Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"За дни похода, Вы, отец Александр, стали членом команды"

Победа.Ru

23.10.2006

12 октября завершился поход боевых кораблей Тихоокеанского флота. Своими впечатлениями о состоявшемся плавании поделился духовно окормлявший экипажи кораблей, Заведующий Сектором ВМФ Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями иерей Александр Федоров.

Отец Александр, какая задача была поставлена командованием перед отрядом боевых кораблей?

Говорят, что когда строишь дом, то выбирай соседа. Очень важно знать, кто живет рядом с тобой.
Япония - наш сосед. И общение между людьми позволяет снять имеющуюся напряженность. Все мероприятия, запланированные в рамках нашего визита в Японию, прошли на самом высшем уровне. Для того, чтобы посмотреть на наших моряков, на наш корабль люди приезжали из мест отдаленностью до 500 км. И когда они приезжали, то встречали теплый, радушный прием. В первый день наша ансамблевая группа показала свои таланты, исполнив среди прочих песен песни на японском языке, что потрясло приезжих японцев. А на следующий день пришло еще больше народу, и с каждым днем публики становилось все больше и больше. В конце концов, даже перестали пускать на базу всех желающих.
Такие мероприятия - это народная дипломатия, когда люди видят друг друга, понимают, что они соседи и должны жить в мире.

Отец Александр, вы прошли с кораблями весь путь. Какова была роль священника на корабле в этом походе?

В первую очередь, как мне кажется, в присутствии священника моряки не ведут себя развязано, и в общении между собой стараются выбирать слова. Во-вторых, каюта моя не закрывалась, и люди постоянно шли, то за крестиком, то за иконкой, просили освятить купленные вещи. Сами офицеры, руководство флотилии приходили, чтобы пообщаться, обсудить вопросы религиозной, нравственной тематики, побеседовать о современной жизни. Были интересные разговоры, встречи, во время которых я военнослужащим иногда показывал фильмы православного содержания. Ну и, конечно, трапезу я всегда делил с ними, а это дополнительное общение.
Все это вносило свежую струю, поэтому экипаж с интересом, положительно относился к работе священника на корабле. Более того, когда мы из-за шторма стояли три дня на рейде в Маодзуру, и схода на землю не было, командование сразу обратилось ко мне с предложением заменить общегражданскую подготовку беседой священника с экипажем. И мне удалось в свободной, неспешной обстановке поработать с офицерами, матросами, контрактниками, ответить на все их вопросы. В основном речь шла о семье, о ее создании, отношениях между родными. Здесь, вдали от родных берегов очень хорошая почва, чтобы сеять в душах людей наше доброе, вечное, самое необходимое на сегодняшний день. Естественно народ слушал, внимал.
Помимо бесед, конечно, совершали и Таинства. Крещение я устроил в предпоследний день, перед заходом во Владивосток потому что, во-первых, люди должны были участвовать в подготовке кораблей к визиту, ведь надо было все довести до блеска, и никто не стоял, сложа руки, а во-вторых, моя работа в это время совмещались с работами матросов на корабле. Я переходил с места на место задавал вопросы людям, которые в этот момент зачищали ржавчину, красили палубу, якорные цепи. Люди шли на контакт, общались.
Помню, когда я проводил беседу с оглашенными на вертолетной площадке, светило солнце, и мы в течение почти двух часов беседовали. Обо всем поговорили, и было видно, я бы даже сказал, наверное, впервые в моей практике, что люди, которые пришли креститься, очень трепетно относились к Таинству Крещения.
Я сам служил на Дальнем Востоке, и помню, как дед меня спрашивал: "Вот ты служил на Западе, служил на Востоке - где люди лучше?" Я тогда ответил, что люди лучше на Дальнем Востоке. И вот вернувшись туда спустя двадцать лет, я вернулся как в дом родной. И это было везде: и епископ, и командование флотилией, и экипаж, все они встречали меня как родного. А у меня было ощущение, что я этих людей давным-давно знаю. Вот такое замечательное ощущение - и это, наверное, самое яркое впечатление от похода. Хотя теперь у меня чувство разлуки с теми людьми, которые стали мне друзьями.

Отец Александр, какой распорядок дня у священника, духовно окормляющего корабль?

Распорядок дня флотского священника связан с распорядком самого корабля.
Командующий флотилией написал мне письмо, в котором говорилось: "За дни похода, Вы, отец Александр, стали членом команды". На самом деле все мероприятия по распорядку дня сливаются с распорядком дня священника. Необходимо везде успевать вовремя. Вот, например, когда приходишь на обед, то дается определенное время для приема пищи, а дальше придут другие на это же место, а потом и третья смена. Все на корабле надо делать и не позже, и не раньше, а вовремя.

Отец Александр, какие мероприятия удалось провести в рамках поход
а?


Чудо было, когда поход из-за шторма продлился дольше, чем запланировало командование. Я не знаю, успели бы мы все сделать за более короткий срок. Но за эти две недели и подводную лодку освятили, и с командующим ездили на МПК "Сов. Гавань", чтобы поздравить экипаж с Днем поднятия флага корабля. Но, конечно, основная работа шла на БПК "Адмирал Пантелеев", экипаж которого составляет 374 человека, и здесь хотя бы по минуте хотелось побеседовать с каждым.
Священник на корабле нужен, чтобы помогать людям. Например, год назад на этом корабле погиб матрос, два года назад - разбился вертолет, т. е. люди выполняют боевую задачу, они напряжены. Везде механизмы, тяжелый запах солярки, душно, например, механики практически не видят неба, ведь у них четыре часа смена, четыре часа сон, и так постоянно. И кому как не священнику в эти моменты надо быть рядом с людьми, чтобы у человека была возможность к кому-то прийти. Здесь особенно важна духовная почва, которая помогла бы найти устойчивость в своей жизни, принять какие-то решения. Я бы даже сказал, что неважно, какие фильмы мы, священники, показываем военным, какие книги дарим, т. к. у ребят порой времени нет на чтение. А вот живая беседа - это то, что нужно. Мысль черная в голове появилась, а матрос поговорил со священником 2-3 минуты, и настроение у него уже другое стало, вопрос исчерпан, и с новым энтузиазмом человек идет трудиться. Дух - первичен, а тело - вторично, поэтому, получив запас бодрости духовной, матрос может выполнять свои задачи, трудясь физически. А труд моряка - это героический подвиг, это риск, который совершается сегодня. Сегодня служат наши дети, и мы должны быть с ними, мы должны им помочь, должны разъяснить, ради чего все это делается.

Отец Александр, расскажите, пожалуйста, о том, как происходит разговор с бойцом? С чего священник должен начать беседу?

Конечно с разговора о Родине. Однажды я спросил у солдата, откуда он призвался, он ответил, что с Пензы. Я ему рассказал, что в Каменском районе формировался полк, с которым мой отец уходил на фронт. Боец воскликнул: "Так и я сам с Каменки!" Ну и пошел разговор. Ведь у человека, когда мы говорим о Родине, о том мес
те, где он родился, сердце размягчается. Он вспоминает маму, самые счастливые моменты своей жизни, ведь Родину свою человек всегда любит, какая бы они ни была. Меня как-то раз спросили о том, что такое Родина. А я родился и вырос в Ташкенте, и для меня ташкентская пыль краше, чем киевские каштаны. И мне хочется подышать этим воздухом, походить по колено в горячей пыли, как в детстве. Разговор о Родине - это то, что всегда близко человеку.
Можно о родителях спросить, о семье, братьях, сестрах, и только потом можно переходить на какие-то другие темы. Спрашиваю как-то:
-Ты крещен?
-Да.
-А почему крестик не носишь?
-Да вот потерял, веревочка оборвалась.
-Ну, хорошо, приходи ко мне, я тебе крестик дам.
-Приду, а куда?
-15 каюта.
Человек приходит, а потом и второй раз придет. Мы чаю посидим, попьем, и поговорим. А тут уже и очередь "за чаем". Но зато, какая польза! Были и откровенные разговоры, было и живое общение.

Отец Александр, нередко военным священникам приходится разрешать межличностные конфликты, споры. Приходилось ли Вам оказываться в таких ситуациях?

В этом походе нет. А вот в прошлом походе с Черноморским флотом были такие моменты. Прощание было со слезами на глазах, даже комбриг прослезился. Нас сроднила эта тяжелая обстановка, тяжелые решения, нелегкие задачи службы в отряде боевых кораблей Тихоокеанского флота.
Мы молились от чистого сердца, и вместе переживали то, что происходило.

http://www.pobeda.ru/content/view/3829/21/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме