Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ахиллесова пята обороноспособности страны

Николай  Кириллов, Независимое военное обозрение

10.11.2006


Отечественный ОПК не в состоянии осуществлять оперативное перевооружение силовых структур …

Основной целью функционирования оборонно-промышленного комплекса (ОПК) любого государства является постоянное поддержание его военно-экономического потенциала на уровне, обеспечивающем обороноспособность и безопасность страны в соответствии с ее национальными интересами.

Почти не разрешимая проблема


В Советском Союзе ОПК представлял собой наиболее качественный компонент экономики. Он включал в себя органы государственного управления и власти, промышленные предприятия и научные организации, занимающиеся оборонными исследованиями и созданием вооружения и военной техники. В СССР в 1980-х годах удельный вес оборонных расходов составлял 9-13% бюджета. В ОПК было занято около 10 млн. человек. Отраслевая структура и высокий научно-технический потенциал промышленности позволяли обеспечивать стратегический паритет с ведущей в экономическом и военном отношении страной мира - США. Так, к 1991 году в СССР на вооружении находилось 64 тыс. танков (в два с половиной раза больше, чем у НАТО), 67 тыс. орудий и минометов (в два раза больше, чем у НАТО), 76 тыс. БМП и БТР, 6 тыс. самолетов и вертолетов (в 1,5 раза больше, чем у НАТО) и 437 боевых кораблей 1-го и 2-го ранга.

За прошедшие после распада СССР 15 лет в оборонно-промышленном комплексе России произошли существенные качественные изменения. Начиная с 1991 года научный, кадровый, технологический потенциал ОПК был не востребован и постепенно деградировал. Отсутствие внутренних заказов и нарушение связей с традиционными партнерами по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) повлекло за собой свертывание серийного производства вооружений и военной техники (ВВТ) на подавляющем большинстве оборонных предприятий.

Так, по официальным данным, в настоящее время доля оборонной продукции у предприятий ОПК занимает около 55%. Но фактически по заказам Минобороны России и других государственных структур она составляет не более 22% (а на многих предприятиях до 10% и менее). Остальные 33% приходятся на выполнение зарубежных контрактов, которые не могут определять развитие ОПК на долгосрочную перспективу.

Из-за отсутствия заказов на многих предприятиях ОПК полностью утеряны технологии, ранее успешно применявшиеся для изготовления оружия и вооружений. По словам директора Северо-Западного НИЦ экономики, конверсии и систем управления военным производством Георгия Кезлинга, обвальная конверсия оборонной промышленности РФ привела к утрате более чем 300 современных оборонных технологий, на восстановление которых потребуются десятилетия и огромные финансовые затраты. Общий технологический уровень оборонных предприятий снизился в несколько раз.

В СССР оборонные предприятия, как правило, представляли собой крупные научно-производственные объединения (НПО), олицетворявшие собой сплав науки и производства. Это были достаточно гибкие и эффективные структуры. Научно-конструкторская часть этих структур

предназначалась для выполнения разработок новой техники, а заводы - для выпуска изделий по этим разработкам. После приватизации большинства российских НПО отечественный оборонно-промышленный комплекс практически остался без творцов новой техники и на данный момент обречен на изготовление в основном ранее созданных образцов ВВТ со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями (так, военная продукция экспортного исполнения базируется на разработках 1970-1980 годов).

Более того, поспешная непродуманная приватизация промышленности в 1991-1999 годах фактически привела к ликвидации крупных НПО и еще большей дезинтеграции производств. Из-за низкой прибыльности гособоронзаказ (ГОЗ) непривлекателен для частных предприятий, особенно среднего и малого уровня. Это обострило проблему смежников. Ведь заставить выполнять ГОЗ частные компании либо компании с существенной долей негосударственного капитала руководство страны не может. Удержание таких предприятий в кооперациях ОПК превратилось в фактически неразрешимую проблему.

Вследствие кризиса...


В аналитическом докладе комиссии Департамента оборонно-промышленного комплекса под руководством Юрия Коптева, проверявшей состояние предприятий ОПК, говорится, что треть из них - фактически банкроты; финансовые вложения в исследования и разработки в России в 10 раз, инвестиции в основные фонды и расходы на подготовку кадров в 5 раз, производительность труда в 5-10 раз меньше, чем в развитых странах; фондовооруженность работников у нас в 2-3 раза ниже; более 50% уникальных технологий, обеспечивающих потребности производства вооружений основных образцов, либо утрачены, либо физически и морально устарели; состояние значительной части оборонных предприятий по многим показателям крайне неудовлетворительное - больше половины станочного парка на многих из них изношено на 100%. Особо отмечается крайне высокая затратность военного производства: в ОПК России в среднем на рубль доходов приходится 97 копеек расходов, т.е. фактическая прибыль многих предприятий составляет 3%.

По мнению многих специалистов, в настоящее время российский ОПК находится на грани полного развала, переживает тяжелейший социально-экономический кризис. Характерными его чертами являются: прекращение или сокращение до минимума выпуска многих важнейших образцов вооружения и военной техники; прогрессирующее старение производственного и научного потенциала; снижение уровня научно-технических разработок и отсутствие динамики их восполнения; огромный износ основных фондов предприятий; потеря квалифицированных инженерно-технических кадров.

Фактический коллапс ОПК характеризуется еще одним важным показателем: доля современной техники в Российской армии, по оценкам экспертов Минобороны, не превышает 15%. Ныне отечественный ОПК не в состоянии осуществлять оперативное перевооружение силовых структур России.

Износ активной части основных производственных фондов в ОПК превышает 75%, причем у трети их износ - 100%. Полностью утрачено производство ряда комплектующих изделий, временно восполняемых из запасов промышленности и Минобороны. Даже при масштабных инвестициях через 4-5 лет продолжение выпуска многих видов продукции окажется невозможным.

Человеческий фактор


Сегодня средний возраст работников ОПК составляет 54 года. Поколение от 25 до 40 лет выбито из заводской системы. Трудиться в цехах, стоять у станка теперь не престижно, и такое укоренившееся в обществе мнение опасно не только для отдельно взятого оборонного предприятия, но и для государства. Через 5-8 лет у нас просто некому будет работать. Качество пополнения не обеспечивает конкурентоспособности производства по техническому уровню, а преимущества низкой стоимости труда сводятся на нет его падающей производительностью.

На сегодняшний день многие предприятия "оборонки" попросту не в состоянии возобновить серийный выпуск техники - в большей степени потому, что люди потеряли квалификацию. Ведь если раньше авиационные заводы делали в сутки по 20 самолетов, то теперь - всего несколько штук в год.

Несомненно, все это не могло не отразиться на качестве продукции ОПК. Так, в августе 2005 года бывший начальник Управления вооружения Минобороны генерал-полковник Анатолий Ситнов опубликовал доклад, согласно которому российский ОПК в настоящее время не способен производить оружие четвертого и пятого поколений. Главная проблема отечественной оборонной промышленности, по мнению Ситнова, - отсутствие системы контроля качества продукции, вследствие чего выпускается слишком много брака. Качество и надежность отечественной спецтехники и вооружений далеки от совершенства, считает и президент Отделения спецтехники и конверсии общественной Академии проблем качества РФ Владимир Платонов. По его словам, в Чечне боевая техника нередко выходила из строя из-за недостатков в конструкции или различных заводских дефектов.

В оборонных НИИ средний возраст научно-инженерного состава еще выше - 57 лет. Утечка мозгов из ОПК была и остается наиболее интенсивной по сравнению со всей остальной экономикой. По признанию самих же оборонщиков, в настоящее время практически все разработки и НИОКРы держатся на одной-двух ключевых личностях. Уходят эти специалисты, и технологии безвозвратно теряются. Если российскому ОПК еще и удается в некоторых направлениях военной техники удерживать передовые позиции в мире, то это в основном благодаря тем заделам, которые были подготовлены еще в советское время. Поэтому, прежде чем распределять финансирование, государству предстоит провести ревизию тех возможностей и мощностей, которые существуют реально, а не на бумаге.

А "начинка" не наша...


Низкий уровень отечественных технологий и научно-технологического задела является проблемой при создании перспективного вооружения и военной техники. Так, например, выступая летом 2005 года в Санкт-Петербурге на международном военно-морском салоне, руководитель ФПГ "Скоростной флот" Геннадий Данилов отметил, что "за последние годы наше судостроение по ряду важных направлений потеряло свои позиции и отстает от ведущих западных разработчиков и производителей морской техники. Ранее наши корабли поставлялись в 25 стран мира, а сейчас основными импортерами являются только страны-"изгои", не имеющие возможности приобрести вооружение на Западе, а также Китай, Индия и Вьетнам и слаборазвитые страны "третьего мира", которые могут покупать дешевое российское оружие".

В настоящее время на Индию и Китай приходится до 80% российского оружейного экспорта. По авиационным системам наши основные покупатели приобрели уже все, что могли. Им поставлено более 50 ударных истребителей Су-30МК (различных модификаций), теперь они разворачивают лицензионное самолетное производство. КНР также рассчиталась за 12 дивизионов зенитных ракетных систем С-300ПМУ и два эсминца. Три фрегата ушли в Индию. Эта страна получила 130 танков Т-90С и уже выпускает их самостоятельно. Среди еще выполняемых контрактов самые прибыльные - это постройка восьми дизель-электрических подводных лодок и двух эсминцев опять же для Китая и модернизация авианосца "Адмирал Горшков" для Индии.

На этом экспортный задел почти исчерпан. По экспертным оценкам, предельный годовой экспорт ВВТ Россией составляет около 6 млрд. долларов и имеет тенденцию к быстрому снижению. Главная причина - практически все выпускаемые сейчас в России виды вооружений являются, как уже отмечалось, результатом заделов, созданных еще в СССР. Понятно, что довольно скоро эти образцы перестанут пользоваться спросом и их прекратят покупать. К концу десятилетия ожидается оснащение ВС США и других стран НАТО базовыми системами вооружений нового поколения. Это может окончательно сдвинуть Россию на периферию мирового оружейного рынка. Ведь на протяжении последних двенадцати лет военно-техническая наука практически не финансировалась, новых разработок не было. Утрачены и многие научные школы.

На заседании комиссии по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами в декабре 2005 года Владимир Путин фактически признал, что научно-технический потенциал страны, используемый на создание оружия, иссяк. И потому настала пора заниматься конструкторскими разработками не в одиночку, а в кооперации с иностранными партнерами. Безусловно, интеграция предприятий ОПК в мировую экономику необходима. Но сейчас под видом международного сотрудничества из страны утекают наиболее ценные разработки, что в перспективе также ведет к сужению рынка сбыта.

Уже сейчас на российских оборонных предприятиях, как правило, производится только оболочка новой военной техники. Так, на истребителях и фрегатах, купленных Дели, стоит израильская, французская и собственно индийская бортовая аппаратура. "Начинку" для малайзийских Су-30МКМ поставляют французы. Китай потребовал, чтобы на заказанных им самолетах дальнего радиолокационного дозора и наведения А-50 (аналог системы "АВАКС") радары были израильскими и т.д.

Интеграция в мировое экономическое пространство, к сожалению, идет в направлении уничтожения высокотехнологичного российского производства. Стоит только посмотреть на спуск любой новой отечественной военной техники для зарубежных заказчиков - там ничего нашего из оборудования, как правило, нет, только металлическая коробка. Вся "начинка" импортная. Для российских производителей - и это хорошие заказы, они позволяют выжить, но если смотреть стратегически - идет не интеграция, а интервенция. "Отверточная" сборка отражает наше место в мировой системе производства новых видов оружия.

"Продукция российского машиностроения для судостроителей не соответствует современным требованиям", - считает генеральный директор Балтийского завода Олег Шуляковский. "Если же, - отмечает он, - обратиться к продукции машиностроения собственно для судостроения, то, к сожалению, приходится констатировать, что комплектующее снаряжение Балтийского завода, равно как и всех других российских предприятий отрасли, не соответствует современным международным требованиям и стандартам". По словам Шуляковского, одной из причин такого положения дел стало то, что "в 90-е годы ряд предприятий российского машиностроения просто прекратил свое существование".

Вместе с тем Олег Шуляковский подчеркнул, что "даже для строительства судов на стапелях своего завода мы вынуждены закупать за рубежом до 90% такого [судостроительного] оборудования, и объемы закупок за рубежом увеличиваются". По его мнению, это дает основания заявить, что "современного, если угодно, цивилизованного машиностроения для нужд судостроения в России не существует". "То, что сегодня мы способны производить, спроектировано 15-20, а то и 30 лет назад. Это морально устаревшее оборудование, которое бессмысленно тиражировать впредь", - говорит гендиректор.

Причины недуга


В последние годы руководство страны начало предпринимать определенные усилия для поддержки оборонных предприятий. Так, 11 марта 2003 года президентом РФ были утверждены "Основы военно-технической политики Российской Федерации на период до 2015 года и дальнейшую перспективу". Годом позже премьер-министр РФ Михаил Фрадков поставил задачу Министерству промышленности и энергетики разработать проект федеральной государственной программы развития ОПК России на 2006-2010 годы. В рамках федеральных бюджетов последних трех лет расходы на обеспечение государственного оборонного заказа ежегодно увеличиваются на 1 млрд. долларов.

Однако, несмотря на более высокие объемы и ритмичность финансирования работ по государственному оборонному заказу, положительных сдвигов в современном состоянии ОПК так и не удалось достичь. Налицо дальнейшее уменьшение объемов производства и деформация структуры предприятий отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Каковы же в настоящее время основные причины, не позволяющие отечественному ОПК работать устойчиво и быть конкурентоспособными на мировом рынке?

Во-первых, это отсутствие в России необходимых мер реальной государственной поддержки ОПК. Директор финансово-промышленной группы "Скоростной флот" Геннадий Данилов считает, что "на протяжении последних лет мы наблюдаем целенаправленный курс государства на отказ от управления промышленностью, хотя сама промышленность против этого. В конечном счете такая политика приведет к тому, что мы не сможем разрабатывать и производить сложную наукоемкую продукцию. Прежде всего - ту, которая имеет длительный технологический цикл".

За последние 15 лет в России было принято и провалено восемь программ реформирования ОПК. Наиболее масштабными стали две из них. В 1997 году, когда уровень финансирования гособоронзаказа составил 21% (1996 - 57%), а из отрасли ушло от полутора до двух миллионов специалистов, была срочно разработана Федеральная целевая программа (ФЦП) реструктуризации и конверсии оборонной промышленности на 1998-2000 годы. В 1998 году принимается Закон "О конверсии оборонной промышленности РФ". Однако как ФЦП, так и новый законодательный документ ОПК не помогли из-за стратегических ошибок при планировании и реализации их положений. В результате в оборонке произошел еще больший спад в наукоемких отраслях, резко снизился научно-технический потенциал, продолжилась деградация фундаментальной науки.

Затем правительство РФ утвердило своим постановлением N 713 новую Федеральную целевую программу "Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса на 2002- 2006 годы". Спасением ОПК объявили "создание интегрированных структур (холдингов) с жесткой вертикалью управления". За три года предлагалось создать примерно 70 мощных концернов и холдингов. Но уже в 2002 году их число было уменьшено до 42. К 2005 году удалось реально создать всего 5 холдингов.

По мнению отдельных экспертов, предлагаемая ныне система реформирования "оборонки" есть не что иное, как очередной передел собственности, к сожалению, отнюдь не в интересах национальной обороны и ОПК.

Во-вторых, несовершенство российских законов. Действующие в России условия налогообложения и кредитования оказывают отрицательное влияние на экономику и финансовое положение предприятий, выполняющих государственный заказ, так как не учитывают длительного цикла производства и высокую стоимость создания военной техники.

В-третьих, усиливающаяся из года в год финансовая неразбериха и коррупция в высших эшелонах управления ОПК.

Проблема финансирования гособоронзаказа в последние годы становится все более запутанной и тупиковой. Так, например, в 2000 году было законодательно оформлено списание 32,5 млрд. рублей долгов Министерства обороны РФ за выполненный гособоронзаказ. Расчеты по кредиторским задолженностям взяло на себя правительство, и за два года долг был полностью погашен. Но уже в бюджете 2004 года значилась новая сумма задолженности предприятиям оборонно-промышленного комплекса - 55 млрд. рублей. То есть за два года "намело" в полтора раза больше, чем за предыдущие 8 лет.

Механизм роста долга предприятиям ОПК достаточно прост и представляет одну из схем увода огромных бюджетных средств. Так, до 60-70% средств, выделенных на тот или иной оборонный заказ, перечисляются предприятиям в последнем квартале финансового года. При многоступенчатой системе передвижения средств от Минфина к Минобороны и от Минобороны к предприятиям ОПК "задержка" на промежуточных счетах служит основным фактором обогащения огромного количества госчиновников и банкиров.

В то же время предприятия, работая над гособоронзаказом и сталкиваясь на первоначальном этапе с недофинансированием со стороны военного ведомства, берут крупные дорогие кредиты, после чего стоимость их продукции заметно растет, вместе с долгом МО РФ. В конечном счете за все эти махинации расплачивается правительство деньгами законопослушных налогоплательщиков.

Этот механизм создан для перекачивания из бюджета в частный сектор миллиардов рублей и кормит целый сонм бизнесменов и государственных аппаратчиков. А деньги здесь крутятся немалые. Так, например, в 2005 году на военные НИОКР потрачено из бюджета 62,8 млрд. рублей, а на серийные закупки - 112 млрд. руб. В результате этого и прочих механизмов "рыночной экономики" создание любой новой техники для Российской армии превращается в "долгострой" и превышает все мыслимые сроки. Итог - новейшие изделия устаревают в опытных образцах.

В одном из выступлений председатель Совета Федерации Сергей Миронов заявил: "Низкие темпы реформирования ОПК объясняются тем, что не решена проблема правовой базы по распределению получаемой концернами прибыли, доверительному управлению акциями, находящимися в федеральной собственности". Проще говоря, немногим предприятиям ОПК, получающим серьезную экспортную прибыль, попытались навязать управляющие компании, в которых эта прибыль оседала бы. Оборонные расходы, этот многомиллиардный кусок бюджетного пирога, были и остаются предметом повышенного внимания со стороны мастеров схем увода бюджетных средств не по назначению.

Судя по оценкам ведущих западных специалистов, за последние годы этот сомнительный, но очень выгодный бизнес процветает. Так, согласно "Отчету о глобальной конкурентоспособности за 2005-2006 годы", составленному экономическим форумом (ВЭФ), Российская Федерация за последний год опустилась на пять позиций в мировом рейтинге конкурентоспособности. По мнению специалистов ВЭФ, падение российской экономики с 70-го на 75-е место связано с резким усилением коррупции и финансовых махинаций.

В-четвертых, низкая заработная плата в ОПК. Именно ею во многом объясняется дешевизна отечественного оружия, что в целом стратегически неверно и губительно, поскольку ведет к потере наиболее квалифицированных кадров.

В-пятых, отсутствие реальных инвестиций в разработку новых технологий ОПК. Соединенные Штаты выделяют на военные НИОКР более 70 млрд. долларов, занимая по данному показателю первое место в мире. Это позволяет американцам сохранять господствующее положение в области военных технологий. В России в настоящее время только 6% предприятий в той или иной степени реализуют инновационные проекты. Как следствие - на рынке наукоемкой продукции позиции России продолжают ослабевать. Сейчас доля РФ от уровня США составляет около 2%, Японии и Германии - 3%, Франции и Великобритании - 7%. В абсолютных единицах общий ежегодный объем экспорта высокотехнологической продукции из России в 5 раз меньше, чем из Таиланда, в 8 раз - чем из Мексики, в 10 раз - чем из КНР, в 14 раз - чем из Южной Кореи.

И государственное управление, и частная инициатива


Как бы мы того ни хотели, отечественный оборонно-промышленный комплекс уже не может быть локомотивом России. Мы еще можем продавать на внешнем рынке отдельные виды оружия, но лишь благодаря тому, что во все эти системы вооружения были вложены многие миллиарды рублей в 1960-1970-е годы. В настоящее же время деятельность многих компаний сводится к хаотическому процессу выживания любыми способами, что в итоге приводит к дальнейшей деградации оставшихся оборонных предприятий.

Совершенно очевидно, что проблемы российского ОПК невозможно решить без наличия государственной стратегии в области внешней и внутренней оборонной политики. По мнению автора, срочно необходимо предпринять следующие меры.

Во-первых, государство должно в срочном порядке восстановить управление оборонной промышленностью, чтобы не потерять способность разрабатывать и выпускать такие сложные современные вооружения, как современные авиационные комплексы, ракетные системы и боевые корабли. Для создания истребителя или военного корабля XXI века требуется до 10 лет совместной кооперации сотен предприятий, и глупо думать, что рынок все сам отрегулирует. Положительный результат может дать только грамотное сочетание частной инициативы с государственным управлением.

Во-вторых, необходимо срочно решить проблему технологического отставания. Только не формальная, а реализуемая инновационная политика государства способна обеспечить преодоление спада в ОПК, обеспечить его структурную перестройку и расширить оружейный рынок за счет конкурентоспособной продукции. Здесь должна быть выработана четкая промышленная политика, оформленная специальным документом, в котором прописаны приоритеты, поставлены задачи, определены сроки. Прежде всего резко увеличить инвестиции в разработку новых технологий. Необходима энергичная мобилизация всех внутренних ресурсов и управленческих механизмов для подъема экономики через развитие высокотехнологических отраслей промышленности.

В-третьих, решить проблему реального финансирования ОПК. Для этого необходимо прежде всего законодательно формализовать правило авансирования гособоронзаказа в объеме не менее 50% от общей его суммы и ежеквартальной индексации ассигнований для покрытия ущерба от инфляции.

Необходимо, наконец, осознать, что только обеспечение высокого оборонного потенциала страны гарантирует суверенитет и безопасность России.

http://nvo.ng.ru/armament/2006-11-10/6_opk.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме