Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Осетины в Белом движении

Ф.  Киреев, ИА "Белые воины"

18.11.2006

В июле 1918 года в Моздоке казачье-крестьянский совет, возглавляемый Георгием Бичераховым объявил о непризнании советской власти. С этого времени в Терской области официально началась братоубийственная Гражданская война. При этом кровь на Тереке уже лилась еще с осени 1917 года.



В прошлые годы эти печальные события нам преподносили как противостояние горцев (в основном красных) и казаков (в основном белых). Эта упрощенная схема далеко не верна. В первую очередь это касается осетин, которые далеко не все были керменистами (скорее наоборот). Участие осетин в Белом движении до сих пор остается белым пятном в истории.

Условно разделим всех осетин на две группы - осетин-казаков (уроженцы станиц Черноярской и Новоосетинской) и остальных. Первые, принадлежа к Терскому казачьему войску, почти все, в разной степени, были участниками Белого движения. Эта сторона вопроса более-менее известна, достаточно вспомнить имена генерала Мистулова, братьев Бичераховых, Кибировых, Татоновых и др. Но не менее значителен вклад в Белое движение и осетин-неказаков.

Как известно, белая борьба на Юге России началась с создания в ноябре 1917 года в Новочеркасске Добровольческой армии. Первым боевым крещением ее стали бои на Дону в декабре того же года и легендарный 1-й Кубанский ("Ледяной") поход в феврале-апреле 1918 года. Во всех этих боях принимали участие осетины. Известны имена первопоходников: генерала Василия Хабалова, ротмистра Ахмета Дударова, ротмистра Александра Гусова, капитана Сикоева, корнета Гены Мистулова, хорунжего Михаила Сеоева и др. Тогда же появились и первые жертвы. 22 января 1918 года у станции Энеем погиб войсковой старшина Петр Галаев, командир первого добровольческого отряда на Кубани.

На Тереке из осетинских офицеров первой жертвой братоубийственного противостояния стал корнет Осетинского конного полка Николай Гульдиев, убитый 24 декабря 1917 года на станции Прохладной только за то, что носил офицерские погоны.

Осетины, первые участники Белого движения, почти все были офицеры, убежденные противники советской власти. Начиная с конца лета 1918 года, стали появляться и осетинские части. Первым таким соединением стал Осетинский конный дивизион, сформированный в составе отряда полковника А.Г. Шкуро.

В прежние годы в русской армии уже существовал Осетинский конный дивизион, в течение Первой мировой войны развернутый в полк. Осенью 1917 года к нему добавился 2-й Осетинский конный полк. В 1916 году была сформирована Осетинская пешая бригада (четыре батальона). После развала русской армии, в начале 1918 года, эти части были расформированы, и в Белом движении началось их новое создание.

Осетинский конный дивизион отряда полковника Шкуро был сформирован в районе Кисловодска, когда Шкуро начал там поднимать восстание. С 15 октября 1918 года этот дивизион официально был включен в состав Добровольческой армии, которая начала занимать Терскую область. После очищения области от большевиков Осетинский дивизион был развернут в четырехполковую конную дивизию.

Осетинская конная дивизия в составе Войск Северного Кавказа начала формироваться в феврале 1919 года, и с 23 февраля ее включили в состав Вооруженных сил Юга России. Начальником дивизии был назначен генерал А. Разгонов, вскоре скончавшийся, и дивизию возглавил полковник А. Эммануэль. Сначала штаб дивизии был в Беслане, затем его перевели во Владикавказ.

Как единое формирование Осетинская дивизия никогда не воевала, все ее полки действовали на разных боевых участках, входя в различные соединения.

1-й Осетинский конный полк был сформирован в Ардоне 20 февраля 1919 года, командовал им полковник Дзугаев, затем - полковник Ефим Беликов. На октябрь 1919 года полк насчитывал 265 сабель и 5 пулеметов. Здесь служили полковник Сергей Сабеев, корнет Тембулат Хуцистов.

2-й Осетинский конный полк был сформирован в с. Дарг-Кох 20 февраля 1919 года, командовал им полковник Астемир Гутиев, его помощник - полковник Хаджи-мурза Шанаев. На октябрь 1919 года полк насчитывал 244 сабли и 8 пулеметов. Здесь был штабс-капитан Созрыко Гуриев.

3-й Осетинский конный полк был сформирован 15 февраля 1919 года, командовал им полковник Константин Гуцунаев. В этом полку находились ротмистр Туккаев, подпоручик Дзампаев, корнет Павел Мамуков, корнет Чермен Дзахсоров.

4-й Осетинский конный полк был сформирован 15 февраля 1919 года, командовал им полковник Даниил Хабаев (с сентября 1919). На октябрь 1919 года полк насчитывал 93 сабли и 8 пулеметов. Здесь служили полковник Алексей Тибилов, капитан Александр Цоколаев, поручик Константин Газданов, подпоручик Николай Газданов, корнет Моисей Канатов, корнет Константин Калманов, корнет Константин Канатов, поручик Владимир Джидзалов, поручик Федор Дзампаев.

1-й, 2-й и 4-й Осетинские полки всю войну действовали на Северном Кавказе, входя в состав Астраханского, Святого-Крестовского, Грозненского, Владикавказского отрядов.

23 марта 1919 года было сформировано управление Сводно-Горской конной дивизии, в состав которой вошел 3-й Осетинский полк. В составе своей дивизии, а затем других соединений, 3-й полк действовал в Астрахани и Царицыне, затем сражался на Украине и дошел до Киева.

Весной 1919 года также были сформированы 1-й (командир - полковник Веригин), 2-й (308 штыков, 4 пулемета, командир - полковник Ахмет Тхостов) и 3-й (384 штыка, 4 пулемета, командир - полковник Гранат) Осетинские пешие батальоны. 1-й батальон был в составе войск Добровольческой армии, а другие оставались на Северном Кавказе.

Во 2-м Осетинском пешем батальоне были подполковник Дмитрий Зембатов, поручик Кальцико Фриев, прапорщик Петр Гиоев.

В 3-м Осетинском пешем батальоне служили: полковник Александр Акоев, полковник Илья Джанаев, капитан Константин Дзгоев, поручик Тасолтан Адырхаев, подпоручик Федор Дигуров, подпоручик Георгий Атаев, поручик Алексей Дзахсоров, корнет Виктор Гулунов.

Кроме этого, в составе Вооруженных сил на Юге России были сформированы Осетинский (Кубанский) дивизион (78 сабель), Осетинский конный дивизион (46 сабель и 1 пулемет) и Осетинская конная сотня (68 сабель и 1 пулемет) в составе Закаспийской дивизии.

Когда в конце 1919 года белые отступали, то из остатков полков Осетинской дивизии был сформирован Осетинский конный дивизион. В апреле 1920 года в Крыму Осетинский дивизион вошел в состав 1-го Туземного конного (с августа - пешего) полка.

После занятия Терской области частями Добровольческой армии на территории бывшего Владикавказского округа было образовано национальное осетинское управление. Правителем Осетии был назначен генерал Яков Хабаев. Его резиденция располагалась во Владикавказе на углу улиц Лекарской (ныне Гостиева) и Грозненской (ныне Куйбышева). При нем было сформировано правительство и территориальные органы управления. В этих структурах многие должности заняли офицеры-осетины. Комендантом управления Правителя Осетии стал полковник Арчегов, здесь же служили полковники Георгий Кочисов, Федор Такоев, Иван Гулуев, капитан Василий Саламов, капитан Батырбек Туганов, штабс-капитан Ислам Бицуев, подпоручик Евгений Дзуцев, подпоручик Владимир Борадзев и др.

Кроме этого, некоторое время существовали различные отряды, названные по имени их командиров. Это отряды полковников Угалыка Цаликова, Икаева, Сафон-ка Урумова, Голиева, корнета Александра (Сосланбека) Бигаева, ротмистра Николая Цаллагова и др.

Нельзя не упомянуть и прославленного генерала Дмитрия Абациева, который был

почетным представителем горских племен при командующем войсками Северного Кавказа, представителя осетинского народа при Войсковом атамане ТКВ полковника Николая Бигаева, состоящего в резерве чинов штаба войск Терско-Дагестанского края генерала Созрыко Хоранова.

Говоря про осетин-казаков, то, так как их было слишком много, назовем лишь тех, кто командовал полками и выше, или занимал высокие посты. Это генералы Владимир и Константин Агоевы, генерал Георгий Татонов и полковник Григорий Татонов, генерал Василий Бегиев, генерал Иван Хамилонов, полковник Георгий Хутиев, полковники Александр и Гавриил Цугулиевы, полковник Петр Занкисов, полковники Павел, Георгий и Сафрон Кибировы, полковник Константин Лотиев и другие.

Отдельно можно остановиться на Лазаре Бичерахове. Партизанский отряд войскового старшины Лазаря Бичерахова, состоявший из кубанских и терских казаков, входил в состав русских войск в Персии (Кавказский конный корпус Кавказского фронта). В июле 1918 года отряд через порт Энзели морем прибыл в г. Баку и вошел в состав войск, оборонявших город от турецкой армии.

После свержения Бакинской коммуны (31 июля 1918 г.) и перехода власти к Центральному комитету Каспийской военной флотилии ("Диктатура Центрокаспия") Бичерахов был назначен командующим войсками (приказ по отряду N3 от 4 августа 1918 г.). После занятия Баку турецкими войсками (14 сентября 1918 г.) отряд отступил в район гг. Петровск-Порт (ныне Махачкала) и Дербент, но после поражения турецкой армии и окончания Первой мировой войны вместе с английскими войсками в ноябре 1918 г. возвратился в Баку.

Бичерахов возглавил войска, действующие в Прикаспийском крае (Кавказскую армию и флот), и признал власть временного Всероссийского правительства. Приказом Верховного главнокомандующего N37 от 16 ноября 1918 г. ему было присвоено звание генерал-майора. Были сформированы управления военно-судное и главного начальника снабжений Кавказской армии, штабы полевых войск армии и русских войск в Мугани, началось формирование 1 и 2 Кавказских и образцовой стрелковых бригад, управления воинского начальника г. Баку.

После занятия Терской области частями Добровольческой армии, в начале 1919 года, отряд Бичерахова был эвакуирован в г. Батум, где в апреле 1919 года был расформирован. Личный состав и имущество отряда были переданы на пополнение вооруженных сил Юга России. В отряде Бичерахова в основном были терские казаки, из них осетины - хорунжие: Василий Кукиев, Яков Гацунаев, Темур Савлаев, Роман Сагутонов, сотники: Петр Гогосов, Павел Сабеев, Михаил Сеоев, подъесаул Константин Латиев, ротмистр Даниил Сеоев и др. Здесь стоит отметить, что Лазарь Бичерахов щедро раздавал своим людям чины и награды (в том числе и георгиевские), но все эти приказы не были признаны генералом Деникиным.



Участвуя в Белом движении, осетины воевали не только в терских и осетинских частях, но и в других соединениях Вооруженных сил Юга России. В первую очередь это кубанские и донские казачьи части, возрожденные полки старой армии, а также Корниловские, Марковские, Дроздовские, Алексеевские части и др. Здесь можно назвать генерала Валентина Хоранова (командир Кубанского корпуса), генерала Казбулата Есиева (командир Ейского гарнизона), полковника Кирилла Акоева, полковника Андрея Колиева, ротмистра Александра Цогоева (12-й уланский полк), корнета Даурова (2-й конный полк), полковника Иосифа Аликова, корнета Басиева (Сводный полк Кавказской кавалерийской дивизии), корнета Дзахсорова (лейб-гвардий Кирасирского Его Величества полка), есаула Илью Борукаева (командира волчьей сотни генерала Шкуро), ротмистра Ивана Жускаева (Корниловского полка), штабс-ротмистра Николая Зангиева (Донская армия), корнета Федора Кадзова, полковника Кадиева (Чеченского конного полка), полковника Георгия Канукова, полковника Бориса Кусова, корнета Виктора и поручика Георгия Танутровых, ротмистра Георгия Туаева, полковника Хакима Туманова (Сводный полк Кавказской кавалерийской дивизии), корнета Александра Худалова, ротмистра Константина Тускаева (Сводный полк Кавказской кавалерийской дивизии), подполковника Павла Тогузова, ротмистра Тимофея Хестанова, капитана Бориса Джануева, есаула Давида Двалиева (2-й Сводно-Гвардейский Царскосельский полк) и многих, многих других.

Кроме этого, целый ряд осетин-офицеров воевал в составе белых формирований в различных регионах России. Так, полковник Константин Арчегов командовал группой бронепоездов на Восточном фронте адмирала Колчака, начальником Забайкальской казачьей дивизии был генерал Александр Сабеев, на Восточном фронте находился и ротмистр Гугкаев. Ротмистр Николай Алдатов находился в управлении военных сообщений Мурманского района Северного фронта, на этом же фронте был ротмистр Эльмурза Кусов. Полковник Ахмет Такаев и штабс-ротмистр Андрей Дзугаев служили в армии гетмана Скоропадского.

Говоря о потерях, которые понес осетинский народ (в первую очередь в офицерском составе), то условно их можно разделить на четыре группы. К первой группе относятся погибшие и умершие во время Гражданской войны. В отличие от бытующего мнения, что осетины потеряли большинство своих офицеров во время Первой мировой войны, заметим, что это далеко не так. С конца 1917 г. до эвакуации из Крыма урон осетин в офицерском составе намного превысил всех погибших осетинских офицеров, начиная со службы их в Русской армии.

Ко второй группе относятся уехавшие в эмиграцию. Хотя они остались живы, для Осетии это безвозвратная потеря. До сих пор осетинская белоэмиграция остается белым пятном в осетинской истории. Единственного белогвардейца, которого у нас официального признали (не считая Гаппо Баева), это Гайто Газданов.

В третью группу попали те, кого сразу же расстреляли после занятия Осетии частями Красной армии и установлении здесь советской власти. Это были те, кто остался на родной земле, несмотря на опасность ареста и расстрела (что в большинстве своем и случилось). Многие, не желая покидать родину и опасаясь красных, скрывались в отдаленных аулах или прятались в лесах. Так, Федор Такоев сдался лишь 29 ноября 1920 года (скрываясь с марта).

Четвертая группа - это те, кто избежал смерти в 1920-21 годах, но карающего меча советской власти все же не миновал. Всех бывших белых офицеров все равно расстреливали. Наиболее сильно репрессии по ним прошлись в 1927-1931 годах и в 1937-1938 годах. Например, генерал Афако Фидаров расстрелян 31 декабря 1929 года, полковник Сергей Сабеев - 27 января 1931 года, полковник Георгий Кочисов - 25 августа 1937 года, полковник Александр Цугулиев - 7 декабря 1937 года...

Кто жизнь за Отчизну положит,
Мы славу тому пропоем,
А подвиг героя поможет
Батальон наш украсить крестом...


Это строки из песни 1-го Осетинского стрелкового полка, написанные в 1919 году. Увы, славу героям никто не пропел, ныне в чести совсем иные герои. Количество памятников Сталину и улиц его имени скоро превысит численность осетин - георгиевских кавалеров. Таковы беспамятные потомки славных героев. А может, это и к лучшему. Не к чему одной рукой ставить памятник Сталину, а другой - генералу, расстрелянному при сталинской власти. Это не историческая справедливость, а историческое неуважение.

Впервые напечатано: Осетия. Свободный взгляд. 2006. N 87. С. 11.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме