Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Дорогами войны и мира

Елена  Колосенцева, Красная звезда

06.12.2006

В Моздок летели на Ил-76, уткнувшись коленками в коробки с надписью большими буквами "Подарок". Это шефская помощь от Всероссийской общественной организации ветеранов "Боевое братство" Внутренним войскам МВД РФ, расквартированным в Чечне. Делегация приезжает к подшефным регулярно, чтобы узнать, как служится под Грозным, в Гудермесе, Ханкале, Урус-Мартане. Подарки ждут везде, а вместе с ними - мира и тепла.
Над батальонами 46-й отдельной бригады особого назначения ВВ МВД России, дислоцирующимися на территории Чеченской Республики, шефствуют двадцать три района Подмосковья. Делегации от каждого района приезжают к ним довольно часто. Везут от стройматериалов до конфет и разных приятных мелочей. Общая же делегация от "Боевого братства" и районов Подмосковья летает в отдельную 46-ю лишь один раз в год.
- Мы никогда не называли наши

поездки "гуманитарной помощью", - говорит руководитель делегации, первый заместитель Всероссийской общественной организации ветеранов "Боевое братство", депутат Государственной Думы РФ Дмитрий Саблин. - То, что делает Подмосковье, - это именно шефство, а не одноразовые акции.
Прежде чем собрать груз, мы узнаем, что именно нужно солдатам и офицерам. Иногда бывает так, что шефы привозят индивидуальные подарки конкретному бойцу на заставу или блокпост.
В Моздоке делегация "Боевого братства" разделилась на две части. Большинство вместе с грузом отправились колонной по земле. Журналисты и артисты - по воздуху. Колонна приехала в 46-ю бригаду только на следующий день: разгрузка продолжалась до вечера, и делегацию просто не выпустили ночью с территории Моздока.

Подшефные батальоны расположились и по пути следования колонны: в станицах Наурская и Червленая. Поэтому в бригаду приехали неполным составом: кто-то сразу отправился к подшефным. Заехали и в Чернокозово - попросил Владимир Федорович Князев, делегат из Домодедовского района. На этой земле в октябре 1999 года погиб его сын Вадим. В 20 лет он был командиром БМП. "Муха" ударила боевую машину с тыла во время выполнения разведкой очередной задачи.
В живых остался один механик.
Тяжело слышать слова отца, пережившего своего ребенка:
- Взял горсть земли с места гибели сына. Перекурили и сразу же тронулись в путь. Зачем что-то еще? Здесь столько ребят полегло. Среди сотен - и мой...
С Чечней знаком и старший сын Владимира Федоровича - служащий московского ОМОНа. Он здесь был. Хорошо, что вернулся.

Пара Ми


Пока часть делегации сутки на машинах пробиралась по чеченской грязи - "пластилину", остальные поднялись в небо на Ми-8. Борт принимала сначала Ханкала, но уже через несколько минут подтвердилось, что встречает аэродром Северный. Еще год назад он был полностью разбит. И тогда, возможно, только воронки от взрывов и могли напомнить, что здесь когда-то находился стратегически важный объект.
От Моздока до Северного лететь не больше получаса. В этот раз, как и в любой другой, вертолет летит с сопровождением. Как потом объяснили вертолетчики, "эскорт" не обязательно состоит из боевого вертолета Ми-24, могут вылететь и два Ми-8. "Вертолетная пара" - это одна из особенностей полетов над Чечней, как и противоракетное маневрирование, обход опасных зон, постоянная смена высоты, профиля полета и использование тепловых ловушек. Вертолетчики объясняют: тепловые ловушки выпускаются в местах предполагаемых засад боевиков, когда машина пролетает над ущельем или возвышенной местностью. Еще одна специфика полета - это предельно малая высота. Такая, что приходится подниматься, чтобы перелететь линию электропередачи. Таким образом, радиус обстрела летательного аппарата с земли уменьшается, одновременно увеличивается шанс, что его не успеют заметить. Как сообщил начальник авиационной группировки Внутренних войск полковник Алексей Господ, все вертолетчики уже знают места возможных укрытий боевиков. Именно там осуществляются основные приемы по безопасности полета. Одним из таких мест, над которым пролетала делегация, оказался Сунжанский лес, названный по пересекающей его реке. Лесов в Чечне много, столько же, сколько гор и равнин. Даже осенью, когда листвы на деревьях нет, с вертолета не видно земли: "кучерявые" ветки все отлично скрывают.

Пока Северный не функционировал, все "вертушки" принимала Ханкала. Сейчас в Ханкале находится авиация и Внутренних войск, и Минобороны, однако задачи их разнятся.
Здесь же расположен командный пункт авиации Внутренних войск. Сюда приходят заявки на эвакуацию больных и раненых. После получения команды вертолет должен вылететь в течение двадцати минут. За это время в командном пункте договариваются с медработником, запрашивается воздушное пространство, уточняется метеосводка, ставится задача экипажу...
- В горах вертолет чаще садится на оборудованные площадки, которые всегда проверяют саперы. Если плохая погода, то посадка производится на равнине. Если видимость есть, но она минимальная, тогда эвакуируемых стараются вывезти из гор на равнину, откуда их уже забирает вертолет. Сейчас осенью, как и весной, в горы летаем реже - погода чаще нелетная, - объясняет полковник Алексей Господ.

Вертолетчики, которые уже давно в Чечне, а смена группировки проходит каждые 50 дней, могут уже по опыту предугадать погоду. Так, восточный ветер не несет с собой ничего хорошего. Погода с Каспия всегда нелетная. Зато с северо-западным ветром погода улучшается. Вертолет может летать и в снег, и в дождь, главное, чтобы нижняя граница облачности не была меньше 100 метров, а впереди вертолетчик должен видеть объект на расстоянии километра.
- Пилот всегда услышит, что с земли по нему ведется огонь. И чтобы вертолетчик не отвлекался, в салоне запрещено громко разговаривать, фотографировать, вести видеосъемку, перемещаться - изменяется центровка вертолета. Ночью вертолет обязательно летает без огней - зачем привлекать внимание? - рассказывает оперативный дежурный объединенного командного пункта авиацией Внутренних войск подполковник Аркадий Попов.

Они замечают каждый "бычок"


Просыпается 46-я бригада еще до рассвета. В шесть утра на плацу заметно движение. Первыми появляются подшефные Мытищинского района Подмосковья - инженерно-саперный батальон. Все обмундирование ребята проверяют уже у казарм. На каждом бронежилет и шлем "сфера", в разгрузке - 8 магазинов. У командира - до 5 килограмм взрывчатки. На ногах никакой особенной обуви - обычные берцы. Говорят, что скоро появится специальная обувь для саперов, но только весить она, наверное, будет немало.
Пока готовятся, рядом бегает овчарка Берта. Ее еще не кормили, так как идет на задание.
На плацу собираются несколько минно-разыскных расчетов - у каждого своя задача.
- Ребята, а можно вас сфотографировать? - спрашиваю.
- Лучше после задания. Примета плохая, - сдержанно отвечает мне командир.
Вообще ребята-саперы отличаются от других военнослужащих. Они вроде серьезнее, спокойнее. Оно и понятно: работа-то не из легких и не терпит суеты.
После инструктажа отправляемся с инженерно-разведывательным дозором. Каждое утро они проверяют около 12 километров дороги - пути следования колонн. Маршрут образует треугольник: 46-я бригада - Петропавловская - Горяче-Источинская. К одиннадцати ребята должны вернуться. Только после инженерной разведки начинает ходить военный транспорт. А вот гражданские машины...
- Раньше никто не обгонял инженерно-разведывательный дозор. Боялись проехать до него. А сейчас на дорогах джигитуют, ничего уже не боятся. У сапера больше вероятность попасть в ДТП, чем подорваться на мине, - сетует командир отдельного инженерно-санитарного батальона полковник Юрий Мельников.
Он же рассказывает, что находящиеся на обочине машины также проходят внешнюю проверку. А вот залезть внутрь сейчас никто не разрешит. Чаще всего надо пройти целый комплекс мероприятий, чтобы получить разрешение на досмотр внутри. Юрий вспомнил случай, как еще семь лет назад саперы смогли без проблем расстрелять брошенный у обочины подозрительный мотоцикл, который мог быть заминирован. Сейчас это невозможно.
Саперы на маршрут выдвигаются на БТР, еще один БТР прикрытия следует за ними. Спаниель Чарли гордо сидит на машине. Такое ощущение, что ему это приносит большее удовольствие, чем кормежка. К этому времени уже совсем светло. Светает здесь так же незаметно, как и темнеет.
БТР тормозит. Происходит задержка. Саперы проверяют трубы, проходящие над дорогой.
- Боевики любили раньше прикреплять взрывные устройства к столбам, трубам, деревьям, проводам по пути следования колонны. И хотя сейчас это происходит реже, мы все равно проверяем такие объекты, - пояснил сапер Дмитрий Казаков.
Инженерная разведка началась. В зависимости от грунта ребята идут в разном порядке. Но всегда дорога одновременно проверяется с обеих сторон. Между саперами - 25 метров, за ними неотступно следует БТР, на котором прикреплена установка "Пелена" для подавления радиочастотных сигналов.
- Ребята проходят всегда один путь. И доходит до того, что саперы знают даже каждый "бычок" на дороге. Поэтому они моментально замечают любую новую вещь или взрыхленную землю, - поясняет Юрий Мельников.
Если находят подозрительный предмет, раздается оповещающий свист, весь расчет садится на корточки. Ждут. Потом, после повторного сигнала, что все в порядке, ребята двигаются дальше. И так досматриваются любая выбоина, рытвина, неровность в асфальте, а также люки. Когда дорога асфальтированная, ее, конечно, легче проверить - обследуется чаще только обочина. Но в Чечне мало асфальта, как и безопасных дорог.
Как рассказывает лейтенант Руслан Ниязбакиев, разнообразию самодельных взрывных устройств нет предела. Раньше боевики часто монтировали СВУ в мобильные телефоны или другие вещи, привлекающие к себе внимание. Сейчас делают мины-ловушки. То есть рядом с заметным макетом находится настоящее скрытое взрывное устройство, которое детонирует, когда сапер работает с "подделкой". Еще боевики любят устраивать саперам проверки. Так, поставят взрывное устройство, но не подключат его. Рядом где-нибудь стоит видеокамера и наблюдает. Если вдруг устройство не находят, значит, можно уже не бояться устанавливать настоящее. Большая вероятность, что и его не заметят. Поэтому саперами отрабатываются любые варианты установки мины. Одни из самых известных мин - те, действие которых показывали в милицейских сериалах. Это минно-взрывные устройства нажимного действия. Как и в фильмах, если наступил на такое устройство, выход всегда один - резко выдернуть "несчастливчика" из зоны поражения. Еще существуют мины со светодиодными замыкателями. Над такими стоит только нагнуться. Как тень над ними пропадет - срабатывает механизм.
Статистика нахождения взрывных устройств: 1 мина в месяц. Хорошо это или плохо? Всю территорию республики проверить невозможно, у саперов 46-й лишь 20 маршрутов, в основном пути движения колонн. Поэтому ходить по Чечне до сих пор в прямом смысле опасно.
Саперы бригады не только проверяют маршруты, ходят на боевые задания с разведчиками, но и осматривают административные здания во время выборов. А еще каждый день сама территория бригады проходит саперную проверку: особенно тщательно обследуются школа и детский сад. Смотреть под ноги - не вредная привычка, а их работа.

Свинины в их меню нет


Кинологическая часть в 46-й бригаде находится на отшибе. Зато там свой собственный распорядок дня. Едят реже, спят чаще. Только два раза в день на кормокухне готовят еду. И никакой свинины - она вредна для желудка животных. Три дня в неделю собаки, а среди них большинство овчарок и спаниелей, проходят тренировку на площадке. В отличие от людей у собак контракт на всю жизнь. И за весь срок службы, а это около 8 лет, собаки часто меняют кинологов. Когда большинство служащих находилось на срочной службе, смена хозяев происходила чаще - время адаптации удлинялось. Сейчас собак приводят сами кинологи, псы становятся их личными, часто прикрепляются к подразделениям. С кинологом в этом случае заключается договор, в котором обговариваются кормежка и содержание собаки. Кстати, собаки здесь не щенятся - не положено.
Когда я появилась у вольеров, сразу послышался лай. На гражданскую одежду реакция незамедлительная. Как только подходит хозяин - собака замирает. Вот это воспитание!
Среди питомцев 46-й бригады есть и свои хвостатые герои. Например, овчарка Борз. Ее стаж - 11 лет работы в войсках, что на три года больше положенного срока. Борз может заслуженно уйти на почетную пенсию. Начинал он еще в первую чеченскую кампанию. Говорят, попал он к кинологам совершенно случайно. Его нашли замерзшим щенком на улице в Грозном. Взяли с собой и не пожалели об этом с тех пор ни разу: из него вырос настоящий сапер. Кстати, "борз" с чеченского переводится как "волк", а еще так называется вид чеченского оружия. Вот такая игра слов.
За собачью работу здесь не платят, только хорошо кормят и разрешают поездить на броне, чтобы ветер обдувал мохнатые уши.

При осаде поможет Фунтик


Воинская часть Внутренних войск в Гудермесе словно крепость: по периметру ее стоят дежурные огневые средства, издалека напоминающие средневековые сторожевые башни. И функции у них со временем не изменились.
...В октябре 2001 года в Гудермес вошли около 300 боевиков. Битва развернулась в поселке Дружба. Наши бойцы, оставшиеся в живых, потом нашли отбитую башню БМП, а рядом - останки погибших. На этом месте возвели монумент, затем перенесли его на территорию части. На нем посвященные Родине слова: "Что смогли, сделали, чтобы ты, белая, поднялась вновь".
Сейчас в Гудермесе спокойно. В расположении части все идет своим чередом. Пока артисты от "Боевого братства" выступают в клубе батальона, мини-экскурсию по территории проводит заместитель начальника батальона оперативного назначения по работе с личным составом капитан Сергей Шалыгин. Он ведет в хозяйственную часть. Во дворе заливается "кавказец" Миша.
Самая большая достопримечательность хозяйственного двора - центнеровая свинья Фунтик. Так что свинины в части хватает, как и воды. Собственная водонапорная скважина качает столько воды, что при необходимости ее может хватить на несколько недель при полной осаде части.
- Если даже такое произойдет, что мало вероятно, то обязательно быстро подтянутся ребята из других подразделений, - убеждает Сергей Шалыгин.

Рядовые "нохчи"


Чеченский батальон "Север" делегация из Подмосковья посещает впервые.
- В "северном" я поразился искренней радости общения. Ребята почувствовали, что они действительно нужны. Нужны не только для выполнения задач военной службы. Они нужны народу. Пятеро служащих Внутренних войск "северного" батальона получили медали "За ратную доблесть" от "Боевого братства", - рассказал руководитель делегации Дмитрий Саблин.
Как позже заметят артисты, здесь был один из самых бурных приемов. Что же сказать - горячая кровь. В "Севере" служат не только "нохчи", то есть чеченцы, но и калмыки.
- Мы, как и положено, пять раз молимся. Есть на территории части мечеть. Тут не ущемляют в правах. Нам и курить не полагается, но некоторые себе это позволяют. Я - никогда, - замечает рядовой Майрбек Магомедхаджиев.
Создан был батальон в апреле 2005 года. Поэтому укрепиться на территории основательно еще не удалось. Все служащие батальона живут в палатках, в которых стоит около 20 кроватей с двух сторон. Внутри тепло.
По словам рядового Саид-Ахмеда Асабаева, главная их задача на службе - осуществлять патрулирование в городе. Именно они останавливают подозрительных лиц, проверяют документы.
- Как в Москве. Приезжаешь в столицу, обязательно спросят удостоверение личности, - сравнивает Саид-Ахмед.
Каждый в батальоне говорит и на русском, и на родном языке. Однако между собой предпочитают переговариваться на чеченском, на нем же можно услышать и приказы. Обсуждаем чеченские кампании:
- Нет ни одной семьи, которая не пострадала бы от военных действий, - замечает Ислам Дудаев.
- Во время военных действий семья перебралась под Тулу. Я там как раз проходил срочную службу. Сейчас, когда стало спокойнее, семья иногда приезжает в Грозный, но ненадолго. Приезжает уже, как в гости. Так и путешествуют они между двумя домами: один - в Грозном, другой - в Туле, - рассказывает Саид-Ахмед.
Поразили в чеченском батальоне камни, которыми усыпана земля палаточного городка. Большие и маленькие, но все ровные, обтесанные. Оказалось, их привезли с берегов горных рек для благоустройства городка.

SMS из землянки


Одновременно с Гудермесом, Грозным, Ханкалой члены делегации "Боевое братство" посетили и Урус-Мартан, и станицы Наурская, Шелковская, Червленая. Например, делегация "Боевого братства" от Люберецкого района смогла посетить за три дня командировки все взводно-опорные пункты своего подшефного батальона. А представляли они собой скрытые в земле убежища, сверху закамуфлированные. Так что делегаты Люберецкого района, проспав все три ночи в землянках, в реальности испытали суровую жизнь служащего Внутренних войск в Чечне. Однако были и приятные минуты, например баня в полевых условиях.
А еще Люберецкий район - единственный район Подмосковья, который оказывает одновременно шефскую помощь не только отдельному батальону, но и чеченской семье, в которой 8 детей. Получилось это совершенно случайно. О том, что в семье нет больше кормильца - отец погиб, в "Боевом братстве" услышали от сотрудника милиции. Решили помочь. И с тех пор каждый год "Боевое братство" и представители Люберецкого района едут в Чечню не только ради батальона, но и ради маленьких чеченских детей.
Во время работы делегации забываешь, что находишься в Чечне. А дома волнуются... После разговора с родными делишься впечатлениями с рядовым:
- Хорошо, что у вас переговорный пункт есть, можно в любую минуту поговорить с домом.
- Это сейчас там свободно - у всех появились сотовые телефоны. А раньше были такие очереди, страшно подумать, - заметил собеседник.
Правда: теперь у каждого в части есть сотовый. Оказывается, те 20 тысяч, которые получают рядовые, тратить здесь особо негде. Поэтому каждый может себе позволить современный мобильник.
46-я бригада - самое крупное соединение Внутренних войск. По словам комбрига полковника Николая Протаса, воинскими частями соединения было проведено за 6 лет существования свыше 3.000 специальных операций, изъято около 1.500 единиц огнестрельного оружия, тысячи снарядов, мин и гранат, 200 килограммов наркотических средств, уничтожено около 3.000 мини-заводов по переработке нефтепродуктов.
- Эти шесть лет стали испытанием стойкости духа, готовности к самопожертвованию, профессионализма защитников правопорядка. На всех нас с момента подписания Указа Президента России о формировании бригады легла ответственность за безопасность граждан в самом тревожном регионе нашей Родины. Благодаря усилиям тысяч солдат и офицеров бригада стала одним из самых боеспособных соединений Внутренних войск страны, - отметил полковник Николай Протас.
В самой бригаде сегодня кипит жизнь. Жены офицеров ходят с колясками. Год уже существует школа, специально для которой Всероссийская общественная организация "Боевое братство" привезла оргтехнику, спортинвентарь, учебники.
Мир постепенно возвращается на эту землю.

http://www.redstar.ru/2006/12/06_12/4_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме