Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

У России был свой Колумб

Юрий  Рубцов, Патриархия.Ru

05.12.2006


Памяти Бориса Вилькицкого …

1 декабря на очередном пленарном заседании Законодательного собрания Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа принято постановление, согласно которому предлагается возвратить архипелагу Северная Земля прежнее название "Земля Императора Николая II", а также переименовать остров Малый Таймыр в остров Цесаревича Алексия, остров Октябрьской Революции - в остров Святой Александры, остров Большевик - в остров Святой Ольги, остров Комсомолец - в остров Святой Марии, остров Пионер - в остров Святой Татьяны и остров Домашний - в остров Святой Анастасии.

Как пояснил спикер окружной Думы Сергей Батурин, основанием для такого решения послужили обращения ряда общественных организаций, поддержанные Московским Патриархатом, Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ, Институтом российской истории РАН. Он отметил, что на региональном уровне обсуждение этого вопроса продолжалось почти год. В ходе переписки с федеральными органами и российскими НИИ депутатам удалось получить ответы на все интересующие их вопросы.

Одним из самых весомых аргументов для народных избранников стало решение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о причислении Императора Николая II и членов его семьи к лику святых.

Депутаты полагают, что переименование островов поможет восстановить "историческую справедливость" и увековечит память о династии Романовых, "выведших Россию за 305 лет своего правления на уровень мировой державы".

О судьбе первооткрывателя архипелага рассказывает статья, опубликованная на сайте РИА "Новости"

90 лет назад мир узнал о последнем географическом открытии. Сделал его русский полярник. 20 сентября 1916 г. российский МИД специальной нотой довел до сведения международного сообщества, что в результате гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана 1913-1915 гг., которой руководил капитан 2 ранга Борис Андреевич Вилькицкий, открыт архипелаг, состоящий из четырех крупных островов и названный Землей Императора Николая II. МИД заявил, что "имеет честь нотифицировать настоящим правительствам союзных и дружественных держав включение этих земель в территорию Российской империи". Собственно, само открытие было сделано еще в 1913 г., задержка с его объявлением объяснялась начавшейся мировой войной.

..."Таймыр" и "Вайгач" упорно пробивались на север. 20 августа на горизонте открылась узкая полоска земли. Командир экспедиции капитан 2 ранга Борис Вилькицкий, взглянув на карту, присвистнул: в этом месте была сплошная голубизна. Мифическая Земля Санникова? Нет, ибо район, где промышленник Яков Санников в 1811-м и полярник барон Эдуард Толль в 1885 г. видели загадочную сушу, миновали давно. Выходит - открытие? Положив на карту ранее неизвестный остров, названный именем наследника Цесаревича Алексея - да и как иначе, ведь шел 1913 год, год 300-летия Дома Романовых, - двинулись дальше на север. Утром 22 августа прямо по курсу открылись контуры высокого берега. И вновь на карте в этом месте - водная пустыня.

Высадились на берег, и командир "Вайгача" П.А. Новопашенный определил координаты: 80 градусов 04 минуты северной широты и 97 градусов 12 минут восточной долготы. На флагштоке взвился и под дружное "ура" бешено захлопал на ветру национальный флаг. Вилькицкий зачитал приказ об открытии новых земель и присоединении их к российским владениям. Архипелаг единодушно решили назвать именем императора Николая II.

Таков был главный результат гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана 1913-1915 гг., которой руководил капитан 2 ранга Борис Андреевич Вилькицкий. Результат без преувеличения уникальный: было совершено крупнейшее в XX веке и, вероятно, последнее на планете географическое открытие такого масштаба. Не случайно при встрече первопроходцев в Архангельске Вилькицкого назвали русским Колумбом.

Путь к звездному часу своей жизни проходил у Бориса Андреевича через походы и бои. Родился он в 1885 г. в семье потомственного дворянина профессионального военного Андрея Ипполитовича Вилькицкого, генерал-лейтенанта корпуса гидрографов, начальника Главного гидрографического управления. Окончив Морской корпус и Морскую академию, Вилькицкий-младший плавал на Балтике и в Тихом океане. Правда, боевое крещение в войне с Японией получил на суше: в ноябре 1904 г. под Порт-Артуром был ранен, как многие другие защитники крепости попал в плен. Его мужество было оценено по достоинству: по возвращении из плена Борис получил ордена св. Станислава, св. Владимира с мечами и бантом и св. Анны 4-й ст. на кортик.

Обретя свободу, он вернулся на Балтику, много плавал штурманом. Мечтал об Арктике, но смог реализовать мечту лишь после смерти отца, столько сил вложившего в организацию гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана.

26 июня 1913 г. Владивосток провожал экспедицию, пытавшуюся впервые пройти Северным морским путем в Европу. Командиром одного из двух судов - "Таймыра" шел капитан 2 ранга Вилькицкий. Менее чем через месяц в связи с тяжелой болезнью начальника экспедиции генерал-майора И.С. Сергеева ему по приказу морского министра пришлось встать во главе похода. Что было дальше, читатель уже знает.

Архипелаг, состоящий из четырех крупных островов, оказался по площади почти в 38 тыс. кв. км - чуть меньше Дании. Поразительно, как долго такая махина могла скрываться от взоров первопроходцев. Блестящие результаты гидрографической экспедиции были оценены по достоинству. Все ее участники получили памятные нагрудные знаки, многих удостоили орденов. Сам Вилькицкий был пожалован аксельбантом флигель-адъютанта Его Императорского Величества, Русское географическое общество удостоило полярника своей высшей награды - Константиновской медали.

После Октября 1917 года отречение от старого мира, как известно, приобрело масштабы национального бедствия. Если уж с "корабля современности" сбрасывался Пушкин, то что говорить о деятелях русской культуры и науки масштабом поменее? Печальной оказалась и судьба открытия Бориса Вилькицкого. "В 1918 г. в Советской России была опубликована карта Северного Ледовитого океана, на которой открытый всего пять лет назад архипелаг не был указан вовсе, - рассказывает сотрудник Государственного центрального музея современной истории России Виктор Рыков, специально предпринявший длительный и трудоемкий поиск в картографическом фонде Российской государственной библиотеки. - Правда, когда в 1924 г. Соединенные Штаты Америки попытались поднять в этом районе свой флаг, советское правительство в меморандуме, подписанном наркомом иностранных дел Чичериным, напомнило о своих правах на земли, открытые Вилькицким. Причем они были названы именно так, как это было нотифицировано царским правительством в 1916 г., то есть Землей Императора Николая II".

Однако топонимические казусы на этом не закончились. Хотя в конце 20-х годов архипелаг все же появился на советских картах, он стал носить иные названия - сначала Северная Земля, потом Таймырский. И только после экспедиции Г.А. Ушакова и Н.Н. Урванцева в 1930-1932 гг. окончательно приобрел современное название - Северная Земля. И тем не менее на карте, выпущенной в 1935 г. Гидрографическим управлением Главсевморпути, архипелаг вновь не был назван вовсе!

На протяжении многих десятилетий официальная пропаганда провокационно противопоставляла советского ученого Георгия Ушакова предшествующим исследователям, приписывая ему "открытие огромной полярной страны", зато деятельность русского Колумба замалчивалась. И не в последнюю очередь из-за того, что многие участники экспедиции 1913-1915 гг., в том числе и сам Вилькицкий, оказались после революции в эмиграции. Судьбу своих научных идей, открытий разделили и люди.

Потянуло привычно написать: мол, как же расточительны мы к своему национальному достоянию. Сколько мог бы сделать для нашей страны Вилькицкий, оставшись на Родине, ведь судьба отмерила ему немалый жизненный срок - он умер в Бельгии в 1961 г. Но что-то остановило разбег руки. А мог ли он остаться, мог ли с его офицерским понятием чести сотрудничать с режимом, беспардонно замолчавшим его открытие? Очень и очень сомнительно. Будь иначе, разве появились бы из-под его пера такие строки: "Каким великим соблазном для советских граждан, для молодых ученых в особенности, должна являться возможность уйти подальше от Москвы, от произвола партийных деспотов, от "уклонов" и "перегибов", от морального и физического прозябания, уйти хотя бы в царство льдов и полярной ночи..."

С нансеновским паспортом беженца Борис Андреевич оказался в Бельгийском Конго, работал гидрографом. Семья распалась: жена и сын Андрей осели в Германии. В 1929 г. Вилькицкий перебрался в Бельгию, трудился - и это обладатель высшей награды Русского географического общества! - на фабрике канцелярских товаров. На дело, ставшее основным на всю жизнь - приведение в порядок материалов давней экспедиции - оставались вечера да редкие выходные.

Размышляя о проблемах изучения и освоения Севера, Вилькицкий занимал достойную позицию ученого и гражданина, хорошо видимую, например, в статье, опубликованной в парижской газете "Возрождение" к 20-летию его полярной экспедиции. Да, он не приемлет советскую власть, осуждает ее за расточительную трату ресурсов и страсть к "шумливым рекордам". Но не может не "радоваться такому неожиданному оживлению в изучении наших полярных вод", тому, что "Советская Россия размахом своего участия в плане международных исследований оставила далеко позади любую другую державу".

Родственники похоронили Вилькицкого в Брюсселе. И лишь спустя 35 лет хлопотами потомков Бориса Андреевича прах выдающегося русского полярника навечно лег в родную землю на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга рядом с останками отца и брата.

Но для увековечения памяти о нем, думается, не сделано главное - на географические карты не вернулись исконные названия, данные Вилькицким тем объектам, которые были открыты в ходе его знаменитой экспедиции. Несколько лет назад Российское Дворянское собрание обращалось по этому вопросу даже к Президенту России, но безрезультатно. Межведомственная комиссия по географическим названиям по поручению из Кремля рассмотрела предложение дворян и не поддержала его, объяснив тем, что названия архипелага Императора Николая II и острова Цесаревича Алексея "практически не употреблялись", к тому же переименование, мол, вызовет путаницу на картах и в справочных изданиях. Как, на ваш взгляд, звучит убедительно?

А пока так и остается нереализованным завет из 30-х годов самого Бориса Андреевича Вилькицкого: "Пройдут годы, забудутся ужасы революции и гражданской войны... исчезнут одиозные народу имена, рассеянные по необъятному простору России, как уже исчезли улицы и заводы с именем Троцкого; вернется Ленинграду имя великого Петра, как и другим городам их исторические названия, обретут вновь и эти земли имена покойных Государя и Цесаревича, имена, принадлежащие им по праву истории".

Юрий Рубцов,доктор исторических наук

http://www.patriarchia.ru/db/text/167970.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме