  Монастырева, Красная звезда

07.12.2006

Это уникальное событие в России почему-то осталось незамеченным. Совсем недавно муниципалитет Бизерты - второго по величине города Туниса и его крупнейшего порта - принял решение назвать одну из площадей именем Анастасии Ширинской. Многие наши читатели сразу поняли, о ком идет речь: воспоминания Анастасии Александровны "Бизерта. Последняя стоянка" несколько лет тому назад вышли в популярной серии Воениздата "Редкая книга", вызвав огромный интерес. Причем, как оказалось, не только у нас, но и в самом Тунисе. Думается, что там, на берегах Средиземного моря, рассказ о судьбе русской эскадры, навсегда ушедшей из Крыма в 1920 году, вообще был воспринят, как потрясение. Именно поэтому впервые на Черном континенте площадь была названа в честь русской женщины, да еще ныне здравствующей, проживающей в том же городе и к тому же имеющей российское(!) гражданство. Это высочайшая награда человеку, сумевшему сохранить и пронести через многие десятилетия память о своих соотечественниках, до конца оставшихся верными родине и присяге... Кстати, на площади Анастасии Ширинской находится единственный в Бизерте православный храм. Уверены, что американцы, французы или китайцы, если бы кто из них удостоился такой чести, гордились бы этим человеком, как национальным героем, и сделали бы все возможное для популяризации его имени на родине. В России же это известие приняли, что называется, к сведению. Хоть бы кто из официальных лиц поздравил российскую гражданку! Сегодня от имени многих тысяч своих российских и зарубежных читателей это делает "Красная звезда" и публикует материл о судьбе Бизертской эскадры. Автор его - Галли Монастырева, правнучка капитана 2 ранга Нестора Монастырева, командира подводной лодки "Утка", одного из 33 кораблей, покинувших Крым после крушения белого движения.
ТАКОГО ЕЩЕ не было: флот покинул Севастополь! Душа оставила тело... Да, город уже однажды оставался без кораблей, но тогда, в первую оборону, они ушли на дно родной бухты, а не в чужие порты... В смутном 1918-м Черноморский флот впервые подвергли разделу: его, как и всю страну, поделили на красных и белых. Красная половина самозатопилась в Цемесской бухте, а спустя два года белая половина покинула воды Черного моря и через Константинополь ушла в Бизерту.
"Я получил приказ следовать в Босфор и при входе в пролив поднять французский флаг, - написал в "Записках морского офицера" Нестор Монастырев. - Мне объяснили, что Франция берет остатки нашего флота под свою защиту... Малым ходом "Утка" стала выходить из гавани. Все, кто мог, вышли на верхнюю палубу. Последний раз сверкали для нас золоченые купола и кресты русских церквей... Прощай, Родина, прощай, моя Отчизна! Прощай, Севастополь, колыбель славного Черноморского флота!"
15 ноября 1920 года. Отступление Добровольческой армии закончилось беспрецедентной эвакуацией Крыма. В течение трех дней на 126 судов погрузили войска, семьи офицеров, часть гражданского населения крымских портов - Севастополя, Ялты, Феодосии и Керчи. Те, кто пережил эти дни, навсегда запомнили, как днем и ночью под траурный звон колоколов при красном свете пожаров грузились на пароходы тысячи людей. В добровольное изгнание отправились 150 тысяч русских. Казалось, что ненадолго, оказалось - навсегда. Так началась история русской эмиграции.

В КОНЦЕ 1920 года, обогнув полуостров Пелопоннес, тридцать три русских корабля бросили якорь в тунисском порту Бизерта. Флагман эскадры - линкор "Генерал Алексеев" был одним из самых современных кораблей того времени. На крейсере "Генерал Корнилов" (бывший "Кагул") размещался штаб генерала Врангеля; легкий крейсер "Алмаз" - один из первых авианесущих кораблей Российского флота с "летающей лодкой" на борту; подводные лодки последних проектов... Был также транспорт "Якут", пришедший в Крым из Владивостока перед самой эвакуацией. На нем в Бизерту эвакуировали кадетов и гардемаринов Морского корпуса. Однако больше всего в порт Бизерты пришло эскадренных миноносцев типа "Новик", это был самый современный класс кораблей. Но были и "старые калоши", такие как переквалифицированный в линейный корабль броненосец "Георгий Победоносец", впоследствии ставший плавучей гостиницей для русских семей.

Моряки, солдаты и офицеры Белой армии, казаки не сбежали, а отступили из Крыма - с походными штабами, знаменами и штандартами, с оружием... На российских кораблях год за годом продолжалась служба: поднимались и спускались с заходом солнца Андреевские флаги, отмечались праздники исчезнувшего государства; в храме Александра Невского, построенном русскими моряками, отпевали умерших и славили Христово Воскресение, а в городском саду играл корабельный оркестр "Генерала Корнилова". В морском училище юноши изучали навигацию и астрономию, теоретическую механику и историю России - по Карамзину и Соловьеву...
Кстати, жизнь Морского корпуса в Бизерте - одна из самых ярких и трогательных страниц истории русских в Тунисе. Французы предоставили ему старый нежилой форт Джебель-Кериб, и корпус существовал до 1925 года. В 1922 году состоялся первый и последний выпуск офицеров. Впоследствии было еще три выпуска, но в офицерские чины гардемарины уже не производились. В 1923 году французы обязали русское командование закрыть корпус, но под большим давлением согласились еще некоторое время потерпеть, чтобы существовал так называемый "Сиротский дом для мальчиков", хотя там оставались юноши 15, 16 и 17 лет. Однако для русских это заведение оставалось Морским корпусом. По традиции корпус устраивал парады, однажды в строю вместе со взрослыми прошли и дети, стараясь держать равнение. Трибуны плакали... Так или иначе, но многие русские мальчики получили среднее образование гимназического уровня, позволившее им поступить в учебные заведения Франции.
С лета 1921 года капитан 2 ранга Нестор Монастырев на подводной лодке "Утка", командиром которой он закончил войну, издавал "Морской сборник" - журнал по истории русского флота, в котором те, кто считал нужным, могли опубликовать статьи как по технике морского дела, так и о событиях Первой мировой и Гражданской войн. Процесс выпуска журнала проходил самым немыслимым образом: по ночам, когда освобождалась дивизионная пишущая машинка, делались макеты "Морского сборника", потом его отвозили в литографию Морского корпуса.
Журнал рассылался в семнадцать стран, включая - нелегально - Советскую Россию. Морские офицеры ждали его и зачитывали до дыр. Всего появилось 26 выпусков, но в 1923 году Монастырев вынужден был прекратить это занятие, которое, пожалуй, стало для него главным делом жизни.
ЭСКАДРА как боевое соединение прекратила свое существование, после того как Франция признала Советскую Республику. Настал, пожалуй, самый трагический момент в жизни русских моряков: 29 октября 1924 года в 17 часов 25 минут, с заходом солнца, на русских кораблях в последний раз были спущены Андреевские флаги - символ былой славы и величия. Тогда казалось - навсегда. Но оказалось - до поры...
6 мая 1925 года корабельный горн протрубил сигнал "Разойдись!" в гардемаринском лагере Сфаят. Разошлись, но не рассеялись, не разбежались, не сгинули, позабыв, кто они и откуда. Написали книги, возвели церковь, отчеканили памятный Бизертский крест...
Теперь черноморцам пришлось начинать жизнь заново, с нуля, несмотря на былые чины, ордена, заслуги перед Отечеством. Бывшие офицеры оказались востребованы как геодезисты, топографы и строители. Нужно отметить, что современные дороги и водопровод в Тунисе - в прямом смысле слова - дело рук русских людей.
Когда понемногу обжились, организовали Русский клуб и Союз русских ветеранов. Иван Михайлович Шадрин, который в прежней жизни был регентом Императорской капеллы, организовал хор. Тогда ходила шутка: "Два англичанина - это футбол; два немца - две кружки пива; два русских - это хор"...
В начале 1930-х годов корабли Русской эскадры были отправлены на слом. Оставшиеся в Бизерте россияне задумались о строительстве церкви - в память об эскадре. Несколько лет ушло на оформление необходимых документов и на сбор средств.
В 1937 году строительство храма было начато, а уже в 1938-м он был освящен в честь святого Благоверного великого князя Александра Невского. Храм этот был задуман как памятник Российскому императорскому флоту, поэтому церковной завесой на Царских вратах стал служить Андреевский флаг, а имена кораблей Русской эскадры были увековечены в надписях на мраморных таблицах храма.
После провозглашения Тунисом независимости значительная часть эмигрантов, имевших французское подданство, вынуждена была переехать во Францию. Русская колония стала очень малочисленной...
За триста лет войн и дальних походов рассеялись по всему миру могилы русских моряков, погребенных на чужбине... Около ста российских офицеров покоятся в Бизерте, на православной части кладбища Боржель...
Даже если вы приедете в Тунис на один день, вам обязательно покажут знаменитые раскопки Карфагена, отвезут на Медину, в старый город, а потом обязательно провезут по авеню Мухаммеда V. В самом начале этой улицы среди уверенно стоящих финиковых пальм вы совершенно неожиданно увидите голубые купола православной церкви - русского храма, стоящего на площади Анастасии Ширинской, в центре мусульманского государства на севере Африканского континента.
Кто из российских граждан, даже будучи убежденным атеистом, не заглянет под прохладные своды этого храма?

http://www.redstar.ru/2006/12/07_12/3_02.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме