Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Орден Мужества по сходной цене

Дмитрий  Андреев, Красная звезда

25.10.2006

- Монеты не продаете?
- Нет...
- А может быть, что-нибудь по наградной тематике имеется? - обратился ко мне широкоплечий мужчина средних лет на антикварной толкучке, что на Таганке в Москве. С этими вопросами навязчивые перекупщики прилипают ко всем проходящим вдоль столичной "лавки древностей" - магазина "Нумизмат"...
О том, что толкучка на Таганке является главным рынком антиквариата в стране, знают даже в провинции. Народ здесь собирается разный: и праздные зеваки, и коллекционеры-любители, и хранители школьных музеев, и ученые-нумизматы, и, естественно, те, кто спекулирует "стариной". Купить тут можно многое - от затертой царской меди до правительственных наград... Только торговля последними осуществляется тайно, без свидетелей, по всем негласным правилам черного антикварного рынка.
Фалеристика - это вспомогательная историческая дисциплина, изучающая историю орденов, медалей, знаков отличия; в широком смысле - коллекционирование нагрудных значков и знаков, а также жетонов. В России - стране, овеянной славой военных побед, она стала прибыльным бизнесом, точнее, выгодным вложением денег, утверждают предприимчивые "уличные антиквары". И на боевые награды здесь спрос особый. Хотя без внимания не остаются и другие: сельскохозяйственные, наркомовские. Одним словом, все, что можно увидеть в специализированном каталоге "Аверс...". Впрочем, обо всем по порядку...
На прилавках магазина "Нумизмат" ожидают своего покупателя сверкающие новоделы (современные коллекционные копии редких изделий). Чего здесь только нет! Изумляешься блестящему великолепию копий: и набор солдатских орденов Святого Георгия в футляре, и Орден России, и Звезда ордена Св. Анны, и Крест ордена Св. Станислава, и даже Крест ордена Св. Андрея Первозванного... Но, увы, эти витрины спросом не пользуются.
Преобладающее большинство коллекционеров интересуется пусть более распространенными подлинниками, но не новодельной бижутерией редчайших орденов. Причин тому несколько. Во-первых, количество настоящих наград, находящихся в свободной торговле, уменьшается с каждым годом: что-то оседает в частных коллекциях, часть вывозится за границу, некоторые предметы вожделенного спроса просто-напросто теряются или портятся из-за неаккуратного обращения. И лишь небольшая часть орденов и медалей передается в музеи. Во-вторых, большинство наград сделано из драгоценных металлов. Учитывая, что стоимость золота и серебра увеличивается чуть ли не ежемесячно, вложение денег в фалеристику является более выгодным, чем процентная ставка в любом из российских банков. И, наконец, веяние антикварной моды...
"Ведь нумизматика приносит не меньшие дивиденды", - справедливо заметят многие ценители старины. Возможно, но у каждого коллекционера, как говорится, своя лихорадка. И все бы ничего, но лихорадка фалеристическая является уголовно наказуемой. Вот только диапазон наказания по статье 324 Уголовного кодекса РФ за сбыт и приобретение государственных наград не очень широк, с тремя ограничительными "до": штраф в размере до двухсот "минималок", исправительные работы до одного года, арест на срок до трех месяцев... Так что над рядовыми спекулянтами наградной продукцией занесен не острый меч, а, скорее, резиновая "дубинка" Фемиды.
На черных антикварных рынках нередко сбывают и краденые ордена. Громкие преступления, словно циклон, пришли в Россию из Белоруссии. Несколько подобных уголовных дел прогремело недавно над Златоглавой и до сих пор отдается гулким эхом в средствах массовой информации и Интернете...
Жертвами изощренных афер неординарного мошенника стали поэт Кондрат Крапива, председатель совета министров Белоруссии Николай Авхимович, а также проживающие в Москве известные участники войны: один из виднейших конструкторов артиллерийских систем Василий Грабин, легендарный генерал-лейтенант авиации Антон Якименко. Это далеко не полный список пострадавших от пронырливого вора-рецидивиста Юрия Тихонова.
Преступник перевоплощался с театральной легкостью. Он имел парик, цветные контактные линзы, пользовался макияжем, словом, его фоторобот чем-то напоминал булгаковского Воланда из "Мастера и Маргариты"...
Гениальности, с которой Юрий Тихонов продумывал все до мелочей, остается только изумляться. Он в зависимости от ситуации представлялся журналистом, сотрудником Дома книги или краеведческого музея. Мошенник так умело входил в доверие, что ему, пожалуй, могли бы позавидовать мэтры отечественной журналистики... И убеленные сединами герои Великой Отечественной теряли бдительность. Юрий располагал к себе собеседников, уговаривал их поведать о героических подвигах, тяжелых фронтовых буднях... Сожалел, сострадал, а в конце беседы речь традиционно заходила о наградах и фотографии для потомков... Что было дальше? Как говорится, ловкость рук и никакого мошенничества... Через некоторое время ветераны чувствовали что-то неладное: материалы в периодике так и не выходили, из Дома книги никто не делал повторного звонка, фотоэкспозиции в музеях не устраивались... А когда пожилые люди замечали подмену настоящих наград муляжами, было уже поздно... Так Юрий Тихонов "обчистил" по меньшей мере 22 участника войны.
Не исключено, что пострадавших от мнимого представителя второй древнейшей профессии могло быть и больше, если бы не информаторы оперативников МУРа, которые сообщили о готовящейся сделке по продаже орденов, похищенных у генерал-лейтенанта Антона Якименко. В результате "фокусник" Тихонов получил по заслугам: 10 лет лишения свободы и штраф в размере 100 тысяч рублей.
За решеткой и другой фалерист, конкурент Тихонова, создатель "музея воинской славы" Александр Карманов. Как сообщили в пресс-службе МВД России, узнали о нем случайно. При расследовании уголовного дела Тихонова некоторые потерпевшие вспоминали и о странных письмах, приходивших якобы от директора "музея военной истории". Расторопные оперативники проверили информацию и вышли на след очередного преступника-фалериста. Им оказался уроженец города Москвы. Как выяснилось в ходе расследования, аферист Александр Карманов действовал под прикрытием Государственного музея Морского флота, предложив его директору расширить экспозицию с помощью установки нескольких дополнительных стендов в музее.
Естественно, что последний согласился. Разузнав адреса, а иногда и телефоны заслуженных ветеранов-орденоносцев, Карманов звонил им или писал письма. Помимо реквизитов "музея военной истории", ловкий арендатор смело указывал в письмах адрес Государственного музея Морского флота, не забывая оставить и свой домашний телефон. Кроме того, новоиспеченный "музейщик" зарегистрировал и свою контору - культурно-просветительское учреждение "Музей военной истории". И даже изготовил собственную печать.
Механика аферы была следующей. Приглашая потенциальных жертв в хранилище Государственного музея Морского флота, мошенник показывал им бесценные реликвии ВМФ. А затем подводил их к дополнительным стендам, предлагая передать на хранение награды в учрежденный им липовый "музей военной истории", который располагался в этом же здании. Корыстный "историк" знал, чем, так сказать, сразить наповал экскурсантов: в его самодеятельной выставке среди муляжей, неотличимых от оригиналов, красовался даже настоящий китель Л.И. Брежнева. Кстати, как утверждают родственники легендарного Генсека, добыт он был Кармановым отнюдь не преступным путем.
Александр Карманов буквально навязывал сделки своим потенциальным жертвам, ссылаясь на трудные времена, финансовый эквивалент реликвий и значимость передачи орденов и медалей именно в "музей военной истории". Постепенно "в карман" Карманова перекочевали награды таких именитых ветеранов, как маршала авиации трижды Героя Советского Союза Ивана Никитовича Кожедуба и еще одного прославленного летчика-истребителя, кавалера семи орденов Красного Знамени генерал-майора Павла Филипповича Заварухина. Для того чтобы перечислить всех пострадавших, проходящих по уголовному делу, со всеми регалиями, не хватит, пожалуй, газетной полосы.
Копии аферист экспонировал, награды сбывал за границу, деньги, разумеется, прикарманивал.
- Неизвестно, сколько бы еще просуществовал музей в музее, - говорит следователь по особо важным делам Управления по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики майор юстиции Ирина Коновалова, - если бы мы не взяли в разработку кармановские письма. Но в отличие от Тихонова Карманова можно считать баловнем судьбы. При определении меры наказания суд учел, что на иждивении у преступника находятся супруга и несовершеннолетняя дочь, его пенсионный возраст и другие нюансы. В результате Карманову было назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного ст. 164 УК РФ, то есть три года лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.
Три года... Таков итог одного из самых громких дел о фалеристах.
- Известно, что ранее он был судим за аналогичные преступления, - добавляет Ирина Коновалова, - и... тоже искренне раскаивался. Когда Карманов выйдет на свободу, он, скорее всего, будет промышлять тем же самым. Но уже с учетом допущенных промахов...
Фамилии преступников стали нарицательными, и ветераны нередко отказываются от встречи с журналистами из-за "тихоновых" и "кармановых"...
Кроме того, многие участники войны обеспокоены опасностью, угрожающей им, если они появятся на улице при орденах и медалях. Ведь в силу своего преклонного возраста большинство не сможет дать достойный отпор грабителям. И даже в День Победы ветераны Великой Отечественной войны все реже надевают боевые награды, заменяя их орденскими планками...
Среди тех, кто совершает покупки в данной области антиквариата, немало разбогатевших в 1990-е нуворишей. Их циничный взгляд на проблему таков: "Не можем заслужить - купим". Есть и другая категория: мошенники с манией величия. В свое время Поволжье всколыхнул случай (ставший, пожалуй, анекдотичным) с генералом якобы из медицинских войск, обвешанным орденами и медалями. Он без особого труда входил в доверие к одиноким женщинам, а затем обворовывал своих любовниц. Познакомившись с медсестрой, решил не менять тактику и действовать по отработанному сценарию. И... погорел, назвав воду русско-латинским неологизмом: "водеус"...
Все барыги достоверно знают свою "целевую аудиторию": карман временного владельца, очередного перекупщика, бережные руки коллекционера-романтика и, наконец, кофр профессионала-фалериста. Последняя категория наиболее малочисленна и резко отличается уровнем запросов.
Почему же большинство медалей и орденов оседает на черных антикварных рынках? Ведь еще недавно вещественные свидетельства мужества и героизма люди передавали или потомкам, или в музеи.
Дело в том, что многих пугает бюрократическая волокита. Если человек задумал сдать медаль, а тем более орден, он должен обратиться в Комиссию по государственным наградам при Президенте Российской Федерации. Кроме того, любой обладатель раритета государственного значения мечтает получить хоть маленькое, но все же вознаграждение. И здесь новые препоны. По статье закупок музеи не финансируются, а с недавних пор ее аннулировали совсем.
Вот и получается, что государственные награды попадают в цепкие лапы антикварных спекулянтов на Таганке и других аналогичных черных рынках.
...В пестрой толпе толкучки, где, говоря словами Николая Рубцова, "...толкают друг друга и толкают друг другу...", блеснули капитанские погоны и шеврон офицера Министерства внутренних дел. Ну, думаю, все... Как только увидит боевые награды, повяжет дельцов моментально. Не тут-то было. Он подошел, поинтересовался у одного из завсегдатаев антикварной тусовки ценой медали "За взятие Берлина". И, уговорив торговца отдать ее за три сотни рублей, с невозмутимостью великого комбинатора Остапа Бендера отправился дальше.
- Как же так? - изумленно спросил я у капитана. - Зачем вам эта медаль?
- Не поверишь. В детстве я растерял половину дедушкиных наград, а фотографии остались. Вот и восстанавливаю.
Минут через десять подошла женщина пенсионного возраста. Она приценялась к знаку "Парашютист-инструктор", выданному ее мужу в начале 1940-х. Первый же скупщик предложил ей 100 долларов, но она решила "потусоваться" в антикварной среде. Все вышло по принципу: "Чем дольше, тем дешевле". В результате цена упала до 200 рублей.
И курьезов бывает немало. Так, например, недавно один из местных бомжей нашел на помойке в старой, поеденной молью военной форме такой редкий экспонат, что новый обладатель постеснялся в подробностях рассказывать о своей покупке, чтобы никто не узнал о том, какая ценная реликвия у него появилась.
Что это? Деноминация ценностей? Трудно говорить однозначно... Ведь для бизнесменов-антикваров даже орден Красной Звезды - всего всего лишь 30-граммовый слиток серебра, который столичные дельцы оценивают в 700 рублей, а провинциальные - и того меньше. Для них награды - не исторический памятник, а материальная ценность. Стоит ли обвинять их в мещанстве? Необходимо разобраться в себе. Решить другую проблему: кто мы, Иваны, не помнящие родства, или нищие с сокровищами уже несуществующего государства, которым не хватает на хлеб и потому приходится приторговывать орденами?
- А как обстоят дела с наградами современными? - спросил я у одного из наиболее словоохотливых барыг.
- Бывают, но реже... В продаже стали появляться кресты за Чечню.
- Какие кресты? Орден Мужества?
- Да, он самый. Рыночная цена - 250 баксов.

http://www.redstar.ru/2006/10/25_10/2_02.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме