Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Неизвестная Россия

Михаил  Тарусин, Фома

14.11.2006

...российское общество гораздо более здоровое, социально активное, социально оптимистичное и внутренне богатое, чем мы привыкли считать. Мало того, в этом обществе существуют очень четкие, очень конкретные и очень внятные ценности, наличия которых мы в нем не предполагали.

Сон разума рождает сонных чудовищ

Как изменилось наше общество спустя пятнадцать лет после того, как Россия фактически стала новым государством? Каким видят будущее - свое и своей страны - представители разных социальных групп? Какие ценности люди в этих группах считают для себя главными? Не ответив на все эти животрепещущие вопросы, мы не будем знать, как нам двигаться дальше. И главное - куда.

Однако практически все слои нашей сегодняшней национальной элиты (экономической, политической, творческой), которые, казалось бы, больше всех заинтересованы в объективной оценке состояния сегодняшнего российского общества, на самом деле задают очень мало вопросов социологам. И те, недоумевая, как можно управлять обществом, которое тебе практически не известно, начинают сами искать способы приучить эту элиту пользоваться данными научных исследований. Вот и мы, издав по результатам крупномасштабного социологического проекта "Стратификация современного российского общества" книгу "Реальная Россия", теперь бесплатно рассылаем ее влиятельным людям, которые, ознакомившись с ней, признаются, что оказывается, даже не представляли себе, что происходит в России. Реакция, конечно, несколько наивная, но с другой стороны - слава Богу, что есть хоть такая.

Понять, каково сегодня нравственное состояние нашего общества, действительно очень важно. Мы все привыкли думать, что находимся в каком-то тяжелом, а главное, перманентном нравственном кризисе, из которого вообще не существует выхода. Но так ли это? Естественно, ответить на этот вопрос можно только разобравшись, что представляют собой люди, относящиеся к разным социальным группам, каково их мировоззрение, отношение к вере, Богу, Церкви, семье и так далее. Вот на все эти вопросы и отвечали наши респонденты.

Оказалось, российское общество гораздо более здоровое, социально активное, социально оптимистичное и внутренне богатое, чем мы привыкли считать. Мало того, в этом обществе существуют очень четкие, очень конкретные и очень внятные ценности, наличия которых мы в нем не предполагали.

Поколение либеральных консерваторов

Например, мы обнаружили существование в нашей стране очень большого и очень интересного среднего класса. Эти люди обладают определенным набором социальных благ, характерной для среднего класса идеологией, мировоззрением. А самое главное, они надеются в основном на себя, на свои собственные силы. Объем российского среднего класса последние шесть-семь лет рос взрывными темпами и сегодня достиг примерно 25-27% населения.
Но социальный взрыв такой положительной силы не может продолжаться долго (равно как и отрицательный, хотя "волны" у него могут быть длиннее). Теперь наш средний класс будет постепенно прирастать своим "подбрюшьем" - очень большим слоем молодых людей, невероятно энергичных и очень целеустремленных, в основном, с периферии: из малых городов, поселков городского типа, отчасти из села - оттуда, где существует очень мощная мотивация движения вверх по социальной лестнице.

Чтобы разобраться, что представляет собой эта группа, нужно понять, как она сформировалась. Когда страны под названием СССР в одночасье не стало, люди, жившие в ней, никуда не делись. Они остались прежними. И сегодня у нас общество фактически поделено на две, пока еще, равные половины. Но первая - та, которая родом из Советского Союза, - в силу естественной убыли постоянно сокращается. А та, что родилась в переходный период или уже в новой России, естественно, постоянно увеличивается.

Пока между ними существует некий демографический паритет. Но не надо забывать, что люди, которым в 1991 году было сорок-сорок пять лет, сегодня достигли пенсионного возраста. При этом им пришлось пройти так называемую вторичную социальную адаптацию. То есть, жил человек, работал, получал свои 140-160 рублей и вдруг, в мгновение ока, оказался никому не нужен: без профессии (потому что "перебирать бумажки" - не профессия), без зарплаты, без работы. Конечно, вторичную адаптацию смогли пройти далеко не все. Многие так и остались маргиналами на обочине совершенно непонятной им жизни.

А на смену им пришли те, кто родились в начале - середине 80-х годов. Им сейчас лет двадцать-двадцать пять, они уже успешны, умеют играть по новым правилам, прагматичны и очень ясно мыслят. Среди них уже фактически не осталось "лириков" - они все "физики", если пользоваться терминологией 60-х годов прошлого века. Вот из них в основном и формируется сегодня наш средний класс. Там пока нет естественного, поколенческого, поэтапного развития. Оно придет позже. Видимо, для этого нужна смена еще как минимум двух, а может быть, и трех поколений. Зато за счет своей молодости наш средний класс довольно агрессивен и уже осознает себя как политическая сила (чего упорно не понимают политики), которую можно определить термином "либеральный консерватизм".

С одной стороны, этим людям необходима личная свобода для того, чтобы проявить свою инициативу, свои таланты, приумножить свои капиталы, - то есть позаботиться о себе. С другой стороны, им нужна стабильная и сильная политическая власть, основанная на примате закона. Только она может обеспечить им стабильное и спокойное существование. Это и есть тот самый либеральный консерватизм, который сегодня уже формируется как идеология представителей среднего класса, хотя сегодня она еще никак не отражена на нашей политической палитре.

Обретение национальных ценностей

Существует устойчивый миф о том, что Россия - это страна социально пассивных людей, которые только и ждут, когда государство отломит им какие-то куски, а сами при этом, как Емеля из сказки, лежат на печи и ничего не делают. Но материалы наших исследований разрушают этот миф. Они показывают: у нас существует большая социальная группа, состоящая из людей, которые хотят сами заботиться о себе, своей семье, своем ближайшем окружении, и которым не нужно для этого государственных подачек. Но человек не может долго жить в условиях постоянного стресса, ему нужна стабильность. Вот это-то стремление к стабильности и чувствуется сегодня во всем, в том числе и в тех правилах игры, которые вырабатываются в этой среде. Ей нужна легальная, спокойная и уважаемая деятельность. Именно уважаемая. Причем не только среди своих, но и в обществе в целом. То есть у нас начинает формироваться общественная среда, в которой потихоньку выстраивается некая шкала социального престижа, в соответствии с которой человек определяет, кто его уважает и за что. Причем это не какая-то узкогрупповая, корпоративная, а именно общенациональная шкала.

И хотя говорить о ее отличии от западных ценностей пока рано - наши еще не до конца определились - но назвать какие-то отличительные особенности уже можно.

Во-первых, в нашей стране отмечается невероятный, мощнейший взрывной общенациональный рост патриотизма. Причем такого патриотизма мы не наблюдаем ни в одной другой стране, даже у американцев. Такое ощущение, как будто людям внезапно вернули веру в себя и самоуважение. И они почувствовали ту самую внутреннюю гордость, которая всегда была присуща россиянам.

Во-вторых, у нас есть своя иерархия доверия и уважения к социальным институтам. На первом месте, с гигантским отрывом, стоит институт президента. Причем не из-за его социальной роли, а благодаря той личности, которая в данный момент этот институт олицетворяет. На втором месте - армия. Что бы о ней сегодня ни говорили, в общественном сознании армия по-прежнему - защитница Отечества. На третьем месте сегодня находится православная церковь. В принципе, это та же триада "Бог, царь и Отечество", только перенесенная на современную российскую почву.

Это - данность, подтверждаемая результатами социологических исследований. По различным оценкам, президента у нас признают и любят 70-75% населения, и эта любовь не иссякает на протяжении последних семи лет. К армии как к защитнице Отечества и носительнице славных традиций, закладывавшихся еще на Куликовом поле и даже раньше, положительно относятся примерно половина опрошенных.

Что же касается Церкви (60% доверяющих), то не надо забывать, что еще 15 лет назад мы официально считались атеистической страной. А сейчас выясняется, что у нас примерно 65% - то есть две трети - взрослого населения считают себя православными христианами. Причем, если 15 лет назад атеистами называли себя около 35% населения, то сегодня эта цифра сократилась в два с лишним раза - до менее 15%. Еще 20% - колеблются, еще не решили, не могут определить своего отношения к вере. Причем в традиционно исламских регионах соотношение примерно то же: там людей, считающих себя мусульманами, тоже примерно две трети.

Новые русские верующие

Естественно, те, кто называют себя сегодня православными христианами, чаще делают это по этнографическому, культурному и историческому признакам. Только около 15% опрошенных можно назвать людьми воцерковленными, поскольку они каждый месяц и чаще посещают храм и участвуют в Таинствах. Но в конце 80-х таких было всего 4% населения, а во второй половине 90-х - около 6%. То есть увеличение идет, так сказать, в порядковых выражениях. Причем, если в конце 80-х на всю страну было около 6 тысяч действующих православных храмов, то в конце 90-х их насчитывалось примерно 8,5 тысяч, а сейчас - 13 тысяч. То есть люди добиваются открытия приходов, участвуют в строительстве или восстановлении храмов и воцерковляются. Или же ведут себя религиозно пассивно, но когда рядом появляется храм, начинают понемногу жить церковной жизнью.
Кто же он, современный воцерковленный православный россиянин? Если средний возраст верующих в середине 80-х годов был равен 62-63 годам, то сейчас - примерно 44-45 лет. То есть за последние 20 лет верующий человек в России помолодел почти на 20 лет. А учитывая, что средний возраст сегодняшнего россиянина примерно 41-42 года, можно сказать, что портрет среднестатистического верующего уже приближается к портрету среднестатистического взрослого россиянина (детей мы просто не опрашивали, хотя, судя по количеству православных родителей, дети тоже, видимо, приобщаются к вере).

Это люди, в основном адаптированные к сегодняшней социальной среде. Многие из них являются либо собственниками какого-нибудь частного предприятия, либо топ-менеджерами, либо специалистами высшей квалификации. Это люди, которые, несомненно, принимают рыночную экономику. То есть это - не маргиналы, которые бегут в церковь от невзгод, в поисках утешения. Это совершенно нормальные взрослые и, главное, социально активные люди. Воцерковленных православных верующих среди представителей среднего класса примерно 11-12% - вполне сопоставимо с 15% в целом по стране.

Национализм: мифы и реальность

В ходе нашего исследования мы неожиданно развенчали миф о том, что "по данным социологов, больше половины россиян ждут национальных конфликтов в регионах". Как вообще рождаются сегодня подобные мифы? Скажем, социологи спрашивают респондента: "Как Вы считаете, возможно ли повторение дефолта в России?" - "Да, возможно", - отвечает человек, который за последние пятнадцать лет уже пережил множество финансовых кризисов и потрясений. А наутро в газетах сообщают: "70% россиян ожидают дефолта со дня на день". Хотя с таким же успехом можно было бы спросить: "Может ли вам на голову упасть кирпич?" Ответ очевиден: "Конечно. Все в руце Божьей".

Естественно, в своем исследовании мы не могли обойти национальный вопрос. Мы пытались формулировать его по-разному, пока не поняли, что сегодня в России у человека существует два уровня восприятия этой темы. Первый - тот, который ему постоянно навязывают СМИ. И тут он проявляет большую осведомленность, и его реакции вполне предсказуемы. Но когда мы просили: "Назовите наиболее животрепещущие проблемы вашего региона или вашего города", перед нами вырастал целый список, в котором проблема межнациональных отношений, конфликтов или угроз неизменно оказывалась на последнем месте. То есть на самом деле эта тема находится на периферии общественного сознания и никакой реальной социальной угрозы не представляет. А там, где конфликты на национальной почве периодически возникают, у них, как правило, чисто экономические причины. Но несовершенство экономического законодательства, равно как просчеты и коррумпированность местных администраций и правоохранительных органов очень удобно прикрывать "раздуваемым некими силами межнациональным конфликтом".

Однако не стоит забывать, что Россия на протяжении последних столетий была империей. Поэтому русский менталитет выработал мощные механизмы адаптации к людям другой веры, другой культуры, другого менталитета. Тем более что процесс освоения новых пространств в России никогда не был таким трагичным, как, скажем, в колониальной Британской Империи или в Северной Америке. Россия не насильственно поглощала, а как бы наполняла собой новые пространства, одновременно впитывая в себя все, что было на них самобытного.

В России надо жить долго

Отчасти именно поэтому, в отличие от "американской мечты", никакой "русской мечты" нет и не будет. Мы скроены совсем по другим лекалам. Нам нужен духовный пастырь. И пока у народа не будет своего духовного лидера, к которому у него будет безоговорочная, идущая из самой глубины души, вера, до тех пор мы не очень будем понимать, что мы делаем. Нет, конечно, мы будем куда-то двигаться, будет расти экономика, увеличиваться ВВП. Но внутреннего смысла в этих действиях, истинного смысла, мне кажется, не будет. Только тогда, когда можно будет ответить людям на извечный русский вопрос: "А зачем? Для чего?", в народе начнется внутренний духовный подъем.

Русский человек вообще живет и верит сердцем. Увидел, полюбил - и все. Дальше он просто, при наличии духовного авторитета, отстраняется от всякой власти. Что поделать, вот такая исторически сложившаяся особенность национального характера. Не случайно российская монархия родилась из древнерусской демократии, когда земский собор выбрал царем Михаила Романова. В периоды смуты и развала государства народ брал власть в свои руки и соборно решал важнейшие вопросы. А в спокойные времена, как это было, к примеру, в царствование Алексея Михайловича, воеводы на местах просто гонялись за выборными (или, в сегодняшней терминологии - за депутатами), а те всеми правдами и неправдами отлынивали от выполнения "гражданского долга".

Преподобный Серафим Саровский говорил: "Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе". Наверно, это будет не очень мирская слава, но что путь у России великий - в этом сомнения нет.

Вообще, мне представляется, что XXI век будет интереснейшим периодом в истории нашей страны. Одним из самых содержательных и самых неожиданных для нас. Кажется, Корней Чуковский когда-то сказал: "В России надо жить долго - тогда что-нибудь получится". И мне очень хочется прожить в России еще хотя бы лет тридцать, чтобы все увидеть. Вместе с вами.

http://www.foma.ru/articles/377/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме