Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Майор Вихрь": реальные имена и события

Владимир  Лота, Красная звезда

01.11.2006

В 1944 году группа разведчиков 1-го Украинского фронта была заброшена в польский город Краков, в котором находился крупный немецкий гарнизон. Действуя в исключительно трудных условиях, разведчики выполнили задание командующего фронтом маршала И.С. Конева и сорвали план немцев по уничтожению древней польской столицы. Этот героический эпизод нашел отражение в истории Великой Отечественной войны, в творчестве писателей и кинорежиссеров. Писатель Владимир ЛОТА в новом исследовании восстанавливает реальные имена разведчиков, их действия в тылу противника и рассказывает о том, как сложились судьбы этих героев после войны.

"Майор Вихрь" Юлиана Семенова


Писатель Юлиан Семенов в начале шестидесятых годов обратился к начальнику Главного разведывательного управления генерал-полковнику П.И. Ивашутину с просьбой дать ему возможность ознакомиться с делом разведывательной группы "Голос". О действиях этой группы в Польше в 1963 году сообщала газета "Красная звезда". В том же, 1963 году правительство Польской Народной Республики наградило советского военного разведчика Евгения Березняка высшим польским орденом "Виртути Милитари" и Золотым Крестом партизанской славы. Эти сведения заинтересовали Юлиана Семенова. Собирая материал для своего очередного романа, он побывал в Кракове, где встречался с поляками, рассказавшими ему кое-что о действиях сове
тских военных разведчиков, благодаря которым б0ыл спасен древний польский город Краков. Но деталей толком никто не знал. Поэтому, возвратившись в Москву, Семенов и обратился к начальнику ГРУ. Ивашутин пригласил писателя и разрешил ему прочитать дело разведгруппы "Голос".
Через год Юлиан Семенов завершил работу над рукописью. Роман получил название "Майор Вихрь". Рукопись была передана и в Военное издательство Министерства обороны СССР.
В начале апреля 1967 года гранки книги были сданы в набор. В середине июня того же года книга была подписана к печати. Через некоторое время роман Юлиана Семенова появился на прилавках московских книжных магазинов. Автор, как говорилось в сообщении Военного издательства, воскресил "одну из неизвестных страниц героизма советских военных разведчиков, действовавших в тылу врага в конце Великой Отечественной войны. В орбиту действия втянута и группа советских разведчиков, работавших в Кракове..."
Сюжет романа был действительно захватывающим, подлинность исторических прототипов не вызывала сомнения, сложность задач, которые решали разведчики, и условия, в которых они действовали, были правдоподобными. Все это делало роман остросюжетным, динамичным и достоверным. Книга стала одной из самых популярных и среди военных разведчиков, и среди ветеранов войны, и среди молодых читателей не только в Москве, но и по всей стране.

Работа Юлиана Семенова в ГРУ с документами военной разведки завершилась успешно. По мотивам романа в 1967 году был снят одноименный кинофильм. Киноартист Вадим Бероев великолепно сыграл роль главного героя - разведчика Андрея Федоровича Бурлакова. Кинофильм с большим интересом смотрели и стар и млад...
С тех уже, можно сказать, давних пор прошло около сорока лет. При работе над книгой "Информаторы Верховного Главнокомандующего" мне неожиданно посчастливилось увидеть те же секретные материалы военной разведки, которые изучал Юлиан Семенов. О том, что это было на самом деле, говорила запись, сделанная рукой писателя в одном из документов: "25.II.65. Ознакомился. Писатель Ю. Семенов". Читая эти документы, Ю. Семенов нашел основные детали для создания образа смелого и находчивого советского военного разведчика майора Вихря, его заместителя по разведывательной работе Коли и радиста-шифровальщика Анны.
Через два года эти документы изучал и резидент "Голоса" - Евгений Степанович Березняк, который в 1971 году написал книгу "Я - "Голос".
О деятельности разведывательной группы "Голос" после этого были написаны десятки статей, снято несколько художественных и документальных фильмов. В международном издании для библиотек "Солдаты ХХ века" среди 200 выдающихся фронтовиков названо имя и Е. Березняка.
Среди публикаций о деятельности разведгруппы "Голос" есть художественные произведения, есть материалы, близкие к реальным фактам, есть и мифы. В мифах некоторые авторы пытаются приписать участие в деятельности группы "Голос" лицам, которые никогда в этой разведывательной группе не состояли, хотя, вполне вероятно, были на территории Польши, оккупированной в годы Великой Отечественной войны. Все это заставило меня написать документальный очерк о Е.С. Березняке и его боевых товарищах, об их деятельности в тылу противника и их жизни после окончания войны.

Начальник ГРУ докладывает маршалу Малиновскому


16 апреля 1965 года генерал-полковник направил министру обороны докладную записку. В ней говорилось: "19 августа 1944 года по заданию разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта была выброшена в тыл противника в район г. Краков (Польша) и активно действовала по 23 января 1945 года разведывательная группа "Голос" в составе командира группы рядового (ныне капитана запаса) Березняка Евгения Степановича, помощника командира группы лейтенанта (ныне капитана запаса) Шаповалова Алексея Трофимовича и радистки младшего сержанта Жуковой Аси Федоровны (ныне старший лейтенант медицинской службы Церетели А.Ф.).
Справка. Березняк Евгений Степанович родился 25 февраля 1914 г., украинец, член КПСС с 1939 года. В 1938 г. окончил Педагогический институт в г. Осипенко. В 1939 г. награжден медалью "За трудовую доблесть". Работал инспектором и заведующим районного отдела народного образования.
В 1941-1943 гг. по заданию Днепропетровского обкома Компартии Украины работал на временно оккупированной территории. С 26 октября 1943 г. после освобождения Днепропетровска работал до 25 января 1944 г. заведующим сектором информации Днепропетровского обкома Компартии Украины. В январе 1944 г. привлечен военной разведкой для выполнения специального задания в тылу противника...
Прежде чем поручить Березняку выполнение особого задания, военная разведка направила его на обучение в Специальную школу Разведывательного управления Генштаба Красной Армии. Курсант Евгений Березняк учился прилежно. Впрочем, к любому серьезному делу, за которое когда-либо брался этот человек сам или которое ему поручалось, он всегда относился серьезно и стремился добиться максимальных положительных результатов. В разведывательной школе Березняка научили стрелять без промаха из пистолетов и автоматов разных систем, ходить в лесах по азимуту, прыгать с парашютом, выявлять слежку и "отрываться" от агентов контрразведки. Будущий резидент освоил шифровку радиограмм, передачу информации через тайники, изучил германскую армию, организацию ее частей и подразделений, вооружение, знаки отличия рядового и офицерского состава.
По заданию инструктора он по поддельным документам должен был легализоваться в Москве, устроиться на работу на одно из предприятий и добыть сведения, которые имели бы военный характер и представляли интерес для разведки.
Березняк устроился на папиросную фабрику "Дукат", проработал там две недели, узнал, в какие воинские части и в каком количестве отгружали папиросы и табак. Выпускные экзамены Березняк сдал на "отлично". В документах разведшколы сохранились положительные отзывы о результатах учебы Евгения Березняка.
В июле 1944 года Березняк оказался в распоряжении разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта, который находился в городе Проскуров, ныне - Хмельницкий.
Березняк прошел дополнительную специальную подготовку и готовился к выполнению задания в качестве руководителя разведывательной группы в оккупированном Львове, где он работал до войны. Для Березняка было разработано специальное задание, подобраны заместитель командира и радистка.
Группа должна была вскрыть систему обороны противника на подступах к Львову. Весной 1944 года войска 1-го Украинского фронта готовились к разгрому врага на территории Западной Украины. Накануне решительных боев по освобождению летом 1944 года территорий Западной Украины и Белоруссии Ставка Верховного Главнокомандования назначила новым командующим фронтом маршала И.С. Конева.
Новый командующий незамедлительно приступил к изучению возможностей подчиненных ему сил и средств, противостоявшего им противника и опыта операций, проведенных фронтом. С этой целью Конев собрал командующих армиями и членов военных советов на командном пункте 38-й армии, которая находилась в центре полосы фронта. Были заслушаны и обсуждены доклады командующих войсками 13-й армии генерал-лейтенанта Н.П. Пухова и 38-й армии генерал-полковника К.С. Москаленко о проведенных этими армиями последних операциях.
На совещании выступил и И.С. Конев. Он положительно оценил операции фронта, проведенные весной 1944 года, однако сказал, что, по его мнению, в ряде случаев "командиры и штабы опаздывали с принятием решений, разведка, обеспечение флангов и стыков являлись слабым местом..."
После этого совещания офицеры разведывательного отдела штаба фронта внесли в планы разведки противника серьезные коррективы. Было принято решение подготовить и забросить несколько разведывательных групп в глубокий тыл противника с целью заблаговременного вскрытия особенностей построения его обороны. С этой же целью ранее в Краков была заброшена разведывательная группа "Львов". Но она свои задачи не выполнила. Командир группы, оказавшись на территории противника, не смог организовать добывание разведсведений.
В Кракове по заданию разведотдела штаба фронта действовала радистка "Комар", которая занималась сбором сведений о противнике и передавала их в Центр. Но этого было недостаточно. Поэтому группа Березняка была ориентирована на выполнение задания в районе Кракова. Начальник разведотдела фронта генерал-майор И.Г. Ленчик требовал от своих подчиненных организации разведки сил противника, которые бы опережали действия войск фронта.
Летом 1944 года войска Конева успешно завершали Львовско-Сандомирскую операцию. Вспоминая период подготовки войск фронта к этим боевым действиям, И.С. Конев писал: "...немаловажное значение в подготовке операции имела разведка, возглавляемая генералом И.Г. Ленчиком. Внимание разведки сосредоточивалось на вскрытии всех мероприятий противника по устройству и совершенствованию его обороны, а также перегруппировке войск. Разведка велась непрерывно, в том числе и боевая. В результате удавалось вскрыть изменения, которые происходили у противника..."
Благодаря активным и целенаправленным действиям военных разведчиков, которыми руководил генерал-майор И.Г. Ленчик, было своевременно установлено, что противник в течение июня перебросил на другие участки фронта три танковые дивизии. Также удалось выяснить переброску 16-й и 17-й танковых дивизий со станиславского на рава-русское направление...
К исходу 18 июля на львовском направлении сложилась благоприятная для войск маршала Конева обстановка. Разведка вскрыла группировку противника на всю ее глубину. Тем не менее бои за Львов были тяжелыми. Противник ожесточенно сопротивлялся. Однако утром 27 июля город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Разгромленные немецкие войска отходили на запад, на территорию Польши. Создавалась выгодная обстановка для стремительного наступления армий правого крыла фронта к Висле и на Сандомир, а также для развития успеха армиями левого крыла в направлении Дрогобыча и разгрома 1-й танковой армии немцев и 1-й венгерской армии в предгорьях Карпат. В этих условиях разведывательный отдел фронта получил задачу выявить укрепления противника на берегах Вислы и в глубине его обороны в районе Кракова.
Группа разведчиков, командиром которой был назначен Березняк, получила новое задание.
Кроме Березняка, которому в разведотделе был присвоен оперативный псевдоним "Голос", в состав группы входил лейтенант Алексей Шаповалов. Он был назначен заместителем командира разведгруппы. Учитывая богатый опыт действий Шаповалова в тылу противника, его храбрость и мужество при проведении операций ему был присвоен псевдоним "Гроза".
Справка. Шаповалов Алексей Трофимович родился 20 августа 1921 г., украинец. Уроженец села Марто-Ивановка Александровского района Кировоградской области. В Красной Армии с 22 октября 1940 г. Окончил школу младших командиров. В период с 25 июня по 31 августа 1941 г. был политруком взвода связи 138-го отдельного батальона связи 12-го укрепленного района Южного фронта. Во время одного из боев попал в плен. Бежал. Оказался в партизанском отряде им. К.Е. Ворошилова. После освобождения Кировограда от немцев с 19 декабря 1943 г. по 22 января 1944 г. работал секретарем Новокрашевского райкома комсомола. В январе 1944 г. привлечен к сотрудничеству с военной разведкой...
Лейтенант Шаповалов, как и Березняк, весной 1944 года прошел подготовку в агентурном отделении Спецшколы Разведывательного управления Генштаба Красной Армии.
Третьим членом разведывательной группы была ефрейтор Ася Жукова, радистка. Она впервые готовилась к действиям в тылу противника. В разведотделе ей был присвоен редкий по тем временам псевдоним - "Груша".
Справка. Жукова Ася Федоровна родилась 21 декабря 1924 года, украинка, уроженка Днепропетровской области, образование среднее. До войны работала учительницей, проживала на оккупированной немцами территории.
С 20 октября 1943 г. по 4 апреля 1944 г. - курсант школы радистов в г. Горьком. С апреля по июнь 1944 г. находилась в распоряжении разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта.
"Голос" и его товарищи "Гроза" и "Груша" должны были разведать краковский гарнизон противника, установить количество и нумерацию немецких войск, сосредоточенных в районе этого города; вести наблюдение за воинскими перевозками по железным и шоссейным дорогам, проходящим через Краков; установить, какую и в каком количестве боевую технику противник сосредоточивает на западном берегу Вислы. В числе главных задач группы были выявление и установление точного расположения штабов, узлов связи, аэродромов и складов противника в городе Краков и его окрестностях.
Заместитель командира разведгруппы лейтенант Шаповалов должен был добыть сведения о характере обороны противника по рубежу реки Висла в районе древней польской столицы.

Секретный сотрудник Елизавета Вологодская


В докладе начальника ГРУ министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому указывалось, что "...Разведывательный отдел штаба 1-го Украинского фронта передал в состав резидентуры "Голос" самостоятельно действовавшую в районе Кракова радистку младшего сержанта (ныне сержант запаса) Вологодскую Елизавету Яковлевну, оставшуюся от выброшенной 27 апреля 1944 года в тыл противника разведывательной группы "Львов", руководитель которой совершил предательство и был убит польскими партизанами..."
Разведывательный отдел штаба 1-го Украинского фронта, несмотря на ограниченное количество в его составе офицеров-разведчиков, смог направить в тыл противника несколько разведывательных и разведывательно-диверсионных групп. В ходе подготовки к Висло-Одерской операции агенты и разведчики 1-го Украинского фронта вскрыли районы расположения штабов группы армий "А", оборонительные рубежи на ченстоховском, кельце-бреславском и краковском направлениях. Эти сведения добывала и секретный сотрудник Лиза Вологодская.
Справка. Вологодская Елизавета Яковлевна родилась 7 ноября 1922 года в Киргизской ССР в городе Кара-Кол, русская, беспартийная. Окончила в 1941 году алма-атинский коммунально-строительный техникум. С ноября 1941 г. по июнь 1943 г. проходила службу в Особом женском запасном строевом полку. В июле 1943 г. отобрана сотрудником ГРУ подполковником Коноваловым для работы в военной разведке. Окончила школу радиотелеграфистов. 15 апреля 1944 г. прибыла в распоряжение разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта. Заброшена в составе разведывательной группы "Львов" на территорию Польши. Легализовалась в г. Краков. Псевдоним "Комар".
Сержант Елизавета Вологодская отличалась от многих девушек-радисток, с которыми она обучалась. Хорошая техническая подготовка, полученная в годы учебы в алма-атинском техникуме, позволяла ей без особого труда осваивать программы подготовки. Радиодело тоже давалось ей легко. Лиза обладала хорошо развитым музыкальным слухом, любила петь, умела танцевать. Она свободно чувствовала себя в любой компании, быстро устанавливала контакты с незнакомыми ей людьми, очаровывала мужчин и могла добиваться выполнения своих желаний. Эти качества были замечены преподавателями в школе радиотелеграфистов и отмечены в ее выпускной аттестации. Поэтому Вологодскую направили для обучения и в Спецшколу Разведывательного управления Красной Армии. С 2 марта по 15 апреля 1944 г. она получила более широкое представление о разведывательной работе и могла выполнять обязанности не только радиста, но и заниматься сбором и обработкой разведывательных сведений.

Роковая ошибка пилота


Выброс разведгруппы "Голос" в тыл противника был проведен в ночь с 18 на 19 августа 1944 года.
Летчики, возвратившись на фронтовой аэродром, рапортом доложили, что выбросили десант в указанном квадрате, парашюты десантников раскрылись. Все было так, за исключением того, что квадрат был все-таки не тот.
Березняк приземлился в 7-8 километрах северо-восточнее польского города Сосновцы. Попытки найти членов разведгруппы ни к чему не привели. Закопав парашют, разведчик сориентировался и направился на юго-восток, в сторону Кракова, где он должен был найти радистку "Комар", которая уже работала в Кракове несколько месяцев.
Лесом разведчик прошел километров десять. Спрятав в ельнике все свои вещи, передохнул. На рассвете зашел в небольшое польское село. У одного из местных жителей узнал, что село называется Псары и оно находится километрах в ста северо-восточнее Кракова.
"Голос" возвратился в лес, забрал свои вещи и двинулся к городу Олькуш. Прошел еще 10-12 километров. Возле села Войковец-Костельный в лесу решил передохнуть. Устроился в ельнике. Усталость давала себя знать. Сжав в кармане брюк рукоятку револьвера, закрыл глаза. В голове метались беспокойные мысли: "Где "Груша"? Где "Гроза"?" Прикинув, что прыгали разведчики с высоты не менее двух тысяч метров, Березняк пришел к выводу, что это была еще одна ошибка летчиков. Сильные порывы ветра разбросали членов разведгруппы на значительное расстояние. Поэтому они и не смогли сразу после приземления найти друг друга.
Березняк понял, что если они не встретятся, то замысел Центра по внедрению разведчиков в Краков может оказаться под угрозой срыва. Такое начало операции "Голос" могло сорвать замысел командующего 1-м Украинским фронтом.
Обдумывая все, что произошло, и пытаясь предугадать, что еще может произойти, Березняк не терял самообладания. Он верил в успех операции и готов был сделать все, чтобы выполнить задание начальника разведывательного отдела штаба фронта генерал-майора Ленчика.
У Березняка был еще один вариант, который должен был помочь ему. Если не удастся встретить ни Шаповалова, ни радистку Жукову, он должен был найти радистку младшего сержанта Елизавету Вологодскую (псевдоним "Комар"), которая уже действовала в Кракове. В Центре ему сообщили условия встречи с этой разведчицей, он хорошо запомнил место встречи, пароль и отзыв, а также во что он должен быть одет. Темно-синий костюм лежал в его рюкзаке. Опознавательные признаки - там же.
"Комара" он найдет. Она обеспечит связь с Центром, сведения о противнике он добудет сам. Главное - благополучно добраться до Кракова и найти радистку. Эти мысли немного успокоили разведчика, и он решил отдохнуть, чтобы набраться сил для длительного перехода. После короткого отдыха разведчик решил двигаться по направлению к Кракову. Он был уверен, что точно так же поступят "Гроза" и "Груша". Он все еще надеялся встретить их...
Березняк закрыл глаза. Думал расслабиться на пару минут. Получилось больше. Усталость взяла свое. Открыть глаза его заставил сильный удар в бок. Он сразу же понял, что попал в беду: на него смотрели черные зрачки стволов трех автоматов...

"Комар" встречает друзей


Радистка Лиза Вологодская по рекомендации польских партизан обосновалась в доме поляка Михаила Врубеля. В семье Врубелей было две дочери Розалия и Стефания, которые, как и их отец, оказывали помощь девушке из Москвы. Так Врубели между собой шепотом называли эту незнакомку, приют которой они дали по просьбе командира партизанского отряда Герольда Возница.
Вологодская поддерживала радиосвязь с разведывательным отделом фронта и стремилась выполнять его задания. Первое время возможности ее были ограничены. Предательство резидента "Львова" лишило ее свободы передвижения. Самостоятельно собирать сведения о противнике Вологодская не могла. Появление ее в Кракове неизбежно привлекло бы внимание жандармов или гестаповцев. "Комар" должна была находиться в укрытии. Поляки обещали подготовить для нее новые документы. Но это требовало времени.
На помощь советской разведчице пришли поляки Юзеф Францишкович Заенц и его жена Валерия Яновна. Юзеф имел богатый жизненный опыт и понимал, какой опасности подвергал себя и свою жену. Но выбор свой он сделал давно и сознательно шел на риск.
В радиограммах Вологодской Юзеф Францишкович упоминается под псевдонимом "Заяц". Упоминается много раз и, как правило, в одной и той же формулировке: "Заяц" сообщил..."
Заенц сообщал много. Сведения его высоко оценивались в штабе фронта.
Юзеф Заенц был неутомимым, осторожным и наблюдательным помощником Елизаветы Вологодской. Он родился в 1905 году в населенном пункте Рейчи Живицкого уезда Краковского воеводства. Рабочий-горняк, Заенц принимал участие в польском рабочем революционном движении, был членом компартии Польши, затем стал активным членом Польской рабочей партии. В 1939 году Заенц был мобилизован в польскую армию. В боях под Львовом перешел на сторону Красной Армии.
Заенц не хотел воевать против русских. Он знал, что в России рабочим жилось значительно лучше, чем в Польше.
В 1941 году накануне нападения фашистской Германии на СССР Юзеф Заенц возвратился в Краков. Видимо, он был на примете у советской военной разведки. Об этом говорит такой факт. В 1941-1942 годах он оказывал помощь в легализации в Кракове советскому разведчику Л.М. Четырко и по его указанию собирал разведывательные сведения.
В 1943 году Заенц организовал побег группы советских военнопленных из краковского концлагеря. Спасенные советские солдаты, бежавшие из плена, ушли в партизанский отряд и сражались вместе с поляками против оккупантов.
Всех этих деталей биографии Юзефа Заенца радистка "Комар", естественно, не знала. Не ведала она и о том, что Заенц был командиром Х округа Армии Людовой. Впрочем, об этом в те годы не знала и жена Юзефа, которую звали Валерия Яновна. Активная и волевая женщина, она помогала Вологодской решать многие вопросы.
Центр сообщил Вологодской, что скоро к ней прибудут друзья с Большой земли, которым она должна оказать помощь. Все указания о последующей работе Вологодской должен был сообщить разведчик "Голос", с которым она должна была встретиться на западной окраине села Чулув в 22.00. С этой целью "Комар" должна была ежедневно начиная с 20 августа выходить на место встречи.
20 августа на встречу никто не прибыл. Так продолжалось несколько дней. Только на пятые сутки Вологодская встретилась с Асей Жуковой. Разведчица устроила Жукову на конспиративную квартиру, подобрать которую помогли поляки.
26 августа 1944 года Вологодская встретилась с Евгением Березняком. Гость из-за Вислы прибыл на встречу не в темно-синем костюме, о котором сообщал Центр. Однако он правильно назвал пароль и предъявил главный опознавательный признак - розовый носовой платок. О том, где он потерял свой темно-синий костюм, Березняк, который называл себя Винцентием Казимировичем Патковским, Елизавете Вологодской не сообщил. Об этом она узнала уже после выполнения разведывательного задания, когда возвратилась к своим и попала в следственный изолятор военной контрразведки "Смерш"...
Березняк и Вологодская ждали Алексея Шаповалова. Как выяснилось позже, он приземлился неудачно, подвернул ногу, вынужден был скрываться в лесу, передвигался только по ночам. Несмотря на трудности, Шаповалов все-таки смог добраться до Кракова.

Где "Голос" "потерял" темно-синий костюм?


Задержанного в лесу Винцентия Патковского, как он сам назвался, жандармы доставили в село Войковец-Костельский. В их руки попал и весь багаж, который принадлежал Патковскому. В портфеле, который был польского производства, жандармы обнаружили много интересных вещей, которые говорили о том, что в их руках оказался советский разведчик. Доллары, немецкие марки, польские злотые, пистолет, питание для радиостанции и в том числе темно-синий костюм.
Патковского (а это был разведчик Березняк) бросили в холодный темный погреб.
20 августа арестованного никто не беспокоил. Ему дали кусок хлеба и кружку воды: на завтрак, обед и ужин. У Березняка было более двадцати часов, чтобы оценить обстановку, в которой он неожиданно оказался, и попытаться найти выход из безвыходного положения. На первый взгляд выхода не было. Вещи и деньги, которые оказались в руках жандармов, позволяли сделать только один вывод: арестованный - разведчик, который прибыл с восточного берега Вислы.
В годы войны с захваченными разведчиками поступали сурово. Если они не соглашались на сотрудничество с германской контрразведкой, их либо расстреливали, либо вешали. Березняк об этом знал, но он не хотел умирать. Ему было немногим более тридцати лет, и он очень хотел жить. Возможно, находясь в погребе, Березняк вспомнил освобожденный от фашистов Днепропетровск, где он работал заведующим сектором областного комитета Компартии Украины. Дел в разрушенном городе было предостаточно. Никто не заставлял Березняка менять свое нелегкое, но вполне безопасное место работы на службу в военной разведке, которая предложила ему отправиться в тыл противника для выполнения специального задания. Но, видимо, таков был в молодости Евгений Степанович Березняк, который стал секретным сотрудником военной разведки "Голос", заброшенным во главе группы разведчиков в Польшу.
Для того чтобы вырваться из создавшейся ситуации, Березняку необходимо было придумать нестандартное решение труднейшей задачи, которую ему подбросила жизнь. Разведчик лихорадочно искал этот выход, сидя в сыром погребе со связанными руками и ногами...
21 августа был проведен первый допрос. Арестованный сообщил начальнику жандармерии, что он был выброшен с самолета в районе населенного пункта Псары. Цель его появления в Польше - встретиться с советским разведчиком, который действует в Кракове, передать ему деньги и питание для радиостанции.
По данным, которые сообщил арестованный Патковский, он должен выйти на встречу с разведчиком с 26 по 28 августа в Кракове у входа на рынок "Танденте". Время встречи - с 14 до 18 часов по местному времени.
Легенда появления на рынке - продажа ручных часов, которые продавец должен был держать в правой руке. Из левого кармана темно-синего пиджака продавца неизвестный разведчик должен был увидеть розовый платок. Краковский незнакомец, покупая часы, обязан был спросить: "Когда вы выехали из Киева?" Ответ: "В среду". Передав деньги и питание для рации, Патковский должен был получить пакет с секретными документами, которые затем предстояло доставить за линию фронта во Львов.
Комендант жандармерии внимательно выслушал арестованного. Все казалось вполне правдоподобным. Жандарм сам хотел захватить краковского разведчика, что принесло бы ему повышение по службе и, возможно, орден. Но он не мог этого сделать. Арестованного следовало передать в военную контрразведку.
На следующий день Патковского под усиленной охраной доставили в Краков и передали в гестапо. Краковское управление государственной тайной полиции занимало мрачное четырехэтажное здание на улице Поморской, 2. Камеры смертников - в подвальных помещениях. Сидя в одной из них, Евгений Березняк прочитал надпись на латыни, сделанную кем-то из узников: "Дум Спиро Сперо", что по-русски означает: "Пока дышу - надеюсь, живу, борюсь".
Новым узником гестапо заинтересовалась немецкая военная разведка, краковским управлением которой руководил подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305.
Христианзен и его подчиненные не так давно обосновались в Кракове. Всего месяц тому назад они в спешном порядке вынуждены были покинуть насиженное место во Львове. Причиной тому был натиск войск 1-го Украинского фронта. Впрочем, Львов был не первым местом дислокации абверкоманды-305. Эта группа военной разведки была сформирована осенью 1942 года в польском местечке Сулеювек и придана армейской группировке "Дон", затем в феврале 1942 года включалась в состав группы армий "Зюйд", позже - "Северная Украина".
Абверкоманда-305, в состав которой входили 314-, 324-, 327-я и 328-я группы военной разведки и контрразведки, с февраля по июнь 1944 года действовала во Львове. В июле обосновалась в Кракове. Захват советского разведчика, заброшенного в район Кракова, был первым крупным успехом Христианзена на новом месте.
23 августа Христианзен провел первый допрос захваченного русского агента. Подполковник проверял и перепроверял ответы арестованного. Он вел себя сдержанно, всячески демонстрируя уважение к русскому, попавшему в трудное положение, обещал сохранить ему жизнь, если тот согласится оказать помощь немецкой разведке.
Березняк готов был к такой игре, в которой волк был заведомо сильнее зайца. Свою роль он выучил еще на допросе в жандармерии и в ответах не делал ошибок. Перед ним стояла уже другая задача, которую он сам придумал, но не знал еще, как решить. Для побега нужны были счастливый случай или ошибка контрразведчиков. Возникновение счастливого случая от Березняка не зависело. Он мог произойти, а мог и не произойти. Ошибку же немцы могли допустить в том случае, если Березняк незаметно подтолкнет их на неправильный ход. И этот ход будет тем единственным шансом, который позволит ему вырваться на свободу.
На допросе шла тонкая, но чрезвычайно напряженная война умов. Выиграть в этой дуэли мог только сильнейший. Впрочем, Христианзен ничем не рисковал. Он думал не об арестованном, который мог совершить побег, это, как считал подполковник, было исключено, а о том, как задержать второго советского агента. Начальник абверкоманды-305 решал вторую задачу.
Березняк решал первую задачу - найти выход и вырваться из рук немецкой военной контрразведки.
Ответы Березняка звучали убедительно. Он умело играл роль связника, попавшего в трудную ситуацию и готового любой ценой спасти свою жизнь. После длительного раздумья начальник абверкоманды-305 поверил арестованному русскому агенту. Его привлекла заманчивая возможность захватить еще одного советского разведчика, длительное время действовавшего в Кракове, которого ранее не могли арестовать коллеги Христианзена по службе в абвере.
Христианзен решил провести операцию по захвату неизвестного советского разведчика еще по одной причине. Он не исключал, что операция может закончиться неудачей. Такое могло произойти только в том случае, если советский разведчик не выйдет на встречу. Если это произойдет, то арестованного связника Христианзен отправит в Берлин, где в июле 1944 года было создано новое управление абвера. После неудачного покушения на Гитлера, состоявшегося 20 июля 1944 года, все подразделения абвера перешли в подчинение оперативно сформированного Военного управления Главного управления имперской безопасности рейха (РСХА). Военной разведкой теперь руководили не адмирал Канарис или его преемник полковник Ганзен, а начальник РСХА Э. Кальтенбруннер. Авторитет у нового руководства надо было завоевывать новыми делами, более значимыми для безопасности рейха. Эту цель и ставил перед собой Христианзен, анализируя результаты допроса советского связника.
Березняк сообщил Христианзену, что встреча с резидентом должна произойти в один из дней с 26 по 28 августа. Он умышленно ограничил время, полагая, что такие условия не дадут возможности немцам тщательно готовить операцию по захвату второго разведчика. Время было сжато до предела. О том, что будет через три дня, Березняк не думал. Он надеялся на успех.
26 августа Березняк, одетый в темно-синий костюм, стоял у входа на краковский рынок "Таденте". Он находился в еврейском квартале Кракова Казимеже. На этом рынке можно было купить, продать или поменять все что угодно.
В правой руке Березняк держал часы, которые якобы хотел продать. Справа и слева от него стояли двое крепких мужчин, которые тоже продавали часы. Это были подчиненные подполковника Христианзена.
В первый день выхода на рынок Березняк не собирался делать попытку побега. Он изучал рынок и действия своих охранников, их количество, места расположения и взаимодействия.
Где-то в полдень к Березняку подошел пожилой поляк. Он повертел в руках часы, поинтересовался их стоимостью и спросил, не из России ли продавец.
Березняк заметил, что, когда этот поляк отошел в сторону, к нему подошли двое неизвестных и без шума куда-то увели. Количество контрразведчиков, задействованных в операции, увеличилось вдвое.
27 августа Березняк и его сопровождающие в 15.00 снова были на рынке. Все повторилось, как и в первый день. Березняк был одет в тот же костюм и продавал те же ручные часы. Контрразведчики - тоже. Был субботний день, и на рынке было полно и продавцов, и покупателей.
Часами никто из посетителей рынка не интересовался. Березняк терпеливо ждал. Нервы были напряжены до предела. Контрразведчики -наоборот. Чем больше они стояли на одном и том же месте, тем больше им не нравилась затея подполковника.
Примерно в 18.00 у входа на рынок начали спорить два пьяных поляка. Спор перешел в драку, в которую вмешались жандармы. Они не смогли разнять дерущихся и для острастки сделали несколько выстрелов из автоматов. Автоматные очереди всколыхнули рынок. Продавцы и покупатели рванулись на прилегавшую улицу. В воротах рынка возникла давка. Березняк мгновенно воспользовался ситуацией и скрылся в толпе. Охранявшие его контрразведчики тоже открыли стрельбу из пистолетов, что еще больше усилило шум и беспорядок...
Свой темно-синий пиджак Березняк снял и бросил в первой же подворотню. Контрразведчики искали в толпе человека в темно-синем костюме. Но он уже выглядел иначе...
Березняк добрался до западной окраины Кракова, когда уже стемнело. На одной из улиц он обратился к одинокому старику и попросил его помочь с ночлегом. Получив часы, поляк предоставил новому знакомому комнату в собственной квартире сроком на целую неделю...

"Завербуйте агентов на важных объектах..."


После встречи с Елизаветой Вологодской Березняк 1 сентября сообщил в Центр: "31.08 прибыл в Рыбна. Вступил в контакт с "Комаром". "Груша" есть, "Грозы" нет. Парашют с грузом не раскрылся. Груз погиб".
Березняк тщательно изучил обстановку. Разведчики работали в условиях повышенной активности гестаповцев, военной контрразведки противника и местной жандармерии. За последние два месяца в Кракове и его окрестностях произошло несколько прямых или косвенных столкновений интересов советских разведчиков и сотрудников германских служб безопасности. Линия фронта приближалась к Кракову, и борьба тайных спецслужб приобрела острый характер. В таких условиях Березняку и его товарищам работать в Кракове было трудно.
"Комар" обосновалась в доме Михаила Врубеля. Она расположилась на чердаке, откуда выходила в эфир и передавала в Центр сведения, которые по ее заданию добывали польские патриоты Владислав Бохенек, Станислав Очкас, Юзеф Прысак и другие.
Учитывая сложную обстановку в Кракове и его окрестностях, Березняк хотел отправить "Грозу" и "Грушу" в польский партизанский отряд, из которого можно было более безопасно организовать связь с Центром. Когда же Вологодская сообщила ему, что в отряде находится разведчик "Мак", это решение пришлось отменить. К тому же Центру нужны были срочные сведения о краковском гарнизоне и оборонительных сооружениях немцев вдоль западного берега Вислы в этом районе.
С помощью Юзефа Прысака удалось устроить Алексея Шаповалова, у которого были надежные польские документы, на строительство оборонительных сооружений вдоль Вислы. Это была первая удача группы. Вскоре от Шаповалова стали поступать конкретные сведения о создании минных полей, их точных размерах и расположении, о строительстве долговременных огневых точек, о противотанковых и иных заграждениях. Количество информации, направляемой "Голосом" в Центр, резко возросло.
1 сентября 1944 года "Голос" сообщал: "Личным наблюдением установил: в селах Беланы, Крисников, Катов и Лишки расквартированы моточасти. Около двух полков. Нарукавные знаки солдат: ромб и квадрат, внутри каждого пять желтых кружков.
2 сентября. "Голос" - "Центру": "Через Краков на восток прошли 24 эшелона. Из них 101 вагон солдаты пехоты. Один эшелон - танки, три эшелона - лошади, остальные - автомашины и боеприпасы".
Нет сомнения в том, что Березняк и его помощники потратили немало сил, чтобы собрать эти сведения, пересчитать все эшелоны и то, что они перевозили. Но такие сведения не удовлетворили Центр, так как в них было мало конкретности. Поэтому 5 сентября из Центра "Голосу" поступили указания следующего содержания: "Вашей информацией не довольны. Завербуйте агентов на наиболее важных объектах. Усильте сбор сведений о гарнизоне города Краков. Необходимы точные сведения о дислокации и передвижении войск противника. Перенесите свою станцию в Краков. Доложите, где точно находитесь, у кого живете, как расставлены силы".
14 сентября Центр дал "Голосу" дополнительные указания: "Примите все меры по разведке танковых частей противника в районе Кракова, Тарнува, Буска. Установите их нумерацию и места дислокации. Сообщите места расположения штабов этих частей".

Выполняя задание Центра, Березняк с помощью Вологодской организовал добывание сведений о немецких частях, дислоцированных в Кракове. Эти сведения собирал Юзеф Прысак, бесстрашный и самоотверженный человек. В радиограммах "Голоса" этот польский патриот упоминается под псевдонимом "Музыкант". Прысак действительно хорошо играл на скрипке. Он устроился работать сторожем на огородах, расположенных вблизи центральной железнодорожной магистрали Краков - Катовицы, по которой шли переброски боевой техники, личного состава и боеприпасов для усиления краковского оборонительного района немцев.
Каждое воскресенье Прысак вместе с женой и двумя малолетними дочерьми под видом бродячих музыкантов отправлялись в Краков. Семейство бродячих артистов ходило по улицам города, устраивало небольшие концерты, собирая пожертвования. Никто не знал, что Юзеф Прысак собирал сведения о дислокации штабов, местах проживания немецких генералов и офицеров, запоминал, где расположены склады боеприпасов, продовольствия, где работали узлы связи.
Польские партизаны связали "Голоса" с Кларой Салтыковой, которая работала в штабе немецкой группы армий "Центр". Она стала передавать разведчику сведения о противнике, которые ей удавалось добывать. У Клары были надежные документы, которые позволяли ей практически беспрепятственно передвигаться по Кракову и его окрестностям. Клара перевозила добытые сведения из Кракова на передаточный пункт другому надежному поляку, который проживал на железнодорожной станции Ясновицы.
В первой половине сентября интенсивность работы разведывательной группы "Голос" заметно возросла. Ежедневно в Центр отправлялось по две-три радиограммы. Командующий фронтом маршал И.С. Конев был доволен действиями разведчиков.
Алексей Шаповалов работал на строительстве оборонительных сооружений на Висле и собирал о них точные сведения. Березняк поручил Асе Жуковой шифровать радиограммы, а Лиза Вологодская проводила сеансы радиосвязи с Центром.
16 сентября 1944 года Березняк прибыл в дом Михаила Врубеля, где находилась радистка Лиза Вологодская. Хозяин заблаговременно отправил дочерей Розалию и Стефанию с каким-то важным поручением в город.
Лиза настроила радиостанцию. В 10.00 "Комар" вышла в эфир. Когда первая радиограмма была уже передана, в дом Врубеля ворвались немецкие солдаты. Они сразу же заполнили все комнаты, поднялись и на чердак, где увидели радистку, которая не успела спрятать радиостанцию. Трое солдат схватили девушку, ее аппаратуру и бланки. На одном из них был текст только что переданной радиограммы...
Хозяин дома Михаил Врубель был арестован. На спинке одного из стульев в столовой висел серый пиджак. Немцы обратили на него внимание, спросили, кому он принадлежит. Хозяин дома сказал, что это его костюм, который он недавно купил на рынке.
Обыск длился около двух часов. Немцы осмотрели все помещения, но больше никого и ничего не обнаружили.
Березняк в это время находился в доме. Он спрятался в ловко оборудованном тайнике, который находился между крышей и одной из стен комнаты второго этажа. Пространство было небольшим. Оно было забито сеном, в котором и притаился разведчик. Один из солдат несколько раз проколол сено штыком и ушел.
Березняк остался на свободе...

Невероятная вербовка


Позывные в эфире неизвестной радиостанции не давали покоя подполковнику Христианзену. Опытный контрразведчик, он знал, что где-то в районе Кракова действует советский агент, которого необходимо выявить и обезвредить. Побег арестованного Патковского из-под носа опытных контрразведчиков был для Христианзена большой и неприятной неожиданностью. Он написал в Берлин докладную записку, в которой потребовал офицеров, которые упустили Патковского, незамедлительно отправить на фронт и заверил берлинское руководство Военного отдела РСХА в том, что советский агент будет арестован. Из Берлина Христианзену пришло указание объединить усилия с пеленгаторской службой краковского гарнизона.
Крытые военные машины с антеннами стали чаще ездить по улицам Кракова и его окрестностям. Одна из них с 10 сентября была замечена местными жителями в районе села Санка. Но что это за машина, поляки не знали и не придали ее появлению особого значения. 16 сентября эта же машина появилась и в районе, где работала радистка "Комар". Именно эта машина засекла позывные радиостанции Лизы Вологодской и установила место ее укрытия.
Березняк принял срочные меры, которые должны были локализовать провал. В ночь на 18 сентября "Голос", "Гроза" и "Груша" с помощью польских патриотов были переправлены в партизанский отряд.
В отряде Березняк встретился с военным разведчиком Иваном Михайловичем Рудницким ("Мак"). В Центр было направлено сообщение о том, что 16 сентября была арестована "Комар"...
В Центре знали, что радистка арестована. Когда немцы заставили Вологодскую связаться с Центром и передавать дезинформацию, она свою первую же радиограмму подписала псевдонимом "Омар", а не "Комар". Это означало, что радист попал в руки противника, работает под его контролем и передает ложные сведения...
26 сентября Лиза Вологодская прибыла в партизанский отряд. Ее появление удивило всех. Березняк внимательно выслушал отчет радистки о пребывании у немцев и вначале не поверил ей. Подозрительным в ее истории было то, что она не только вырвалась из рук немецкой контрразведки, но и смогла, как она докладывала, склонить к сотрудничеству контрразведчика фельдфебеля Гартмана, который и помог ей бежать.
Вологодская сообщила Березняку, что Гартман готов помогать советской разведке и передавать ее представителю сведения секретного характера.
Все, о чем докладывала Вологодская было невероятно. Березняк знал Христианзена, который допрашивал его в конце августа, и сомневался в том, что этот подполковник мог допустить вторую серьезную ошибку.
Впрочем, все, о чем докладывала Вологодская, подчинялось логике событий, которые развивались на советско-германском фронте. Немецкая армия терпела одно поражение за другим, оставляя захваченные советские города и села. В конце сентября, когда "Комару" удалось вырваться из немецкой контрразведки, Красная Армия уже полностью завершила операцию по освобождению Белоруссии и Западной Украины, войска союзников теснили немцев во Франции, где они в начале июня 1944 года открыли второй фронт. Гартман, видимо, знал и о том, что группа высокопоставленных немецких офицеров совершила покушение на Гитлера. Устои третьего рейха закачались. Фельдфебель Гартман, вероятно, понял это.
Вологодская в беседах с фельдфебелем, который хорошо знал русский язык, так как родился и вырос в Прибалтике, почувствовала душевные колебания Гартмана и обещала ему оказать помощь. Девушка верила в победу Красной Армии, и эта уверенность придавала ей силы. Находясь под арестом, она продолжала свою борьбу. Видимо, не случайно в служебной характеристике Вологодской, подготовленной в Специальной школе Разведывательного управления Генштаба Красной Армии было указано: "...Товарищ Вологодская умна и сообразительна, умственная и зрительная память развиты очень хорошо. Разговорчива, общительна, может располагать к себе незнакомых людей, хорошо танцует и поет. Имеет склонность в свободное время погулять с ребятами, в среде которых пользуется авторитетом. К занятиям относилась хорошо. Может быть использована для работы в тылу противника по категории радиста-осведомителя в составе резидентуры".
В этой характеристике есть одна особенность. Такой категории, как "радист-осведомитель" в военной разведке не существовало. Видимо, активный характер Вологодской, которая с отличными результатами окончила радиоподготовку, был точно оценен инструкторами школы, которые и хотели сказать ее будущим руководителям о том, что эта девушка обладает более широкими способностями и навыками, чем радистка, и ее можно использовать для сбора сведений о противнике. Это позволяло поручать Вологодской более широкий круг специальных задач.
Однажды Гартман сказал арестованной: "Я устрою вам побег. А вы организуйте мне встречу с представителем Красной Армии". Видимо, Гартман рассчитывал получить снисхождение советского командования или властей новой Германии, после того как окончательно будет разгромлена империя, которую пытался создать Гитлер.
26 сентября Гартман устроил побег арестованной радистке.
Березняк решил рискнуть. На первую встречу с Гартманом был отправлен Алексей Шаповалов. На всякий случай на место встречи были направлены четыре польских партизана с оружием.
Встреча произошла на берегу Вислы, в лесном массиве. Гартман прибыл на легковой машине в охотничьей экипировке и с ружьем.
Данные Вологодской подтвердились. Фельдфебель сообщил, что сбором сведений будет заниматься не только он один, но и его помощник, бывший русский военнослужащий Романов.
Невероятная вербовка состоялась. Она открыла новые возможности для добывания разведывательных сведений. Первые данные, полученные от Гартмана и Романова и направленные "Голосом" в Центр, вызвали за линией фронта не только исключительный интерес, но и большое сомнение из-за их исключительной точности...

Кто помогал резидентуре "Голос"?


В докладе генерал-полковника П.И. Ивашутина министру обороны указывалось, что "...Разведывательной группой "Голос" была вскрыта краковская группировка противника, состоявшая из семи пехотных, одной танковой и одной гренадерской дивизий, расположение штаба армейского корпуса, а также дислокация частей авиационного корпуса и других частей противника, дислоцировавшихся в районе действия группы. От разведгруппы было получено большое количество радиограмм с разведданными о войсках противника..."
Оценивая деятельность группы, начальник военной разведки писал: "...Все члены группы, проявив исключительную стойкость, смелость и мужество, успешно выполнили поставленные перед ними командованием фронта задачи по вскрытию краковской группировки противника, что способствовало успешному наступлению наших войск в данном районе.
Приказом главкома Центральной группы войск N 0130/н от 30 августа 1945 года двое из состава разведгруппы награждены: Шаповалов А.Т. орденом Отечественной войны II степени и Жукова А.Ф. орденом Красной Звезды.
Остальные -. Березняк Е.С. и Вологодская Е.Я., несмотря на успешное выполнение ими задания в тылу противника, до сего времени не награждены. Причиной этому явилось сомнение в правдоподобности обстоятельств их побега из гестапо..."
В докладе начальника ГРУ генерал-полковника П.И. Ивашутина министру оборону не было сказано о том, кто помогал резиденту "Голос" и его разведчикам добывать сведения о противнике. Фамилии польских патриотов Владислава Яновича Бохенека, Михаила Мацеевича Врубеля, Юзефа Францишковича Заенца и его жены Валерии Яновны, Станислава Яновича Очкоса и Юзефа Юзефовича Прысака станут известны 7 мая 1968 года. Именно тогда накануне Дня победы над фашистской Германией был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями СССР граждан Польской Народной Республики. В предисловии к указу сообщалось: "За активную помощь командованию Советской Армии в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость наградить граждан Польской Народной Республики..."
В.Я. Бохенек, М.М. Врубель и Ю.Ф. Заенц были награждены орденом Отечественной войны I cтепени. Михаил Мацеевич Врубель - посмертно. Арестованный вместе с радисткой Елизаветой Вологодской, М. Врубель, в доме которого существовала радиоквартира, был замучен в гестапо. На допросах он не выдал никого из своих польских товарищей, погиб, но не сдал фашистам резидента "Голос" и его разведчиков.
Валерия Заенц, Станислав Очкос и Юзеф Прысак были награждены орденами Отечественной войны II степени.
Юзеф Юзефович Прысак, замечательный музыкант и находчивый конспиратор, был награжден советским орденом посмертно.
В Сообщении ТАСС по поводу награждения польских патриотов, в частности, отмечалось, что "...В исключительно трудных условиях разведгруппа Е.С. Березняка установила связь с местными партизанами и польскими подпольщиками и с их помощью добывала ценную информацию о противнике, о дислокации воинских частей оккупантов и об их составе. Эти сведения имели важное значение при подготовке операций войск 1-го Украинского фронта по освобождению Кракова.
Советские разведчики совместно с польскими патриотами супругами Заенц Юзефом и Валерией, Владиславом Бохенеком, Юзефом Прысаком и другими товарищами сумели предотвратить подготовленное фашистами уничтожение бывшей польской столицы города Кракова, сохранить его исторические и культурные памятники".
Фамилия фельдфебеля Карла Гартмана в официальных документах никогда не упоминалась. Березняк, когда Гартман согласился передавать разведчикам сведения о немецком гарнизоне в Кракове, присвоил ему псевдоним "Правдивый". Романову была присвоена кличка "Молния". От этих агентов "Голос" получил значительное количество ценных сведений.
Когда войска Красной Армии освободили Краков, спасенный польскими патриотами и советскими разведчиками от уничтожения фашистами, Гартман был заброшен немецкой разведкой в тыл Красной Армии. Он должен был выполнить разведывательно-диверсионное задание.
Оказавшись на территории, занятой советскими войсками, Гартман при первой же возможности сдался в плен. Он был передан в органы военной контрразведки и, сам того не понимая, второй раз спас жизнь радистки Елизаветы Вологодской...

"Путевка" в "Смерш"


После выполнения задания все члены разведывательной группы "Голос" возвратились в Разведывательный отдел 1-го Украинского фронта. Их разместили в разных квартирах и предложили написать подробные отчеты о проделанной работе в тылу противника. В отчетах следовало подробно рассказать обо всех ситуациях, в которых оказывались разведчики.
4 февраля командир группы Евгений Березняк, завершая свой отчет, писал:"...В тылу врага резидентура находилась и работала с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года. 23 января резидентура в полном составе вышла из вражеского тыла... Считаю, что, несмотря на исключительные трудности и сложные условия нашей работы, группа поставленные перед ней задачи выполнила. В связи с этим прошу представить к правительственным наградам радиста Вологодскую Е.Я, разведчика Шаповалова А.Т. и радиста Жукову А.Ф."
Березняк подготовил еще один документ, который назвал "Объяснительная записка". В этом документе он впервые сообщил о том, что несколько дней находился в руках военной контрразведки противника, а затем смог совершить побег.
Признание Березняка повергло в шок офицеров разведывательного отдела, его начальника и незамедлительно стало известно представителю военной контрразведки "Смерш".
Радистка Елизавета Вологодская тоже написала свой отчет о работе в тылу противника и обстоятельствах побега из органов контрразведки противника. Она также оказалась под пристальным наблюдением сотрудников "Смерш".
8 марта исполнявший дела начальника агентурного отделения Разведывательного отдела штаба фронта майор Харлампиди подготовил заключение по отчету резидента Е.С. Березняка. В конце этого вполне объективного и трезвого документа майор писал: "Информация, поступавшая от резидентуры, носила двойственный характер. Наряду с точнейшими сведениями о частях и соединениях противника, как, например, сведения о дислокации дивизий перед фронтом 1-го Украинского фронта, полученным от "Правдивого", вызывало удивление то, что эти сведения повторяли то, что было известно РО штаба фронта благодаря усилиям многих разведчиков и агентов, а также данным, которые разведка получала от захваченных в плен немецких солдат и офицеров..."
Обстоятельства побега Березняка и Вологодской из контрразведки противника были поставлены под сомнение. Подозрение вызвали и условия вербовки Курта Гартмана.
Поверить в благополучное завершение операции "Голос" в штабе фронта никто не мог. Нужны были серьезные доказательства для подтверждения и понимания всего того, что произошло с Березняком и Вологодской. Таких доказательств, кроме исключительно успешной работы, не было.
В конце концов майор Харлампиди, который занимался изучением дел разведгруппы "Голос", сделал следующий вывод: "Агенты "Гроза" и "Груша" сомнений не вызывают..."
Асю Жукову оставили в резерве Разведывательного отдела фронта, Алексея Шаповалова направили для дальнейшего прохождения службы в запасной полк.
Судьба Березняка и Вологодской тоже была решена "ускоренными темпами". Харлампиди в заключение по отчету Березняка писал: "...Скорее всего, можно предположить, что "Правдивый" (Гартман) - опытный контрразведчик, поставивший целью глубоко проникнуть в органы советской военной разведки, начал плести тонкую и хитрую паутину вокруг провалившихся советских агентов и через них стремится втереться в доверие. Для этой цели он устроил бутафорный побег для радистки "Комар", передавал точную информацию о действиях и дислокации войск противника. Считаю, что из-за этих мотивов следует передать "Голос" и "Комара" для дальнейшего изучения и разработки органам контрразведки "Смерш".
Рекомендации майора Харлампиди были жесткими и, видимо, вполне оправданными. Вдоль советско-германского фронта на протяжении всей войны действовали сотни специальных команд немецкой разведки и контрразведки. Они занимались сбором сведений о действиях войск Красной Армии, готовили и забрасывали в тыл советских войск агентов с разведывательными и диверсионными целями. Абвер имел разведорганы в Польше, Литве, Латвии, Финляндии, Румынии, в Болгарии, Турции и на оккупированных советских территориях на Украине, в Белоруссии, в Крыму и в других местах.
Разведывательный центр "Абверштелле "Остланд", например, был крупным разведывательным и контрразведывательным органом противника, который действовал на оккупированной немцами территории. С января 1943 по август 1944 года этим центром было подготовлено и переброшено на советскую территорию около 300 агентов. Фиктивные документы для этих агентов готовились в Риге, где в доме N 81, расположенном на улице Свободы латвийской столицы, находились пересылочный пункт для перебрасываемой агентуры и лаборатория по изготовлению фиктивных документов.
Переданные в органы контрразведки "Смерш" Березняк и Вологодская были направлены в Подольский проверочно-фильтрационный лагерь НКВД N 174, где узнали об окончании войны и встретили первый День Победы...
Так закончилась одна из самых успешных в годы Великой Отечественной войны операций советской военной разведки. Общие результаты действий разведывательной группы "Голос" таковы: за период с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года группой была вскрыта краковская группировка противника, состоявшая из 371-й, 359-й, 544-й, 78-й, 545-й, 208-й и 96-й пехотных дивизий, 20-й танковой и 344-й гренадерской дивизий, расположение штаба 59-го артиллерийского корпуса и ряд других воинских частей противника, дислоцированных и действовавших в районе работы разведывательной группы.
Кроме того, созданный Березняком боевой отряд из советских военнослужащих, бежавших из плена, провел ряд успешных диверсий на железнодорожных и шоссейных коммуникациях противника.
За 156 дней пребывания разведгруппы в районе Кракова Березняк и его радисты направили в Центр 140 радиограмм с разведывательными данными о немецких войсках и военных объектах.
В боевом задании разведывательной группы "Голос" не было задачи по спасению Кракова. Березняк узнал о чудовищном замысле фашистов от Курта Гартмана и захваченного в плен инженер-майора краковского укрепрайона Курта Пеккеля. Добытые данные позволили советским разведчикам и польским партизанам спасти древнюю столицу Польши от уничтожения.

Лучше поздно, чем никогда


Подольский проверочно-фильтрационный лагерь был в послевоенные годы особым заведением, в котором сосредотачивались граждане СССР, теряющие доверие властей, но имевшие надежду на восстановление своих гражданских прав. Березняк и Вологодская оказались в этом лагере, потому что никто не мог доказать, что они немецкие шпионы, и никто не мог взять на себя смелость утверждать, что они честные люди, добросовестно выполнившие в тылу противника особое задание. И то, и другое нужно было доказывать. Таких, как Березняк и Вологодская, было много. Одних ждали более строгие лагеря, других - свободная жизнь. На свободе эти участники Великой Отечественной войны имели право называть себя победителями, а в другом лагере на какой-нибудь отдаленной стройке - осужденными за предательство. Осудить их было легко, оправдать невероятно трудно. Но в жизни Березняка и Вологодской в 1945 году произошло еще одно чудо.
Гигантская машина расследований работала с огромной скоростью и скрупулезностью. Сегодня может показаться невероятным, но расследование дела Березняка и Вологодской было завершено во второй половине 1945 года. Доказательств их предательства или какой-либо другой вины найдено не было. Этому способствовали два обстоятельства, поверить в появление которых сегодня просто невозможно.
Курт Гартман, заброшенный в тыл Красной Армии и добровольно сдавшийся в плен, независимо от дела Вологодской в другом следственном изоляторе дал показания, в которых подробно рассказал о том, как он содействовал побегу советской радистки. Эти показания с невероятной для того времени скоростью были доставлены в Подольск и приобщены к делу Елизаветы Вологодской.
Изучив показания Гартмана и объяснительные записки бывшей радистки Вологодской, следователи пришли к заключению, что разведчица была честна в своих объяснениях и может быть освобождена из Подольского лагеря. Так фельдфебель Гартман второй раз спас жизнь Елизаветы Вологодской.
Как сложилась судьба самого Гартмана, неизвестно.
Дело Евгения Березняка тоже попало в водоворот событий, в правдоподобность которых сегодня трудно поверить. Подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305, после разгрома фашистской Германии оказался в руках советской военной контрразведки. Ему было о чем рассказывать советским следователям. Он и его подчиненные направили в тыл Красной Армии не один десяток агентов из состава советских военнопленных. О каждом из них Христианзен должен был составить подробную справку. Он обладал, как и любой профессиональный разведчик, исключительно цепкой памятью. Вспомнил Христианзен и о его неудачной попытке задержать в Кракове в августе 1944 года резидента советской разведки, которого выдал арестованный связник. Следователей заинтересовали детали побега связника на краковском городском рынке. Показания бывшего начальника абверкоманды-305 тоже оказались в Подольском лагере. Сравнивая их с объяснениями Евгения Березняка, следователи пришли к выводу, что бывший советский разведчик действительно ловко обманул Христианзена и скрылся в толпе на краковском рынке.
Березняк и Вологодская были освобождены из лагеря. Когда их освободили из-под стражи, они решили создать семью. Местом жительства выбрали все тот же Львов. В каждой любовной истории есть элемент сказки. В истории "Голоса" и Вологодской любовной сказки, видимо, не было, была страшная реальность военных лет, через которую они достойно прошли.
Во Львове Евгений Степанович был принят на работу в городской отдел образования, Елизавета Яковлевна устроилась техником 1-го стройучастка Дортреста Львовской железной дороги.
Березняк и Вологодская до 1956 года находились под негласным наблюдением советской контрразведки. В одном из документов КГБ тех лет указывалось: "Поскольку Березняк и Вологодская арестовывались немецкими органами контрразведки и оба совершили побег при обстоятельствах, правдоподобность которых вызывала сомнение, они были взяты на проверку как подозреваемые в принадлежности к немецкой разведке. В результате проверочных мероприятий КГБ материалов, подтверждавших выдвинутое подозрение, получено не было, и в октябре 1956 года проверка Березняка и Вологодской была прекращена".
В конце 1956 года разошлись жизненные дороги Березняка и Вологодской. Евгений Степанович получил повышение по службе и переехал в Киев. Елизавета Яковлевна осталась с сыном во Львове.

"Голос" - Герой Украины


В апреле 1965 года начальник военной разведки П.И. Ивашутин докладывал министру обороны Р.Я. Малиновскому:
"Учитывая успешное выполнение заданий командования Советской Армии в тылу противника в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость, полагал бы возможным внести предложение в ЦК КПСС о награждении орденом Отечественной войны I степени тов. Березняка Евгения Степановича и орденом Отечественной войны II степени тов. Вологодскую Елизавету Яковлевну".
Такие серьезные представления не оставались нереализованными. Березняк и Вологодская через двадцать лет все-таки были награждены орденами за мужество, смелость и отвагу, проявленные при выполнении специального задания командования.
Как дальше сложились судьбы героев операции "Голос"?
Известно, что радистка Жукова после окончания войны вышла замуж. Сменила фамилию. Стала Асей Федоровной Церетели. Вместе с мужем они приобрели домик в Ялте. Ася окончила медицинский институт и работала врачом в местной поликлинике.
Радистка Вологодская жила во Львове и была (возможно и остается) председателем военно-патриотического клуба женщин-ветеранов Великой Отечественной войны.
Разведчик Алексей Шаповалов после демобилизации из Советской Армии был инструктором Кировоградского областного комитета Компартии Украины, затем был заместителем заведующего этого отдела.
Резидент Евгений Березняк стал заместителем начальника управления школ министерства просвещения Украины. В 1961 году ему было присвоено почетное звание заслуженного учителя школы УССР. Он написал шесть монографий, более ста научных трудов, стал кандидатом педагогических наук. Очень гордится своими педагогическими наградами. Медалью имени Крупской он был награжден за успехи в педагогической деятельности Министерством образования СССР, медаль имени Ушинского получил от Министерства образования России, а медаль имени Макаренко - от украинского министерства.
Евгений Степанович проживает в Киеве. В его семье два сына, дочь, четыре внука и два правнука.
Встречались ли после войны отважные разведчики? Неоднократно. В канун 45-летия победы они были в Москве. Из Киева приехал Евгений Степанович Березняк, из Ялты - Ася Федоровна Жукова, из Львова - Елизавета Яковлевна Вологодская. Алексей Тимофеевич Шаповалов по состоянию здоровья на встречу с фронтовыми товарищами приехать не смог.
Бывшие разведчики встретились в Центральном Доме Советской Армии. Организаторы встречи пригласили на этот торжественный вечер и исполнителей главных ролей в фильме "Майор Вихрь": актрису Анастасию Вознесенскую, которая играла роль радистки Лизы Вологодской, актера Виктора Павлова, исполнявшего роль Алексея Шаповалова. Однако встречи с артистами не получилось, так все они были заняты на съемках: кто - в Одессе, кто - в других городах. Вадима Бероева, который сыграл роль резидента Евгения Березняка, уже не было в живых.
Е.С. Березняку неоднократно доводилось бывать и в Польше. В 1995 году он был приглашен на торжества, посвященные 50-летию освобождения Кракова. Он имел возможность еще раз посмотреть древний центр города - Мариацкий костел, Ягеллонский университет, театр Словацкого, Резиденцию польских королей Вавель. Все это и многое другое могло быть уничтожено фашистами в январе 1945 года.
Накануне юбилея бывший разведчик "Голос" прочитал в одной из краковских газет статью, в которой по-новому описаны события, связанные с освобождением этого древнего польского города от фашистов. В ней было сказано: "18 января 1945 года в Краков ворвались полураздетые, пьяные солдаты Конева. Начались грабежи и издевательства... В связи с 50-летием "освобождения" завтра, 18 января, левые силы собираются возле памятника благодарности Красной Армии... Тот, кто почтит оккупантов своей земли, добровольно вычеркнет себя из списков поляков..."
Произошло иначе, чем призывала газета. С самого утра в историческом центре города были зажжены сотни свечей, было море цветов. На одной из конференций слово для выступления было предоставлено Евгению Степановичу Березняку. Он начал свое выступление, зачитав несколько строк из той статьи, опубликованной накануне юбилея в одной из краковских газет. Потом бывший военный разведчик сказал: "Неужели вы меня и 17-летнюю радистку считаете оккупантами? Или оккупантами являются 1.800 советских солдат и офицеров, что полегли на улицах Кракова, освобождая его от фашистов?"
Выступление Березняка зал встретил овацией, которая не стихала несколько минут.
Подвиг, совершенный военным разведчиком Евгением Степановичем Березняком в годы Великой Отечественной войны, и его послевоенная трудовая деятельность отмечены высокими советскими наградами, среди которых ордена Октябрьской Революции, Отечественной войны I и II степени, Трудового Красного Знамени, "Знак Почета". Среди украинских наград ветерана - ордена "За заслуги" и Богдана Хмельницкого. Указом президента Украины Е.С. Березняку, проживающему в Киеве, назначена пожизненная государственная стипендия, приказом министра обороны Украины Е.С. Березняк навечно зачислен почетным солдатом Военно-дипломатического института Академии Вооруженных сил Украины.
22 августа 2001 года президент Украины Леонид Кучма подписал указ о присвоении Е.С. Березняку звания "Герой Украины".
2 мая 2005 года Евгению Степановичу Березняку указом президента Украины Виктора Ющенко присвоено воинское звание генерал-майор. Ветерану войны был подарен именной пистолет - вальтер.
Березняк был и среди 120 ветеранов Великой Отечественной войны, проживающих в Киеве, которым в честь 60-летия Победы над фашистской Германией были вручены от имени Президента Российской Федерации Владимира Путина награды и подарки. Торжественную церемонию награждения ветеранов, которая проходила в Национальном музее Великой Отечественной войны, проводил посол России в Украине Виктор Черномырдин. 43 Героя Советского Союза получили именные часы с надписью "От Президента Российской Федерации", а 49 ветеранов - российских граждан, проживающих в Украине, получили медали "60 лет Победы в Великой Отечественной войне".
Именные часы получил и военный разведчик Евгений Степанович Березняк, который накануне своего 90-летия сказал: "Для отношений Украины, России и Польши самое важное - помнить и беречь то, что нас роднит и объединяет. Его больше, оно весомее. А противопоставлять народы, выискивать в истории, то, что их разделяет, способен лишь человек недалекий и недобрый..."
Когда юбиляра поздравляли с 90-летием, он пошутил: "Готовьте к моему столетию белого коня..."

http://www.redstar.ru/2006/11/01_11/4_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме