Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

С бойцов спецназа берет пример наше подрастающее поколение

Победа.Ru

25.11.2006

На прошлой неделе заместитель Председателя епархиального Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами Санкт- Петербургской епархии иерей Димитрий Васеленков вернулся из командировки в Чеченскую республику, где он вместе со своим помощником Александром Назаровым, сотрудником этого же Отдела, духовно окормляли военнослужащих.

О своей поездке отец Димитрий рассказал корреспонденту сайта Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами ПОБЕДА.RU

Отец Димитрий расскажите, пожалуйста, о целях прошедшей командировки.

Самая главная цель - это духовно поддержать наших воинов, потому что обстановка в Чеченской республике даже сейчас остается непростой. Об этом свидетельствует показанный недавно по телевидению сюжет о гибели семи милиционеров из Мордовии, которые были расстреляны. Оставить наших солдат без духовной помощи в такой ситуации является преступлением. Поэтому основная цель поездки - помощь.
А уже методы ее оказания, конечно, были различными. Кроме бесед, крещения желающих, служения молебнов и панихид мы передавали воинам подарки, которые собирали детишки, прихожане храмов Санкт-Петербургской епархии по благословению митрополита Владимира. Различным воинским подразделениям торжественно вручили большие красивые иконы, которые опять же были приобретены приходами храмов Санкт-Петербургской епархии, для того чтобы военнослужащие могли обратиться к тем, кто изображен на иконе, попросить помощи. И
действительно, реальная духовная, мистическая помощь свыше, приходит, и все это ощущают. По крайней мере, в тех подразделениях, которые с собой возят икону, молятся, где есть военно-полевые временные часовенки, всегда более здоровый климат, меньше проблем, меньше потерь и ранений. Оттуда солдаты возвращаются живыми и здоровыми. Господь ребят сохраняет от бед и напастей, дает им силы воевать дальше и побеждать.
Это реальный фактор, действующий в Чечне, с которым приходится считаться даже врагам. Бандиты прекрасно понимают, какой силой обладает молитва, обращение человека к Богу, поэтому каждый приезд православных священников вызывает у них ни с чем не сравнимую "радость". Они ненавидят это и боятся. Я считаю, что такое психологическое воздействие на врага - это тоже положительный результат.

На врага, наверное, отрицательно влияет и то, что Вера объединяет солдат?

Бесспорно. Все взаимосвязано. Человек, который начинает задумываться о чем-то, о чем раньше не думал, смотреть не в землю, а в небо, будет и к ближнему своему относиться соответствующе. Другие люди, видя этого человека, видя, что он к товарищам своим относится по-доброму, помогает им, тоже задумаются о Боге, изменятся к лучшему.
Это особенно заметно, если командир отряда верующий человек. Я был много раз свидетелем того, как преображаются отряды. Ребята начинают ответственно относиться к своей службе, к товарищам, к оружию. А ведь многие приходят на богослужение, исповедуются и причащаются первый раз в жизни.
Конечно, это сплачивает воинский коллектив, он становится непобедимым и решает свои боевые задачи успешно. В Чечне воинские коллективы намного крепче, чем здесь, на "большой земле", как выражаются там солдаты.
И хотя это процесс не одного дня, мы должны помнить об очень хорошем правиле, которое нам, христианам, батюшка Серафим Саровский оставил: "Стяжи дух мирен, и вокруг тебя тысячи спасутся". В Чечне это правило можно понимать в непосредственно прямом смысле - там Вера жизнь спасает, объедин
яет.

Помощь Бога - это всегда чудо. Что является чудом для солдат там, в Чечне?

То, что там для ребят является настоящим чудом, для нас здесь уже давно стало обыденным. Чудо - когда подразделение ушло на выполнение боевой задачи и вернулось без потерь. Чудо - когда за ребят молятся, и они перестают погибать.
Однажды в результате подрыва были ранены ребята, и один из них находился в критическом состоянии. Мы из Чечни позвонили в Москву, в Санкт-Петербург, чтобы за воинов молились. Ребята выжили.

Вы уже давно работаете с военнослужащими в Чечне. Сейчас в этом регионе в основном служат не срочники, а воины-контрактники. Изменилось ли что-то в их отношении к службе?

На самом деле срочники от контрактников ничем особенно не отличаются. Человек, отслужив 1,5 года, заключает контракт. Он служит, проходит становление, опыта набирается, чтобы стать контрактником в полном смысле этого слова. У нас ведь контрактная армия только формируется.
А как ребята относятся к службе, как они ее воспринимают, судить непросто. Но очевидно, что когда солдаты сталкиваются с теми, кто воюет там против России, видят эти звериные силы, которые стремятся страну нашу уничтожить, они понимают, что служба в Чечне - это защита Родины, прежде всего.

Насколько важна работа священника с военнослужащими в "горячих точках"? Есть ли специфические особенности духовного окормления таких солдат?

Дело в том, что у многих ребят в силу возраста становление личности проходит в армии. Подписав контракт, человек свои лучшие годы проведет в рядах Вооруженных Сил. Поэтому то, что будет заложено сейчас в этих людей, с тем они и дальше пойдут по жизни. А люди там - плоть от плоти нашего сегодняшнего российского общества. Достаточно зайти в любой колледж, лицей, школу - везде мат, курят очень многие. И именно эта молодежь идет служить в Чечню, и там ей приходится сталкиваться с суровой действительностью, когда волей или неволей приходится п
онять, что в любой момент может произойти ситуация, когда надо будет защищать свою жизнь, жизнь близких людей, и никто не даст гарантии, что в этом бою человек не погибнет.
Нужно понимать и то, что сейчас в Чечне активных боевых действий не ведется, как это было в 1-ю или 2-ю Чеченские войны. В основном все происходит на уровне выполнения отдельных боевых заданий, а бои возникают редко. И нам нужно солдат подготовить к непредвиденным обстоятельствам, научить в критический момент обращаться к Господу.
Постоянная реальная опасность, непредсказуемость ситуации накладывают психологический отпечаток на человека.
На самом деле, на сегодняшний день большая часть морально неустойчивых, людей с, мягко выражаясь, недостатком совести, от армии уже "отмазались", "откосили". Ведь сейчас с этим проблем нет.
В армии теперь в основном простые люди: из деревень, из семей, которые не в состоянии обеспечить своему сыну "отмазку" от армии, или, наоборот, те, чьи родители не согласны "оберегать" своего ребенка от службы в армии.
В Чечне ребята простые, у них живые души, с ними легко разговаривать, они сами с удовольствием идут на контакт. Молодой воин - это чистый лист бумаги, на котором еще можно написать что-то хорошее, и солдаты тянутся к Вере.
Я однажды приехал в одно подразделение, помню, в воскресение это было. Мы тогда с ребятами в 10 утра начали разговор, и только в час дня, когда по распорядку части должен был быть обед, мы закончили.
Ведь там для общения - поле непаханое. Бывало вечером даже слова уже сказать не можешь - настолько за день устаешь.
Помню, выступал как-то перед строем. Была тогда вечерняя поверка - две роты вы
строилось. Я сказал небольшую речь и спросил, есть ли желающие взять иконочки, крестики. И тут обе роты буквально в карьер сорвались, окружили меня со всех сторон, все просят, руки тянут. Все, что я привез тогда с собой разошлось сразу "на ура".

В настоящее время очень многое делается для того, чтобы в воинских частях Российской Армии были храмы, часовни, молитвенные комнаты. Что делается в Чечне в этом направлении?

В основном, в тех частях, в которых мне пришлось побывать, храмов, в обычном для нас понимании, нет. Временные часовни есть в Ханкале, в расположении 42-й дивизии. Кстати, на территории самой группировки сейчас строится храм-часовня. Но, как правило, в воинских частях преобладают часовни: срубленные, палаточные, щитовые.
В 46-й бригаде Внутренних войск, которая дислоцируется в Грозном, находится часовня, но внутри там расположен маленький престол.
Сейчас практикуется, чтобы те подразделения, которые приходят на смену, сразу везут с собой походные часовни, переданные им епархиальным духовенством того региона, откуда они выезжают. В принципе, в каждом подразделении стараются, если не часовню, то хотя бы молитвенный угол оборудовать.
Помимо этого, по уже сложившейся традиции, каждое подразделение перед командировкой в Чечню посещает богослужение, по крайней мере, это точно можно сказать о питерском ОМОНЕ и спецназе ФСБ, а также о подразделениях вертолетчиков.

Как происходит подготовка военнослужащих к Таинству Святого Крещения? Как солдаты обосновывают такой важный шаг в своей жизни как принятие Православия, насколько сознательно они решаются на него?

Я бы не сказал, что все осознанно приходят к Таинству Святого Крещения. Но все же, прежде чем крестить, священник разговаривает с солдатами, проводит краткую катехизацию. Времени серьезно работать над воцерковлением военнослужащих в той обстановке просто нет. А отказать солдату в Крещении только из-за того, что он недостаточно хорошо разбирается в Православном вероучении, я считаю - преступление. А вдруг завтра бой и парень погибнет некрещенным, т. к. ему было отказано?
Надо попытаться найти момент и донести до солдата в доступной форме знания о том, во что мы верим.

Можно ли сказать. что солдат воспринимает Крещение как способ защитить свою жизнь, основываясь на принципе "я крещенный и Бог меня спасет"?

Конечно, такое намерение присутствует у воинов. Поэтому задача священника своими беседами помочь ребятам понять, что Бог - это не только защита, но, прежде всего, Бог - есть любовь.
Но с другой стороны, если бы у солдата не было бы перед глазами примеров такой защиты, они не видели бы реальной помощи Божией, не стали бы ребята креститься. Был даж
е такой случай. Я в одной части проводил Крещение и когда всех желающих покрестил, начал собираться, потому что необходимо было срочно ехать. И тут, ко мне прибегает солдат, и чуть отдышавшись, говорит: "Батюшка, я всю жизнь мечтал покреститься, но никак не получалось. Покрестите меня!" Конечно, поездку пришлось отложить. Я думаю, что если у человека было такое стремление, и он пришел в Церковь, то он и потом, уже после армии, обязательно придет в храм.
Мне многие ребята, особенно офицеры, говорят, что покрестят всю свою семью, когда вернутся домой.
Вера в Бога очень важна для человека.
Некоторое время назад мы с 33-й бригадой входили в первый раз в Чеченскую Республику. Интересно и показательно, что из 208 человек от службы в этом регионе отказались всего 5 человек, а остальные добровольно поехали, хотя каждому было страшно и все они очень волновались.
Мы тогда, идя с ребятами, с молодым пополнением, впереди всегда несли икону, и на построениях всегда стоял один человек с иконой. Нам даже говорили на пересылках: "Мы никогда не видели, чтобы люди в Чечню ходили с иконой".

Люди тянутся к Православию, хотят ощущать себя православными.
Помню, мы в этой бригаде за один день крестили 70 человек солдат. Поразительно, что среди них четыре мусульманина и один буддист, кстати, двое из них - уроженцы Кавказского региона, приняли православие.


Когда мы уже выехали из Чечни, то офицеры говорили, что это чудо - подразделение не потеряло ни одного человека, и даже раненных не было, военная техника не поломалась, осталась абсолютно пригодной к использованию.
Как результат, по возвращении из Чечни, на месте постоянной дислокации 33-й бригады, в Лебяжьем, была построена красивая часовня в Честь Георгия Победоносца.
Никогда не забудется Пасха 2006 года, когда мы служили за один день три службы. Одна из этих служб прошла в отряде спецназа ночью, когда мы под лай местных собак прошли крестным ходом по расположению со знаменем этого отряда, на котором с одной стороны был вышит лик Спасителя. Ребята исповедовались, причастились, а на утро ушли на боевое задание.

Как вы считаете, может ли работа священника с воином возместить пробелы, допущенные в его семейном воспитании?

Беда нашего воспитания в том, что большинство родителей занимаются карьерой, зарабатывают на жизнь и не могут уделять много времени общению с детьми, решению их душевных проблем. Поэтому задача священника - направить развитие личности в нужное русло, чтобы человек стал достойным воином, православным защитником Отечества.
Ведь человек после армии придет к себе домой, и необходимо, чтобы он вернулся не с поломанной психикой, сомнениями и душевными терзаниями, а вернулся как достойный член общества, готовый жить и действовать во благо окружающих.
Мы с собой в Чечню привезли письма от детишек нашей епархии. В этих письмах были теплые, добрые слова поддержки и благодарности, но, читая их, понимаешь, что юное поколение представляет воинов спецназа как чудо- богатырей - одной рукой махнул - переулочек, другой рукой махнул - улочка. Но на самом деле, несмотря на то, что спецназовцы знают и умеют чуть больше, чем их сверстники из других родов войск, они такие же молодые ребята, с
такими же проблемами как у всех людей их возраста. А ведь с них берет пример наше подрастающее поколение! И они должны этот пример подавать, должны возрастать до того идеального образа, какими их воспринимают дети.
Кстати, мы из Чечни привезли для детишек из спортивных патриотических клубов письма от военнослужащих, поздравительные открытки, плакаты, которые солдаты, получив исполненные любви, теплоты, заботы, благодарственные письма, написали в ответ детям. У нас такая взаимосвязь есть, она работает и приносит свои плоды и для солдат и для детей.
Вообще меня поразило за время командировки то, что молодежь наша не такая пропащая, как о ней многие думают. Сейчас в Армию идут люди, расположенные любить и защищать свое Отечество.

Отец Димитрий, сейчас вы вернулись из Чечни и, наверное, многое происходившее с вами проанализировали. Как вы оцениваете результат командировки, что бы вы хотели изменить или, может быть, добавить в своей последующей работе?

Мне кажется, что очень нужна комплексная программа по окормлению военнослужащих, находящихся в "горячих точках". Необходимо, чтобы в таких воинских подразделениях всегда, постоянно присутствовал священник нашего Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами. Потому что работы много, и за одну поездку невозможно все охватить, хотя во всех воинских частях, а их там много, просят, чтобы к ним приехал с
вященник.
Например, можно организовать посменное пребывание священников в "горячих точках" - один священник сменяется другим. Хотелось бы, чтобы группы священников из нашего Отдела постоянно выезжали, чтобы это все было четко спланировано.
Конечно, туда приезжают батюшки с подразделениями из своих епархий. Но их действия нужно координировать с учетом того, что в каких-то районах Чеченской Республики с наиболее напряженной обстановкой, просто жизненно необходима работа военного священника, который даже одним только своим присутствием, тем, что ребята его видят, сможет поддержать солдат, поможет им мобилизоваться, и у них откроется "второе дыхание".

http://www.pobeda.ru/content/view/4239/21/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме